Армия

«Нефть» по подписке: тюменская интернет-газета будет собирать деньги за контент


Создатели издания рассказали, к чему может привести такой рискованный эксперимент, и зачем нужен пэйволл СМИ из провинции.
Эксперт: Федор Карнаков — издатель интернет-газеты «Нефть»; Мария Наумова — главный редактор интернет-газеты «Нефть» (г. Тюмень).

*Техническая расшифровка эфира

Сергей Егоров: Здравствуйте. В эфире радио «Соль» программа «Zoom», у микрофона Сергей Егоров, и сегодня мы поговорим о региональной журналистике, а именно о Тюмени.

Дело в том, что буквально на днях из Тюмени пришла очень интересная новость, и новость эта, возможно, станет некой отправной точкой в развитии всей региональной журналистики в России. Тюменская интернет-газета «Нефть» решила запустить у себя на сайте платную подписку для своих пользователей, так называемый пейволл. За 1490 рублей в год редакция предлагает полный доступ к контенту, анонсы событий, интервью с городскими героями, истории, то, что скрывается за новостями, бесплатный доступ на все мероприятия, которые организует редакция «Нефти», ежедневная новостная рассылка с главными событиями дня, никакой рекламы и даже в дальнейшем, может быть, еще какие-то приятные бонусы. В частности, говорится даже о том, что можно будет за 100 тысяч пожизненно подписаться на «Нефть» и что даже будут читать материалы этого издания ваши внуки.

Вообще тема пейволлов в журналистике достаточно острая, не кончаются споры о том, нужны они или не нужны. И тем более остро эта тема стоит в региональной журналистике.

У нас на связи со студией Федор Карнаков, издатель интернет-газеты «Нефть» и Мария Наумова, главный редактор интернет-газеты «Нефть». Федор, Мария, здравствуйте!

Федор Карнаков: Здравствуйте, Сергей.

Мария Наумова: Здравствуйте.

С.Е.: Прежде чем перейти к обсуждению пейволла, немножечко расскажите о своем издании, что это за издание и в какой момент было решено сделать платную подписку на сайт?

Ф.К.: «Нефть» - это городская интернет-газета, она существует с 2013 года. Изначально это был просто блог, достаточно редко публикующий материалы. С течением времени это издание начало превращаться в более-менее работающий бизнес с постоянной редакцией, с штатом авторов, с ежедневными обновлениями. И мы работали в таком формате до недавнего времени. В сентябре мы объявили о том, что мы замораживаем проект и перестаем обновляться ежедневно. Это было связано с финансовыми проблемами, у нас не получилось сделать из издания полноценный, успешный бизнес, который мог бы сам себя окупать. Мы думали, что мы, наверное, совсем поставили крест на этом проекте. Но перебирая разные варианты дальнейшего развития событий, мы подумали, что можно провести эксперимент и ввести пейволл, платную подписку.

С.Е.: Как я понимаю, это не совсем пейволл в понимании этого слова, как, например, на «Slon», когда ты видишь, например, часть статьи, а за остальную часть – заплати. А это больше как краудфандинг получается. Смотрю на сайте – подписка, в шапке 14 подписались, 2% выполнено, 50 дней до окончания.

Ф.К.: Да, все верно. До 31 декабря мы проводим краудфандинг и прежде, чем мы запустим издание, мы должны быть уверены, что это кому-то нужно. Потому что издание существует за счет его читателей, и если у него нет аудитории, если это никому не нужно, тогда это не нужно и нам. Потому что мы хотим делать продукт, который будет интересен, в первую очередь, аудитории, читателям.

М.Н.: Такая самопроверка максимальная.

Ф.К.: Это в полной мере эксперимент, этот краудфандинг, нам безумно интересно, что он покажет. И мы очень сильно верим в то, что у нас получится собрать вот этот минимальный пул первых подписчиков.

С.Е.: Я так понимаю, что это было запущено вот прямо на днях. А до этого запуска, до того, как проект был заморожен и перестал обновляться сайт в ежедневном режиме, вообще какая аудитория была, насколько был популярен? Все-таки пейволл часто аудиторию отпугивает, это однозначно, думаю, спорить здесь бессмысленно. На какую часть аудитории вы рассчитываете, какой процент аудитории останется после платной подписки?

Ф.К.: До заморозки максимальное количество аудитории, которое у нас было в месяц, это 32 тысячи с небольшим. То есть проект небольшой.

С.Е.: Это уникальных посетителей?

Ф.К.: Да, уникальных посетителей 32 тысячи. Это маленький проект, он нишевый. И мы делали всегда интернет-издание, которое не гонится за трафиком, но гонится за какими-то интересными историями. Для нас малоинтересна тема ДТП, расчлененки и прочие «желтые» такие темы. Для нас было интересно, что происходит в городе, как он меняется и кто в этом городе чем занимается.

М.Н.: Да, и мы всегда старались и всегда говорили, что в Тюмени интересно жить. И с этой точки зрения раскрывали город. Мы меньше говорили обо всем плохом, черном, что приносит трафик, а действительно раскрывали разных героев, писали об изменениях в городе, реагировали на них постоянно. Это даже в какое-то время переросло в полноценное взаимодействие с нашей аудиторией, потому что часто было такое, что наши читатели присылали нам разные фотографии, типа у нас ремонтируют парк или сквер, и все деревья в этом сквере закатаны полностью в асфальт, «Нефть», давайте что-нибудь сделаем. Мы, конечно же, писали новость, звонили, узнавали, почему так произошло. В общем, ситуацию решили. Это уже хороший, полноценный диалог.

Ф.К.: И мы решили, подумали, поверили в нашу аудиторию, что она достаточно прогрессивная и готова поддержать проект и готова платить за доступ к контенту. Но нужно понимать, что мы в меньшей степени продаем буквы и запятые, но продаем некое участие в сообществе. Потому что мало кто покупает тексты, но людям нужно быть причастными и понимать, что они делают что-то важное. И мы верим, что люди это поймут.

С.Е.: Вы говорите, вы заняли нишевое пространство. А все-таки вы единственные в этом нишевом пространстве или есть какие-то отдельные у вас конкуренты, может быть, предшественники какие-то у вас были?

Ф.К.: Нет, «Нефть» - самобытное для Тюмени издание. В основном это порталы, которые пишут абсолютно обо всем и, естественно, гонятся за большой аудиторией, потому что ее можно продавать рекламодателям. У нас как-то с этим не сложилось, мы рассчитывали всегда на то, что рекламодатели будут готовы платить справедливую сумму за качественную аудиторию. Ту, которая будет потреблять их товары и услуги. Но, как правило, рекламодатели, которые понимают, что есть качественная аудитория, и что за нее нужно платить, это рекламодатели с небольшой суммой денег, они не готовы платить много за эту аудиторию. А федеральные какие-то, большие, крупные бизнесы – для них тоже важна массовость, за редким исключением.

С.Е.: Можете обрисовать свою целевую аудиторию, образ читателя – какой у него должен быть доход, может быть, или на какого вы читателя ориентируетесь, чтобы просто понимать, кто готов платить? Да, а 1,5 тысячи в год – это, откровенно говоря, немного. Но здесь же такая ситуация – многие, наверное, просто не понимают – как так, платить.

Ф.К.: Безусловно, многие не понимают. И мы столкнулись с огромным количеством, скажем так, непонимания людей. Естественно, почему информация, которая всегда была доступной, неважно, на каком сайте, вдруг кто-то осмелился просить за нее деньги. Ощущение такое, будто мы пришли к людям с битой и сказали: «Либо ты платишь 1,5 тысячи за подписку, либо мы отбираем у тебя квартиру».

Наши читатели – это люди, которые, во-первых, уже работают, это не студенты. Как правило, они работают в офисе или это фрилансеры. Поскольку регион у нас нефтегазовый, то это по большей части люди технических специальностей, инженеры со средним достатком около 35 тысяч рублей в месяц.

М.Н.: Это часто люди, которые такие молодые, креативные предприниматели. Мы достаточно много в то же время писали об этих героях, и так складывалось, что они же становились нашими читателями. Потому что до нас о них никто не говорил. А когда мы появились, мы начали часто знакомиться с ними и общаться и рассказывать всем остальным. То есть это частично люди предприимчивые, креативные.

Ф.К.: Не знаю, знакомы ли слушатели «Соли» с таким понятием, как вахтовики. Это те люди, которые ездят на вахту на Север, например, работать в нефте- и газодобыче. Когда человек слышит слово «вахтовик», у него представляется какой-то образ, мне кажется, этого человека, какой он, чем занимается, как он занимает свой досуг, скажем так. Но мы, например, нашли вахтовика, который абсолютно противоположен этому пониманию. Он катается на велосипеде с фиксированной передачей, мастерит что-то руками, абсолютно нетипичный вахтовик. И это наш герой, наш читатель, тот, о ком мы рассказываем, и кто понимает и любит «Нефть».

М.Н.: Мы правда любим своих читателей, потому что когда нам удается с ними как-то взаимодействовать, потому что «Нефть» кроме того, что это интернет-издание, мы, когда возможно это, делали всякие разные мероприятия. То есть мы встречались с нашей аудиторией, мы знакомились с ними. Летом у нас были вообще крутые вечеринки в нашем новом тюменском баре. Было очень много людей, которые, понятно, что пришли, увидев это в «Нефти». И это, конечно, было очень приятно. Они все открытые, все молодые, все друг с другом знакомятся. Это должно быть в городе. Если этого не будет, город потеряет что-то важное для коммуникации между людьми.

С.Е.: Так или иначе, с коллегами из других тюменских изданий вы пересекаетесь на мероприятиях. Что они думают по поводу и самого издания, его целей и задач, которые вы ставите перед собой, и по поводу вот этой платной подписки, как реагируют, какие, может быть, прогнозы дают?

Ф.К.: У нас не сложились какие-то теплые отношения с коллегами из других изданий. Наверное, в силу того, что «Нефть» - это смелый проект и в соцсетях «Нефть» себя ведет достаточно вызывающе. В том числе, по отношению к другим изданиям, чего уж греха таить. То, что мы видим со стороны, - конечно, они относятся скептически, абсолютно уверенно. Но, тем не менее, мы рискуем, мы готовы провести этот эксперимент, дойти до конца.

С.Е.: Вы постоянно говорите о том, что это все-таки эксперимент. Но прежде чем провести этот эксперимент, наверняка вы готовились, изучали опыт в других регионах. Известны ли вам случаи, когда региональное издание вводило платную подписку и чем в итоге все это заканчивалось?

Ф.К.: Не сказать, что мы очень сильно искали какие-то примеры в регионах. Но каких-то явных – мы о них и не слышали и не знали. Я вчера узнал, что есть какое-то издание в Ростовской, по-моему, области, которое ввело пейволл и просит 25 рублей за прочтение одного материала или новости. О них писало «РБК-Ростов», если я не ошибаюсь.

Подобного опыта в регионах нет. И мы понимали, что да, мы делаем это первые. Может быть, не первые, но, тем не менее, стараемся сделать так, чтобы об этом эксперименте узнало как можно больше людей. Потому что это будет полезно, мне кажется, в целом для медиарынка российского. Как сказал Алексей Аметов: «Ребята, если у вас получится, это изменит все».

С.Е.: Все-таки, по вашему мнению, сейчас в регионах есть те, кто готовы платить, покупают подписку на федеральных изданиях, тот же «Дождь», «Slon». Но за региональный контент как-то пока, наверное, не очень хотят платить. Может быть и есть такие, которые готовы. Но в большинстве своем нет. Может быть, ваш прогноз – когда это станет нужно, когда читатель в принципе поймет, что люди работают, и им тоже нужно давать деньги? Когда это случится?

Ф.К.: Мне кажется, это произойдет в каком-то ближайшем, обозримом будущем. Потому что тема с пейволлом, кажется, витает в воздухе. Как-то в России в последнее время очень много и часто об этом говорят. И я думаю, в ближайшие, может быть, года 2-3 это случится или начнет происходить это массово. Потому что сервисы, которые просят за свою работу деньги, это «Букмейт», «Амедиатека» и т.д. – все равно подписка, подписная модель так или иначе входит в жизнь людей. Конечно, странно сравнивать медиа, какое-то интернет-издание и, например, подписку на альбомы Бейонсе. Но, тем не менее, в психологии людей наверняка что-то произойдет в ближайшее время. Сейчас-то происходит, они понимают, что за что-то стоящее нужно платить. Дело в том, что региональные издания, конечно, это странно, почему, зачем, что такого необычного и удивительного может быть в региональном издании, писать про развязки, какие-то пробки или еще что-то. Что здесь происходит-то? Здесь мухи дохнут налету, это действительно так. Но мы знаем и хотим показать читателям, что не только это происходит в регионе. Что здесь есть масса всего того, из-за чего стоит любить свой город и хотеть здесь жить. Для этого мы и собираем деньги – для того, чтобы показать нашим читателям, что здесь, в Тюмени может быть что-то стоящее и крутое, то, за что хотелось бы отдать деньги, за что хотелось бы заплатить и быть частью этого.

М.Н.: Те же самые мероприятия, которые мы планируем, - это, по сути, запрос, который не удовлетворен в городе. Достаточно уверенно можно сказать, что мы готовы этим заниматься, и нам хочется это делать. В Тюмени никто не пишет о том, о чем пишет «Нефть». Есть попытки, есть всякие разные другие углы, другой взгляд на эти ситуации. Но пока что не появилось полноценного какого-то конкурента «Нефти».

Ф.К.: Говоря об этом, стоит упомянуть о том, что мы не хотим стать альтернативой и полной заменой каким-то другим изданиям. То есть мы не говорим: «Ребята, все, вы подписались на «Нефть», все остальное можете не читать». Нет, безусловно. Есть огромное количество тем, которые другие издания покрывают лучше и качественнее, чем мы. О каких-то темах «Нефть» не рассказала бы никогда. Мы не являемся альтернативой всем остальным региональным изданиям в Тюмени. Но мы лишь хотим быть чем-то большим, каким-то дополнением к тому, что есть в жизни горожанина в Тюмени.

С.Е.: В регионах, по сути, СМИ делятся на два типа. Третий тип, как в вашем случае теперь уже получается, когда деньги на существование издания собираются с помощью интернета. Но по большому счету, это какие-то частные СМИ, которыми владеют бизнесмены и которые зарабатывают сами на рекламе. И есть прогосударственные СМИ, которые оплачиваются из областных и региональных бюджетов. Если мы берем условную цифру 2-3 года, скорее всего, первыми будут устанавливать у себя пейволлы частные СМИ, это им, понятное дело, нужно. А будут ли переходить, по-вашему, СМИ, которые спонсируются из областного бюджета? Им зачем вот так по-хорошему это нужно? И из-за этого не потеряется ли совсем аудитория, потому что все будут читать областные СМИ, потому что они доступны?

Ф.К.: Мне как-то в комментариях на Facebook задали вопрос: «Не боитесь ли вы, что вы потеряете некое влияние, ограничив пейволлом аудиторию?». Здесь просто важно понимать, что для изданий, которые спонсируются из областного бюджета, для них, безусловно, важно вот это влияние, для них важно, чтобы массы узнавали ту информацию, которую важно, чтобы узнавали, для государства. Но при этом мы сохраним ту аудиторию, которая принимает решения, в том числе. То есть для того, чтобы что-то поменять и обратить на что-то внимание, не обязательно рассказывать об этом миллионам людей. Можно рассказать это одному, но тому, от кого что-то зависит, кто что-то решает.

Будут ли переходить издания, которые спонсируются из областного бюджета, на платную подписку – сомневаюсь, потому что это рискованно, и, как правило, государство на это не готово, потому что оно достаточно консервативно в любом отношении, в том числе, в отношении платной подписки.

С.Е.: То есть получается, что все-таки немножечко, но снизится аудитория, они перетекут в областные СМИ. В результате вот, пожалуйста, люди будут больше читать провластных изданий, то, что сейчас называется пропагандистской машиной, будут на это обращать внимание.

Ф.К.: Я не думаю, нет. Все равно по большей части информация остается доступной в интернете. И, как я уже говорил, люди не покупают буквы, тексты и картинки. Они покупают некую причастность к чему-то. То есть подписчики «Дождя» вряд ли покупают возможность посмотреть интервью кого-то с кем-то. Они наверняка просматривают не весь телеэфир, а какие-то важные момент. Но для подписчиков «Дождя» важно, что они поддерживают телевидение, которое смотрит на происходящее с другой стороны. Для них важно, что они поддерживают независимое телевидение. Так же, как и со «Slon-ом», мне кажется, процент людей, которые могут сказать: «Да, я действительно подписан на «Slon», потому что мне важно читать колонки этого автора», - их меньше. Гораздо больше людей, которые, возможно, даже не осознавая этого, подписываются на издание, которое говорит им, что вокруг все не так уж и хорошо, например, или то, что происходит, у этого есть еще и обратная сторона, и мы расскажем, как к этому относиться. Мне кажется, люди выбирают это. И говорить о том, что получат большую аудиторию провластные издания – мне кажется, нет. Все равно люди думающие и осознающие свое медиапотребление как-то делают выбор.

М.Н.: Да. Даже многие наши читатели, когда нам удавалось поговорить с ними на эту тему, например, какие издания вы еще читаете в Тюмени, - не чтобы самоутвердиться, а чтобы какой-то контекст был, и получилось так, что они либо читают «Нефть», либо ничего не читают.

С.Е.: Кстати, если говорить о том же «Slon», сами создатели этого проекта говорили, что они не гонятся тоже за аудиторией, у них есть ограниченная группа такая людей, для которых они, собственно, работают.

Ф.К.: Да, это важно. Важно качество, а не количество, и мы это понимаем. И надеемся, что эта логика победит.

С.Е.: Вы говорили о том, что через 2-3 года уже повсеместно будут появляться в регионах, в региональных СМИ пейволлы. Понятно, что это будет не в один день. Условно возьмем период в течение года. В 2019 году все региональные СМИ друг за другом будут переходить. Читатели могут потерять доверие? Может быть такое развитие событий, что читатели вообще перестанут читать региональные СМИ? И региональные СМИ просто себя изживут как единицу в российской журналистике? Или просто будут вынуждены – надо же откуда-то узнавать новости из регионов, будем узнавать оттуда?

Ф.К.: Я думаю, что потребность не отпадет точно. Потому что нам как-то с древних веков нужно было узнавать, что происходит в племени и с нашими соседями, кто живет с нами бок о бок. Нам важно понимать, что происходит в городе, в нашем поселке. И если мы это не получаем из медиа, то мы, так или иначе, обмениваемся этой информацией при встрече с коллегами на работе. И не нужно забывать про социальные сети. Контент все равно остается открытым по большей части. Что тебе нужно узнать, ты узнаешь от своих друзей. Скажу про себя. После того, как мы заморозили «Нефть», я отписался в соцсетях от всех СМИ, которые были у меня в подписках. Но тем не менее, я знаю, что происходит в мире. Потому что у меня есть соцсети, мои друзья выступают таким фильтром важных новостей, тех, которые влияют на жизнь. Я захожу в Facebook, и если что-то произошло адское или, наоборот, хорошее, наверняка люди об этом будут говорить. А если мне нужно узнать точку зрения какого-то человека, я подпишусь на него в Facebook и буду знать, что он пишет в комментариях или у себя в постах. Это не сериалы, не книги, которые покупают люди по подписке. Это нечто большее. Грубо говоря, если сериалы с профессиональной озвучкой без рекламы в отличном качестве вдруг будут продаваться где-то еще, а не на условной «Амедиатеке», то человек пойдет и купит то же самое, только дешевле. А с интернет-изданиями немного по-другому. Если кто-то создаст второй «Slon» и скажет, что он стоит не 4 тысячи, а 2, вряд ли люди скажут: «Ок, я буду читать теперь это издание, которое стоит 2 тысячи, а не 4».

С.Е.: Федор, Мария, у нас уже время эфира подходит к концу. Последний вопрос: у вас уже есть планы, что в марте 2017 года появится ежемесячная подписка, 250 рублей которая. С января стоимость подписки вырастет с 1,5 тысяч до 2,5 тысяч. А если эксперимент провалится? Если не удастся собрать нужное количество денег, что будет?

Ф.К.: Нам, скорее всего, придется попрощаться с этой идеей, со светлой идеей создания в регионе классного издания, которое ориентировано на своих читателей, которое не финансируется бизнесом или государством. И мы займемся чем-нибудь еще, связанным с медиа. Мы обожаем эту сферу, нам безумно интересно заниматься этим. И когда мы заморозили «Нефть», мы не просто так придумали подписку. Все дело в том, что мы, как бы мы этого ни хотели, мы каждый день, каждую минуту, постоянно думали о том, что мы хотим сделать что-то классное, светлое и в идеале, кончено, в своем городе. Потому что мы любим и хотим, чтобы в Тюмени не просто было много денег в этом регионе, но и было что-то еще.

С.Е.: На самом деле, Федор, Мария, послушал вас, даже зарядился позитивом, на самом деле. Это интересно все, замечательно, и поэтому, хочется пожелать вам только удачи, и будем надеяться, что эксперимент ваш не провалится, эксперимент будет успешным, и вы продолжите работу на благо жителей Тюмени. Спасибо вам большое, что присоединились к нашему эфиру. Это были Федор Корнаков, издатель интернет-газеты «Нефть» и Мария Наумова редактор интернет-газеты «Нефть». Напомним, в эфире программы «Zoom», мы говорили с создателями этого интересного тюменского проекта об их эксперименте. Интернет-газета «Нефть» стала одним из первых региональных изданий, которые решили сделать пейволл - платную подписку. Это была программа «Zoom», у микрофона был Сергей Егоров. До новых встреч в эфире.

Мнение участников программы может не совпадать с мнением редакции.
Фудшеринг и фриганство

Понравилась статья? Поделись с друзьями!

comments powered by HyperComments