Отравление «Боярышником» в Иркутске: поможет ли ужесточение законов избежать трагедии в масштабах страны?

Узнали у экспертов, как не допустить повторения истории с отравлением «фанфуриками».
Эксперты: Зоя Кузнецова — шеф-редактор ИА «БайкалПост» г. Иркутск; Евгений Буянов — основатель Всероссийского общественного движения: «Антиалкогольный Фронт»; Павел Охрименко — консультант реабилитационного центра «Неугасимая надежда», бывший алкоголик.

*Техническая расшифровка эфира

Александра Хворостова: Здравствуйте, уважаемые радиослушатели. Это программа «Zoom» на радио СОЛЬ, у микрофона Александра Хворостова.

И сегодня тема нашей программы звучит следующим образом: «Отравление «Боярышником» в Иркутске: поможет ли ужесточение законов избежать трагедии в масштабах страны?». Сегодня мы поговорим на эту ужасную тему, когда много человек отравились в Иркутской области спиртосодержащей продукцией, обратились в медучреждение, и порядка 25 человек на сегодняшний момент умерло от отравления «Боярышником» в Иркутске. О том, что происходит буквально сейчас в Иркутске, нам расскажет Зоя Кузнецова, шеф-редактор ИА «БайкалПост». Зоя, здравствуйте!

Зоя Кузнецова: Здравствуйте!

А.Х.: Я знаю, вы освещали события этой трагедии на сайте своего информационного агентства. Скажите, когда начались обращения, и кто в основном обращался?

З.К.: По информации Минздрава, первые обращения были в выходные дни, в субботу и воскресенье. Первые 10 человек попали в больницу 17-18 декабря. К вечеру воскресенья 5 человек уже умерли, 5 были в коме. На утро понедельника количество попавших в больницу возросло до 20, а к вечеру, сейчас уже 54 человека доставлены в больницу на «Скорой помощи». Из них 33 человека умерли. Около 40 минут назад были последние данные Следственного комитета. Остальные находятся в тяжелом состоянии, по информации Министерства здравоохранения, в крайне тяжелом.

А.Х.: Это только мужчины или мужчины и женщины обращались в медучреждения?

З.К.: Говорят, что и мужчины, и женщины, возраст от 30 до 55 лет. И разный социальный статус и пол, нет какой-то определенной социальной группы, которая бы попала в целевую аудиторию, скажем так.

А.Х.: Я так понимаю, единственное, что их всех объединяет, - это что они в одном районе покупали, в одном районе жили?

З.К.: Да. Это Ленинский район города Иркутска. Ленинский район делится на два района – Второй Иркутск и Ново-Ленино. Сейчас речь идет в целом о Ленинской районе, нет разделения. Люди попадали как в больницы Ново-Ленино, так и в больницы Второго Иркутска.

А.Х.: По данной проблеме возбуждено уголовное дело, насколько я знаю. Кого привлекли к ответственности?

З.К.: Сейчас Следственный комитет сообщил, что задержали двоих подозреваемых в распространении «Боярышника» с метиловым спиртом. Не сообщается, к сожалению, кто они такие. Больше пока информации никакой не было. Я знаю, что мэрия Иркутска вместе с Роспотребнадзором, вместе с полицией сегодня проводит рейды по торговым точкам.

А.Х.: С целью выявить и конфисковать?

З.К.: С целью выявления точек продажи «Боярышника» и составления протокола об административном правонарушении, конфискации. По информации Следственного комитета, днем было изъято из продажи около 2 тысяч флаконов общим объемом более 500 литров.

А.Х.: Я так понимаю, по итогам этого события в Иркутск приезжает главный токсиколог Минздрава РФ? Знаю, вы также освещали и эту новость.

З.К.: Да. Сейчас более подробной информации нет. Есть данные о том, что он приезжает в Иркутск для помощи региональным специалистам, потому что очень большое количество пострадавших. Также я знаю, что в расследовании будет участвовать Росалкогольрегулирование, которое сегодня уже заявило о том, что необходимо включить «Боярышник» в ЕГАИС для контроля за его оборотом.

А.Х.: Также иркутянам расскажут об опасности этого напитка во время поквартирного обхода в районе.

З.К.: Да, мэрия города организовала поквартирный обход, чтобы, во-первых, проверить неблагополучные семьи, проблемные семьи и предупредить людей об опасности, скажем так. Кроме того, вчера вечером и сегодня МЧС рассылало предупреждения о том, что не стоит покупать и пить суррогатные алкогольные напитки.

А.Х.: Насколько для Иркутска вот эта проблема актуальна – проблема употребления спиртосодержащих продуктов, суррогатного алкоголя и массовых отравлений? Были ли подобные случаи до этого?

З.К.: За последние несколько лет, наверное, 2-3 года точно, не было никаких случаев массового отравления. Это не характерный для города случай.

А.Х.: Вот такие «фанфурики», «Боярышники» насколько широко продаются в регионе?

З.К.: Я, к сожалению, не могу ответить вам точно на этот вопрос, потому что не видела вот так, в свободной продаже в каждом магазине настойку боярышника. У нас, насколько я знаю, нет автоматов, как в некоторых других регионах, по продаже этой настойки. Может быть, есть, но это нечастое явление в нашем городе. А насколько часто в магазинах она встречается – судя по информации Следственного комитета, который установил больше 100 мест реализации спиртного в Ленинском районе, то, видимо, часто.

А.Х.: Возвращаясь к тем людям, которые обратились в медучреждения, они эту спиртосодержащую продукцию купили в аптеке или все-таки в магазине?

З.К.: На данный момент нет такой информации, потому что большая часть людей, которые попали в больницы, попали туда в крайне тяжелом состоянии и находились в коме. Следователи недавно сообщили о том, что несколько человек – я не знаю, к сожалению, точное количество, потому что этой информации тоже нет, - их состояние стабилизировалось. Сейчас с ними начинают работать следователи. Но более точной и подробной информации по этому поводу нет.

А.Х.: Вы сказали, что объединить их в какую-то социальную прослойку тоже нельзя, да?

З.К.: Да, по информации Минздрава.

А.Х.: Там люди находились из необеспеченных слоев и еще кто?

З.К.: Это я тоже не могу уточнить, потому что Минздрав ограничился вот такой формулировкой.

А.Х.: Огромное вам спасибо, Зоя, что вы сумели с нами пообщаться в прямом эфире. Напомню, что с нами на связи была Зоя Кузнецова, шеф-редактор ИА «БайкалПост».

Сегодня мы говорим о массовом отравлении в Иркутске спиртосодержащей продукцией. На каждом из таких «фанфуриков» была отметка: «Не употреблять в пищу». Несмотря на это, люди отравились. И прежде всего, было отравление метиловым спиртом. Я вам сейчас зачитаю, какие последствия могут быть при отравлении метиловым спиртом: «Метиловый спирт содержится в: жидкости для очистки стекол автомобиля и растворителях. В организме метиловый спирт окисляется до формальдегида и муравьиной кислоты, которые и осуществляют главное токсическое действие. Симптомы отравления возникают через 12-24 часа после употребления. Симптомы: головная боль, тошнота, упорная рвота, боли в животе, головокружение, недомогание, нарушение зрения (мушки, туман перед глазами, двоение в глазах, слепота). При отравлении метиловым спиртом очень часто поражается сетчатка глаза и зрительный нерв, что во многих случаях приводит к слепоте». И, как сказала Зоя Кузнецова, почти все люди, которые поступили с отравлением в медучреждения города Иркутска, были в состоянии комы.

По этому поводу уже есть несколько публикаций о том, что «в Государственной Думе настаивают на том, чтобы приравнять настойку боярышника к алкогольной продукции и продавать ее в маленьких емкостях в случае реализации в аптеках, передает корреспондент ИА REGNUM».

О проблеме продажи спиртосодержащей продукции и о том, каким образом можно повлиять на ситуацию массовых отравлений, мы поговорим с Евгением Буяновым, основателем Всероссийского общественного движения «Антиалкогольный Фронт». Евгений, здравствуйте!

Евгений Буянов: Добрый день.

А.Х.: Скажите, почему у нас в стране – 21 век – мы до сих пор говорим о подобных случаях? И как сделать так, чтобы избежать подобной ситуации, как вам кажется?

Е.Б.: Мы как общественное движение «Антиалкогольный Фронт» полностью поддерживаем инициативу Госдумы, чтобы приравнять вот эти настойки боярышника к алкогольной продукции, потому что мы все прекрасно понимаем, отдаем себе отчет, что их всегда потребляли, потребляют и будут потреблять низшие слои, маргинальные слои. И как с этим бороться – сейчас звонят, задают вопрос. Мне кажется, нужно, в первую очередь, работать с просветительской точки зрения даже не столько с теми, кто потребляет настойку боярышника, потому что как-то на них повлиять очень сложно, а работать с детьми, потому что у многих из них есть дети, есть братья и сестры молодые, которые учатся в институтах и школах. В первую очередь, с ними нужно работать, через них заходить. А они уже в дальнейшем будут работать в системе с этими неблагополучными гражданами. Естественно, тут, как мне кажется, очень плотно должна работать прокуратура, именно с точки зрения распространителей недобросовестных, с точки зрения поисков производителей нелегальной продукции. Никто, наверное, не может быть застрахован у нас в стране от покупки некачественного алкоголя. Ситуация ужасная – то, что случилось. Там уже, если я не ошибаюсь, около 40 человек пострадало.

А.Х.: На данную секунду33 погибло, 54 обратилось в больницу.

Е.Б.: Ситуация просто чудовищная. Тут должен быть государственный контроль, государственная программа, чтобы в дальнейшем предотвратить такие случаи. Потому что ни общественные организации, ни даже прокуратура сама по себе не смогут предотвратить в дальнейшем такие ситуации, как-то обезопасить простых граждан. Это должен быть, в первую очередь, контроль и именно контроль реализации. Все законы уже есть, которые регламентируют деятельность алкогольного рынка. Просто нужно следить за соблюдением их, в частности, через народный контроль, через общественные организации все-таки добиваться какого-то пристального наблюдения за этим рынком. Очень важно понимать, что у нас в стране экономическая ситуация ухудшается, и такие ситуации, наверное, не первый и не последний раз в нашей стране случились. Нужно понимать, что такие случаи будут происходить, потому что в кризис употребление алкоголя всегда вырастает – водки, «паленой» алкогольной продукции, в том числе и «Боярышника».

А.Х.: А как вам кажется, введение акциз на подобные спиртосодержащие продукты и включение их в систему ЕГАИС насколько поднимет в цене такую продукцию? Если сейчас мы говорим о том, что она достаточно дешевая и доступная, порядка 30-50 рублей за один такой «фанфурик».

Е.Б.: Тут нужно понимать, что введение системы ЕГАИС как контроля за алкогольным рынком привело к снижению стоимости водки. Я думаю, ничего страшного не будет, если будет контроль. Как-то люди откажутся от употребления алкоголя. Тут нужно не гнаться за низкой ценой, все-таки мы же хотим именно обезопасить население. В первую очередь, нужно контролировать рынок, а потом уже смотреть за стоимостью. А вообще, есть Всемирная ассоциация здравоохранения, которая утверждает, что увеличение акцизов, увеличение стоимости алкоголя приводит к уменьшению потребления алкоголя, а уменьшение стоимости алкоголя приводит к увеличение потребления.

А.Х.: Вы сказали о том, что надо также заниматься просвещением детей. Какие меры можно было бы предпринять для просвещения детей?

Е.Б.: Это очень хороший вопрос, и мы как общественное движение активно с этим работаем. Если мы берем неблагополучные семьи, нужно «выдергивать» оттуда детей в различные кружки, секции, военно-патриотические клубы. Потому что если ребенок остается в той среде, где родители употребляют алкоголь, вероятность, что он начнет употреблять алкоголь в раннем возрасте, лет в 11, очень высокая. Если человека «выдергивать» из этой среды, мы так делаем, занимаемся очень активно, то вероятность, что ребенок будет употреблять алкоголь, намного ниже. Хотя в определенной степени, естественно, не исключается. И второй очень важный вопрос, связанный с детьми, - это что дети, которые благодаря различным кружкам, секциям смогли преодолеть это стремление к употреблению, потом начинают работать с собственными родителями, с братьями старшими, стараются вытянуть и родителей из этого алкогольного и наркотического яда. Есть положительные примеры, когда пример детей привел к тому, что родители тоже отказались от алкоголя или наркотиков.

А.Х.: Не приведете ли какие-то конкретные примеры, о которых сейчас говорите?

Е.Б.: К сожалению, не могу вам сказать имена и фамилии, потому что такие люди стараются не афишировать, что их родители пьют, или наоборот, дети у них пьющие. Поэтому я воздержусь от имен. Скажу, что такие люди есть, и не только в нашей организации. Мы очень плотно работаем со всеми другими общественными движениями и организациями, занимающимися ЗОЖ и борьбой с алкоголем или наркотиками. Такие примеры есть по всей стране, не только в Москве, Уфе или крупных городах. Такие примеры есть и в селах. Например, в Башкирии был республиканский проект «Трезвое село». Основная концепция его была – полный отказ от алкоголя во всем селе, то есть перестать продавать алкоголь во всем селе, чтобы никто из жителей села не мог вообще алкоголь купить. Большая проблема в селах, что целыми селами спиваются.

А.Х.: Огромное вам спасибо, Евгений, что вам удалось с нами побеседовать на эту достаточно проблемную тему. Напомню, что на прямой связи был Евгений Буянов, основатель Всероссийского общественного движения «Антиалкогольный Фронт».

Да, проблема распития спиртосодержащих напитков есть. И, к сожалению, приводит это к тому, что, как случилось в Иркутске, массово люди обращались в медучреждения. 54 человека находятся в медучреждениях, 33 человека умерло из-за отравления спиртосодержащей продукцией.

Мы связались с Павлом Охрименко, консультантом реабилитационного центра «Неугасимая надежда». Павел, здравствуйте!

Павел Охрименко: Здравствуйте.

А.Х.: Павел, вам же самому удалось преодолеть вот эту зависимость. Расскажите, как так получилось? Вы сами решились или вас привели? Как происходит этот процесс преодоления алкогольной зависимости?

П.О.: Процесс начинается с принятия того, что «я такой, я зависимый, я алкоголик». Нужно принять это и честно сказать себе самому это. И тогда уже начинать выздоровление свое непосредственно. Я начал выздоровление от безысходности. Я потерял много чего, и семью, и все. И наступил тот момент, когда мне уже самому нужна была помощь, я сам уже не мог справляться ни с чем. Я обратился в центр, который вы выше упомянули, где прошел курс реабилитации. И сейчас работаю консультантом по зависимости.

А.Х.: В своем алкогольном прошлом вы употребляли вот эти спиртосодержащие напитки?

П.О.: Да. Было такое. Но это было очень давно. Насчет того, что произошло в Иркутске, - это происходит не только в Иркутске, но и по всей нашей Родине. Я считаю, что нужно совсем изъять из оборота вот эти лекарственные средства, содержащие какой-то спирт. Потому что очень много случаев, к сожалению, трагических. Стоят они не дорого, я знаю, что берут целыми упаковками. Если этой жидкости употребить по инструкции капельку, то это ладно. А пьют же целыми упаковками. Конечно же, будет такой исход. И непонятно, что сейчас современная фармацевтика туда добавляет.

А.Х.: Насколько эти «фанфурики» в доступе? Возможно, вы знаете, если несовершеннолетний покупает такие «фанфурики», спрашивают ли у него документы?

П.О.: Ничего не спрашивают. Это зависит от совести фармацевта, продавца и от политики этой аптеки. Они просто зарабатывают деньги, какая разница, кому продавать – придет это младенец или с дрожащими руками старик. Я видел, что продавали и тем, и другим, и без рецепта, что обязаны они отпускать с рецептом лекарства, которые на учете, которые занесены в реестр как наркотические и т.д. Все продается, все.

А.Х.: И всем, и повсеместно, да?

П.О.: Да.

А.Х.: Вам единственному из вашего окружения удалось побороть зависимость или кто-то тоже перешел с вами на трезвый образ жизни? Удалось ли вам кого-то переубедить?

П.О.: Нет, конечно, не единственный я такой есть. Со мной ребята, которые дальше продолжают работать, мои напарники. Много кому удалось. Я за другие центры не могу говорить, говорю за наш. Много кому удается и удалось уже. Сохраняют сейчас трезвую жизнь, и все у них хорошо.

А.Х.: Посоветуйте, пожалуйста, родным людей, находящихся в алкогольной зависимости, каким образом им донести до человека, что это действительно опасно для жизни?

П.О.: Да, это очень серьезное заболевание, неизлечимое, хроническое, смертельное заболевание. Родным я хотел бы посоветовать, чтобы они, во-первых, обратились, существуют группы самопомощи и группы созависимых, как вести себя со своими чадами зависимыми, с которыми они проживают. Я повторюсь, главное, чтобы у самого человека было желание начать выздоравливать. Пока не будет вот этого принятия, что он опустился, что он алкоголик, пока он сам этого не поймет, никто ему не вдолбит, к сожалению.

Во-первых, нужно пройти детоксикацию, если он в таком состоянии. На пьяную голову ему тем более ничего не скажешь, не сможешь объяснить, он ничего не воспримет. Детоксикацию в наркологии, «прокапаться» это называется. И уже на трезвую голову разговаривать. Или же родственникам проконсультироваться, можно в нашем центре или в подобных центрах, у таких же консультантов, как, допустим, я.

А.Х.: А сколько длилось ваше лечение?

П.О.: Мой курс реабилитации был 9 месяцев. Вообще он 7 месяцев, но я 9 месяцев, я посчитал, что 7 месяцев мне недостаточно.

А.Х.: И вы уже можете говорить, что вы полностью свободны от этой вредной привычки?

П.О.: К сожалению, эта болезнь будет всегда со мной. Я делаю все необходимое, чтобы поддерживать себя в трезвости. Для этого много приемов, инструментов, они программой прописываются, это не я придумал. Так что я придерживаюсь своего плана выздоровления и не отступаю от него.

А.Х.: Павел, огромное спасибо, что вам удалось с нами пообщаться и рассказать нам, каким образом людям бороться, что алкоголизм – это проблема, но с ней можно и нужно бороться. Напомню, что с нами на прямой связи был Павел Охрименко, консультант реабилитационного центра «Неугасимая надежда», в прошлом зависимый от алкоголя человек.

Мы сегодня говорили об отравлении в Иркутске, поможет ли ужесточение законов, а именно инициатива, с которой обратились в Госдуму, приравнять настойку боярышника к алкогольной продукции и продавать ее в маленьких емкостях, избежать трагедии в масштабах страны. Все эксперты говорят о том, что повышать акцизы надо, вводить в систему ЕГАИС такие продукты необходимо. И надо не только ужесточать законы, но и заниматься просвещением среди молодого населения нашей страны.

Это была программа «Zoom» на радио СОЛЬ, у микрофона была Александра Хворостова. Услышимся!

Мнение участников программы может не совпадать с мнением редакции.

Связанные статьи

Научный четверг

Понравилась статья? Поделись с друзьями!

comments powered by HyperComments