Во Владимирской области сдают землю с домами-призраками, которые по бумагам давно снесены

На бумаге дома снесены еще несколько лет назад - по программе расселения аварийного жилья. Но по факту ветхие постройки все еще стоят, а земельные участки сдаются в аренду как пустые и готовые к застройке.
Эксперты: Тимофей Ликанов — житель г. Дзержинска (Нижегородская область); Альберт Русанен — руководитель владимирской региональной организации «ЖКХ-Контроль», председатель общественного совета по ЖКХ при губернаторе Владимирской области.

*Техническая расшифровка эфира

Валентина Ивакина: Здравствуйте, уважаемые радиослушатели. Это программа «Zoom» на радио СОЛЬ, у микрофона Валентина Ивакина. Тема нашего эфира сегодня звучит так: «Во Владимирской области сдают землю с домами-призраками, которые по бумагам давно снесены». Несколько человек попали, мягко говоря, в неловкую ситуацию, в частности, Тимофей Ликанов, житель г. Дзержинска. Он взял в аренду три года назад участок в Гороховце. Когда приехал посмотреть на этот участок, обнаружил на этой земле дом. Подробнее про эту ситуацию, чем она обернулась на данный момент, нам расскажет сам Тимофей Ликанов. Тимофей, здравствуйте!

Тимофей Ликанов: Здравствуйте.

В.И.: Чуть позже на связь с нами выйдет Альберт Русанен, руководитель владимирской региональной организации «ЖКХ-Контроль», председатель общественного совета по ЖКХ при губернаторе Владимирской области. Организация «ЖКХ-контроль» оказывает вам содействие, поддержку, насколько я понимаю. Тимофей, можете описать, с чего все началось и чем все обернулось на данный момент?

Т.Л.: Началось все с того, что на сайте администрации Гороховецкого района я обратил внимание на выставленный на торги земельный участок, расположенный по адресу г. Гороховец, ул. Гагарина, д. 23. Было предложение о сдаче в аренду данного земельного участка под использование его для индивидуального жилищного строительства. Я хотел с семьей построить дом и переселиться, скажем так, какое-то время жить в городе Гороховце. Хороший, красивый город. Я обратился в администрацию с просьбой принять от меня заявку. Позвонив по телефону в администрацию, в комитет по управлению муниципальным имуществом, указанному на сайте, я узнал, что данный земельный участок действительно сдается в аренду. Земельный участок подготовлен, отмежеван, и все по нему хорошо. Предложили участвовать в торгах. Попросили оплатить вступление в торги, предоплату. Денежные средства я перевел из Дзержинска и приехал участвовать в торгах. В торгах стал победителем. Предложил 154 тысячи в год. А цена годовой арендной платы составляла 42 тысячи рублей в год. Я стал победителем торгов, и со мной был заключен договор аренды данного земельного участка.

Планировал не затягивать с процессом строительства дома. В мои планы входило за 2-3 месяца, ввиду того, что я умею строить дома, знаю, как это делается, сейчас все это строится довольно-таки быстро, построить жилой дом себе и зарегистрировать право собственности. И уже на основании данного права требовать выкупить данный земельный участок. Кадастровая стоимость его составляла на тот момент 202 тысячи рублей. Не такие уж большие деньги. Планируемые затраты позволяли мне с семьей потратить денежные средства, в короткие сроки освоить земельный участок и не продолжать платить такую большую арендную плату.

После того, как я выиграл торги, в кабинете КУМИ [комитет по управлению муниципальным имуществом] администрации со мной заключили договор аренды данного земельного участка. Одно из условий в договоре, когда я подписывал акт приема-передачи, что меня усомнило, было написано, что земельный участок находится в удовлетворительном состоянии. Меня это немного насторожило, и я предложил съездить на земельный участок и на месте уже подписать акт приема-передачи. На что работниками КУМИ мне был дан ответ, что я пришел подписывать договор аренды к представителям органов власти, другими словами, в Белый дом с флагом РФ, оснований не доверять нет, данные работники являются представителями органов власти. И были простые слова: «Ты чего, нам не веришь что ли? Мы здесь не просто так находимся». Данные сотрудники, один из них до сих пор работает там, Чубаров Алексей Викторович. Вот он непосредственно, скажем так, на меня морально давил авторитетом власти. И я подписал договор. В договоре я понимал, что я подписываю, ввиду того, что у меня есть обязанности с момент подписания договора аренды, я обязан платить арендную плату. И у меня как у законопослушного гражданина не было оснований не доверять представителям органов власти. Простым русским языком сказать – на меня подействовало то, что я пришел заключать договор аренды не в какую-то, простите, пивнушку, а в правительственный дом, где работают квалифицированные люди.

Подписал договор. В договоре есть обязанность зарегистрировать его в Едином государственном реестре прав на недвижимое имущество и сделок с ним. Этими же ногами пошел зарегистрировать договор. При регистрации этого договора аренды работники Росреестра объяснили мне, что на данном земельном участке уже зарегистрировано право частной собственности в доме на одну из квартир. И когда я построю свой новый дом, я не смогу зарегистрировать свое право собственности из-за того, что там уже присутствует право собственности определенного гражданина.

В.И.: Собственно, на этом этапе, как я понимаю, вы и узнали, что на этом участке еще какое-то строение располагается?

Т.Л.: Да. Я с большими глазами побежал в администрацию, побежал на участок, посмотрел – там стоит не снесенный дом, многоквартирный. Дом состоял там из 4 квартир. Этими же ногами побежал в администрацию, сказал: «Почему вы так сделали? Вы немножко меня тут обманываете, у вас по документам участок чистый». Мне был предоставлен чистый кадастровый паспорт при подписании договора аренды, на котором был отмежеван земельный участок, и на нем не было нанесено объектов недвижимости. Кадастровый инженер, который проводил межевание этого участка, при виде объекта недвижимости, стоящего на фундаменте, просто был обязан его нанести. Этого сделано не было, участок чистый, я поверил в это. Я обратился к ним, что давайте как-то решать ситуацию. Мне, честно, русским языком сказали, чтобы я сюда больше не ходил, что по документам у них все нормально, участок чистый, дом у них снесен. Предоставили мне на обозрение акт сноса многоквартирного дома, подписанный на тот момент работниками администрации города Гороховец, председателем там был, в этой комиссии, действующий на тот момент мэр города Гороховец Антоновский и другие люди, сотрудники, работающие в администрации, такие, как Быкова, председатель БТИ Лезов. 6 человек, представителей администрации подписали акт о сносе многоквартирного жилого дома по адресу, где мне дали земельный участок.

В.И.: При этом деньги были освоены, а дом не снесен.

Т.Л.: Да. После того, как я обращался, и меня послали, извиняюсь, куда подальше, мне нужно было искать какой-то выход из сложившейся ситуации. В администрацию я уже ходил, обращался и с письменным заявлением, и приносил фотографии, и приносил выписку из ЕГРП, что там зарегистрировано право частной собственности на одну из квартир, принес им акт сноса. Мало ли, может, они не видят, не знают, в разных кабинетах там сидят. Все это я предоставил на обозрение главе администрации и главе района. Состоялось совещание, на котором присутствовали глава администрации, на тот момент, Завьялов, глава района Корзинкин, сам Антоновский, председатели комитетов, председатель КУМИ, председатель отдела архитектуры и многие другие работники, на котором 2,5 часа решался вопрос о том, что делать по данном участку. Я просил у них привести договор в надлежащее исполнение, объяснял им, что по закону мне должны были сдать чистый земельный участок, без всяких построек, не обремененный правами третьих лиц. А по факту получилось, что все наоборот. Просил или расторгнуть договор, или как-то исправлять ситуацию. На этом совещании, ни к чему не приводящем, в конце концов, решались всякие вопросы, которые показались мне достаточно смешными, - уйти любыми способами от ответственности, предоставить данному гражданину какое-то жилье ввиду того, что дом признали аварийным, и как-то восстановить мои права. Можно было предложить мне другой земельный участок, вернуть мне деньги. Ничего этого не было сделано. Единственный вывод, к какому пришли, - это чтобы я им поверил, шел сам сносить этот дом, а потом строил новый. А после того, как я построю новый дом, они дадут другой адрес этому дому. То есть у меня Гагарина, 23, мне предложили 23-а.

В.И.: Но правильно я понимаю, что даже со сносом дома могут возникнуть проблемы? Вы уже владимирским СМИ рассказывали об этом, что возникали определенного рода конфликтные ситуации. В частности, дети подрались в этом заброшенном доме, и родители детей стали предъявлять к вам претензии, что стоит заброшенное здание, в нем творится черти что, снесите дом. А снести его вы якобы не можете, потому что на вас могут завести уголовное дело.

Т.Л.: Да. После этого заседания у главы я пошел в прокуратуру, также письменно обратился, указал нарушения действующего законодательства и в какой-то степени понервничал, сказал, что я этот дом снесу. Прокурор мне категорически запретил сносить дом, сказал, что он возбудит на меня уголовное дело по 167 ч.2 за умышленную порчу чужого имущества, что я снесу чужую квартиру, потому что я уже заведомо знаю о существовании этой квартиры и факте существования собственника. То есть ни в коем случае я не должен был сносить его. Объяснял, что он мешает постройке, но прокуратура доводам не вняла. Вынесла представление Антоновскому, чтобы этому собственнику предоставили жилье. Кроме того, на снос этого дома постановлением правительства Владимирской области №157 от 27 февраля 2009 года было выделено 2 млн 259 тысяч 240 рублей. На расселение и, в том числе, снос, это прямо указано в постановлении. Эти деньги выделились давно, эти деньги освоились.

В.И.: Еще в 2009 году.

Т.Л.: Да. В 2009 году они выделялись, а когда уж они их там получили. Факт в том, что в 2013 году они уже акт сноса подписали. Значит, они до заключения со мной договора аренды эти деньги освоили. На что мне был дан ответ, чтобы я не считал чужие деньги и никуда не лез. А ситуация моя безвыходная осталась.

А так да, этот дом никак не огорожен, имеет свободный доступ, находится в немножко разрушенном состоянии. Ко мне обращались многие жители ввиду того, что дети у них там играют. Был такой случай, что приходили чуть ли не в драку. Бабушка пришла, у нее внук играл с другими подростками, и они надели на него противогаз и заперли в подвале этого дома и забыли его оттуда достать. Его там всей улицей Гагарина искали, наконец-то нашли, и оказалось, что в этом я виноват. А по факту, когда они пришли со мной ругаться, я им показал акт сноса дома, что его там нет.

В.И.: Правильно я понимаю, что хождение по инстанциям, вы уже обошли большое количество инстанций, не дает какого-либо результата, одни перенаправляют к другим, прокуратура вас тоже проигнорировала? Как СМИ сообщали, решается этот вопрос исключительно в сфере гражданского делопроизводства, и о возбуждении каких-либо уголовных дел речи не идет.

Т.Л.: О возбуждении уголовного дела изначально ставилось мое заявление еще в 2013 году. Потому что по имеющимся у меня документам, наличие права частной собственности живым свидетельством, акт сноса, я считал, что это составляет уголовный порядок – меня просто обманули, воспользовались каким-то служебным подлогом, сдали мне в аренду, по сути, им не принадлежащий земельный участок. Но меня в 2013 году отговаривали писать заявление в уголовном порядке, обещали исправить ситуацию ввиду того, что город небольшой, кого тут привлекать к ответственности, когда все друг друга знают, подруга, родственник. Если я сам дом снесу, то легче на меня возбудить уголовное дело, потому что я не местный. Быстрее и проще разобраться со мной и закрыть эту ситуацию. И просили меня решить вопрос в гражданском порядке. А в гражданском порядке как-то не получается на данной стадии решить все эти вопросы. Пришлось мне писать еще одно заявление в Следственный комитет уже города Владимира непосредственно, я съездил, написал заявление о привлечении к уголовной ответственности. Мое заявление долго ходило по структурам и, в конце концов, осело у простого участкового, который курирует в городе Гороховце улицу Гагарина, дом 23. Он меня опросил и на этом все, мне отказали в возбуждении уголовного дела.

В.И.: СМИ сообщали, что полицейские попытались прийти в администрацию, запросить документы. Им там в выдаче документов отказали. Поэтому полицейские развернулись и ушли. На какой стадии сейчас все находится? Вы сказали, что сейчас администрация фактически занялась уничтожением улик, потому что, насколько я понимаю, перед Новым годом дом все-таки снесли.

Т.Л.: Совершенно верно. Начали снос моего дома 24 декабря, 26 закончили. На выходные дни ввиду того, что, наверное, отсутствие большого количества народу на улицах, потихонечку стали погрузчиками, наняли компанию, я так понимаю. Аббревиатура на формах рабочих была НСК. И эти работники сносили дома фронтальным погрузчиком, грузили на КАМАЗы и уводили. Мне была известна эта информация, я выезжал на участок, спрашивал рабочих: «Почему вы выносите? У меня написано заявление в Следственный комитет, вы в данный момент уничтожаете улики». Со мной мало кто разговаривал, но был дан один ответ, что «мы думали, ты в воскресенье не приедешь». До Нового года дом на Гагарина, 23 снесли. И то, снесли сам дом, а хозяйственные постройки, находящиеся на задней линии, почему-то оставили. Но хотя бы в этом есть какая-то польза. Я имею в виду, ни один ребенок больше там не пострадает. А со мной вопрос так и не решился. Ни деньги мне не возвращают уплаченные, я уплатил 300 тысяч, ни другими мерами со мной вопрос не решается.

В.И.: Построили, называется, быстро дом на арендованном участке. Тимофей, спасибо большое, что рассказали свою историю. Вам желаем удачи! Я напоминаю, что с нами на связи находился Тимофей Ликано, житель г. Дзержинска (Нижегородская область).

С нами на связи находится Альберт Русанен, руководитель владимирской региональной организации «ЖКХ-Контроль», председатель общественного совета по ЖКХ при губернаторе Владимирской области. Альберт, здравствуйте!

Альберт Русанен: Здравствуйте!

В.И.: Тимофей нам рассказал ту историю, в которой оказался он. Но правильно я понимаю, что в Гороховце это далеко не единственный участок, по которому могут возникать вопросы? Когда вы занялись этим делом, какие подробности всплыли, какие выводы вы сейчас можете делать?

А.Р.: В Гороховце было несколько земельных участков, на которых по документам местной администрации считалось, что дома, которые расселены, они по факту оказались стоящими. И администрация города сдавала в аренду земельные участки со строениями предпринимателям либо жителям под индивидуальное жилищное строительство. При этом жители, которые взяли в аренду, не могли построить, потому что в строениях были зарегистрированы права собственности других лиц. Длительные судебные разбирательства и попытки повлиять на администрацию не возымели успех, люди были вынуждены либо дождаться срока окончания действия договора аренды, либо расторгнуть досрочно договор аренды. Итогом истории непосредственно Тимофея Ликанова стало то, что все-таки администрация после многочисленных публикаций в СМИ нашла средства и снесла эти аварийные дома, потому что они представляли угрозу для жизни людей, проживающих рядом.

В.И.: Тут ведь, возможно, речь идет о мошенничестве. Деньги были выделены, деньги были освоены, сумма немаленькая. Только по этому дому на Гагарина, 23 речь идет о 2,5 миллионах рублей.

А.Р.: 2 млн рублей – это было на расселение. А на снос должны были использоваться средства местного бюджета. Пока никаких доказательств того, что они были освоены, эти денежные средства, мы не увидели. Я думаю, что это повод для дальнейшего разбирательства правоохранительных органов. Но доказательств того, что они освоили эти денежные средства и отчитались, что потратили, мы пока не нашли.

В.И.: Насколько это уникальная ситуация?

А.Р.: Уникальность, наверное, в чем? Что власти нашли деньги на расселение, благородная цель сама по себе, потому что жители ждали переселения. А вот на сам снос этих домов деньги не нашли. Потом посчитали, что это будет проблема тех арендаторов, которые возьмут в аренду эти земельные участки и сами их снесут, за свой счет. Переложить расходы на плечи добросовестных арендаторов. К счастью, этого не произошло. Но вот в отношении истории с Тимофеем Ликановым – сейчас мы готовим иск, я думаю, на следующей неделе мы подадим, о взыскании убытков с районной администрации, которая заключила с ним договор, в связи с невозможностью использования данного земельного участка по назначению. Три года он платил аренду, воспользоваться своим правом он не смог.

В.И.: Кто-то еще обратился к вам за помощью?

А.Р.: Пока больше никто не обратился. Если кто-то обратится, мы окажем такую же помощь.

В.И.: СМИ Владимирской области, которые занимались этим вопросом, приводят еще несколько домов, с которыми, возможно, подобная же схема проводилась. Говорят, что жители пристально следят за развитием событий. Может быть, это спровоцирует какую-то цепочку, что увидят – этот добился успеха, можно что-то делать дальше.

А.Р.: Мы готовы оказать помощь, пока обращений не было. Но мы информацию распространили о том, что мы ведем такой процесс. Если будут желающие, мы готовы будем оказать помощь.

В.И.: Я еще раз уточню: выделялись деньги на расселение, но на снос денег выделено не было?

А.Р.: У нас нет доказательств того, что выделялись из местного бюджета деньги на снос. На расселение, на предоставление благоустроенных помещений они выделялись. Квартиры предоставлены.

В.И.: Но при этом документы, что дома снесены, подписаны были. Известны фамилии этих людей.

А.Р.: Да.

В.И.: В отношении тех людей, которые подписывали эти документы, что можно предпринять?

А.Р.: Если речь идет о том, что какие-то денежные средства они все-таки израсходовали, а дома остались, то речь идет об уголовно наказуемом деянии. Минимум – это мошенничество либо халатность. Если же никаких денежных средств не использовалось, просто они подделали фактически справки – это подлог.

В.И.: А подлог – о какой ответственности идет речь?

А.Р.: Я не помню, какая санкция идет. Но в данном случае, наверное, это может служить основанием для отрешения от должности либо увольнения с муниципальной службы, потому что, по нашей информации, эти люди сейчас занимают определенные должности в администрации района.

В.И.: Просто одной подписью людей как минимум три года проблемной жизни подкинули тому же Тимофею Ликанову, который строил планы, а в итоге натолкнулся на сложности. Какие возможные перспективы у этих событий? Вы какие сценарии рассматриваете? Что может быть дальше?

А.Р.: Здесь ситуация очень интересная. Он не мог пользоваться этим участком, но обязанность у него была по выплате арендной платы. Он понес убытки в связи с невозможностью использовать земельный участок. Соответственно, вся арендная плата, которая была им заплачена, подлежит возврату. Этот иск будет подан, и, я думаю, мы оповестим вас и ваших радиослушателей об итогах данного судебного процесса.

В.И.: Тимофей просто рассказывал, что в какие бы инстанции он ни обращался, он почти везде натыкался на равнодушие, а где-то даже с иронией на него реагировали, говорили, что «мы все местные, а ты приезжий, нам проще тебя к ответственности привлечь, чем тут копаться, кого-то своего пытаться наказать». И когда его заявление осело в полиции, представители полиции ведь тоже пошли в администрацию. Просто потом развернулись, когда им документы не выдали, и ушли, отложили заявление в сторону.

А.Р.: К сожалению, такая ситуация в Гороховецком районе есть. Мы называем это методом круговой поруки. Надеемся, что с приходом нового главы администрации района эта система будет разрушена. Потому что это не дело, когда человека три года гоняют по инстанциям. Я думаю, что это случай не единичный.

В.И.: А можно говорить о том, что сотрудники полиции, возможно, выгораживают чьи-то интересы и преднамеренно не стали заводить дело, вдаваться в подробности, требовать документы?

А.Р.: У нас таких доказательств нет. Но сам факт отписки, когда они отказывают в возбуждении уголовного дела, мотивируя тем, что им отказались в администрации выдать какие-то документы, вызывает удивление и смех. Зачем тогда нужна полиция? Если она не может элементарно получить какой-то официальный документ в администрации района.

В.И.: Это первый такого рода случай, с которым вы столкнулись во Владимирской области?

А.Р.: Да.

В.И.: Кроме Гороховца, больше никто с подобным не сталкивался?

А.Р.: Пока о подобных случаях информации нет больше.

В.И.: А в России, не узнавали, было подобное?

А.Р.: Мы занимаемся Владимирской областью, нам пока хватает и здесь работы.

В.И.: Спасибо большое, что побеседовали с нами. Мы будем следить за развитием событий. Напоминаю, с нами на связи был Альберт Русанен, руководитель владимирской региональной организации «ЖКХ-Контроль», председатель общественного совета по ЖКХ при губернаторе Владимирской области.

Это была программа «Zoom», у микрофона Валентина Ивакина. Услышимся!

Мнение участников программы может не совпадать с мнением редакции.
Блоги о Крыме

Понравилась статья? Поделись с друзьями!

comments powered by HyperComments