Армия

Служба в армии и коррупция


Тема для обсуждения с юристами «Трансперенси» — способы уклонения от службы в армии и ответственность за них.
Эксперты: Алена Акимова — юрист антикоррупционного центра «Трансперенси Интернешнл — Россия»; Елена Акъминская — юрист антикоррупционного центра «Трансперенси Интернешнл — Россия».

*Техническая расшифровка эфира

Игорь Киценко: Здравствуйте, уважаемые радиослушатели. У микрофона — Игорь Киценко, это — программа «Антикоррупционный понедельник», где мы каждый понедельник встречаемся с сотрудниками «Трансперенси Интернешнл — Россия» и обсуждаем те или иные вопросы, те или иные аспекты, связанные с коррупцией, или деятельность различных людей, либо, может быть, какие-то расследования, если таковые были, проводились и уже готовы к публикации. Небольшой анонс сделаю: скорее всего, в следующий понедельник мы будем общаться с коллегами из центрального офиса, из московского, и они сказали, что будет подготовлено, скорее всего, какое-то расследование. Но об этом будет всё в анонсах — следите за нашими соцсетями: Twitter, Facebook, «ВКонтакте» и так далее. Если есть какие-то вопросы по сегодняшней теме, можете звонить по номеру телефона 8-800-100-39-75. И, в частности, сегодня мы будем обсуждать службу в армии и коррупцию.

Очень многие молодые люди не служили в рядах нашей армии. В их число, к сожалению, попал и я, но попал по уважительной причине: потому, что у меня была болезнь, которая так или иначе позволила мне не служить в армии, а до этого момента у меня всегда была отсрочка по учёбе. Я очень долго учился и получал всегда отсрочку, когда это ещё было возможно, до изменений законодательных о службе в российской армии: с повышением квалификации всегда предоставлялась отсрочка, и не важно, была ли военная кафедра в университете или не была. Да, такое было. И недоуменно на меня смотрят гости сегодняшней передачи: это — Елена Акъминская и Алена Акимова, юристы «Трансперенси Интернешнл — Россия», владимирского отделения. Здравствуйте!

Елена Акъминская, Алена Акимова: Добрый день!

И.К.: Я свою историю рассказал, честно признался. У меня действительно заболевание — хронический пиелонефрит в стадии ремиссии: то есть, этот диагноз у меня не снят, я действительно являюсь, так сказать, больным человеком, и у меня иногда, в определённую погоду бывают обострения. И данное заболевание дало мне возможность быть «списанным со счетов»: я получил военный билет в своё время, даже заплатил госпошлину за то, что получил его не своевременно, не в 27, а в 28. И мне сказали: «Нужно оплатить тебе штраф в 500 рублей, и только тогда ты получишь документы». Он мне уже необходим был. Я просто очень поздно закончил университет, и действительно: когда я учился, у нас была отсрочка по учёбе. Из школы я ушёл после 9 класса, отучился сначала в училище, потом вставал вопрос у меня о поступлении в ВУЗ. Так сложилось, что на тот момент я в ВУЗ не поступил, я поступил в колледж. То есть, шла такая градация повышения образовательного уровня знаний по статусу учебных заведений. Потом я отучился в колледже, потом учился в академии, и потом ещё заканчивал университет, и у меня так всегда была некая отсрочка по учёбе. А потом так получилось с заболеванием, и отсрочка у меня получилась навсегда. К слову сказать, мой брат учился тоже и потом (я историю небольшую своей семьи расскажу) он служил в армии. На тот момент он закончил университет, и ему тогда сказали, когда пошли все эти изменения призывные: «Либо год ты идёшь рядовым служить, либо два года, поскольку у тебя высшее образование, ты можешь пойти офицером, в офицерском составе». Он выбрал побыстрее: год отслужил и ушёл. Была такая тоже возможность, я ездил к нему на присягу, потом его родители общались — я рядом стоял и слушал, — с командиром части, и он объяснял эти все нюансы.

Е.А.: Может быть, вы имеете в виду контрактную службу, нет?

И.К.: Может быть, контракт на два года.

Е.А..: Скорее всего.

И.К.: Но там изменения были. Хорошо. Но это всё — лирические отступления, личная история такая небольшая, и хотелось бы конкретно узнать, что мы сегодня обсудим. Я так понимаю, что мы будем обсуждать именно коррупцию в том плане, когда чиновники от Минобороны, которые сидят в военкоматах, берут взятки, дабы помочь так или иначе человеку призывного возраста избежать службы в рядах нашей армии.

А.А.: Вообще, сегодня хотелось бы в целом поговорить про уклонение от службы в армии, о том, как это происходит, какие используют схемы, кому, да, действительно, дают денег в карман, как вообще всё это происходит. Хотелось бы в целом вопрос обсудить.

И.К.: Хорошо. Ещё раз, уважаемые радиослушатели, напомню номер телефона прямого эфира: 8-800-100-39-75. Звоните, рассказывайте свою историю, задавайте вопросы нашим гостям. Напомню, что Елена Акъминская и Алёна Акимова — юристы «Трансперенси Интернешнл — Россия», владимирского отделения этой организации, и мы сегодня разговариваем в целом о коррупции и службе в армии, и как они между собой связаны.

А.А.: Да, и самое главное — это ответственность: что грозит уклонисту от службы в армии, что грозит за взятки, и вообще какая ждёт ответственность молодых людей.

Е.А.: Я бы хотела ещё добавить взгляд несколько с иной стороны: не когда призывник уклоняется от армии, а когда призывная комиссия..

И.К.: Так или иначе вымогает.

Е.А.: Когда военно-врачебная комиссия признаёт по факту больного человека годным. Вот это как раз меня очень волнует.

И.К.: Вот это — тоже немаловажный момент, и там тоже есть свои нюансы. И я напомню про призывной возраст в России на 2016 год в соответствии с пунктом 1 статьи 22 федерального закона о воинской обязанности и воинской службе: «Призыву на воинскую службу подлежат граждане мужского пола в возрасте от 18 до 27 лет». И те граждане, которые находятся ещё в призывном возрасте и которые нас слушают: не воспринимайте то, что сейчас будет перечисляться, различные схемы как инструкцию к действию. Потому, что вас очень быстро могут вычислить, и за это вы получите заслуженное наказание, если будете этим пользоваться. Мы просто сейчас разбираем ряд примеров, ряд ситуаций, и как итог каждый раз будем выводить определённую составляющую наказания после этого. Давайте начнём. С чего начнём?

А.А.: Наверное, рассказать вообще про тех, кто имеет действительно уважительные причины для отсрочки от службы в армии, кто имеет возможность просто не идти в армию. То есть, кто не подлежит призыву вообще. Есть такая категория людей, граждан, которые имеют законное основание для отсрочки от службы в армии. Регулируется данный момент законом о воинской обязанности и военной службе. Итак, сначала перечислим, кто же имеет право на отсрочку.

Во-первых, это — те граждане, которые являются инвалидами или имеют серьёзные заболевания.

Е.А.: Да, тут я хочу добавить, что существует таблица годности к военной службе. Там вы можете посмотреть по своим заболеваниям, какую степень годности вам поставят в военкомате.

И.К.: Эту таблицу легко найти или сложно?

Е.А.: Абсолютно легко.

И.К.: То есть, она в Интернете легко находится в «Яндекс»?

Е.А.: Именно так. Таблица годности к военной службе, в свободном доступе в Интернете имеется.

А.А.: Итак, второе условие, при котором может быть предоставлена на законных основаниях отсрочка — это если призывник имеет особые условия жизни: например, он ухаживает за членом своей семьи. Например, за нуждающимися родственниками, если больше некому ухаживать.

И.К.: Это если, допустим, папа и мама — пенсионеры, а молодой человек уже на данный момент работает и является кормильцем, а они, получается, а иждивении его.

Е.А.: Да, получается, так.

А.А.: Либо, может быть это инвалид — член семьи, он не имеет возможности работать, и за ним нужно просто кому-то ухаживать, при этом данный родственник не закреплён ни за каким социальным учреждением, которое обеспечивает уход. Вот этот момент ещё надо учитывать.

И.К.: Ага. То есть, как я понимаю, если даже, допустим, есть инвалиды либо социальная группа, которой требуется уход, человек является единственным кормильцем, и если какое-то учреждение оказывает данные услуги, то в принципе этого человека, этого кормильца чисто теоретически могут забрать, да? Забрить в солдаты.

А.А.: Да.

И.К.: Или не теоретически, а вполне себе запросто?

А.А.: Да, если есть какое-то соцучреждение, которое готово на себя взять ответственность за данного человека, уход за данным членом семьи, то человек уже будет подлежать службе в армии, это будет уже не законное основание для отсрочки.

И.К.: Просто я неоднократно слышал такие истории о том, что папа и мама — инвалиды или пенсионеры, он один работает, тянет на себе всю семью, и тут ему приходит повестка. Он сходил: «Ребята, как так?», они ему говорят: «А всё, давай подписывай и ты никуда не уйдёшь, всё: уезжаешь».

А.А.: Либо в том случае, если призывник является опекуном либо попечителем. На самом деле, это очень странно — допустим, в детский дом согласиться принять этого ребёнка, и человек будет подлежать призыву. На мой взгляд, это очень странно и неправильно.

И.К.: То есть, получается, если это отец-одиночка (допустим, такая ситуация), и отец ещё является в призывном возрасте — довольно-таки молодой мужчина лет двадцати пяти, и так получилось, что он один с ребёнком на руках. И детский дом говорит: «А мы его можем к себе забрать, пока вы в армию ходите». Вот так, что ли?

Е.А.: Я таких случаев, к счастью, не слышала.

И.К.: Но такое может быть?

Е.А.: Чисто гипотетически — всё может быть. Я, к счастью, не слышала о таких случаях.

И.К.: Удивляться в нашей стране ничему не приходится. Хорошо, продолжаем.

А.А.: Давайте дальше. Также может получить законное основание для отсрочки от службы в армии тот гражданин, который имеет детей. У него имеется либо один ребёнок, и он его воспитывает один без матери — то есть, это отец-одиночка.

И.К.: Да. О чём мы как раз сейчас говорили. Но если детдом говорит: «А мы его можем у себя годик повоспитывать».

А.А.: Ну это понятно, что нормальный отец ребёнка в детдом, чтобы пойти в армию.

Е.А.: Мне кажется, мы передёргиваем немножко ситуацию.

И.К.: Нет, почему, давайте доведём до абсурдного. Но, чисто теоретически, мне хочется понять: может такое быть или нет. Вот если есть социальное учреждение, готовое взять на себя ответственность по уходу за данным ребёнком. А человек...

А.А.: Нет, подождите, с социальным учреждением имеется в виду, наверное, всё-таки не ребёнок, а какой-то больной член семьи, за которым некому больше ухаживать.

И.К.: Мы сейчас говорим, что есть гражданин, как вы зачитали, Алёна — отец-одиночка.

А.А.: В таком случае он имеет отсрочку.

Е.А.: От службы в армии. Вот интересно: до какого времени? До 18-летия?

И.К.: До 18-летия ребёнка?

Е.А.: Либо пока не появится ещё один взрослый член семьи?

И.К.: Там получается таким образом: да, либо пока не появляется, наверное ещё один член семьи...

А.А.: Пока не сменятся условия из жизни.

Е.А.: В любом случае, если он отец-одиночка, даже если у него появляется супруга, она не является законным представителем, она не является мамой. Каким образом здесь может быть отсрочка прекращена?

И.К.: А если она берёт на себя... Как это правильно назвать?

Е.А.: Усыновит ребёнка.

И.К.: Да, совершенно верно.

А.А.: В этом случае уже будут законные основания, чтобы пойти в армию. Да, чтобы забрать его в армию.

И.К.: То есть, ситуация с отцом-одиночкой — патовая.

Е.А.: Ну почему же.

И.К.: Ждите либо 27 лет, уважаемые отцы-одиночки, если таковые есть, либо не давайте своей зазнобе усыновить вашего ребёнка до, опять же, 27 лет. Это — не руководство к действию, а так, размышления вслух. Хорошо, продолжаем.

А.А.: Давайте дальше, да, по поводу детей мы не договорили. Итак, гражданин может быть освобождён и в том случае, если у него есть ребёнок-инвалид, которому менее трёх лет. Здесь уже без разницы: есть у него супруга, есть мама у ребёнка или нет. То есть, ребёнок-инвалид, которому меньше трёх лет. Это — тоже основание для отсрочки.

Е.А.: Так, стоп, а после трёх лет?

И.К.: Да, дальше получается, если три года проходит...

А.А.: Закон говорит: «менее трёх лет».

И.К.: Менее трёх лет. То есть, если ребёнку уже исполнилось четыре, и вы находитесь в призывном возрасте, то могут забрать в армию. Получите повестку.

Е.А.: Да, мама будет тянуть ребёнка-инвалида одна дальше.

И.К.: А что делать! Таковы наши реалии.

А.А.: Как же мужчина может получить отсрочку от армии, если он является отцом двух и более детей? Опять же, если есть супруга.

И.К.: Знаю. У меня есть один хороший знакомый. Он учился, у него была отсрочка по учёбе, и перед тем, как получать диплом в университете, он женился. Так всё было хорошо просчитано, но, тем не менее, это очень хорошая, крепкая семья, дружная. У неё родился один, сын старший родился, и ему дали отсрочку по рождению первого ребёнка, а потом, через какое-то время — «один ребёнок не считается, надо два». Они подумали: «Ну что делать: чем больше нас, тем лучше нам», и у них родилась вторая дочка. И, в принципе, из-за этого он не ходил в армию.

Е.А.: Тут, наверное, к ещё одному основанию мы подойдём: мужчина имеет ребёнка и беременную супругу. То есть, это тоже является основанием для отсрочки.

И.К.: То есть, беременная супруга вторым ребёнком — это основание для отсрочки уже.

Е.А.: Да, но женщина должна быть не менее, чем на... 26 неделе, да?

А.А.: Да, минимум на 26 неделе.

И.К.: То есть, если раньше, то не считается. Могут по-быстренькому забрать.

А.А.: Могут.

Е.А.: Так что, просчитывайте все ходы.

И.К.: Два и более детей, либо один ребёнок и беременная супруга не менее 26 недель.

Е.А.: А дальше — ход конём: отсрочка отцу, имеющему двоих детей.

И.К.: Да, тут всё логично уже.

Е.А.: А там и 27 лет не за горами.

А.А.: Ещё одно основание, которое может предоставить законную отсрочку — это в том случае, если молодой человек работает и занимает некоторые должности. Причём речь идёт о работе в некоторых государственных структурах, таких, как МВД, пожарная служба, прокуратура, следственный комитет, таможня и иные. Здесь необходимо отметить, что при этом молодой человек должен соблюдать ещё три условия: иметь высшее профессиональное образование, работать сразу же после получения диплома.

Е.А.: То есть, первое рабочее место, да?

А.А.: Данные органы должны быть его первым рабочим местом, правильно. И иметь какие-либо спецзвания.

И.К.: Спецзвания — это что значит? Спасатель, аквалангист-спасатель? Нет, есть же такие спасатели: ныряльщики-спасатели, аквалангисты.

Е.А.: Нет, под специальными званиями здесь имеются в виду лейтенант, прапорщик и так далее.

И.К.: Обыкновенные, получается, звания, да?

Е.А.: Да, но называются они «специальные звания».

И.К.: Высшее образование, первое место работы и звание.

Е.А.: Да.

И.К.: И получается, все эти госструктуры, которые были перечислены, так или иначе являются... Силовыми их можно назвать. Так или иначе, люди ходят в форме, люди ходят в погонах.

Е.А.: Да, но они получают за это зарплату.

И.К.: Ну да, это уже профессиональная деятельность.

А.А.: И плюс ещё соблюдены три условия, которые я назвала. А вот ещё самое интересное: кто может претендовать на временную отсрочку. Это — те, кто работает депутатами.

И.К.: Депутатов нельзя забрать в армию?

А.А.: Нельзя.

И.К.: Жалко. Хорошо, продолжаем.

А.А.: А также главы районов и городов.

И.К.: Тоже печально.

Е.А.: Но теперь понятно, почему некоторые так стремятся.

И.К.: А что делать? Занять вакантное место, стать главой района либо города и сказать: «А я — вот здесь, на этом месте, на руководящем отдаю долг родине». Но некоторых, конечно, отправить бы поучить дисциплине.

А.А.: Но опять же, эта отсрочка даётся только на время работы.

И.К.: Хорошо. Ну а там постоянно можно же переизбираться, назначаться, и так далее, и так далее.

А.А.: А также могут оформить отсрочку лица, которые претендуют на замещаемую должность посредством выборов. При этом время отсрочки даётся только на момент публикации результатов.

Е.А.: До момента.

А.А.: То есть, на время проведения этих выборов.

И.К.: То есть, во время выборов кандидаты на пост главы...

А.А. и Е.А.: Не подлежат призыву, да.

И.К.: И, соответственно, обязательное это условие: человек должен быть в призывном возрасте, от 18 до 27 лет. Это по законам Российской Федерации. Ещё раз напомню номер телефона: 8-800-100-39-75. У меня в гостях — Елена Акъминская и Алёна Акимова, юристы «Трансперенси Интернешнл — Россия», отделения города Владимира. Мы продолжим через мгновение.

Ещё раз напомню, уважаемые радиослушатели, что мы сегодня обсуждаем службу в армию и коррупцию. Только что мы перечислили...

Е.А.: Не до конца мы перечислили.

И.К.: Не до конца.

А.А.: Мы хотим их продолжить.

И.К.: Продолжить ещё, да. Мы перечисляем, мы продолжаем перечислять те группы граждан, которые при определённых условиях могут получить либо полную отсрочку, либо временную отсрочку от службы в рядах российской армии. Хорошо, мы закончили на...

А.А.: Мы говорим про временную отсрочку сейчас.

И.К.: Про временную отсрочку, хорошо. Так, продолжаем.

Е.А.: Закончили мы на кандидатах в депутаты. Также отсрочку получает призывник, получающий образование.

И.К.: На время учёбы.

Е.А.: На время учёбы, да.

И.К.: Это если есть военная кафедра. Или нет военной кафедры?

Е.А.: Нет, нет. Если он получает высшее образование и не имеет ещё диплома. То есть, после школы он пошёл в вуз получать высшее образование.

А.А.: Смотрите, здесь тоже...

И.К.: А перехватить из школы до вуза могут? Ребёнок, допустим, поздно пошёл в школу, он подал документы, и тут идёт патруль: «Молодой человек, а можно ваши документы?». Он: «Пожалуйста». «А пройдёмте с нами», — в машину его, в военкомат, и всё: «Мама, я в армию».

А.А.: Игорь, я вас перебью. Я вам очерчу ряд условий, при которых эта отсрочка будет на законных основаниях. Во-первых, если на момент окончания школы молодому человеку не исполнится 20 лет. Если он учится в институте — он на очной форме обучения. Если он обучается в высшем учебном заведении, которое прошло аккредитацию по его специальности.

И.К.: Но аккредитацию, мне кажется, любые...

А.А.: Нет, не все ВУЗы имеют госаккредитацию. У нас даже во Владимире есть ВУЗы, которые не имеют госаккредитации.

И.К.: Хорошо. Госаккредитация по определённой специальности. То есть, можно поступить в университет, но если по определённой специальности нет госаккредитации (например, у нас огромное количество в различных университетах учат на программистов, экономистов и юристов, не имея по этим специальностям госаккредитации) — оттуда, теоретически, мальчишку можно забирать.

Е.А.: Да, вполне.

И.К.: Продолжаем.

А.А.: А также если он является аспирантом. То есть, аспирантура тоже даёт отсрочку.

И.К.: Это — как повышение квалификации, что было и у меня.

Е.А.: Так что, занимайтесь наукой, и армия вас минует.

И.К.: Да. Учитесь, грызите, защищайте. Лучше отдавайте долг родине, что-нибудь придумывая, мастеря, патентуя и соображая своими мозгами. Так — гораздо лучше.

А.А.: И, в принципе, до 27 лет вполне можно доучиться. Сначала — школа, ВУЗ, потом — аспирантура, а потом уже и 27 лет.

И.К.: А потом кандидатскую можно написать и докторскую. И остаться ещё преподавать на родной кафедре.

Е.А.: Опять же, во всех этих случаях необходимо будет всё подтверждать документально. Списки документов для каждого отдельного случая — разные, это всё можно легко найти в свободном доступе.

И.К.: Это всё есть в Интернете. То есть, если кому-то интересно, он может просто «погуглить».

Е.А.: Да, вы можете открыть закон о воинской службе.

И.К.: И почитать его внимательно. Мы его не будем зачитывать и перечислять, потому что это — свободный документ, и его легко можно найти. Хорошо, есть ещё какие-то категории?

А.А.: Вообще, наконец, существуют непредвиденные случаи, которые не предусматривает закон, случаи неявки в военкомат. Например, вы едете в военкомат и по дороге случается ДТП или какое-то чрезвычайное происшествие

И.К.: И в больничку.

А.А.: ...какое-то стихийное бедствие, не дай бог, которые возникли не по вашей причине, то неявка в военкомат здесь не будет правонарушением. При этом вам нужно будет предоставить доказательства.

И.К.: Принести справку определённую. «Я ехал, ехал, и тут случилось цунами».

А.А.: Да. Например, документ, подтверждающий ДТП, либо иной документ.

И.К.: О том, что по дороге.. Допустим, у тебя явка по повестке такого-то числа, и от этого же числа у тебя должна быть справка о том, что ты был, например, госпитализирован по таким-то причинам, не зависящим от тебя.

А.А.: Ну да, либо просто ДТП, либо какое-то стихийное бедствие.

И.К.: Поскользнулся, упал, споткнулся, гипс.

Е.А.: Скажите, а в повестке время указывается, когда нужно явиться в военкомат?

И.К.: Я, честно говоря, не знаю. Я, мне кажется, ни одной повестки даже не подписал.

А.А.: Я тоже не получала, не знаю.

Е.А.: Насколько я слышала, указывается время. Соответственно, если это — ДТП, то время тоже должно совпадать. Но это уже мелочи.

И.К.: Это, мне кажется, уже такие тонкости, да. И если есть какие-то споры, и когда уж очень сильно хотят забрать этого человека в армию, когда начинают сравнивать уже время.

А.А.: Если случилось какое-то ДТП и человек пострадал, я думаю, здесь уже всё действительно.

Е.А.: Но, допустим, если он должен был явиться в 10 утра в военкомат, а ДТП случилось в 10 вечера?

А.А.: Этого же дня.

Е.А.: Да.

И.К.: Тогда понятно. Здесь очевидно то, что он прогулял, получается, военкомат. Это очевидная вещь тогда. Это правонарушение.

А.А.: Это уже правонарушение: не явился.

И.К.: И его из больницы забирают уже в медсанчасть при какой-то воинской части. И дальше начинают лечить активированным углём и аспирином.

Е.А.: Нет, в медсанчасть его никто не заберёт.

И.К.: Потом, как выздоровеет. Хорошо, есть ли ещё какие-то группы граждан, которые имеют право? То есть, всё: непредвиденные обстоятельства — это крайняя мера. Если с вами что-то произошло, когда вы ушли в военкомат, либо за день до явки в военкомат.

Теперь более плотно хотелось бы подойти к такому вопросу, как коррупционная составляющая.

А.А.: Игорь, перебью. Давайте ещё обсудим буквально минут 5-10, кто имеет полное освобождение. Мы говорили об отсрочке, о временной, а теперь полное освобождение от службы в армии. Это, во-первых, граждане, которые признаны ограниченно годными к военной службе по состоянию здоровья.

И.К.: Перечень заболеваний можно посмотреть в Интернете.

А.А.: Да, конечно. Есть определённые группы годности, мы об этом уже говорили. Это — те граждане, которые проходят или уже прошли военную службу в Российской Федерации.

Е.А.: А также — те, кто проходят альтернативную службу.

И.К.: То есть, где-то медбратом подрабатывают?

Е.А.: В том числе — да. Не автомат в руке держать, а, грубо говоря, ночной горшок.

А.А.: Либо те, кто прошли военную службу в другом государстве. Случаи, которые предусмотрены международными договорами Российской Федерации.

И.К.: Например, допустим, молодой человек отслужил в армии на Украине и потом получил российское гражданство, но по российскому законодательству он ещё входит в призывной возраст. Он говорит: «Ребята, я отслужил в армии другого государства». Его не имеют права брать.

А.А.: Да.

Е.А.: К сожалению, не могу ничего по этому поводу сказать: международный договор в этом аспекте мы не читали, не изучали.

А.А.: Предполагается, наверное, что да.

Е.А.: Предполагается — да, но не конкретно Россия и Украина или ещё что-то.

И.К.: То есть, нужно смотреть перечень стран, которые входят в этот международный договор, и вникать в определённые условия.

Е.А.: Но процент таких призывников на самом деле невелик.

А.А.: Также не подлежат призыву на военную службу граждане, которые отбывают наказание в виде обязательных работ, исправительных работ, ограничения свободы, ареста или просто лишения свободы.

И.К.: Понятно. Суд наложил определённые обязательства на человека.

А.А.: Также — кто имеет не снятую или не погашенную судимость за совершённые преступления. А также — те лица, в отношении которых на данный момент ведётся дознание либо предварительное следствие, либо уголовное дело в отношении которых уже передано в суд. Также не подлежат призыву на военную службу.

И.К.: То есть, если уголовное производство против человека идёт, то его тоже не забирают. Но не надо этим пользоваться, уважаемые радиослушатели. Не надо этим пользоваться, это — ещё хуже. Лучше уж просто в армию.

Е.А.: Также право освобождения от призыва на военную службу имеют граждане, имеющие учёную степень.

И.К.: То есть, доктор наук может не идти.

Е.А.: Так что, заниматься наукой очень выгодно.

И.К.: Нет, серьёзно? Доктор наук — уже всё, до свидания, и никакая армия... Если я, например, докторскую написал до 27 и успешно её защитил.

А.А.: Ну да, у вас, получается, учёная степень.

И.К.: Да? И всё, я не иду в армию? Учиться — это полезно и хорошо. Видите, сколько бонусов?

А.А.: Но опять же, учёная степень, предусмотренная государственной системой научной аттестации.

Е.А.: То есть, в государственном учреждении. Вы отучились, поступили в аспирантуру, там кандидатскую написали, защитили, а там уже и 27.

И.К.: Бывают уникумы такие, но, опять же, это частные и единичные случаи, когда ребёнок поступает в ВУЗ в 15 лет, заканчивает его ещё раньше, экстерном всё сдаёт и пишет кандидатские. Мне кажется, таким мозговитым и интереса нет никакой кандидатской писать, но это — совсем другая область. В общем, люди, имеющие учёную степень тоже не идут в армию.

Е.А.: Освобождаются от призыва. Есть ещё одна категория: граждане, являющиеся сыновьями либо родными братьями военнослужащих, которые уже проходили военную службу по призыву, и погибли в связи с исполнением ими обязанности военнослужащего.

И.К.: То есть, если, допустим, старший брат пошёл в армию, погиб, исполняя свой долг, служа в армии, то уже младшие братья в армию не призываются.

А.А.: Они имеют на это право: то есть, могут пойти, а могут не пойти. Но имеют право.

И.К.: То есть, это уже по желанию. Но заставить их идти в армию никто не может уже. Хорошо.

А.А.: А также имеют право освободиться от призыва на военную службу те граждане, которые являются сыновьями либо родными братьями граждан, умерших вследствие увечья либо заболеваний, полученных в связи с исполнением ими обязанности военной службы в период прохождения военной службы по призыву.

Е.А.: Не только по призыву, но и во время сборов военных.

А.А.: Да.

И.К.: То есть, если даже какой-то человек прошёл срочную службу, потом подписал контракт, поехал на сборы, и там произошёл несчастный случай, то, получается, его там.. Получается, самый близкий родственник — это младший брат всегда в данной ситуации. Он уже, опять же, может по своему усмотрению идти или не идти.

А.А.: Либо отец.

И.К.: Либо отец?

Е.А.: Дети. Сын. Скорее всего, сын. Получается, отец отслужил, сын уже.

А.А.: Ну да, я имела в виду это.

Е.А.: И родные братья — тоже.

И.К.: Родные братья тоже. Хорошо, понятно.

А.А.: В принципе, всё.

И.К.: Это полный перечень. Опять же, его можно где-то поискать, можно где-то найти, где-то он есть укомплектованный так, что можно посмотреть, кто имеет отсрочку, а кто имеет право вообще не ходить в армию? Есть где-то такие скомпонованные материалы?

Е.А.: Да, положение о воинской обязанности и военной службе. 53-й федеральный закон.

И.К.: Это о нём мы и говорили. Не будем зачитывать, но в итоге выдержки из него и зачитали. Хорошо, теперь хотелось бы поговорить о различных коррупционных составляющих в военкомате.

Е.А.: Игорь, можно мы снова вас перебьём? Теперь хотелось бы подойти к ответственности за уклонение.

И.К.: Нет, давайте сначала всё-таки о коррупционных схемах, а потом — к ответственности, потому что какая это ответственность, если ничего пока не совершено?

Е.А.: Давайте.

И.К.: Какие бывают самые распространённые? Бывает молодой человек, который не хочет идти в армию. Здоров, как бык, не учится нигде, иждивенец.

Е.А.: Но абсолютно здоровых людей нет.

И.К.: Это — другой вопрос. Недообследованные. Распространённая шутка: здоровых нет, есть недообследованные. Но вот, приходит он на военно-медицинскую комиссию, её начинает проходить, либо ему приходит повестка, и он начинает юлить, искать какие-то моменты, идти к врачам, предлагать что-то: коньяки, сувениры, подарки и так далее.

Е.А.: Ко врачам — это дорого. Дешевле — в военкомат.

А.А.: Вообще, система уклонения от всеобщей воинской обязанности у нас в России очень хорошо обкатана, и ежегодно принимают от родителей призывников огромные суммы денег. Задержание сотрудников военкоматов при получении взяток или злоупотреблении своими должностными полномочиями, к сожалению, происходит с определённой периодичностью.

И.К.: Хорошо. Помимо получения прямой взятки — даже не назовём это определённой суммой в конверте, а иными какими-то благами,— какие могут быть ещё превышения полномочий?

А.А.: Незаконные способы получения военных билетов, вы это имеете в виду?

И.К.: Да. Какие могут быть ещё превышения полномочий со стороны сотрудников военкомата? Что можно расценить как коррупцию? Например, родственные связи какие-то либо приятельские, соседские. Дачи у нас по соседству стоят. Иванов Иван Иванович, он — военком в нашем военкомате в деревне, а у меня дача с ним по соседству. И он меня с малых пелёнок знает, и отец подходит и говорит: «Иван Иванович, надо как-то решить вопрос». Он говорит: «Ну, что-нибудь подкрутим и дело твоего ребёнка подсунем под сейф подпирать до 27 лет». Либо какие-то другие административные рычаги. Что можно расценить как превышение должностных полномочий со стороны сотрудников военкомата?

А.А.: Взятка представителям военкомата.

И.К.: И всё? Нет, я имею в виду, они своим административным ресурсом, помимо взятки... Есть какая-то договорённость.

Е.А.: Теряются личные дела периодически военнослужащих.

А.А.: Фальсификации могут быть документов, чаще всего — медицинской книжки.

Е.А.: Чаще всего — по состоянию здоровья, да.

И.К.: Или изымается личное дело, куда-то прячется, потом возвращается.

А.А.: Смотрите, могут даже представители военкомата или медицинской организации, где призывник проходит медобследование, по договорённости, используя свои полномочия, взять обследование, взять какой-то результат анализа другого человека, который на самом деле больной, который не годен, и подложить тому человеку, за которого просили. Такое тоже может быть.

И.К.: Здоровому человеку. Хорошо. А как это всё дело вскрывается? Допустим, есть военком, у него хороший друг — главврач, и кого надо он отправляет к этому главврачу и говорит: «Ты как обычно сделай, как нужно, чтобы анализы у него были плохие, чтобы у него было подозрение на мочекаменную болезнь. Ссытся он по ночам, и всё. Списываем его, а мы потом с тобой сочтёмся шашлыками и баней.»

Е.А.: Насчёт энуреза, это всё можно очень легко проверить. Так, между прочим. Так что, не делайте так, пожалуйста.

И.К.: Подождите, а каким образом это можно проверить? Есть главврач, есть военком, это — две высших инстанции, как это можно проверить? Какое в этом случае заинтересованное лицо может подойти и сказать?

Е.А.: Простите, перебью. К военкомату, как правило, прикреплены лечебные учреждения. Поэтому взаимодействует военкомат именно с ними, исключительно.

И.К.: Это я понимаю. Но есть военкомат, есть закреплённое медучреждение, и военком и главврач этого медучреждения...

Е.А.: За столько лет подружились.

И.К.: Да, друзья хорошие. Как эту схему, как этот порочный круг разорвать? Как эти схемы вскрываются?

Е.А.: Знаете, чисто гипотетически, мне кажется, либо обиженные люди, которым пообещали, но не сделали, либо... Я даже не знаю.

И.К.: Есть определённого рода ряд заявителей: кто-то, может, действует из мести, кто-то — из справедливости.

Е.А.: Знаете, такая информация не публикуется.

И.К.: Так, анонимно: «У нас главврач фальсифицирует, я хочу на его место». Не исключены такие моменты?

Е.А.: Не исключено, но утверждать мы ничего не можем.

А.А.: А потом, может быть, вы прошли медобследование в одном медицинском учреждении, которое закреплено за этим военкоматом, а на подтверждение вас могут отправить и в другое медицинское учреждение.

Е.А.: Опять же, которое закреплено. Там, как минимум, два, насколько я знаю.

А.А.: Как минимум, два медучреждения закреплены за каждым военкоматом. И не факт, что вас на повторное медицинское обследование отправят именно в первый военкомат, где вы уже были, где, может, уже есть какие-то договорённости.

И.К.: То есть, и в другой могут отправить?

А.А.: Конечно. Тоже очень рискованно. Могут спокойно раскрыть ваш обман.

Е.А.: А ещё, мне кажется, статистика освобождения от призыва тоже влияет на то, что обращают внимание именно на конкретный военкомат, на конкретного человека. Ведь существует же, мне кажется, какой-то план по призывникам.

И.К.: Да, обязательно, конечно. Он существует.

Е.А.: «Вот человек не выполняет план, а давайте-ка мы проверим, почему. Неужели там все настолько больные?». Может быть ещё так, на мой взгляд.

И.К.: То есть, имеется в виду, что статистика по населению одна, а призывников — ой-ой, как мало. «И что такое? А давайте-ка мы здесь независимую проверку сделаем, в этом районе».

А.А.: Да. И потом, всё равно у нас есть надзорные органы: это и следственный комитет, и прокуратура, которые могут проверить данный военкомат, вскрыть какие-то документы, найти несоответствия. Так что, я думаю, здесь выявить правонарушение можно.

Е.А.: Если очень захотеть.

А.А.: Да, и такое бывает, примеры есть.

И.К.: Значит, у нас получается здесь как форма коррупции — это превышение должностных полномочий, фальсификация. И третье, самое очевидное — это прямая взятка и договорённости с людьми, которые имеют такую возможность и делают фальсификацию, как следствие, и нецелесообразно расходуют административный ресурс.

А.А.: Есть ещё один момент, как можно откосить, грубо говоря, от армии: можно просто купить военный билет на чёрном рынке.

И.К.: Вот это очень интересно, потому что я по городу вижу огромное количество автомобилей: «Военный билет, законно». Вот это — что такое?

А.А.: Есть объявления и в Интернете, и на улице, и на фонарных столбах — много где объявления есть. А вообще, покупка билета на чёрном рынке — естественно, это противозаконно, и вообще поддельные документы.

И.К.: То есть, это подделка документа идёт.

Е.А.: Нет, вы можете получить оригинал, вы можете купить оригинал так же, как и подделку, но оба случая незаконны, разумеется.

А.А.: Только один будет стоить дороже, оригинальный. Вы выложите за него гораздо больше денег, чем за поддельный, но оба они будут незаконны.

И.К.: Хорошо. Сколько стоит поддельный? На чёрном рынке.

А.А.: Какой вопрос!

Е.А.: Не обращались, не покупали. Спросите меня лет через пятнадцать.

И.К.: Поддельный военный билет.

А.А.: Смотрите, если, например, взять какой-то небольшой город (какая у меня есть информация), то вам назовут сумму от 80000 до 100000 рублей.

И.К.: Это поддельный?

А.А.: Да.

И.К.: А оригинальный, то есть, когда ты приходишь к военкому либо в военкомат и просишь решить этот вопрос, чтобы тебя отмазали от армии, чтобы ты откосил и чтобы тебе дали оригинальный военный билет — это получается ещё дороже?

Е.А.: Вероятно, что да. По-любому дороже.

И.К.: Получается, восемьдесят-сто тысяч — это подделка документов стоит, а ещё дороже получается оригинал.

А.А.: Смотрите, немножко не так. Восемьдесят-сто тысяч — это просто стоит военный билет. У меня, к сожалению, нет сведений, поддельный это или всё-таки оригинальный. А в городах больших — Москва, Питер, — уже вам назовут цифру в пределах двухсот или даже более тысяч рублей.

И.К.: Да? А как же рынок, конкуренция? Там должны скидки делать, наверное, постоянным клиентам каким-нибудь. Ну ладно, это всё — шутки.

А.А.: Между прочим, да, такие шутки могут закончиться двумя-тремя годами в колонии-поселении, так как это — уголовно-наказуемое деяние.

И.К.: И для человека, который пытается получить, или для того, который изготавливает эти документы?

А.А.: Вообще, для того человека, который делает и получает эту подделку.

Е.А.: Нет, там именно покупка и сбыт. Они одинаково наказываются. Сбыт и покупка.

И.К.: То есть, обоих. И тот, и тот могут получить 2-3 года колонии. И пожалуйста. А потом точно в армию можно будет уже не ходить.

Е.А.: Но и на работу нормальную — тоже.

А.А.: Да, потому что дальше это тоже всё вскроется. Второй момент при покупке военного билета, незаконного — это жульничество. Это всё-таки сделка, но она незаконная, и поэтому вам никто не гарантирует, что после уплаты денег вы действительно получите ваш документ на руки. Вас могут просто кинуть, понимая полную безнаказанность.

И.К.: Мошенники.

А.А.: Конечно, да. Жулики. Не пойдёте же вы в милицию жаловаться, что вам не продали поддельный документ.

И.К.: «Я дал деньги на поддельный документ, а они мне его не дали. Накажите их».

А.А.: И вас накажут тоже. Поэтому избегайте соблазна купить военный билет.

И.К.: Так, хорошо. По поводу незаконного приобретения военных билетов, тут сопряжено огромное количество рисков. Но тем не менее, эти объявления, когда пишут: «Военный билет, законно» — насколько это реально? Опять же, есть молодой человек призывного возраста, медицинские показатели все в норме у него, но так получилось, что он не учится, и ему приходит повестка, а он не хочет идти в армию и обращаются к этим людям, у которых написано: «Военный билет, законно». Законно. Причём это официально.

Е.А.: Что значит по-вашему «официально»?

И.К.: Законно. То есть, люди занимаются этим законно.

Е.А.: Это они так написали?

И.К.: Есть реклама. Почему тогда, если у нас реклама везде есть и номер телефона, почему этими людьми не занимаются специально обученные следственные органы?

А.А.: Смотрите, а здесь они могут вас, опять же, направить в медицинское учреждение, и, может-быть, где-то как-то всплывёт у вас какое-то заболевание.

И.К.: И они его начинают раскручивать.

А.А.: Потому, что стопроцентно здоровых людей не бывает. Всё же что-то найдётся: или плоскостопие, или плохое зрение, может быть, но всё равно будет. И, может быть, они здесь действуют именно с этой стороны, как-то находят какое-то заболевание.

Е.А.: Плоскостопие, кстати — в списке этой таблицы на освобождение.

И.К.: Этот момент — он очень интересный. Находится заболевание: допустим, в детстве ребёнок чем-то переболел. Краснуха, ветрянка, целый набор, было плоскостопие, сейчас его не стало. И, получается, дальше в этих организациях включается какой-то механизм? Юридический отдел у них хороший.

А.А.: Они вам просто окажут юридическое сопровождение и помогут получить освобождение тому человеку, которому оно действительно положено по болезни.

Е.А.: По медицинским основаниям, да. У них очень большой опыт, поэтому они, скорее, больше советами помогут, как себя вести. Вплоть до такого: «Гастрит у вас был, давайте вы что-нибудь скушаете».

А.А.: Да, перед тем, как идти на медицинскую комиссию.

Е.А.: Но гастрит, кстати, не является основанием для освобождения.

А.А.: Да? Не знала.

Е.А.: Гастрит — нет, язва — да. Панкреатит, кстати говоря — тоже.

И.К.: Получается, что все эти рекламы и юридические консультации, когда пишут: «Военный билет, законно», там всё официально, и это — просто юридическое сопровождение, изучение документов, и иногда это, бывает, срабатывает.

Е.А.: Да. Денег вам, разумеется, никто не вернёт, как бы ни обещали.

И.К.: То есть, приходишь, ты заплатил за консультацию, а тебе потом говорят: «Брат, извини».

Е.А.: Но консультацию-то вы получили. Деньги они берут за военный билет. Но опять же, там, наверное, есть договор, в котором прямо указывается, что это — юридическое сопровождение, никто не гарантирует вам получение военного билета.

И.К.: Хорошо. Возвращаемся к различного рода формам коррупции именно внутри военкомата. Как мы уже сказали, это — административные ресурсы, используются фальсификация и прямая взятка для того, чтобы использовать эти фальсификации и административные ресурсы. Может ли быть давление со стороны представителей Минобороны, которые сидят в военкомате, на призывника, когда они вымогают взятку для того, чтобы помочь человеку?

Е.А.: Я думаю, это даже не требуется. У нас очень много не желающих служить, я их прекрасно понимаю. Сама — мама сына, поэтому я их прекрасно понимаю. А у военкоматов есть, опять же, норма по призывникам. Им незачем её самим же и снижать, учитывая количество желающих откосить.

И.К.: Но эта норма — у всего учреждения, а у одного человека могут быть совсем другие аппетиты и другая норма: недостроенный трёхэтажный коттедж, например. Хорошо, есть ещё какие-то формы коррупционные, связанные со службой в армии?

А.А.: Вообще, мне бы хотелось немножко вернуться назад, по поводу покупки военного билета, опять же, законного, незаконного. Этот документ, когда вы его покупаете, он не будет иметь никакого смысла для призывника. То есть, даже если он законный, вам говорят, даже если он не поддельный, настоящий, он не имеет никакой юридической силы для призывника.

И.К.: Ладно, допустим, молодой человек купил этот билет, в военкомате его дали, но он за него заплатил, он за него дал взятку. И как это, у него этот военный билет никаких оснований не имеет?

Е.А.: Нет, смотрите, существуют базы и списки, где вполне можно посмотреть, что данный конкретный призывник имеет билет военный. Да, он его имеет, настоящий, от военкомата, но он не должен был его иметь. У него нет оснований для получения. И тут начинаются проверки, и так далее.

И.К.: Но как же? Если, допустим, дал взятку, сделали фальсификацию анализов и выдали военный билет?

Е.А.: Это уже другое. По медицинским основаниям.

А.А.: Это — легальный военный билет, законный. А мы говорим, если вы купили военный билет.

И.К.: Просто пришёл в военкомат и сказал: «Где у вас тут касса? Я покупаю военный билет».

А.А.: Ну не так, конечно.

И.К.: Понятно. Просто дал денег и без всяких медицинских оснований, без каких-либо других законных оснований, которые прописаны в законе о воинской службе в рядах российской армии, просто взял и купил эту заветную книжечку, да?

А.А.: Да, надзорные органы всё равно могут выявить факты нелегальной выдачи военных билетов в ходе проведения проверок.

Е.А.: И когда это всё дело вскроется, билетик у вас отнимут, и пойдёте вы служить. Так ещё и срок получите.

И.К.: А те люди, которые предоставили его? Что им за это будет? Или, получается, допустим, поймали меня с этим незаконным военным билетом и говорят: «Ах ты, такой-сякой...»

Е.А.: Сбыт и покупка. То есть, и тот и другой будет привлечён к ответственности.

И.К.: Получается, по шапке получат все.

А.А.: Оба.

И.К.: Хорошо. Что ещё я хотел у вас уточнить по поводу незаконного приобретения военных билетов, покупки военных билетов и коррупции. Мы обсудили, что есть определённые категории граждан, есть официальные отсрочки, есть те люди, которые вообще могут не идти в армию, какие схемы бывают в военкоматах (административный ресурс, взятка и фальсификация различного рода документов). Получается, всё, больше ничего нет, никаких схем больше? Три варианта, по большому счёту: это покупка военного билета, использование административного ресурса со стороны работников областных военкоматов...

А.А.: Превышение должностных полномочий.

И.К.: Да, и фальсификация медицинских показаний.

Е.А.: А ещё знаете, как может быть: молодой человек получил медзаключение — в военкомате не верят. Начинают его гонять по врачам. Но тут уже, мне кажется, человек сам предложит. Плюс ещё эти походы по врачам, они медобслуживание получают по ОМС. То есть, это наши с вами деньги, это государственные деньги, и таких очень много.

И.К.: А есть какая-то определённая статистика по поводу уклонистов в нашей стране?

Е.А.: Вы знаете, Росстат с 2015 года не публиковал, у него опубликовано за 2013 и 2014 год. Если я не ошибаюсь, там около трёхсот тысяч.

И.К.: Уклонистов?

Е.А.: По-моему, да. При этом к ответственности привлечено какое-то незначительное количество из них. Тут тоже возникают вопросы. Не всех их можно именно считать уклонистами.

И.К.: Сейчас у нас очень сильно изменилась служба в армии, у нас всего год нужно отслужить — и пожалуйста: на год сходил и, если ты учишься, в академический отпуск, сходить, спокойно отслужить, оттоптать сапоги.

А.А.: Либо сначала отучиться, а потом сходить.

И.К.: Это если согласно всем условиям, о которых мы говорили: если специальность аккредитована государством, и так далее.

А.А.: Конечно. Не специальность, а институт.

И.К.: Институт аккредитован, да. Хорошо. Ещё раз напомню, уважаемые радиослушатели: у меня в гостях — Елена Акъминская, Алёна Акимова, и мы обсуждаем службу в армии и взятки. Девушки — юристы, «Трансперенси Интернешнл — Россия», офис города Владимира.

У меня ещё такой вопрос. К ответственности за уклонение от воинской обязанности мы вернёмся, а если вымогают взятку или гоняют по врачам — что делать человеку? Допустим, такая ситуация, если у тебя взятку эту вымогают. Ты хочешь идти в армию, а тебе говорят: «Подожди, ты не пойдёшь».

Е.А.: Алгоритм при вымогании взятки всегда един: обращение в органы. Мы об этом говорили: при даче взятки вы можете всё фиксировать, потом обратиться в полицию с заявлением.

А.А.: Если вы хотите идти в армию, а вам не дают.

И.К.: Да, например. Я вот жажду, жажду!

Е.А.: Давайте с вами поговорим о другой стороне этой медали: когда действительно по состоянию здоровья человек не должен быть призван на военную службу, а врачи признают его годным. Может быть, выполняя план, может быть, в силу какой-то низкой своей квалификации либо сильной загруженности (то есть, конвейера), людей штампуют: «Годен, годен, годен». Это — тоже, на мой взгляд, большая проблема, и как мама мальчика, я волнуюсь за эту ситуацию. Были ситуации. Допустим, в Ставрополе инвалида второй группы, нерабочей — он ОМОНовец,— признали годным.

И.К.: Но он же — ОМОНовец, он служил в ОМОН.

Е.А.: Он был в «горячих точках», он получил ранения, он получил увечья. Заболевание после военной службы.

И.К.: И это — до 27 лет, и его забирают в армию?

Е.А.: Нет, он и так военнообязанный. В общем, признали его годным и, тем самым, он лишился положенных льгот: очередь на жильё.

И.К.: Мы немножко уходим от темы основной, получается.

Е.А.: Нет, здесь тоже не всё просто так. Люди, получается, выполняют план, и это — тоже своего рода...

И.К.: Но основная тема нашего разговора — это всё-таки больше связано с военкоматами, с военными билетами. Меня больше этот вопрос волнует, служба призывников в армии: если есть такая проблема, есть такая статистика, которая не публикуется с 2015 года...

Е.А.: Я её не нашла сегодня.

И.К.: На момент 2014-2015.

Е.А.: 2013-2014 в Росстат.

И.К.: Да. 300000 уклонистов. Если есть такая проблема, если есть проблема со взятками, как с этим бороться? В глобальных масштабах, в масштабах страны. И с тем случаем, о котором вы говорите, Елена, когда пытаются подогнать определённого рода статистику, когда есть определённого рода несправедливость, и это, получается — использование своего административного ресурса и аппарата, что является превышением должностных полномочий. Как с этим бороться?

Е.А.: Я так полагаю, в данный момент выходом может стать контрактная служба. Действительно заменить полностью военную службу по призыву на службу по контракту. У нас же много, на самом деле, молодых людей хотят быть военными. Посмотрите на молодёжно-патриотические: «Юнармия» и так далее. Пусть идут служить по контракту, в чём проблема?

А.А.: И потом, мне кажется, всё равно есть правонарушения, их нужно выявлять, наказывать за это. Потому, что чем больше будет таких уроков, чем больше будет выявлено и наказано за данные правонарушения...

Е.А.: Фактически, а не условно, как они сейчас получают.

А.А.: Да. То другие призывники и...

Е.А.: Скорее всего, их родители.

А.А.: Да, и те, кто работает в военкоматах, комиссары, они уже будут видеть, что да, действительно, наказывают. Они побоятся. То есть, это должен быть урок.

И.К.: То есть, предание огласке всех случаев коррупционных, различных схем и связей.

А.А.: Огласке — это да. Здесь надо больше реальное наказание. Не условное.

И.К.: И чтобы было более жёсткое реальное наказание для человека, который был замешан в этих схемах. Именно наказание. То есть, с вашей точки зрения тогда у нас в этом плане всё будет более-менее законно, и, соответственно, постепенно — изменения российского законодательства и уход на контрактную форму службы в рядах российской армии.

Е.А.: Да, скорее всего.

И.К.: Получаются три небольших пункта, которые нам нужно выполнить, чтобы в этом аспекте, именно в воинской службе, всё было нормально, без коррупции.

Е.А.: Ещё один момент: получается, врачи военно-врачебной комиссии, они подотчётны военкомату. Соответственно, они — подчинённые, они зависят от военкомата. Соответственно, им можно дать указания. Если бы врачи, проводящие комиссию военно-врачебную не зависели от военкоматов...

И.К.: Независимое медицинское получается обследование.

Е.А.: Да. То здесь было бы чище, прозрачнее.

И.К.: Независимая медицина, придание огласке всех случаев коррупционных связей, более жёсткое и реальное наказание для участников коррупционных связей и, получается, изменение законодательства нашего и уход на контрактную форму службы в рядах российской армии.

Уважаемые радиослушатели, наше время подходит к концу неумолимо. Я ещё раз напомню, что мы сегодня обсуждали такую тему, как служба в армии и коррупция с сотрудниками «Трансперенси Интернешнл — Россия»: Алёна Акимова, Елена Акъминская, юристы владимирского отделения «Трансперенси Интернешнл — Россия». У микрофона был Игорь Киценко, это была программа «Антикоррупционный понедельник». До новых встреч в эфире, до свидания!

Мнение участников программы может не совпадать с мнением редакции.
Фудшеринг и фриганство

Понравилась статья? Поделись с друзьями!

comments powered by HyperComments