В Пермском крае из-за нефтегазопровода могут снести сотни домов

С ноября 2015 года жители микрорайона Запруд пытаются спасти свои дома от нефтяников.
Эксперты: Татьяна Марголина — уполномоченный по правам человека Пермского края; Лилия Ширяева — депутат Заксобрания Пермского края.

Игорь Киценко: Добрый день, уважаемые радиослушатели! У микрофона Игорь Киценко. Это радио СОЛЬ. Тема сегодняшней программы «ZOOM» будет такая неприятная история — «Снос домов в населенных пункте Адищево и микрорайоне Запруд в Пермском крае».

История длится с прошлого года. С ноября 2015 года жители микрорайона Запруд пытаются спасти свои дома от нефтяников. После того как люди возвели на участках строения, им велели снести постройки, так как они попали в охранную зону. Агентство по управлению имуществом Пермского края своим приказом наложило обременения на участки. Позже Гордума исключила «подсобное хозяйство» из перечня разрешённых видов использования на этой территории. В результате более сотни семей потеряли право построить дома на ранее приобретённых участках.

То есть у людей было разрешение, некоторые возвели какие-то сооружения на своих участках, приобретённых за собственные денежные средства. Потом приходят люди и говорят, «что все это незаконно, поэтому нужно снести самим либо приедет техника и все снесёт».

Так вот на интернет-портале «59.ru» была опубликована информация от 19 февраля 2016 года, где Игорь Аверкиев сказал, что охранную зону расширили. По этому поводу мы решили связаться с уполномоченным по правам человека Пермского края Татьяной Ивановной Марголиной, и она у нас сегодня на связи с нашей студией.

И.К.: Татьяна Ивановна, добрый день!

Татьяна Ивановна Марголина, уполномоченный по правам человека в Пермском крае: Здравствуйте!

И.К.: Татьяна Ивановна, часто поступает информация, что у вас разворачивается целая такая неприятная большая история с постройками в деревне Адищево и микрорайоне Запруд. Там планируется снесение построек и домов. Потому что они попадают в охранную зону нефти-газопровода. Так или не так? Или, может быть, раздувается эта история?

Т.М.: Я думаю, что вы правильно классифицируете, к сожалению — это уже история. С осени были первые обращения ко мне жителей разных районов, из Краснокамска, из города Перми, с окраины, с Добрянского района. Вот с того времени мы пытаемся понять, что происходит. А главное, что можно в этой ситуации сделать. Здесь история на самом деле выглядит достаточно серьёзной и проблемы не до конца урегулированы на федеральном уровне, на уровне законодательства. Есть федеральное законодательство, которое очень чётко трактует норму безопасности для нахождения людей и их построек на территориях, прилегающих к нефти-газопроводам. В законодательстве чётко прописано. По факту если дом находится в стольких метрах, значит он должен быть снесён за счёт нарушителя, того кто этот дом построил. С эти никто не спорит. Если бы анализ этой ситуации не показал, что у нас есть несколько владельцев домов, которые построили этот дом ещё до того, когда эти охранные зоны были определены. Либо, когда они строили, охранная зона была 15 метров, а по факту в 2015 году она стала 25 метров. Либо их строение находилось на территории, так называемой зоне минимального расстояния до трубы. И до 2015 года нахождение в этой зоне не требовало обязательного сноса, а в 2015 году правила ужесточались и так же как охранная зона — эта прилегающее минимальное расстояние до трубы — то же оказались приравнены по требованиям к охранной зоне. А есть люди, которые, например, имеют официальное разрешение на строительство этого дома с органами местного самоуправления. Есть люди, которые являются добросовестными покупателями. Они покупали этот дом, не зная об этом обременении.

Видите, истории разные. За это время, вместе с органами самоуправления этих районов и администрации губернатора, анализировали все эти ситуации, чтобы понять, что по факту эти люди не являются нарушителями. Но факт нахождения дома в охранной зоне или в прилегающей зоне наличествует. И получается, что сегодня компенсация людям, за то, что их дом действительно находится на этой опасной территории: компенсации за снос дома, за возможность приобрести другой — к сожалению, нигде не прописан. Вот почему с этой проблемой вышли в научно-консультативный совет краевого суда, я представляла интересы незащищённости людей. Не всех случаев, а именно в тех случаях, о которых я говорила. Поэтому губернатор Пермского края обратился к председателю правительства господину Медведеву, когда он был у нас здесь. Чтобы на федеральном уровне, руководителем госкорпораций было рекомендовано использовать разные механизмы регулирования этого напряжения, в том числе использование не только судебное, но и несудебные механизмы — там, где это возможно.

И конечно, мы сейчас с учёными-юристами университета смотрим конкретные тексты, которые можно рекомендовать во внесение изменений в федеральное законодательство. Мы очень надеемся, что уже порученное председателем правительства проведения совещания на федеральном уровне по этому вопросу, что наше предложение пермяков, там будут взяты в работу.

Проблема достаточно серьёзная, она требуют и изменения в федеральное законодательство и анализа дополнительной судебной практики. И возможности владельцев трубопроводов, и владельцев строений в отдельных случаях, находить компромиссное решение.

И.К.: В общем, как я понял, работа в этом направлении двигается. И надежда у собственников построек в этих охранных зонах есть. То есть либо они получат компенсацию, либо какой-то иной способ будет применён к их зданиям. Чтобы не сносить.

Т.М.: Нет, они могут предъявлять иски в суде к тем, кто явился недобросовестным продавцом. Знали о том, что здесь нельзя проживать, а людям жилье продали, для защиты их прав. Возможно, если это будет доказано, то что муниципалитет строительства на тот момент уже владел информацией, что здесь охранная зона, они могут быть одной из сторон этого судебного спора. Варианты могут быть разные. Очень важно, чтобы сегодня каждую семью сопровождали в этом процессе. Но относительно компенсации в целом мне кажется, что наш взгляд такая перспектива есть. Но она может быть только после того, как будут внесены изменения в федеральный закон. И к сожалению, это потребует времени.

И.К.: Ясно, Татьяна Ивановна. Спасибо вам большое за то, что уделили время, что приняли участие в прямом эфире в программе «ZOOM» по такому важному вопросу, который возник у вас в регионе.

Т.М.: Спасибо вам за внимание к этой теме.

И.К.: Да, спасибо!

Т.М.: Всего доброго!

И.К.: До свидания!

И.К.: Вот, уважаемые радиослушатели вы услышали мнения уполномоченного по правам человека Пермского края — Марголиной Татьяны Ивановны. Я продолжу, как ранее сообщалось в издании «59.ru» и тогда своё мнение озвучил правозащитник Игорь Аверкиев:

«Семья живёт рядом с нефтепроводом, но всем известно, что охранная зона нефтепровода равна 15 метрам по обе стороны от его оси. Дом семьи в эту зону не входит. А потом вдруг приходят люди и говорят, что теперь охранная зона не 15, а 25 метров. Ваш дом входит в эту зону — будем сносить. Потом приходят какие-то уж совсем отмороженные люди и сообщают, что теперь охранная зона не 25, а 125 метров, и общественная цена вопроса уже не несколько домов, а несколько десятков домов (только в микрорайоне Запруде таких домов уже 190)», — объясняет ситуацию правозащитник.

Как вы уже слышали, Татьяна Ивановна подтвердила эту информацию, что охранная зона сейчас составляет 125 метров. Решения принимаются на разном уровне. Обратились и к премьер-министру Российской Федерации, чтобы каким-то образом разрешить эту ситуацию. В частности, изменением в законодательстве на федеральном уровне.

Я предлагаю также послушать мнение депутата Законодательного собрания Пермского края — Лилии Николаевны Ширяевой.

И.К.: Лилия Николаевна, добрый день!

Л.Ш.: Здравствуйте!

И.К.: Лилия Николаевна, вот мы буквально менее чем минуту назад мы пообщались с Татьяной Ивановной Марголиной, уполномоченного по правам человека Пермского края на эту тему. Она сказала, что обратились к премьер-министру, чтобы как-то поспособствовать решению данного вопроса, который возник у вас. Чтобы люди получили компенсацию, за постройки, которые попали в охранную зону. Либо каким-то иным способом, возможно, даже досудебным, споры и спорные вопросы могли быть решены меду собственниками строений и компанией, кому принадлежит нефтегазовая труба.

У меня вот к вам несколько вопросов. По последней информации жители деревни Адищево и микрорайона Запруд планируют провести массовый пикет в центре Перми. Инициативная группа направила властям города уведомление о проведении акции. Удастся ли им провести данное мероприятие? Будет ли вы на нём присутствовать как представитель Законодательного собрания?

Л.Ш.: Да, действительно одобрено проведение данного пикета возле здания Законодательного собрания.

И.К.: Да. Вы будете на нём присутствовать?

Л.Ш.: У меня мероприятие немного перекрывается, но я приду.

И.К.: Лидия Николаевна, вот у меня ещё такой вопрос: Со стороны Законодательного собрания Пермского края, какая ведётся работа чтобы помочь гражданам, которые попали в непростую ситуацию?

Л.Ш.: Вот смотрите, у каждого органа государственной власти свои полномочия. У Законодательного собрания, как органа государственной власти здесь полномочий нет. Все правовые вопросы регулируются на федеральном уровне, причём даже не законами, а подзаконными актами. То есть даже возможности внести законодательную инициативу, с точки зрения формальности — у нас нет. Поэтому работа осуществляется конкретно депутатами, в рамках осуществления своих депутатских полномочий.

И.К.: Ещё такой вопрос. Может быть, вы владеете информацией, как получилось, что охранная зона тогда составляла 15 метров, потом расширилась до 125 метров, она стала в несколько раз больше. Нет ли у вас какой информации по этому поводу. Ведь именно из-за этого расширения люди и попали в охранную зону и их строения.

Л.Ш.: Вот это как раз изменения, с точки зрения подзаконных актов. С точки зрения наличия трубы и наличия зданий ничего не изменилось. Изменилась федеральная нормативная база, где границы охранных зон вдруг стали больше. Вот в этом плане все изменения.

И.К.: А в обратную сторону этот процесс уже никак не получится пустить? Чтобы взять и уменьшить охранную зону со 125 метров до 15 метров.

Л.Ш.: Вопрос очень непростой, с точки зрения безопасности. Здесь нужно найти такой вариант, чтобы обеспечить безопасность, о чём говорят сетевики, их тоже нужно услышать и соблюсти права граждан.

И.К.: Понятно, здесь все ясно. У меня ещё возник такой вопрос. Когда я читал все информационные сводки по данной теме в вашем крае, агентство по управлению имуществом Пермского края наложило обременение на те участки, на которых было что-то построено. Несмотря на то что у людей были разрешения на эти участки, разрешение на стройку. Люди купили за свои, собственные деньги, возвели там сооружения, а потом вводятся обременения. Вот, с правовой точки зрения, как это можно оценить?

Л.Ш.: Вот как раз, с правовой точки зрения отвечу вам как юрист, я профессиональный юрист. Министерство краевое здесь совершенно ни при чём, речь идёт о деятельности Рос реестра Федеральной структуры. Кадастровая палата и Росреестр вносят ограничения и обременения в государственный кадастр объектов недвижимости по тем процедурам, которые установлены на федеральном уровне. Что они делают: федеральные регламенты позволяют налагать ограничения на земельные участки, которые находятся в любой собственности.

И.К.: Понятно. Ещё вопрос Лилия Николаевна. На данный момент известны ли случаи, начался ли процесс сноса зданий в Запруде и в Адищево. Сообщали вам или пока ещё повисло в такой неопределённой обстановке.

Л.Ш.: Пока я таких фактов не знаю. И мне бы очень хотелось, чтобы наши взыскатели и крупные нефтегазовые компании приняли у себя решение внутри о том, что они не будут побуждать судебных приставов для реального исполнения принятых решений пока мы не найдём других вариантов.

И.К.: Прецеденты уже были по этому поводу?

Л.Ш.: Насколько я знаю, прецедентов по сносу пока не было. Решения судебные есть, исполнительные листы предъявлены, а вот фактов сноса мне пока неизвестны.

И.К.: То есть. Если я вас правильно понял, то могут приехать со всем набором документов и начать сносить?

Л.Ш.: Могут.

И.К.: Ясно. Лилия Николаевна спасибо вам огромное. Спасибо что уделили время и приняли участие в прямом эфире программы «ZOOM» на радиостанции СОЛЬ. Спасибо большое.

Л.Ш.: Спасибо!

И.К.: До свидания!

Л.Ш.: До свидания!

И.К.: Я напомню вам уважаемые радиослушатели, что сегодня сейчас на прямую линию со студией была депутат Законодательного собрания Пермского края Лилия Николаевна Ширяева.

Ситуация непростая. Как сообщила нам Лилия Николаевна, в принципе, весь пакет документов имеется на руках у компании собственника, кому принадлежит нефти-газопровод. И в принципе они могут приехать и начать сносить сооружения, которые люди возвели на земле, которую они купили. Но у них есть разрешения на возведение на этой земле и получается такой общественный резонанс некий. Но будем надеется, что подобных фактов до окончательных каких-то решений не возникнет и все сложится благополучно у жителей микрорайона Запруд и деревни Адищево. Там ещё есть несколько микрорайонов, где данная нефти-газопровод проходит и возникают такие же вопросы.

Ситуация сложная, ситуация непростая. Мы будем следить за тем, как будут развиваться события в Пермском крае. Будем следить за решениями. И обязательно будем информировать вас об этом.

Если у вас есть что добавить по этому поводу, по данному вопросу, вы можете написать об этом на наших страницах в социальных сетях, зайдя к нам на сайт salt. zone и далее перейти по ссылкам на наши страницы в социальные сети и оставить свои комментарии по данному вопросу. Либо оставить свой комментарий напрямую на нашем сайте.

У микрофона был Игорь Киценко. Напомню, что сегодня темой программы ZOOM был «Снос домов в деревни Адищево и микрорайоне Запруд в Пермском крае» из-за того, что сооружения, находящиеся в этих населённых пунктах, попали в охранную зону нефти-газопровода.

На этом у меня все! Услышимся в эфире. Пока!

Мнение участников программы может не совпадать с мнением редакции.

Понравилась статья? Поделись с друзьями!

comments powered by HyperComments