ITunes

Большая политика-2016: выборы, кадровые перестановки и новый подход к управлению регионами

Отставки и назначения губернаторов, кремлевская оценка эффективности глав регионов и другие политические итоги уходящего года.
Подводим итоги года и вспоминаем самые интересные программы радио СОЛЬ.

*Техническая расшифровка эфира

Сергей Егоров: Здравствуйте, уважаемые радиослушатели. В эфире радио СОЛЬ и программа «Угол зрения». Сегодня, как и на протяжении всей недели мы подводим итоги уходящего 2016 года. И на повестке дня — политические итоги 2016 года. В этом плане, год был весьма насыщенным. Произошло множество разных событий, которые дали пищу для размышлений не только простым россиянам, но и политологам, различным экспертам, которые очень активно комментировали все происходящее. Наверное, можно выделить несколько отдельных подгрупп. Собственно, мы так и сделали. Мы поговорим подробно о каждой из этих политических событийных подгрупп. Прежде всего, представлю, что, помимо меня, сегодня со мной в студии политические итоги года будет подводить шеф-редактор медиапроекта СОЛЬ Алексей Шляпужников.

Алексей Шляпужников: Привет, Сергей. Привет, радиослушатели.

С.Е.: Не опрометчиво ли я сказал, что год, действительно, был политически насыщенным? В этом плане, он точно уделал несколько предыдущих лет. Если отсечь то, что априори год был насыщенным в силу того, что были выборы.

А.Ш.: Когда мы говорим о политических итогах года, надо помнить, что политика в современной России — это такая достаточно условная штука. Мы, скорее, сегодня много будем говорить об административных итогах года: об отставках, назначениях, уголовных делах. Дело в том, что политика определяется наличием нескольких политических групп, которые борются за власть. В России все группы, которые борются за власть, очевидно, находятся внутри одной партии. А все остальные являются лишь спутниками, сателлитами, но никак не яркими конкурентами. И есть ограничения в нескольких регионах. Даже если мы посмотрим на выборы губернаторов в этом году, только в Ульяновской области мы увидели хотя бы намеки на конкуренцию со стороны кандидата от КПРФ. Оппозиция явно показывает, что она не готова бороться, несмотря на то, что позиции власти не всегда самые крепкие. Поэтому это тоже политический итог. А все остальное — это больше административные вещи.

С.Е.: Перейдем к конкретике. Поговорим о самых главных ньюсмейкерных, с точки зрения журналистов и жителей российских регионов, событиях. В этом году происходило очень много отставок губернаторов. Все мы помним, как начался этот год. Вернее, начался он с продолжения истории. Арест Никиты Белых за взятку. В начале года активно обсуждался арест губернатора Кировской области. Он еще долго оставался губернатором, будучи под следствием. И наконец, наступил один из главных дней политической жизни России — 28 июля.

А.Ш.: Единый день отставок.

С.Е.: Да, получился такой «День кадровика».

А.Ш.: На самом деле, политологи шутя называют этот день, по аналогии с Единым днем голосования, Единым днем отставок и назначений. Потому что плотность была такова.

С.Е.: Коротко напомню, без каких-либо биографий и так далее, кто и кем стал. На самом деле, все это достаточно запутанно. И я сам пытался разобраться, но не запутаться в этом было довольно проблемно. Во-первых, Сергей Меняйло покинул пост главы Севастополя и теперь назначен полномочным представителем президента в Сибирском федеральном округе.

А.Ш.: Формально, Меняйло подняли?

С.Е.: Формально, получается, что да. Должность полпреда Сергею Меняйло уступил генерал в отставке Николай Рогожкин, который занимал этот пост с 2014 года. О продолжении его карьеры ничего не известно. Если верить источникам РБК, Рогожкин уходит «в никуда», так как ему скоро исполнится 65 лет, а это предельный возраст для госслужащего. Врио губернатора Севастополя стал бывший замминистра промышленности и торговли России Дмитрий Овсянников. В тот же день, помимо кадровых перестановок Владимир Путин объединил Крымский федеральный округ с Южным федеральным округом.

А.Ш.: Фактически, уничтожив Крымский федеральный округ.

С.Е.: Да, сделав один большой Южный федеральный округ, который возглавил Владимир Устинов. Раньше он возглавлял, собственно, Южный федеральный округ, а у Крымского был свой.

А.Ш.: Таким образом, из политики ушел еще и Белавенцев.

С.Е.: Да, бывшего крымского полпреда Олега Белавенцева перебросили на руководство Северо-Кавказским федеральным округом, отправив его, наверное, на самую жаркую территорию. Предшественник Белавенцева Сергей Меликов, в свою очередь, перешел на должность замруководителя российской Нацгвардии. Вот так, поработал на Северном Кавказе, представлял интересы президента и пошел в стан силовиков. Калининградская область в этом году, вообще, отдельная история.

А.Ш.: Да, мы на ней задержимся подробнее.

С.Е.: Естественно. Скажу пару слов. В июле бывшего губернатора Калининградской области Николая Цуканова отправили руководить Северо-Западным федеральным округом. Он стал полпредом вместо Владимира Булавина, который который возглавил Федеральную таможенную службу вместо Андрея Бельянинова. Вместо Николая Цуканова назначили генерал-майора Евгения Зиничева, самого секретного врио губернатора России. Все вы прекрасно знаете его историю. Он проработал врио 3 месяца, и за все эти 3 месяца о нем очень мало, кто чего узнал. Нарыли то, что у него дача находится не так далеко от дачи президента, и то, что он работал в ФСБ, и другие факты биографии. По сути, человек был полностью неизвестен.

А.Ш.: Засекречен.

С.Е.: Мы тогда общались с калининградскими журналистами, которые тоже сидели и спрашивали: «А кто это, и как теперь быть?» Зиничев ничем таким не запомнился на своем посту. Не принимал никаких серьезных решений.

А.Ш.: Ну, как, он Антона Алиханова назначил председателем областного правительства.

С.Е.: Ну, это такое решение. Но, по сути, каких-то важных для жизни решений, которые обычно принимает губернатор, Зиничев не принял, ничего не сделал, и так тихонечко ушел со своего поста в ФСБ уже на федеральный уровень, уступив место как раз тому самому Антону Алиханову, который, по-моему, стал самым молодым губернатором в 32 года. Сейчас как раз Антон Алиханов с приставкой «врио» возглавляет Калининградсую область.

А.Ш.: Ему даже 30 лет. Дело в том, что главой региона в России можно стать только в 30. Как только Антону Алиханову исполнилось 30 лет, Зиничев ушел обратно в ФСБ, что называется, подержал место, и передал его дальше.

С.Е.: Далее — Ярославская область. По собственному желанию покинул пост губернатор Ярославской области Сергей Ястребов, возглавлявший регион с мая 2012 года. Его преемником стал генерал-лейтенант Дмитрий Миронов. Он пришел из структуры МВД. Также он работал в ФСО и других силовых ведомствах. Еще один выходец из ФСО — Алексей Дюмин, которого 2 февраля Владимир Путин назначил губернатором Тульской области. В тот же День кадровых перестановок, в связи с утратой доверия, наконец-таки был отстранен от должности Никита Белых, губернатор Кировской области. На его места поставили бывшего руководителя Федеральной службы Росреестра Игоря Васильева.

Это все перестановки, которые уже, спустя некоторое время, пресс-секретарь президента Дмитрий Песков назвал обычной ротацией. Мы говорим, исключительно, о перестановках, которые были до выборов. Про выборы мы еще отдельно поговорим. А теперь давай по персоналиям.

А.Ш.: На самом деле, не кадровые перестановки были произведены в первой половине года, поэтому не все врио смогли избавиться от этой приставки в рамках выборов. 10 сентября 2017 года четверым предстоит испытание выборами. Это будет глава Ярославской, Калининградской, Кировской областей и Севастополя. Они сохранили приставки врио, чувствуют себя достаточно уверенно, и основания для того, чтобы думать, что кто-то из них не пройдет испытание, по крайней мере, у меня пока нет. Исключение может составлять разве только Васильев в Кировской области, который пока, судя по всему, наводит порядок в том, что осталось от Никиты Белых, который сидит. Владимир Груздев, самый первый отставленец этого года, попросился в отставку по семейным обстоятельствам. И как-то резко совсем пропал из публичного поля. Его просто перестало быть видно. А Дюмин, бывший замминистра обороны, как говорят, бывший охранник Владимира Путина, победил на выборах в Тульской области, но Владимир Владимирович подарил бывшему охраннику, подарок не из самых лучших, потому что Тульская область — один из самых депрессивных регионов, и в экономическом, и в социально-политическом смысле. Несмотря на то, или благодаря тому, что она так близко в Москве, все кадровые и экономические вещи утягиваются в Москву, а в Туле, все хуже и хуже, все меньше и меньше. Забайкальский край — тоже была досрочная отставка. Был такой Константин Ильковский, который всего два с небольшим года пробыл главой региона. Но там было две истории. Во-первых, незадолго до отставки, его отчитали за срыв программы переселения из ветхого жилья. А буквально через 3−4 месяца был скандалище с отдачей китайцам земли в аренду на 49 лет. В Забайкальском крае очень большие земельные угодья.

С.Е.: Получается, что отставка по семейным обстоятельствам — это такая мягкая формулировка.

А.Ш.: Нет, Ильковский ушел без семейных обстоятельств.

С.Е.: А, по состоянию здоровья.

А.Ш.: Да, он попросился в отставку по состоянию здоровья, но всем было понятно, что он просто не тянет. Потому что он попытался экономическую ситуацию в крае выправить за счет аренды земли китайцам, и тут ему прилетело со всех сторон, в том числе, из Москвы, от СМИ, от блогеров, мол, что же вы так, русскую землю китайцам отдаете.

С.Е.: Да, которые стоят там у границы, и жду, ждут, ждут.

А.Ш.: Когда им дадут землю в аренду.

С.Е.: Если уж забегать вперед, преемником Ильковского стала Наталья Жданова, которая, если я не ошибаюсь, раньше была председателем Парламента.

А.Ш.: И еще она член «Единой России». Женщина с мужским характером.

С.Е.: Ей достались в наследство все эти экономические проблемы. Незадолго до эфира «Угла зрения», был эфир, посвященный экономическим проблемам в Забайкальском крае. Там очень напряженная ситуация. Пришлось даже им верстать бюджет на 2016 год не на год, а только на 8 месяцев. Вследствие чего там был сумасшедший дефицит — 675 миллионов рублей, — дикие проблемы с зарплатами учителей. В общем, очень непростой регион.

А.Ш.: Так регион дотируемый. Регион, который кроме земли, которую пытались сдать китайцам, ничего не имеет. Там, практически, не осталось крупных предприятий. Очень высокая социальная нагрузка на бюджет по социальным обязательствам за счет того, что много бюджетников, много безработных, много пенсионеров. Молодые оттуда уезжают. То есть, экономически, регион очень пассивен. Поэтому, как это все решать — не очень понятно. Если привлекать инвестиции, то опять же — откуда? Логично предположить, что из Китая, но за это получил по шапке предыдущий губернатор.

С.Е.: Может быть, Наталья Николаевна Жданова как-то сможет решить эту проблему. А может быть, и не сможет.

А.Ш.: При этом, она не «варяг», что в нынешней конфигурации губернаторов — скорее, исключение из правил. 2 марта в Тверской области в отставку был отправлен Андрей Шевелев. И вместо него пришел Игорь Руденя. Шевелев был назначен в 2011 году, но за 5 лет не добился никакого успеха. Вообще, никакого. Он — один из тех, кто по рейтингу числился в «двоечниках».

С.Е.: О «двоечниках» мы еще поговорим.

А.Ш.: Собственно, Руденя так же победил на выборах, не особенно напрягаясь. С марта по июль был перерыв в кадровой истории, небольшое затишье. А в конце июля отставили Ястребова, тоже по собственному желанию. У него был низкий рейтинг. Я напомню, что его низкий рейтинг связан с конфликтом с Заксобранием, где была достаточно сильная оппозиционная ячейка, и где депутатом был Борис Немцов. А еще был глава города, который до сих пор находится в СИЗО.

С.Е.: Его уже посадили, но это оспаривают.

А.Ш.: Да, тоже был некоторый конфликт. Губернатор Ястребов не стал лидером политических элит, а конфликты продолжались. Все его во многом игнорировали. Поэтому его отставка была весьма ожидаема. И его место занял генерал-лейтенант полиции Дмитрий Миронов, который так же начинал службу в ФСО. Он стал врио губернатора за три месяца до выборов, и он станет ожидаемо избираться в 2017 году. Заметь, очень многие главы, которые присылаются из Москвы — выходцы из спецслужб, из полиции, из ближнего окружения президента, но они, сами по себе, не лидеры. Очевидно, перед ними и не ставятся задачи быть лидерами. Очевидно, перед ними ставится задача быть эффективными наместниками.

С.Е.: Получается, что так. Хотя я бы отметил, что в Ярославле Дмитрий Миронов достаточно активно взялся за дело и сформировал там новое правительство. Как мне кажется, именно по его инициативе, назначили главу города, который в Химках возглавлял администрацию.

А.Ш.: Это не работа с элитой, а эффективный менеджмент.

С.Е.: В моем представлении, наместник — это такой человек, который по минимуму проявляет свои инициативы, а по большей части, продвигает то, что ему спустят сверху.

А.Ш.: Я вкладываю в понятие наместник немножко другое. Это такой человек, который продвигает политику федерального центра и игнорирует локальные элиты и их интересы. Потому что, очевидно, что конфликт местных элит с федеральным центром начинает все больше сказываться на экономической ситуации. А сейчас экономика идет впереди всей возможной политики, административных шашней, потому что экономика сейчас — это наше все. Или, как в случае с Забайкальским краем — наше ничего.

С.Е.: Итак, генерал-лейтенант Дмитрий Миронов, выходец из ФСО, из МВД. Кстати, я видел статистику, помню, что, вместе с Мироновым, Дюминым и Зиничевым, пока тот еще возглавлял Калининградскую область, в российских регионах в губернаторах — 16 человек, выходцев из силовых структур.

А.Ш.: И в Правительстве еще много, и в Думе.

С.Е.: Что подтверждает то, что сейчас в России правят силовые структуры.

А.Ш.: Каким бы я ни был противником того, что в России правят силовые структуры, дело в том, что в 90-е годы школа управленческих кадров в стране была, практически, уничтожена. Были какие-то безумные эксперименты, создавались и уничтожались институты, вводились новые программы и отменялись старые. Чуть ли не ежегодно доходило до того, что студенты в процессе обучения учились по трем программам. А Высшая школа экономики производила, в большей степени, экономистов, юристов и правоведов, нежели лидеров или управленцев. По большому счету, единственной сохранившейся школой управления остались профильные академии спецслужб, где сохранилась старая наука, где учили эффективности. И именно поэтому сейчас управленческая элита страны — не только губернаторы, — это многие выходцы из МВД, ФСБ, из КГБ СССР и так далее. Кроме того, они получили очень большой опыт в бизнесе в конце 90-х — начале 2000-х. Исходя из этого, им просто нет конкуренции. По своей старой давней традиции, они встраиваются во власть, поэтому их там много.

С.Е.: Так у них и выхода другого нет, кроме как встраиваться во власть.

А.Ш.: Да, но смотри, каким исключением стала Калининградская область. Сначала не была исключением, потому что на место Цуканова пришел Зиничев. А Цуканову отставку пророчили раза три в год.

С.Е.: Даже не пророчили, а реально доходило дело до отставки. Первый раз было, когда он встретился с президентом, и на следующий день появилось сообщение о том, что Цуканов уволен.

А.Ш.: Появился пресс-релиз, что, мол, это наша техническая ошибка.

С.Е.: А потом его, действительно, уволили, и он стал врио губернатора.

А.Ш.: Самое интересное, когда его уволили во второй раз — я же общался со своими коллегами и друзьями из Калининграда, — никто не верил до конца, все думали, что это снова техническая ошибка. А сам Цуканов, говорят, тоже не сразу поверил, потому что один раз он уже это пережил. И ему на смену пришел руководитель местного ФСБ Зиничев, который ничем особенным не отметился, практически, не общался с журналистами. Первые две недели, вообще, не давал комментариев.

С.Е.: Я помню историю, когда местные журналисты отмечали, что первый пресс-подход Зиничева занял 49 секунд.

А.Ш.: 49 секунд, и один отвеченный вопрос.

С.Е.: Два вопроса. И такие стандартные ответы, что-то вроде «Да, будем работать». Как по бумажке заготовил.

А.Ш.: И первый раз он вышел к публике, когда назначал Антона Алиханова председателем Областного правительства. После этого, как говорят, он вышел из зала заседаний через задний вход и, минуя прессу, снова растворился. А окончательно он растворился не так давно. Теперь врио губернатора Калининградской области является 30-летний Антон Алиханов. Мне история Антона Алиханова напомнила, на самом деле, историю Рамзана Кадырова. Все понимали, что республикой будет управлять Рамзан Ахматович, но, поскольку на момент, когда они с Путиным договорились, Кадырову еще не было 30 лет — а по закону РФ, только с 30 лет, — главой республики был бывший руководитель МВД. Он просто держал место до того момента, когда Кадырову стукнет 30. Когда Кадырову стукнуло 30 — сразу было назначение. Здесь произошла ровно такая же история. Антона Алиханова в регионе воспринимают по-разному. Вообще, всех новых назначенцев в регионе воспринимают как каких-то лоббистов, которые смогут привлечь деньги из федерального центра. Не знаю, насколько это правда, но говорят, что Антон Алиханов относится к одному из самых крупных российских кланов Сергея Чемезова.

С.Е.: Сейчас, наверное, всех губернаторов можно поделить между Чемезовым и другим известным политиком.

А.Ш.: Нет, башен Кремля все-таки больше, чем две. Но многих назначенцев сейчас связывают с Чемезовым, и небезосновательно. Потому что Алиханов со структурами Чемезова. Его родственники также работают в этих структурах. Более того, именно клан Чемезова, по мнению многих аналитиков, связан со сменой главы администрации президента, с отставкой Володина и отправкой его в ГосДуму. Формально, конечно, это повышение, но мы же понимаем. С отставкой Иванова на экологию.

С.Е.: Там, вообще, получилась какая-то синекура.

А.Ш.: И приход Сергея Кириенко, который, как мы помним, еще в 90-е получил обидное прозвище «Киндер-сюрприз», потому что был самым молодым премьером в Российской Федерации. И главным «киндер-сюрпризом» был дефолт 1998-года, который при Кириенко и случился. С тех пор, конечно, Сергей Владимирович повзрослел, набрался опыта, очень долго и весьма успешно руководил такой корпорацией, как «Росатом». Успешно не только по экономическим показателям, но и были внедрены очень серьезные инструменты внутренней прозрачности, оптимизированы закупочная система и система управления корпорацией. То есть «Росатом» — одна из самых эффективных госкорпораций.

С.Е.: Про Кириенко у нас еще будет отдельный блок. А мы немного отдалились от Алиханова. Про Кириенко можно еще много рассуждать.

А.Ш.: А с Алихановым пока непонятно. Он останется врио до 10 сентября 2017 года, но, тем не менее, он очень активен, все местные отмечают его достаточно доброжелательное отношение к СМИ. Он очень открыт, он много общается, хорошо говорит, он явно неплохо образован. Он проводит очень значительную часть своего времени в Москве, а не в регионе, что как раз дает повод тем, кто надеется на его лоббистские усилия, думать, что так оно и будет.

С.Е.: Видимо, у него есть какой-то протекторат.

А.Ш.: Конечно, от него ждут не только каких-то московских денег, но и политических решений такого уровня, чтобы вернуть жителям Калининградской области беспрепятственно, в упрощенном режиме посещать Польшу, страны Евросоюза, прилегающие к Калининградской области. Это анклав, и там очень много завязано на странах, соседних с Евросоюзом. Видимо, этим он и занимается в Москве, но пока подвижек в этом не видно. Потому что это очень плотно связано с санкциями и ситуацией во внешней политике страны. Конечно, здесь жители Калининградской области находятся в заложниках.

С.Е.: При этом в Калининградской области приостановлен режим местного приграничного передвижения. То есть пока жители области не могут заезжать на границу с Польшей.

А.Ш.: Там же как получается: во Владимире по выходным все ездят в «Глобус», в Москве — в «Metro», а там катаются в «Lidl». Серьезно, там построен огромный «Lidl-center», практически, на границе с Калининградской областью. Там нет больших польских городов, и он построен именно с расчетом на жителей Калининградской области. Это была традиция, так было постоянно. Более того, очень большое количество продуктов, которые находятся на рынке, в том числе, продукты первой необходимости: пищевые продукты, молокопродукты, — завозятся на территорию региона из соседних стран. Это Прибалтика, это Польша, это, частично, Белоруссия. Так случилось, что в этом регионе никогда особо не развивалось сельское хозяйство, кроме рыбной ловли, которое относится к сельскому хозяйству. Но одну же кильку жрать не будешь. Иногда хочется и сметанки. Так что перед Алихановым стоит непростая задача. Во-первых, доказать, что возраст не помеха эффективному управлению. Во-вторых, доказать, что он, на самом деле, является эффективным региональным лоббистом на московском уровне.

Вот с Крымом получилась интересная история. Не самый типичный российский регион. Большинство стран, вообще, не признают, что это российский регион. Да и внутри России многие компании ведут себя с позиции, что это не российский регион. Я знаю, что там не работает «Сбербанк», многие операторы связи, чтобы не попасть под санкции. Сергей Меняйло был достаточно крупной фигурой периода референдума, периода присоединения Крыма к России, так называемой, Русской весны. Но у него был очень серьезный конфликт с местным депутатским корпусом и с Алексеем Чалым. Собственно, конфликт разрешился отставкой. Его поднятие в СФО — это все-таки, я думаю, понижение.

С.Е.: Несмотря на то, что в ранге, вроде бы, округа.

А.Ш.: Просто полпредство — это все-таки административная должность.

С.Е.: И незадолго до выборов говорили, что у полпредов отнимут часть функций. Так что, в ближайшее время, полномочные представители, возможно, станут обычными наблюдателями.

А.Ш.: Это случится уже в феврале.

С.Е.: Поэтому да, скорее всего, это понижение.

А.Ш.: Самое главное, что это снятие с политической должности. Потому что в Крыму, на фоне Русской весны и этого подъема, все, что происходило — это политика. Но сейчас никому эта политика уже не нужна. А решение принято, энергомост переброшен, газ завезен, с Украиной постоянно обмениваемся шпионами, диверсионными группами и так далее. Там никому никакой политики не надо. Главное, чтобы исполняли решения Москвы. Поэтому там сейчас поставлен Овсянников, который пришел из Правительства, из Москвы, и является прямым ее продолжением. Встретили его там тоже не очень радостно. Он взял и заселился в санаторий, который ранее принадлежал Сергею Меняйло. В результате, возник конфликт. Ему выставили какой-то дикий счет.

С.Е.: В Крыму, так скажем, нет нейтральных СМИ. Есть абсолютно полярные СМИ: абсолютно провластные и абсолютно оппозиционные. По сути, вокруг этого заселения Дмитрия Овсянникова и началась война между СМИ. В какой-то момент, одно из информационных агентств сообщило, что Дмитрий Овсянников, проживая в этом пансионате «Изумруд», кутил, что только не делал, в результате уехал куда-то и не заплатил 4 миллиона рублей, несмотря на то, что он туда притащил всю свою семью, и пансионату пришлось отказывать туристам в брони. На фоне этого и началось противостояние. Некоторые комментаторы называли все это дело провокацией, потому что Сергей Меняйло, бывший губернатор Севастополя, не так уж и хотел оставлять свой пост в Севастополе, насиженное место, и хотел сохранить влияние в регионе. Думаю, за то время, пока он руководил Севастополем, он создал вокруг себя некую ячейку близких и влиятельных людей.

А.Ш.: Вернее, поднял тех людей, которые были с ним ранее связаны на уровень, близкий к власти.

С.Е.: И от него просто избавились, отправив его в очень далекий регион, где он, по сути, никто и ничто. Он себя сделал в Южном регионе, а его отправили в Сибирь. В результате, он хотел оставить себя какое-то место, пространство, и началась борьба за «Изумруд».

А.Ш.: Он уже два раза отклонял законопроект о введении прямых выборов губернатора Севастополя.

С.Е.: А Овсянников его, по-моему, поддержал.

А.Ш.: Более того, Овсянников его активно поддержал и форсировал. Еще у правительства Украины жители Севастополя добивались возможности самим выбирать себе руководителя, но так и не добились, несмотря на автономию Крыма в составе Украины. Но сейчас это есть, и Алексей Чалый заранее отказался баллотироваться на выборах, которые состоятся в Севастополе 10 сентября 2017 года. Таким образом, у Овсянникова, фактически, нет конкурентов. Но проблем от этого не меньше. Потому что в Крыму нарастает разочарование. Мечты о том, что, когда Крым воссоединится с Россией, настанут райские времена, райские кущи, а хлеб будет расти прямо на деревьях вместе с водкой, — как-то не осуществились. Сильнейшие проблемы с энергетикой. Туристы так и не едут, потому что территория сложная, спорная, доехать тоже тяжеловато. Цены, опять же, по сравнению с периодом, когда Крым был украинским, поднялись, и очень значительно. У меня теща раньше любила отдыхать в Крыму, потому что это было дешево, потому что она на зарплату сельского чиновника просто не может себе позволить Сочи. А теперь это сопоставимо по ценам — что Сочи, что Крым. И отдыхать приходится в огороде.

С.Е.: И еще все эти истории, которые оттуда приходят. Как раз мы недавно обсуждали в эфире историю с лагерем «Артек», где происходит какая-то закрытая реконструкция подконтрольными фирмами Ротенберга. При этом, в соседнем населенному пункте нет даже больницы. Даже не то, что нет — ее просто тупо закрыли. Местным жителям даже не то, что стало хуже в экономическом плане. Им, в принципе, периодически приходят новости, что у них отнимают и то, что было. Поэтому не случайны новости о том, что предприниматели сжигают себя заживо, у всех на виду устраивают акцию самосожжения. Все-таки какое-то напряжение есть.

А.Ш.: Есть и серьезное. Я не знаю, насколько это видно в СМИ, но больше всего это видно в социальных сетях. Если зайти в группу городов, территорий, если зайти в группу Крыма, крымских предпринимателей, это все видно. Проблем Овсянникову предстоит решить много. Это при том, что сам статус территории остается спорным.

С.Е.: При том, что Овсянников руководит не всем Крымом, а Севастополем. Хотя, как мы знаем, для России Севастополь — это третий город федерального значения. У него особый статус, как у Санкт-Петербурга и Москвы. Соответственно, внимания к нему будет приковано больше, чем к обычному городу.

А.Ш.: И по факту, если мы посмотрим на Москву и Московскую область, на Санкт-Петербург и Ленинградскую область, мы видим, что руководитель крупного субъекта имеет очень большое влияние на прилегающую территорию. И губернатор Подмосковья, и губернатор Ленинградской области всегда воспринимались как губернаторы второго сорта, по отношению к главам субъектов Москвы и Санкт-Петербурга.

С.Е.: Мы все видим, даже на бытовом уровне, кто такой губернатор Полтавченко, и кто бы мэр Москвы Юрий Лужков, а сейчас Собянин. При этом главу Подмосковья не всегда кто-то мог назвать.

А.Ш.: Ну да, Воробьев, Громов был.

С.Е.: Я, например, когда не вдавался в какие-то подробности, узнавал Лужкова, элементарно, по кепке. Это было на раз-два. При этом, кто был губернатор Московской области — тут надо было почесать репу, вспомнить.

А.Ш.: Поэтому у Овсянникова будет такое же положение. При том, что он прямой эмиссар Москвы. Несмотря на то, что Москва дает понять, что особое отношение закончилось. Нет больше никакого Крымского федерального округа. Есть ЮФО, есть его руководитель, бывший генеральный прокурор. Но надо понимать, что сделана абсолютно политическая штука. Потому что пока это федеральный округ, пока это отдельная спорная территория, его отделение в будущем административно легче сделать, чем когда он включен в общую структуру ЮФО.

С.Е.: Теперь мы сами признали, что это территория России.

А.Ш.: Конечно, это явно скажется на финансировании. Потому что, если раньше на Федеральный округ Крым направлялись отдельные деньги…

С.Е.: То теперь это будет в рамках Южного федерального округа. И там уже все будет распределяться.

А.Ш.: А желающих там хватает.

С.Е.: Надо еще добавить, что когда штаб-квартира полпредов находится в крупном городе, в этом регионе как-то получше ситуация с распределением денег.

А.Ш.: В этом случае, Северо-Кавказский округ — это исключение. Потому что центр в Пятигорске, а все деньги находятся в Грозном.

С.Е.: Чечня — это, вообще, особая ситуация. А в Крыму, похоже, никто не собирается делать этот центр. То есть он останется либо в Краснодаре, либо в Крыму. Поэтому Крым ждут даже более непростые времена, чем сейчас.

А.Ш.: Особая ситуация в Чечне. Рамзан Кадыров сохранил свой пост президента республики, но мы помним, что в этом году он неоднократно заявлял, что готов его оставить, что он является пехотинцем Путина. И если Путин пошлет свою пехоту по какому-то другому адресу, он туда обязательно пойдет. Был конфликт с Ильей Яшиным, который сделал доклад о Чечне.

С.Е.: И который Кадыров опубликовал за день, до самого доклада.

А.Ш.: И эти поездки в Москву. Очень долго президент с ним не встречался. Многие гадали и думали, а что же это значит. Неужели, Кадырова отставят?

С.Е.: И когда прошли сообщения о том, что Путин предложил Кадырову остаться врио главы Чечни, а потом участвовать в выборах, для многих это, действительно, стало неожиданностью. Я помню отзывы в соцсетях о том, что таким решением президент страны показал, что поддерживает политику нарушения прав человека, или даже их полное уничтожение. Вроде как лоббирование каких-то бандитских интересов. В этом году с Кадыровым было связано много историй. И даже не с Кадыровым, а с его Instagram, когда там появлялись изображения Михаила Касьянова в снайперском прицеле, или когда он говорил, что Минфин начинает верстать им бюджет на 2017 год, а на Чечню что-то мало денег выделили. И пожалуйста — Минфин тут же реагирует, правительство тут же реагирует, говорит о том, что все нормально, и давайте продумаем вопрос об увеличении финансирования Северного Кавказа. Одним словом, Рамзан Кадыров — заметная фигура. Надо сказать, что ничего удивительного в том, что на выборах он победил мегауверенно при фантастической для России явке в 99%.

А.Ш.: Ну как это обычно бывает в Чечне.

С.Е.: Примерно такой же явкой могут похвастаться разве что в Кемеровской области, где Аман Тулеев, и в Республике Тыва. Там тоже было за 90. При этом Рамзан Кадыров набрал 97,95%, и лишь только 1% голосов за его условного оппонента, так, для вида. Так что Чечня, по-прежнему, остается за Рамзана Кадырова.

А.Ш.: Когда мы с коллегами-политологами лет 10 назад говорили о проблеме сепаратизма в России, то все тогда называли Чечню. Что это такой регион, который может отделиться. И в начале президентства Путина так и было. Это был самый сепаратистско настроенный регион. Сейчас это самый зависимый от Москвы регион, потому что своей экономики нет, производства нет, ничего нет, но есть Рамзан Ахматович, есть фонд «Ахмат», есть федеральные дотации, на которые все существует. И все. И сейчас представить себе, что Чечня вдруг захочет выйти из состава страны — просто нельзя. А вот, что происходит с Татарстаном в последние дни — это очень интересная история. Только что по лентам агентств прошло сообщение, что Минниханов продолжает общаться с Медведевым. Он снова осудил политику Кремля по отношению к регионам-доронорам. Когда регион производит большое количество экономики, большое количество средств, отдает все в Москву, ничего не получая взамен. Еще он заявил, что банку «Ак Барс» ничего не грозит.

С.Е.: Это крупнейший банк Татарстана.

А.Ш.: Да, и к его деньгам явно есть претензии, потому что там находятся деньги правительства Татарстана, которые пока еще не переведены в столицу.

С.Е.: А вот это уже интересный вопрос.

А.Ш.: В начале 2017 года и далее весь год мы будем очень внимательно смотреть на Татарстан, на то, как будет развиваться диалог с Медведевым. И, вообще, это очень серьезная проверка для Правительства и для Дмитрия Анатольевича на наличие яиц, в административном смысле.

С.Е.: Для тех, кто, может быть, пропустил, я поясню. Поводом для публичного выражения властями Татарстана своего недовольства стало решение, что Правительство станет изымать у регионов дополнительно еще 1% налога на прибыль. Там, по-моему, 3% от общего налога на прибыль будет изыматься вместо двух, как в прошлом году.

А.Ш.: Потому что денег нет, но надо держаться.

С.Е.: Это стало поводом Рустаму Минниханову выступить с критикой бюджетной политики федерального центра. При том, что не так давно был опубликован рейтинг выживаемости губернаторов, который достаточно точно оценивает вероятность того, кому из чиновников уйти или не уйти. Минниханов числится в группе твердых «отличников», и ему пока ничего не грозит.

А.Ш.: Все правильно, экономика на уровне. С местными элитами — полное взаимопонимание, более того, местная элита ориентируется на Минниханова. Социально-экономическое положение в республике — отличное. Все прекрасно. Из-за того, что в республике все прекрасно, и от того, что она, по сути, самодостаточна, я напомню, что Татарстан — это единственная республика, с которой у России заключен отдельный федеративный договор.

Никто больше в 1992 году, когда Ельцин предлагал: берите суверенитета, сколько хотите, — никто больше не взял. А Татарстан тогда взял. И до сих пор несет.

С.Е.: Поэтому Татарстан находится в особом положении.

А.Ш.: И поэтому сейчас ругаться с Миннихановым, на месте Дмитрия Анатольевича, я бы не стал.

С.Е.: Да и не так уж много у нас регионов, у которых можно забирать деньги, которые они получают от прибыли. Поэтому Медведеву нужно как-то пересмотреть смою позицию.

А.Ш.: Ну, Тюмень и Татарстан.

С.Е.: Вообще, было бы интересно узнать результат следующего рейтинга выживаемости. Потому что, конфликт скажется, в любом случае, либо на Минниханове, либо на Медведеве. Кто из них, в итоге, окажется сильнее: президент Республики Татарстан или премьер-министр всея России — это весьма любопытно.

А.Ш.: Я ставлю на Минниханова.

С.Е.: Почему нет. Учитывая последние «руссиано» и «вы держитесь», а также советы учителям идти в бизнес. Мне кажется, учителям в Забайкальском крае давно уже пора уйти в бизнес.

А.Ш.: Они бы уже все давно ушли, если бы был бизнес. Там некому ничего продавать. Мы с тобой забыли рассказать про еще одну важную отставкупро Никиту Белых.

С.Е.: Давай, если есть, что сказать. Просто про него уже столько всего переговорено.

А.Ш.: Это единственный губернатор в стране, который в этом году ушел по утрате доверия после того, как ему было обвинение в получении взятки. Дело в том, что эта история не только про Никиту Белых. Напряглись все губернаторы, потому что все занимаются ровно тем же самым. Если судить по тем комментариям, которые были, по тем расследованиям по фигурантам, которые были опубликованы, Белых привлекал внебюджетные средства для решения задач, поставленных Москвой. Он эти деньги, получается, брал не себе. Хотя странный механизм и методика. Я плохо себе представляю, что остальные губернаторы так делают: получают деньги в московском ресторане. Тут надо учитывать, что Никита Юрьевич, вообще, часто находился в Москве.

С.Е.: Антон Алиханов часто находится в Москве.

А.Ш.: Тоже, видимо, решает задачи, поставленные партией и правительством. В то, что Белых является отъявленным коррупционером, который получил 400 тысяч евро, мало кто верит. С другой стороны, никто не может сказать, кому, на самом деле, была выгодна эта история с его посадкой.

С.Е.: Потому что было непонятно.

А.Ш.: Просто Кировская область — не самый лакомый кусок.

С.Е.: Ну да, там что-то происходит — и пусть происходит.

А.Ш.: Регион депрессивный, с экономикой все плохо. Никита Юрьевич худо-бедно ее держал. Несмотря на то, что пришел из СПС, из либерального депутатского корпуса, был надпартийным губернатором. То есть он не стал ни «единоросом», но он не стал и оппозиционным губернатором. Эту задачу он решал. Более того, он являлся таким «свадебным либералом». Бывают «свадебные генералы», а он был «свадебным либералом». Сидят за столом силовики и губернаторы, а среди них — Никита Юрьевич. И все говорят: «Ах, у вас силовики управляют государством», а им говорят: «Нет, вот либерал присутствует». И вроде все хорошо. Скорее всего, это была какая-то демонстрация силы со стороны спецслужб. Не ясно только — демонстрация кому. Президенту? Да он вроде и не сомневается. Другим губернаторам? А вот это вполне возможно, чтобы они напряглись. И они напряглись. Так что я уверен, что история с Никитой Белых еще даст о себе знать после того, как он публично заговорит.

С.Е.: Сейчас эта история переходит из разряда каких-то серьезных коррупционных скандалов в разряд «желтой» прессы, где ему не дают жениться в СИЗО.

А.Ш.: Так он голодовку объявлял, потом отменял, потом снова объявлял.

С.Е.: По этому поводу были какие-то смешки, потому что последняя пресс-конференция, посвященная аресту Никиты Белых называлась «Новая жизнь» или «Новая любовь». Достаточно прозаичные названия. Это уже перерастает в некий непонятный сериал. Начиналось все как криминальная драма, а сейчас это все превратилось в драму с элементами иронии и мелодрамы.

А.Ш.: Вот, что удивительно. Я думаю, что если большинство из нынешних губернаторов задержали бы в Москве со взяткой, то многие жители тех регионов, которые они возглавляют, были бы, если и не счастливы, то было бы какое-то злорадство. Если у нас 86% россиян любят федеральную власть, то все недовольство, весь негатив выплескивается на губернатора. По большому счету, они для этого и нужны, чтобы снимать негатив, напряжение, что ничего не передавалось на уровень президента. Но в Кирове другое отношение: «Посадили нашего Никиту! Да мы не верим, верните, пожалуйста». Такое отношение к губернатору — это большая редкость в России: наверное, только у Минниханова и Белых.

С.Е.: Может быть, это нужно было для того, чтобы не только напугать губернаторов в регионах, но и упрочить свою власть федерального центра: не Никита Белых у вас там самый главный, а все-таки мы главные. Это так, прослоечка, которая взяла на себя часть ответственности.

А.Ш.: В следующем году не следственные органы будут принимать решения по отставкам, а все-таки администрация президента, которая уже готовит «черные списки». Ты упоминал про список выживаемости.

С.Е.: Это составляет фонд «Петербургская политика». Просто надо сказать пару слов, потому что они, обычно, угадывают. Сами составители последнего рейтинга говорят, что те губернаторы, которые получили оценку «2» по итогам предыдущего года — всего было три губернатора, — два из них покинули пост. Это как раз Андрей Шевелев из Тверской области и Владимир Груздев из Тульской области. Лишились еще «троечники»: Ястребов, Ильковский. Непонятная ситуация с Никитой Белых, потому что он получил оценку «4-".

А.Ш.: Ну, откуда же они знали, что ФСБ собирается его посадить.

С.Е.: Насколько я знаю, новый замглава администрации президента Сергей Кириенко намерен по-новому подойти к оценке. Разрабатывается своя методика оценки губернаторов, где будут делать ставку на экономические показатели региона и электоральные рейтинги глав субъектов.

А.Ш.: Дело в том, что есть такой чиновник, который пришел вместе с Кириенко из «Росатома» Александр Харычев. И вот он возглавил это департамент, который будет курировать избирательные кампании в регионах и губернаторские выборы. Он же будет составлять кремлевские рейтинги. То есть Александр Харычев — главный человек для российских губернаторов. Более того, я думаю, что рейтинг уже составляется, потому что методика есть, она обкатывается в январе-феврале. И в самом начале февраля это будет представлено. После этого как раз начнутся какие-то выводы, кадровые решения и ротации. Потому что надолго это откладывать нельзя. Надо успеть, чтобы не получилось, как в прошлом году. То есть надо успеть до июня, чтобы успеть нормальное назначение врио, чтобы завершить кампанию 10 сентября 2017 года и начать большую кампанию 2018 года. Очень важно для президента, если мы говорим, что выборы президента состоятся в 2018 году, чтобы достаточно времени прошло от губернаторской кампании, но недостаточно, чтобы было разочарование. То есть достаточно, чтобы люди отдохнули от выборов, но недостаточно, чтобы они успели в них разочароваться.

С.Е.: То есть в сентябре — губернаторские, а в марте — президентские. Ну, кого здесь можно выделить, пока у нас нет, кого мы могли бы назвать кандидатами на вылет. Поэтому будем ориентироваться на фонд «Петербургская политика», на тех, кого они назвали.

А.Ш.: Ну, смотри. Пермский край, Басаргин. 79-е место в рейтинге выживаемости.

С.Е.: Ну, они все там в самом низу.

А.Ш.: Басаргин уже заявил, что будет участвовать в выборах.

С.Е.: А дадут ли?

А.Ш.: А вот это вопрос. Он же заявил, что, если будет принято решение со стороны президента.

С.Е.: Я думаю, сейчас все губернаторы так считают. Только Минниханов, в какой-то степени, независимый.

А.Ш.: Куйвашев.

С.Е.: Да, Куйвашев из Свердловской области. К нему много претензий даже не то, что сверху, скорее, снизу. В Свердловской области много говорят о том, что Евгений Куйвашев не тот губернатор, плюс у него, если я не ошибаюсь, не только у депутатов екатеринбургского парламента проблемы с Евгением Ройзманом. Евгений находится посередине между городскими депутатами и между верхушкой области.

А.Ш.: И у Ройзмана очень большая поддержка в бизнесе. Кроме того, еще есть Нижний Тагил, тоже крупный город, регион. Его мэр — Сергей Носов — тоже называется, как возможный соперник нынешнего губернатора. И самое интересное, что местные политологи не исключает альянса между Ройзманом и Носовым, и вот тут при этой истории, конечно же, дело Куйвашева — швах.

С.Е.: Если говорить, например, про губернаторов, таких, как Вадим Потомский или Николай Меркушкин. Потомский — это Орловская область, Николай Меркушкин — Самарская область, они, наверное, больше здесь поплатятся не то, что там за какие-то свои успехи или неудачи, как губернаторы, скорее всего, за то, что они постоянно возникают в медийном пространстве.

А.Ш.: Что называется, за базар ответят.

С.Е.: Говоруны ртом. Какие-то бывают от них непонятные вещи. Достаточно вспомнить Меркушкина, который обвинял Алексея Навального в том, что он исполняет план Даллеса в Самарской области конкретно взятой и вообще в России. Вадим Потомский: про памятник Ивану Грозному история. С одной стороны, он вроде бы там отложил, с другой стороны, журналистов «чепушилами» называет, оправдывает Ивана Грозного.

А.Ш.: К 2018 году таких сохранять, конечно, не будут, потому что они не стабильны. Они не готовы давать стабильный результат. Более того, у Меркушкина, по-моему, со здоровьем не очень хорошо.

С.Е.: Возможно, но вот в Самарской области он достаточно уверенно, если я не ошибаюсь, себя чувствует. В плане избирательных кампаний, он раньше был президентом Мордовии, а потом уже в Самарскую область пришел. И в Самаре у него достаточно не плохие проценты на выборах набирает. Если только поплатиться за свои слова и за свою историю с Навальным, когда он у него нашел невероятные владения, местный кооператив «Озеро».

А.Ш.: Тоже кандидат на вылет — Александр Худилайнен.

С.Е.: Карельский губернатор.

А.Ш.: Потому что в рейтинге эффективности управления АПЭКа ниже Карелии только Бурятия только находится. Там выживаемость на 3 с минусом оценивают. В рейтинге эффективности от фонда гражданского общества он на последнем месте. В феврале получил от президента выговор за срыв программы по расселению граждан. Опять же понес большие потери из-за голодовки, которую объявлял Заксобранию Рогалевич. Снятие Галины Ширшиной с поста мэра Петрозаводска, вроде бы решило его проблемы, но опять же, принесло большое количество очков.

С.Е.: Самая страшная трагедия — массовая гибель детей на Сямозере.

А.Ш.: Массовая гибель, потом массовое отравление, связанное с Лукойлом, с перевозками. Не все в порядке на территории временно преданной под управление Худилайнену, поэтому многие отмечают, что, скорее всего, досрочная отставка его вполне возможна.

С.Е.: Турчак из Псковской области. У него здесь дело Кашина, конечно, в первую очередь.

А.Ш.: Не только дело Кашина. Там история с Шлоссбергом. Ему эту историю не простят, потому что он явно был ее архитектором. И тенденция, когда Владимир Путин начинает потихонечку отправлять на пенсию друзей своей юности, а Турчак входит в эту компанию, она тоже не играют ему на пользу. Поэтому, скорее всего, на выборы 2017 года Турчак просто не пойдет.

С.Е.: Ну и остальные: здесь можно сказать про Валерия Радаева (Саратовская область), Наговицына (Бурятия), Шанцева (Нижегородская область).

А.Ш.: Шанцев засидевшийся.

С.Е.: Засидевшийся, но просто в силу возраста. Шанцеву уже 69 лет. Просто читал, готовясь к эфиру, некоторые рейтинги: например, исследования Центра развития региональной политики. Авторы этого рейтинга утверждают, что как раз сейчас наметилась какая-то тенденция и на отставки именно возрастных губернаторов, ну и вот, например, Валерий Шанцев, которому 69 лет, Сергей Митин (Новгородская область), которому 65 лет, и Олег Ковалев (Рязанская область), которому 68 лет. Эти губернаторы в силу возраста просто находятся, скажем так, в зоне риска. Хотя, безусловно, у них там в каждом регионе тоже свои истории, есть и неприятные, которые так же повлияют на решение.

А.Ш.: Самая неприятная история для губернаторов, как мне кажется, если все-таки ведомство Кириенко будет делать эту оценку, это размер долга. Размер долга региона — это очень важная история, потому что это, по прогнозам аналитиков SnP500, через два года четверть из 85 российских регионов окажется в позиции дефолта. Это когда им нечем будет нечем расплачиваться по долгам от слова «вообще». То есть сейчас суммарный долг субъектов РФ, только госдолг — это 2,5 триллиона рублей.

С.Е.: В некоторых регионах, я сейчас не назову, в каких, но помню, что в каком-то одном конкретном регионе уже госдолг превысил минимальный порог, 10%, по-моему, от дохода бюджета.

А.Ш.: Самая большая долговая нагрузка в Мордовии. Это 182% собственно налоговых доходов. 182 — это почти в два раза. А по другим данным, уже 199%. В Костроме, Костромской области, 137%. В Смоленской — 121%. То есть это очень большое количество. Самое низкое, кстати, в Сахалинской области, Севастополь. Это вообще нет долга. Считается на 1 января. 1 января у нас еще не наступило, мы еще не знаем всю ситуацию по 2016. Самое незначительная нагрузка — это 6% у Алтайского края. Их даже не пресс-конференции похвалили Владимир Путин, что эта самая эффективное финансовое управление. Это будет очень важным фактором.

С.Е.: А с другой стороны, что здесь делать губернаторам, тоже не особо понятно, потому что они вынуждены тоже как-то вертеться. И когда уже увеличивается процент, который забирает налог на прибыль, по сути это основные налоги, которые поступают в региональный бюджет, им нужно как-то вертеться, как еще вертеться, брать кредиты, и в долговую яму постепенно скатываются.

А.Ш.: Самое страшное, мы сейчас говорим только о госдолге, а есть еще и коммерческий долг, который берут на погашение госдолга у кредитных организаций некоторые отъявленные отмороженные губернаторы.

С.Е.: Вот такая вот была политическая жизнь 2016 года в России. Конечно, это далеко не все, но время нашей программы подходит к концу. У микрофонов были Сергей Егоров и шеф-редактор медиапроекта СОЛЬ Алексей Шляпужников. На этом мы прощаемся с вами. Это была программа «Угол зрения». Всем пока.

А.Ш.: Пока.

Мнение участников программы может не совпадать с мнением редакции.
Не учи отца!

Понравилась статья? Поделись с друзьями!

comments powered by HyperComments