Армия

В Ростове здание театра кукол передают РПЦ


Защитники театра пытались получить в администрации Ростова разрешение на проведение полноценного митинга возле Публичной библиотеки, однако, получили отказ.
Эксперты: Марк Солопов — гражданский активист; Игорь Петровский — пресс-секретарь главы Донской митрополии.

*Техническая расшифровка эфира


Игорь Киценко: Добрый день, уважаемые радиослушатели! У микрофона Игорь Киценко. Это программа «Zoom» на радио СОЛЬ. Тема сегодняшней передачи «В Ростове состоится пикет против передачи Театра кукол Русской православной церкви».

Данную новость опубликовал портал donnews.ru. Пикет пройдет в эту субботу. И как рассказал один из организаторов пикета Марк Солопов, «защитники театра пытались получить в администрации Ростова разрешение на проведение полноценного митинга возле Публичной библиотеки, однако, получили отказ. Причиной отказа стало другое мероприятие, запланированное на это же время.

Вокруг этого театра разразился довольно большой скандал. Ранее он принадлежал православной греческой общине. Потом он был передан Театру кукол. И в связи с этим мы попытались разобраться в сложившейся ситуации вокруг этого здания. Связались с пресс-секретарем главы Донской митрополии Игорем Павловичем Петровским и попросили его дать общую характеристику текущей ситуации по данному вопросу. Я предлагаю послушать его комментарии.

Игорь Петровский: Общая ситуация такова, что какие-то протесты, петиции баламутят воду вокруг этого театра. Это люди, которые никакого отношения не имеют и никакого интереса не проявляют ни к театру, ни к детям, ни к чему другому. У меня глубочайшее убеждение после многочисленных встреч с этими людьми, после круглых столов и комментариев, что им абсолютно наплевать и на судьбу театра. Причем не только у меня сложилось такое впечатление. Мы большим журналистским сообществом собрались на круглом столе, и даже сами журналисты, которые проявляли очень неподдельный интерес к этой теме, стали задавать вопросы этим товарищам.

Вопросы простого содержания: «Слушайте, если епархия, с точки зрения исторической правды, действительно имеет право претендовать на это здание, которое является зданием церкви, если, с точки зрения федерального закона, все действительно подтверждено именным имуществом, [подтверждено это было и министерством культуры, все в рамках закона] если, с точки зрения простых человеческих понятий, епархиальное управление и лично митрополит и пресс-службы епархии говорило об этом, то никто театр закрывать или выгонять, или понуждать его каким-то образом выселиться из этих стен не собирается. Епархия будет ждать столько сколько нужно, пока театр приобретет необходимо помещение.

Более того, сами журналисты, которые занимались этой темой, неоднократно говорили, что театр находится в чудовищных условиях, неестественных условиях. Расширять его нет возможности. Триста человек, которые помещаются в этом зале — это ничто на миллионный город. Необходимо новое здание. Дети, которые сидят зимой в этом театре в шубах, в куртках, в свитерах, потому что не хватает тепла, нет обогрева — это тоже нонсенс. Амфитеатр в этом театре даже не создан. Дальше третьего ряда очень плохо видно, ничего не видно. То есть, целый ряд проблем, связанных с тем, что, когда в 1967 году это здание отдали под театр, его никак не адаптировали.

Оно было когда-то переделано в спортзал 60-е годы. Причем были представлены все планы, вся необходимая строительная документация, которая доказывает, что это переделанныйхрам и т. д. И после этого они задают вопрос этим товарищам: «Скажите пожалуйста, на каком основании вы протестуете, когда тут все совершенно естественно. Театру необходимо здание, а православное сообщество имеет право вернуть себе это здание, которое когда-то являлось храмом. В конечном итоге мы приходим к выводу о том, что им наплевать и на театр, и на все остальное. Просто это люди, которые не любят церковь. Люди, которые просто протестуют, они используют эту сущность. Знаете, как фашисты это делали. Они впереди женщин и детей гнали на партизанские пули, а сами за спинами прятались. У нас детьми прикрываются сейчас кто только не хочет. Вот, и они, прикрываясь детьми собственные комплексы решают. Свои собственные претензии в адрес церковного сообщества пытаются реализовать. Потому что других объяснений никаких нет, абсолютно никаких. Уже даже сами журналисты на этом круглом столе, и люди, которые этим круглым столом управляли, модераторы — они уже задав десятки вопросов епархиальному управлению, Министерству культуры, Минимуществу — они в конечном итоге обернулись к тем людям, которые подписывали эту петицию и сказали: «Слушайте, а какие у вас еще претензии?» И сделали свой простой вывод: «У этих людей следующая позиция — кому угодно, только не попам».

Я понимаю, что есть люди, которые не любят спорт, футбол, есть люди, которые не любят еще что-то. А есть люди, которые не любят церковь — обиженные. Но имеют полное право протестовать. Но то, что они будоражат этот протест и делают из себя борцов за права детей, за театрально-кукольное искусство — это абсолютная ложь, абсолютная ложь. Журналисты спрашивали у них напрямую …

И.К.: Мы сейчас послушали фрагмент комментария Игоря Павловича Петровского. Напомню это пресс-секретарь главы Донской Епархии. Он описал общую ситуацию, как она разворачивается вокруг передачи здания театра кукол обратно Русской православной церкви. Как сказал сам Игорь Павлович, «театр никто не собирается выселять, когда его предадут обратно Русской православной церкви», согласно 327 Федеральному закону о передачи религиозным организациям имущества религиозного назначения. Что же будет с этим зданием? Что будет в дальнейшем? Как им планирует распорядиться Русская православная церковь? Я предлагаю послушать еще один отрывок из его комментария по этому поводу.

И.П.: Старое здание будет приведено в порядок, потому что с 1967 года там никаких особых перемен не было. Оно в жутчайшем состоянии, в чудовищном. Люди, которые туда ходят, вы можете у, ростовки или не у ростовки спросить. Приходили на круглый стол и сами женщины, которые являются родительницами, они рассказывают о чудовищном состоянии, что это депрессивнейшее здание. Хотя и говорят, что оно в центре города, удобно. Кто-то оперирует таким термином — как привычки. «Вот мы привыкли, вот я ходила в этот театр, отец мой ходил…».

Мы на пресс-конференции на круглый стол тоже привезли людей, у которых тоже неплохая привычка. Люди, которые выросли в этом храме, люди, которые помнят его. Ведь когда этот храм начали уничтожать в 1959 году, его закрыли, ликвидировали и изгнали общину из этого храма за 27 дней. Потому что это был самый живой день. Мы привезли и священника, который вырос в этом храме, и отец которого там служил. И он рассказал, что да действительно, это был один из самых активных храмов в городе. В 1959 году он собирал Ростовскую интеллигенцию того времени. Уполномоченные писали письма-жалобы. И все письма я привез и показывал на круглом столе. Жалобы писали в 1959 году, что даже на буднях в этом храме 40 человек собирается. Будни — понедельник, вторник, среда — 40 человек. Для хрущевского гонения — это очень большая цифра. Там действительно очень живая была община. А рядом находилась школа № 7, которой как кость в горле это было. И постоянно жалобы шли со стороны руководства, райкома на этот храм. И конечно, за 27 дней в 1959 году в эпоху ликвидировали храм. Мало того, что их изгнали, просто выгнали пинком под зад, отобрали у них здание, и еще и ограбили.

В 1959 году 30 октября райкомом был подписан документ, по которому не только ликвидирована вся община и она выгоняется, но и вся утварь церковная, драгоценные какие оклады — все это изымается в пользу государства. На счету общины тогда было 152 тысячи рублей советских того времени. И даже все эти деньги изымаются в пользу государства. То есть их как разбойники просто ограбили и выгнали. И они еще 5 лет сопротивлялись и писали письма и говорили: «На каком основании, мы не нарушили ни один советский закон? Как вы могли?».

Хочу сказать, что в истории России и Советского союза — это беспрецедентный пример. В 1959—1960 годах этого не было нигде. Что бы вот так вот ни нарушая ни одного закона, за 27 дней просто взяли, ограбили, деньги забрали, ценности все забрали, пинком под зад и ликвидировали. И счастливы. Община 5 лет писала, ходила по всем инстанциям. В газету писала, правда не публиковали эти письма, они есть в архивах. Их тоже показывали журналистам. В 1964 году, в 1961 — 1962 году они Хрущеву писали, Ворошилову писали: «Уважаемы Ворошилов, просим Вас слезно…» Ветеранов войны очень много подписывались. Среди прихожан, было много людей, которые войну прошли. И говорили о том, что «слезно, на коленях стоим, отдайте нам наш храм». Никто не слушал. Просто ограбили зверским и разбойничьем образом и выгнали. И конечно, в 1964 году они переделали его под спортзал, потом и он не нужен был. Потом на месте сделали гримерки и отдали все Театру кукол.

Вот так тяп-ляп. Все шито белыми нитками. И все это закончилось. И конечно же, с 2000 года греческая община, которой когда-то принадлежал этот храм, она поднимала вопрос: «Отдайте нам это здание!» Здание не отдавали, точнее, отдавали на очень странных условиях, что вы имеете полное право и мы отдадим этот храм православной греческой общине, но вы в центре города отреставрируйте там такое-то здание, такое-то здание за собственный счет, куда переедет театр. И конечно, греческая община пожала плечами, «на каком основании мы, общественная организация должны реставрировать здание, это дело министерства культуры, властей, а не частной общественной организации». И тогда они сказали, вы лучше нам выделите участок земли. Им выделили недалеко от этого места участок земли за деньги, на коммерческой основе. По ценам, которая определяла четкая комиссия. Им выделили участок земли, за который они до сих пор уплачивают аренду. И они построили их за свой счет.

Когда некоторые газеты говорили, что «Компенсация уже была, вы получили храм» — это полная ложь. Их ограбили в 1964 и 1959 году, выгнали, а храм отобрали, а через пятьдесят лет продали землю рядом и заставили строить за свой собственный счет. Вот тебе и компенсация. И до сих пор греческая община платит аренду за эту землю. На этом месте мог вырасти что угодно: ночной клуб, магазин, что угодно абсолютно — это по поводу компенсации.

Поскольку храм греки все-таки себе отстроили и до сих пор платят за него аренду в городскую казну на коммерческой основе, конечно, второй храм в этом месте бессмысленно. И потом очень сложно будет его восстанавливать. Поэтому епархия приняла решение, поскольку у нас острая необходимость в зданиях, в помещениях, где могли бы размещаться наши внешние церковные службы. У нас очень много социальных служб, очень много. Практически при каждом приходе. Они разбросаны по всему городу. Это и сестры милосердия, и люди, которые занимаются кормежкой бомжей. Это и «Ростов без наркотиков» — наша организация, которая под нашим патронатом. Им негде жить, негде размещаться, они разбросаны. Студия-дом православия. Телестудия, которая выпускает медийный еженедельный продукт, в подвале находится. Когда дождь идет, у них провода плавают с серверами вместе. Нет помещения, вообще ни одного. Кроме того, у нас есть острая необходимость для размещения древлехранилища. Это уникальная экспозиция по всей Ростовской области. В старых храмах, в антикварных магазинах какие-то меценаты покупают иконы, и они передают в епархию. Эти иконы реставрируются. Это и церковная утварь, евангелие старинное. Все это реставрируется. Это уникальная коллекция больше 300 экспонатов. Эта коллекция показывает о том, чем жил православный Дон в веках. Это уникальная донская икона, утварь, «вышиванка», «золотошвейка донская» — этому негде размещаться. Поэтому это здание очень прекрасно подойдет для размещения в том числе этой музейной экспозиции с фондом древнего хранилища епархиального, которое будет доступно для любого человека, который может прийти. Экскурсии там можно устраивать. У нас такого музея в городе нет. А театру давно пора, уже настало место и время получить достойное здание, которое будет отреставрировано. А не просто они будут сунуты в подвал. И пока они не получат свое здание, скажут: «Да, здорово, все прекрасно! Это то что нам нужно!» — никто их выгонять не будет. Все эти провокации просто озлобленных людей.

И.К.: Это был комментарий пресс-секретаря главы Донской митрополии Игоря Павловича Петровского. Он рассказал о том, что планируется разместить в этом здании после того, как Театру кукол будет построено новое комфортное, более удобное здание. Мы также связались с организатором пикета, с гражданским активистом Ростова-на-Дону — Марком Солоповым. И Марк сейчас на прямой линии с нашей студией.

Алло, Марк?

Марк Солопов: Да, да, здравствуйте, слышу вас!

И.К.: Алло Марк, добрый день! Спасибо большое, что уделили нам время, пообщаться с нами в прямом эфире. Знаем, что вы организовали такой некий флешмоб: попросили ростовчан, чтобы они все отправляли сообщения с вопросом к Владимиру Путину по поводу судьбы Театра кукол, чтобы его не отдавали Русской православной церкви. Буквально несколько минут назад мы слушали комментарии пресс-секретаря главы Донской митрополии Игоря Павловича Петровского.

М.С.: Петровского. Замечательный человек.

И.К.: Он озвучил такую мысль, что после передачи здания, Театр кукол не будут выгонять. Им дадут доработать до того момента, пока не построиться новое здание. Вот связи с этим вопрос тогда у меня к вам, как к организатору и петиции на change.org, которая собрала почти двадцать пять тысяч подписей, чтобы не передавали здание. Для чего тогда все это делается?

В принципе, там благие намерения у церкви на счет организации, на счет кукольного театра.

М.С.: Хорошо, я отвечу на этот вопрос.

Да, Петровский озвучил такой сценарий. Но вы понимаете, что в любом случае, получив документально все подтверждения, что здание переходит епархии, можно запросто всех актеров просить покинуть помещение. Почему? Сами понимаете, это то же самое — мы с вами как супруги, которые делят имущество. Поэтому я думаю, что конечно, хоть он и озвучил такой сценарий, но я не верю в этот сценарий. Почему? Вообще, зачем им именно Театр кукол?

Знаете, также граждане задавали вопрос: «Выделяется очень много земельных участков под строительство храмов и церквей в Ростове. Очень много, и очень большие участки. Если мы сейчас возьмем и наберем «Ростов-на-Дону. Церковь» — увидим, что очень много выделяется. На этих участках при храме можно построить какие-то помещения, какие-либо школы христианские. Зачем нужен Театр кукол, который находится на маленьком клочке земли в центре города? И который единственный действующий театр в Ростове-на-Дону и в регионе? Зачем?

У меня предположение. Пусть Петровский не ругается. Передаю ему горячий пламенный привет, также передаю Александру Юрьевичу Столярову — юристу, замечательному человеку, привет! Пусть они не ругаются, но у меня возникает впечатление, как-то не по-людски. И там рядом находится ЗАГС. Можно запросто венчать, и зарабатывать денежку, венчать молодоженов. Или если там Петровский уже озвучил такой сценарий, то там будет резиденция «Меркурия», или зона отдыха. Центр города, рядом Пушкинская, рядом храм. Один в двух шагах — это Покровский сквер, рядом храм другой — Греческая церковь, которая около речки. Замечательное место конечно, чтобы там обосноваться. Поэтому мы уже не верим в такие обещания, что театр остается.

И.К.: Марк, если я вас правильно понимаю, что вы склонны думать к тому, что как только здание Театра кукол передадут, то Русская православная церковь попросит всех покинуть помещение.

М.С.: Ну конечно. Я бы, например, так бы и поступил. Потому что как человек, если бы у меня была семья и у меня развод с бывшей супругой, я конечно, ее попрошу покинуть помещение. Так как она больше не является моей супругой. Зачем мне делить место с человеком, который мне не интересен — это первое. Второе, я еще вам хочу сказать, что правительство Ростовской области неоднократно предлагала взамен Театра кукол иные здания. То есть здания были новые и вторичные, ну 20−10 лет зданиям. И всегда «Меркурий» отказывался от этого. Были здания по площади больше здания Театра кукол, вместе взятого с земельным участком. Но они отказывались от этих зданий. Правительство области предлагало им решение вопроса, а они отказывались. Им нужен Театр кукол. Им нужно это здание. Почему? Почему так катком проехались по нам. Зачем?

Мне вот этого непонятно. Были моменты, были предложения, но они всячески отвергались.

И.К.: То есть, им принципиально.

М.С.: Отвергались «Меркурием», Петровским возможно. Петровский и Столяров это работа коммерческая.

И.К.: То есть здесь принципиальная позиция РПЦ - именно это здание. Несмотря на то что власти Ростова-на-Дону предлагали другие помещения для размещения храма и других организаций для Русской православной Церкви.

М.С.: Да, все верно. Они предлагали. Но им нужно исключительно это здание.

И.К.: Понятно

М.С.: Именно это здание. Поэтому мне не понятно само это требование. И действительно возникает впечатление, что это… извините меня, господин Петровский и Столяров. При всем моем уважении к ним. Как они делают свою работу. Такое впечатление, что это чья-то команда сверху просто хочет захватить это здание. Такой рейдерский захват. Я уважаю церковь, я буду праздновать Пасху, я даже пощусь. Но то что происходит сейчас с этим театром - для чего и зачем? Я даже стихотворение написал, если хотите. Я вам прочитаю.

И.К.: Пожалуйста.

М.С.: Еще раз пламенный привет пламенный Александру Юрьевичу Столярову и Игорю Петровскому.

Не отдадим театр кукол
На растерзание попам
Они же вроде божьи слуги,
А отнимают детский храм.

Зачем им нужно это место?
Я понял, ряд там, где-то так,
Там жениха венчать с невестой
Священник должен и не раз.

Пойдёт направо песнь заводит,
Налево слово говорит,
И сколько действо будет стоить
Начнём уже сейчас копить.

Но есть еще другой сценарий,
Дом станет каждый год ветшать,
Начнёт крошиться камень старый,
Театр захотят продать.

Однако бизнес, что тут скажешь,
Такие нынче времена,
Что ветры дули, не докажешь,
А только посылаешь на…

Резванов, Голубев, Меркурий
Могли бы нам сейчас помочь,
Но их как будто ветром сдуло
Как будто убежали прочь.

М.С.: Могу рассказать про «Ризванов, Голубев, Меркурий…».

И.К.: Да, вот интересно упомянули эти фамилии.

М.С.: Значит, Ризванов — это министр культуры Ростовской области. Голубев — это губернатор Ростовской области. И Меркурий — это митрополит Донского края, донской митрополит. Вот они могли бы помочь, но они не реагируют, и их помощники не реагируют.

И.К.: Понятно. Марк, у меня еще вот такой вопрос. Как сказал Игорь Павлович Петровский, здание находится в критическом состоянии, потому что оно не строилось изначально под здание театра. Ранее там было какое-то спортивное учреждение, потом отдали его кукольному театру. Оно находится в плачевном состоянии и требует не то чтобы даже капитального ремонта, а в какой-то степени и реконструкции. Это бы было более удобно Театру кукол, если все-таки останется там Театр кукол. А вот как вы считаете, откуда взять деньги на реконструкцию, на ремонт этого здания, если оно останется Театром кукол?

М.С.: Смотрите, дело в том, что как я уже говорил, правительство области предлагало разные здания РПЦ, Меркурию, Игорю Павловичу Петровскому. При этом они отказывались. Также правительство Ростовской области пыталось выселить актеров Театра кукол в другие здания. Первое здание — это был старейший музыкальный театр, который сейчас разваливается на глазах. При этом он находится около Администрации Кировского района по соседству, стенка к стенке. Понимаете, вот интересный фон, Администрация Кировского района и рядом старейшее красивое здание, которое надо реставрировать, музыкального театра. Там раньше музыкальный театр находился. Но построили здание большой музыкальный театр «Белый рояль» и актерская труппа переселилась туда.
Это первое здание. Второе…

И.К. Марк я прошу прощения. У нас просто сейчас заканчивается время нашего эфира.

М.С.: Хорошо, «Откуда деньги?». Если правительство Ростовской области давало такие здания, то они бы выделили деньги для реставрации этого театра кукол.

И еще я секунду займу. Еще есть неплохой кинотеатр «Ростов», который в двух шагах находится. Он сейчас на продаже. Актеры театра кукол очень хотели бы, чтобы Правительство Ростовской области, если они нас слушают, что бы они все-таки услышали нас их, и выделили бы средств для покупки кинотеатра «Ростов». Потому что он находится в зеленой зоне, он находится рядом с Театром кукол. Само здание новее. Поэтому там очень хорошо разместились бы и дети, и проводились бы спектакли.

И.К. Ясно. Марк, я мысль вашу понял. Спасибо большое Марк вам за то, что приняли участие в нашей передачи прямом эфире.

М.С.: Спасибо вам что позвонили. Удачи вам!

И.К.: Спасибо, вам тоже!

Напомню, уважаемые радиослушатели, на прямой связи со студией был Марк Солопов — гражданский активист, который в эту субботу планирует провести одиночные пикеты по поводу здания детского театра кукол. Также мы сегодня услышали мнение, которое озвучил пресс-секретарь главы Донской митрополии Игорь Павлович Петровский, о том, что планируется не выселять в принципе театр, когда его передадут в РПЦ. И дождаться того момента, когда построится новое здание. И какая судьба ждет здание нынешнего театра после того, когда труппа театральная съедет в новое помещение.

У микрофона был Игорь Киценко. Это программа «Zoom». Свои комментарии оставляйте на наших страницах в социальных сетях или на нашем сайте.

Услышимся в эфире. Пока!

Мнение участников программы может не совпадать с мнением редакции.
Фудшеринг и фриганство

Понравилась статья? Поделись с друзьями!

comments powered by HyperComments