Армия

Студенты против ректора: учащиеся уральского вуза могут остаться без дипломов


Студенты Уральского педуниверситета обвиняют руководство в том, что из-за закрытия спорткомплекса у них пропадают занятия и, как следствие, стипендии и дипломы. У вуза другое мнение на этот счёт.
Эксперты: Иван (имя изменено) — общественник (г. Екатеринбург); Наталья Паэгле — начальник управления стратегии и информационной политики УГПУ.

*Техническая расшифровка эфира

Сергей Егоров: Здравствуйте. В эфире радио СОЛЬ программа «Zoom», у микрофона Сергей Егоров. В Екатеринбурге разгорается скандал. Екатеринбург сейчас прославляется на всю страну не только болезнями, но и подобными скандалами: в Уральском государственном педагогическом университете студенты института физической культуры отправили жалобу вице-премьеру Виталию Мутко и пожаловались на ректора вуза Алевтину Симонову и проректора по учебной работе Светлану Минюрову. Все дело в том, что студенты института физической культуры могут остаться без стипендий и даже без дипломов. Подробнее об этом мы и поговорим в сегодняшней программе. Мы поговорим с теми, кто имеет отношение к этой ситуации, выслушаем мнение стороны вуза, так ли это или не так, что вуз предпринимает при этом. И, конечно, мнение тех, кто имеет отношение к студентам, тех, кто знает, о чем идет речь.

В частности, у нас на связи общественник из города Екатеринбурга Иван, он сам попросил не называть его настоящего имени, чтобы обезопасить себя. Иван, здравствуйте!

Иван: Здравствуйте.

С.Е.: Расскажите ситуацию, с чего все началось, как так получилось, что студенты института физической культуры УГПУ могут остаться без стипендий и даже без дипломов?

И.: Началось это в июне. В июне в госпедуниверситете был закрыт на ремонт, на реконструкцию учебный спортивный комплекс. Он был признан аварийным, и на данный момент он находится на реконструкции без какого-либо объяснения, как долго это будет происходить. После чего студенты института физической культуры, с кем нам удалось пообщаться, рассказали, что их начальство из института сказало им, что они, возможно, могут остаться без стипендий, потому что у них будет невыработка часов в данном семестре, который сейчас уже заканчивается.

С.Е.: Грубо говоря, из-за того, что корпус находится на ремонте, они не могут посещать занятия, дальше получать зачеты, доступ к сессии и т. д.

И.: Да. Именно практические занятия, как нам рассказали студенты, это легкая атлетика и гандбол, которые проводились в УСК, им негде их проводить, и у них простаивают часы. Они уже не первый месяц сидят дома, потому что пары ставят, а негде их проводить. Поэтому они на пары не ходят.

С.Е.: Получается, вуз даже не предложил никакой альтернативы?

И.: Альтернатива была, это был спорткомплекс, манеж «Уралмаш», который находится неподалеку от вуза. Но там сложилась такая ситуация, что после месяца занятий там с вузом был разорван контракт о проведении там каких-либо занятий студентами. И после этого, как нам известно, на данный момент вуз не дает никаких помещений, кроме как помещений в общежитии, которые не предусмотрены для занятий физической культурой.

С.Е.: А что это за помещения, можете подробнее рассказать? Просто какие-то комнаты жилые?

И.: Актовые залы в общежитиях небольшой величины, где толком не побегаешь. Там единственное, что возможно, это занятие какой-то обычной разминкой, упражнения, растяжки, вот такого плана и все.

С.Е.: То есть для профессиональных спортсменов, для будущих учителей физкультуры этого уже недостаточно?

И.: Если студенты лечебной физкультуры, то, возможно, и достаточно. Но есть спортсмены, которые КМС, имеют разряды и по легкой атлетике, и по игровым видам спорта. Они остаются без тренировок, без занятий, без профессиональной подготовки. Потому что у многих, у 4 курса это последний год обучения, им нужно будет получать госдипломы, которые из-за невыработки часов, есть вероятность того, что они их не получат. Но, как нам известно, администрация вуза придерживается такой позиции, что следующий семестр у ребят будет уплотнен, до марта завершится реконструкция спортивного комплекса, а с начала следующего семестра им найдут помещение, чтобы ребята занимались, но в уплотненном графике.

С.Е.: Комментарии вуза мы послушаем чуть позже. Иван, о каком количестве студентов идет речь? Сколько человек? Просто чтобы понимать масштабы бедствия.

И.: У нас в этом вузе обучается больше 5,5 тысяч человек. 18 институтов данного вуза, 1, 2 курс у всех есть обязательный предмет физкультура, который обязателен к сдаче в виде зачета в каждом семестре, в котором он проходит. Плюс все 4 курса студентов института физической культуры, там порядка 200 и 250 человек, в целом человек 500.

С.Е.: Какие-то действия предпринимались? Были инициированы какие-нибудь встречи с руководством, как-то пытались студенты до того, как пожаловаться Виталию Мутко, поговорить, решить этот вопрос?

И.: Насколько нам было рассказано из вуза студентами, они общались со своим руководством, с руководством института. На что они до определенного момента разводили руками. Видимо, студенты решили, раз администрация вуза не может ничего ни сказать, ни сделать, написать и Виталию Леонтьевичу Мутко, и в администрацию президента было письмо отправлено на имя Владимира Владимировича. Также нам известно, что письмо поступило и в Министерство образования Свердловской области, и в мэрию оно было отвезено.

С.Е.: А почему не в Министерство образования федеральное? Все-таки вузы — это федеральные структуры, и курирует их именно Минобрнауки.

И.: Они, конечно, могли написать и на федеральный уровень, но, мне кажется, что могла сложиться такая ситуация, что Министерство образования России спустило бы это в подведомственную организацию, то есть к нам в область, и на областном бы уровне это все решалось. Чтобы скоротать вот этот срок обработки данных в министерстве РФ, чтобы вот этот месяц, который дан на ответ законом министерству, чтобы они ответили тем, кто обратился, студенты решили пойти по пути меньшего сопротивления, чтобы это было быстрее рассмотрено, именно в местное Министерство образования.

С.Е.: Чуть-чуть забегая вперед, во всей этой истории, в вузе вообще фигурирует имя главы института физической культуры, господина Терентьева. Какова его роль в этой ситуации? Потому что, в частности, в вузе говорят о том, что Терентьев тоже к этому причастен, и виновным делают во многом, в общем-то, его.

И.: Там двоякая ситуация. Да, администрация вуза выставляет декана института физической культуры виновным во многих моментах. Да, возможно, там есть доля его вины. Но опять же, в июне, как уже говорилось мною, был закрыт спортивный комплекс, ректор университета знала о том, что он закрыт, что там в подвале прорвало трубу и что он в шатком положении находится. Они могли найти и не на один месяц место, где могли бы ребята заниматься. Мне кажется, это вполне естественно, в том районе, где вуз находится, есть много помещений, где можно заниматься физической культурой. В том числе, я лично в некоторых из них занимался.

С.Е.: Я предлагаю послушать официальный комментарий со стороны вуза. Я связался с Натальей Паэгле, начальником управления стратегии и информационной политики УГПУ. К сожалению, это единственный человек, кто смог мне прокомментировать ситуацию. Я сейчас предлагаю послушать, что она рассказала.

Итак, Наталья Михайловна, есть вот такая ситуация, что студенты написали жалобу вице-премьеру Виталию Мутко, руководство университета не оплачивает аренду спортивных сооружений, не ремонтирует учебно-спортивный корпус. В результате студенты могут остаться без зачетов и без стипендий. Действительно ли это так, действительно ли есть такая ситуация? И как вуз ее собирается решать?

Наталья Паэгле: Ситуация на самом деле совершенно складывается другим образом. То, что не работает спортивный комплекс, это да. Но я бы хотела отметить здесь такой момент. Директором этого спортивного комплекса, как и директором института физической культуры, является Алексей Евгеньевич Тереньтев. Он директор на протяжении уже очень многих лет. И до нынешней весны его ситуация с УСК вполне устраивала. Хотя на протяжении опять-таки многих лет в подвале стояла вода, ее никто не откачивал, никто никаких мер к этому не предпринимал. А весной этого года он решил, что вода должна быть откачана. Воду откачали, но из-за того, что было очень жаркое лето, такие есть предположения, что фундамент повело. Тереньтев поставил в известность ректора университета Алевтину Александровну Симонову, и сразу же, не 1 сентября, не в октябре, не в ноябре, а еще с весны начиная, были предприняты меры. Была сначала нанята экспертиза. Как вы понимаете, мы являемся вузом государственным, и у нас все эти процедуры проходят конкурс. То есть сначала компания, которая могла бы провести экспертизу. По решению экспертизы нужно было приступать к дальнейшим работам. Заключение экспертизы мы получили только 30 сентября. Оно говорит, что да, есть некая опасность, что нужно фундамент укрепить, там пошли трещины по фундаменту. Начиная с 1 сентября, учебный процесс в институте физической культуры был организован в соответствии с расписанием.

В октябре опять же Терентьев по своей собственной инициативе заключил договоры с 2 достаточно дорогостоящими спортивными комплексами, это «Уралмаш» и «Идущие к солнцу», так они называются. Я повторяю, мы являемся государственным вузом, и у нас все договоры заключает только ректор или лицо, ею уполномоченное. Терентьев в данном случае не является ни тем, ни другим. Более того, если определенная сумма превышает тот барьер, когда мы заключаем договор напрямую, то тогда проводится тендер, опять это все предусмотрено законодательством.

Но господин Терентьев решил все вопросы сам, и если принес еще на октябрь такой договор, который ректор могла оплатить, сумма была еще приемлемая, то в ноябре он, опять же, проявив сам всяческую инициативу, принес договоры на суммы, во много раз превышающие прежнюю оплату и предполагающие обязательное наличие проведения тендера. Ему все это было объяснено и правовым отделом, и самим ректором. Но он занял такую позицию, что ему нужны только деньги и только нужны вот эти спортивные сооружения, что с другими он работать не будет.

Ситуация нехорошая. Она решается в административном порядке, в правовом поле. Что же касается студентов, то для студентов, на ноябрь пока не разрешена была вот эта правовая ситуация, был предложен вариант. Была пересмотрена, во-первых, сама программа учебная, и часть лабораторных занятий, которые предполагают занятия легкой атлетикой, подвижными играми, перенесена на второе полугодие. С другой стороны, студентам была предоставлена возможность заниматься в двух залах, хороших спортивных залах в общежитии, которое находится рядом с учебным комплексом. Но Терентьев опять-таки запретил и студентам, и своим преподавателям проводить занятия, потому что его не устраивают такие условия. Преподаватели нарушают расписание и дети нарушают расписание, потому что или преподаватели не ходят на пары, или студенты не посещают пары и не выполняют свои обязательства, которые предусмотрены законом об образовании.

На сегодняшний день ситуация складывается так, что те деньги, которые Терентьев требует с ректора и с университета, которые являются в том числе и студенческими деньгами, будут, возможно, выплачены вот этим двум организациям по суду. Но по-другому мы не можем, потому что это наложение штрафов на университет. Что же касается студентов, ни о каких невыплатах стипендии не может быть и речи. Это ректор заявила категорично, прямо и откровенно на собрании, которое проходило со студентами, там же она ответила на все их вопросы, которые, собственно, их удовлетворили. И одновременно со всем этим процессом идет подготовка по уже результату экспертизы к ремонту спортивного комплекса. Опять же, деньги это немалые. И где их взять, пока это вопрос. Если это будут ремонтные работы, соотносимые с теми суммами, когда можно тендер не заключать, значит, университет эти средства изыщет. Если же это будут суммы гораздо выше тех, которые университет может оплатить без тендера, значит, мы будем проводить тендер и искать ту компанию, которая нам сможет предложить ту цену, которую мы сможем оплатить. В любом случае, решение о том, что УСК ремонтируется, и что пути для его восстановления ищутся, на сегодняшний день существует. Мы надеемся очень, что к концу марта эта ситуация разрешится. Но после сессии, когда студенты выйдут в феврале, они будут заниматься в арендованных спортивных помещениях. Аренда будет проведена по тендеру, то есть в соответствии со всем законодательством, в правовом поле, как это полагается, не нарушая закон и об образовании и все остальные статьи Уголовного кодекса.

С.Е.: А как студентам быть перед сессией, зачеты сдавать, кто-то стипендии может лишиться?

Н.П.: Все зачеты перенесены на следующее полугодие.

С.Е.: То есть просто часть зачетов у них будет отсутствовать, они будут сдавать их в следующем семестре?

Н.П.: Да. Понимаете, существуют учебные планы. И если занятие не ведется по причине несоздания условий администрацией, то эта дисциплина при зачете не учитывается. Другое дело, если создаются условия, а студенты сами не ходят. Это тоже налицо. Пользуясь вот этой ситуацией, они говорят: «Мы не хотим здесь, мы хотим вот там».

С.Е.: Получается, что и сами студенты в данном случае, возможно, виновны в том, что останутся без стипендий?

Н.П.: Мы не хотим сказать, что виновны студенты, но мы хотим сказать, что есть взрослые люди, которые отвечают за организацию учебного процесса. Согласно уставу университета организация учебного процесса — это прерогатива и ответственность руководителя подразделения. В данном случае директора института физической культуры, который сам не хочет организовать этот процесс, и мы больше, чем уверены, у нас есть такие факты, подстрекает студентов к такому недисциплинированному поведению.

С.Е.: А оргвыводы какие-то будут сделаны в связи с этим? Может, выговор какой-то объявят или увольнение даже?

Н.П.: Я думаю, что сейчас это решает ректор, поскольку еще вопрос этот не закончен, еще ведутся различные экспертизы — и по расписанию, и по тому, кто и где его нарушал, потому что выходили комиссии от учебно-методического отдела и смотрели, что в расписании есть, зал есть, а преподавателя нет института физической культуры. Он не приходит просто на работу. А ему оплачивают рабочий день. То есть некий такой саботаж внутри самого института, дабы выкрутить руки ректору и именно добиться тех условий, на которых работали бы преподаватели и директор института физической культуры.

С.Е.: Итак, это было мнение Натальи Паэгле, начальника управления стратегии и информационной политики УГПУ. Как она заявляет, на самом деле студентам все было предложено, они сами не ходят. Вроде бы как в вузе обвиняют студентов и, в частности, главу института.

И.: Если рассматривать то, что сказала Наталья Михайловна, касаясь учебных залов в общежитиях, то, насколько нам известно, один из залов прямо по своей структуре — в зале есть несколько колонн, которые держат этажность этого здания. Мне очень смутно представляется, как там можно заниматься физической культурой. Второй зал, как я понимаю, это тренажерный зал, в котором условия есть некие, но не те, которые мог бы предоставить УСК и какие-то манежи в черте района, где располагается вуз.

С.Е.: Помимо того, что такая ситуация разворачивается вокруг студентов института физической культуры, многие склонны полагать, что, собственно, и новый ректор университета нечиста на руку. Вроде бы и в диссертации ее нашли заимствования, и при ее уже управлении у университета появился многомиллионный долг. Я поинтересовался этим вопросом, в частности, долгом у Натальи Паэгле. Давайте послушаем, что она мне сказала.

Н.П.: Я не компетентна отвечать за многомиллионные долги, это не входить в мою компетенцию. Но я могу сказать, что вода в подвале стояла и при прежнем ректоре. И стояла она намного лет больше, чем при нынешнем. И второй момент: Алевтина Александровна — ректор 2,5 года. Когда она шла на выборы, то ее соперником был Терентьев по выборам. Сегодня ее срок завершается, подходит к концу по возрасту. И на кону следующие выборы.

С.Е.: То есть это, возможно, следующее соперничество. А Алевтина Александровна уже даже не получит право участвовать в выборах ректора или все-таки сможет претендовать на это место?

Н.П.: Я думаю, что по возрасту нет, а как ситуация будет складываться дальше, ничего не могу сказать. На сегодняшний день она говорит, что ее срок полномочий завершается. Будут выборы.

С.Е.: А когда это случится?

Н.П.: Выборы у нас могут быть весной.

С.Е.: Наталья Михайловна, спасибо вам большое, что согласились прокомментировать. Это очень важно — услышать мнение другой стороны.

Итак, оказывается, что вся подоплека этой истории в том, возможно, что на предыдущих выборах ректора нынешний глава института физической культуры был соперником Алевтины Смирновой, нынешнего ректора УГПУ. Сейчас, может, появился какой-то мотив.

И.: Что касается этих предстоящих выборов, мне кажется, что в вузе есть помимо Алевтины Александровны, помимо Алексея Евгеньевича достойные кандидаты занять пост ректора вуза и поддерживать политику вуза, потому что по поводу развития и каких-то политических боев внутри вуза Алевтина Александровна сделала очень много для этого вуза, развивала его, получали ребята гранты, поддержки, субсидии. Вклад Алевтины Александровны очень большой. Мне кажется, у нее есть претенденты на ее смену помимо Алексея Евгеньевича. Алексей Евгеньевич — не такая одиозная фигура в этой политической борьбе.

С.Е.: Я так понимаю, что все-таки предыдущий ректор Борис Игошев был несколько более популярной фигурой, чем Алевтина Смирнова. Вроде бы даже говорилось, что при нем бы таких вещей не произошло. Но вот говорят, что нет, еще при нем вода в подвале стояла.

И.: Да, возможно, вода стояла и при нем. Но то, что Борис Михайлович был более популярным ректором среди студентов, — это факт. Он всегда посещал и пары студенческие, приходил и общался со студентами без вот этих информационных вбросов в СМИ, в министерство. Если складывалась какая-то проблема, он выходил к студентам, пытался ее решить, не вынося сор из избы. Поддерживал всегда политику вуза, укреплял вуз в городе как один из ведущих вузов города и области. И УГПУ считается одним из ведущих профилирующих вузов по подготовке преподавателей в Уральском федеральном округе. Что Алевтины Александровны, что Бориса Михайловича заслуги велики. Но Борис Михайлович был более лоялен к студентам. Он больше с ними общался, его знали больше в лицо.

С.Е.: И представитель вуза, и вы говорили, что ректор провел собрание со студентами по поводу этой проблемы, вроде бы даже удалось найти консенсус какой-то.

И.: Да, собрание было проведено, и, насколько нам известно, не одно. Но оно было проведено после информационного вброса, после того, как приехали телевизионщики в вуз, после информационной атаки на вуз.

С.Е.: То есть под давлением.

И.: Под давлением, да. Ситуация вышла немного из-под контроля ректора. И тогда уже ректор, конечно, решила рассказать всю ситуацию студентам института физической культуры и ответить на их вопросы. А что они остались довольны ее ответами, у меня остались очень большие сомнения. После этого собрания мы общались с ребятами, и многие сказали, что по факту, конкретно нам ничего не ответили.

С.Е.: Пока эта ситуация только, по сути, зарождается, еще далека от завершения. Мы будем следить за развитием событий. Иван, спасибо, что нашли время и рассказали нам об этой ситуации.

У нас на связи был Иван, имя изменено по просьбе самого спикера, это общественник из города Екатеринбурга, близкий к ситуации, который в курсе ситуации в УГПУ.

Ну что же, студенты института физической культуры говорят о том, что они могут остаться без стипендий и даже без дипломов из-за тяжелой ситуации с помещениями для занятий спортом. В вузе говорят о том, что все условия для них созданы, но студенты сами саботируют учебный процесс. Мы заслушали мнения двух сторон, а истина, как всегда, где-то посередине. Это была программа «Zoom», у микрофона был Сергей Егоров. До новых встреч в эфире!

Мнение участников программы может не совпадать с мнением редакции.
Фудшеринг и фриганство

Понравилась статья? Поделись с друзьями!

comments powered by HyperComments