Оптимизация за счет людей: сотрудники сибирского химкомбината митингуют против сокращения

Эксперты: Водолазских Виктор — бывш. главный инженер завода разделения изотопов «Северского химического комбината»;
Трегуб Виктор - депутат Городской Думы ЗАТО Северск, 1-й секретарь Северского отделения КПРФ

*Техническая расшифровка эфира

Александра Хворостова: Здравствуйте, уважаемые радиослушатели. В эфире радио «Соль» программа «Zoom». У микрофона Александра Хворостова. Тема сегодняшней программы звучит так: «Оптимизация за счет людей: сотрудники сибирского химкомбината митингуют против сокращения». Поводом стала статья на сайте «Медиазона» со ссылкой на «Интерфакс»: «В самом крупном закрытом городе России прошел митинг против сокращения производства на химическом комбинате».

Немного поясню. Жители закрытого автономного территориального округа Северск, это Томская область, провели митинг с требованиями гарантий сохранения производства на Сибирском химическом комбинате. Предприятие принадлежит Топливной компании — ТВЭЛ, которая в свою очередь входит в «Росатом». Комментарии администрации комбината мы, к сожалению, не получили. В пресс-центре комбината нам дали ссылку на официальное заявление комбината 3 октября 2016 года, которое размещено на сайте АО «СХК», в котором, в частности, сказано: «В связи с распространяемыми в интернете сообщениями о перспективах Сибирского химического комбината и ЗАТО Северск, Пресс-служба АО «СХК» официально заявляет: слухи о закрытии АО «Сибирский химический комбинат, который входит в компанию «Росатома» ТВЭЛ, являются безосновательными».

Но проблема еще в том, что вместе с массовыми сокращениями комбината, происходит еще внедрение некоего нового эксперимента, который администрация запланировала провести, то есть перевоз оборудования комбината в другой город. ТВЭЛ планирует перевести газовые центрифуги, которые нужны при обогащении урана, в город Зеленогорск (Красноярский край). Работники завода в Северске опасаются, что после внедрения нового эксперимента произойдет полное сокращение его сотрудников и закрытие комбината.

Мы связались с Водолазских Виктором Васильевичем, бывшим главным инженером завода разделения изотопов «Северского химического комбината». Виктор Васильевич, здравствуйте!

Виктор Водолазских: Здравствуйте!

А.Х.: Расскажите, пожалуйста, какую роль вот этот комбинат играет в жизни города Северска?

В.В.: Роль его трудно переоценить, это градообразующее предприятие. Это первое. И я тут совершенно согласен с пресс-службами, пресс-релизами, которые утверждают, что слухи и разговоры о закрытии «Сибирского химического комбината» преждевременны. Но речь идет не о «Сибирском химическом комбинате», речь идет об одном из его основных подразделений, заводе разделения изотопов. И вот на эту тему я бы хотел сказать несколько слов. Вот тот эксперимент, о котором все говорят, по выводу из эксплуатации и переброске на соседнее предприятие центрифуг завода разделения изотопов, он сейчас идет. И конечно, он будет признан успешным. Логика дальнейших событий ясна. Эти центрифуги восьмого поколения, это последние центрифуги, самые совершенные, они будут вывезены, демонтированы, перевезены на соседнее производство, а завод разделения изотопов будет закрыт. И вот о закрытии завода разделения изотопов речь-то собственно и идет. Поэтому все эти разговоры, что комбинат будет закрыт, — конечно, он не будет закрыт. Но будет закрыто одно из основных подразделений, которое приносит весьма неплохую прибыль.

А.Х.: А на этом подразделении сколько сотрудников?

В.В.: В данный момент там порядка 450 человек. Хотя в былые годы там работало и по 1,5 тысячи. Но поскольку там передали все эти работы на аутсорсинг, там ремонты, профилактику, то, естественно, чисто сотрудников осталось вот столько. Но помимо вот этих основных сотрудников завод обслуживает еще немалое количество людей. Поэтому речь идет не о 400 человеках, а как минимум раза в 2 больше.

А.Х.: В связи с чем был принят такой эксперимент? Почему его стала проводить администрация?

В.В.: Трудно сказать, чем руководствовались авторы этого эксперимента, и какие были оценки, кто что считал. До сих пор, собственно, вот эти разговоры о том, что это принесет ТВЭЛу какую-то прибыль, они весьма спорны. Здесь еще нужно смотреть и смотреть, в чем там дело. А смысл прост — концентрация производства. Завод разделения изотопов на «Сибирском химическим комбинате» будет закрыт. Здесь, наверное, не надо строить иллюзий. Следом за ним будет другой завод, это сублиматный завод. Его продукция является сырьем, питанием для завода разделения изотопов. Естественно, нет завода…

А.Х.: Нет и другого завода.

В.В.: Да. А поскольку сублиматный завод уже давно перешагнул свой полувековой юбилей, тоже надо модернизировать. То есть здесь напрашивается мысль, а не будет ли следом за заводом разделения изотопов сублиматный завод. И эти процессы пойдут довольно быстро. По некоторым сведениям, жить заводу разделения изотопов, если все так пойдет, как задумала эта компания ТВЭЛ, осталось жить 3−4 года.

А.Х.: То есть под грифом так называемого обновления завода завод в принципе может быть закрыт?

В.В.: Тут не надо быть великим стратегом и иметь семь пядей по лбу, чтобы понять, что этот завод, если не будут предприняты шаги по остановке этого эксперимента, будет закрыт.

А.Х.: А сотрудники связывались как-то с администрацией, просили их пересмотреть планы на этот эксперимент?

В.В.: Вы знаете, эти планы появились довольно-таки неожиданно. Я сам узнал о них не далее, как неделю назад. Естественно, широкого обсуждения этих планов на заводе не было.

А.Х.: А как же узнали об этом?

В.В.: А пришло решение.

А.Х.: Откуда?

В.В.: Пришло решение из ТВЭЛа завод остановить. Вернее, этот блок, который участвует в эксперименте, остановить, оборудование приготовить к консервации.

А.Х.: И сколько работников осталось не у дел?

В.В.: Они сейчас пока все работают. Они будут работать до тех пор, пока будет работать последняя центрифуга.

А.Х.: Но планируется все центрифуги перевести?

В.В.: Да, все те центрифуги, которые идут под статьей «последние центрифуги», восьмое поколение, они все будут перевезены.

А.Х.: А на этом митинге кто-нибудь из администрации города или из администрации комбината или, может быть, из администрации ТВЭЛа был?

В.В.: Я таковых там не отмечал.

А.Х.: А вы как участники митинга уведомляли их о планируемом митинге?

В.В.: Вы знаете, я не являюсь организатором этого митинга, поэтому сказать вам не могу.

А.Х.: Хорошо. Каковы были итоги этого митинга? Что по итогам принято было, может быть?

В.В.: По итогам этого митинга была принята резолюция, адресаты у нее весьма обширные. Одно из основных требований этой резолюции — требование приостановить этот эксперимент. И в дальнейшем создать комиссию и детально разобраться с социально-экономическими последствиями вот такого рода шагов.

А.Х.: Как вам кажется, на эту резолюцию каким образом будет отвечено?

В.В.: Я думаю, что эта резолюция свое действие возымеет. Если в дальнейшем и коллектив, и жители города, и просто неравнодушные люди не останутся в стороне, то под их давлением власти решение свое переменят. Это можно объяснить еще также и техническими, и экономическими параметрами. Ведь сам завод в хорошем техническом состоянии. Я бы даже сказал, в отличном техническом состоянии. Он прошел несколько циклов модернизации. Это крепкий завод с прекрасным коллективом, великолепной оснасткой в части того оборудования, которое следит за качеством, того оборудования, которое профилактирует. Это хороший завод. Смыл его закрытия мне, откровенно говоря, хотя бы в техническом плане неясен.

А.Х.: Огромное спасибо вам, что сумели с нами пообщаться в прямом эфире.

Напоминаю, что с нами на связи был Водолазских Виктор Васильевич, бывший главный инженер завода разделения изотопов «Северского химического комбината».

Надо сказать о том, что в интернете уже размещена петиция под названием «Росатом лишает СХК и город Северск рабочих мест». На момент эфира ее подписало 674 участника. Разрешите немного процитировать эту петицию: «Мы размещаем вторую петицию, так как текст первой петиции инженера-прибориста ЗРИ Дмитрия Карбышева был удален. На Комбинате трудится свыше 3000 работников и столько же подрядчиков. Мы обращаемся к Вам от лица многотысячного коллектива Комбината, дочерних обществ и подрядчиков, военнослужащих, членов наших семей, от жителей г. Северска, Томска и других населенных пунктов Томского района, которым не безразлична судьба Комбината, г. Северска и Томской области!!! Помогите защитить наше предприятие!!!». Эта петиция будет направлена губернатору Томской области Сергею Жвачкину, мэру ЗАТО Северск Григорию Шамину и в Законодательную Думу Томской области.

А мы связались с одним из организаторов митинга, Трегубом Виктором Данииловичем, депутатом Городской Думы ЗАТО Северск, 1-ым секретарем Северского отделения КПРФ. Виктор Даниилович, здравствуйте!

Виктор Трегуб: Здравствуйте!

А.Х.: Скажите, пожалуйста, вы как один из организаторов митинга уведомляли администрацию комбината о предстоящем митинге, и что ответила на это администрация:

В.Т.: Администрация комбината, какой бы руководитель ни был, а в данном случае большого предприятия, работающего, прогрессивного, конечно, он заинтересован в сохранении предприятия и успешной его работе. Поэтому директор находится в отпуске, но я руководство, дирекцию ставил, естественно, в известность. Мы подпольно здесь не занимаемся, у нас требования совершенно четкие, официальные к руководству госкорпорации, к руководству компании ТВЭЛ, и мы здесь действуем абсолютно открыто.

А.Х.: Виктор Васильевич Водолазских нам сказал о том, что никого не видел из администрации, правильно ли это?

В.Т.: Я с пониманием отношусь к этому делу, я доволен, что Виктор Васильевич пришел — это высококлассный специалист. Я поэтому Вам и порекомендовал поговорить с ним. Вообще, все боятся потерять работу, к сожалению, такая атмосфера сложилась в целом в стране и у нас тоже. Весь завод, я имею в виду ЗРИ, фактически подписался под обращением к президенту, к правительству. Мы это официально направили. Документа с ответом еще нет. Может, это как-то будет решаться, мы не особо в прессу, в СМИ выдавали этот материал. Сейчас после митинга мы предупреждали, что послали эти обращения, ответов пока нет. Только из президентской канцелярии пришло, что господину Жвачкину (это наш губернатор) направлен ответ подробно разобраться с этим вопросом и доложить. Дружин пока нет, видимо, как я сказал, все люди с психологической осторожностью, я не хочу сказать, что с боязнью, потому что уже не боятся, и весь завод подписался, значит уже не боятся. 12-го уже крайняя черта, до которой дальше мы уже не можем отступать. У нас это угроза существования комбинату, заводу и городу.

А.Х.: Насколько я знаю, митинг был проведен накануне, то есть, вчера?

В.Т.: Вчера. Вообще, мы митинги здесь проводим к 7 ноября, к 1 мая по какому-либо поводу, но этот митинг совершенно серьезный с точки зрения протеста. Он деловой, здесь поставлены грамотные вопросы, претензии совершенно четкие.

А.Х.: И обоснованные. Виктор Данилович, скажите, пожалуйста, а какая-то реакция на сегодняшний день от администрации комбината есть?

В.Т.: Реакции комбината нет, а от власти — есть. Люди серьезные стремятся получить документы. Мы завтра хотим разослать резолюцию официально, у нас есть, конечно, электронные, но некоторые просят эту же электронную срочно сообщить в Росатом, что вполне естественно, потому что люди хотят разобраться, понимать, что там происходит. В этом отношении мы информацию не скрываем и даем. На митинге всегда есть замечания, сказали, нужно кое-что немного добавить, дополнить, и мы высылаем. Администрация спрашивала — мы им дали.

А.Х.: И где-то свыше уже была какая-то реакция, да?

В.Т.: Реакции нет. Я уверен, они все это разошлют, у нас на то и власть, чтобы сообщать, когда к ней обращаются. Мне тоже звонят, в основном из СМИ. У нас сейчас нет мэра, он в отпуске, есть его заместитель, ему нужна информация. Это вполне естественно. Тем, кто был на митинге, дали проект резолюции.

А.Х.: Скажите, пожалуйста, каких вы ждете результатов от ваших обращений?

В.Т.: Прежде всего, я бы хотел сказать, митингующие люди обеспокоены. Я им сказал, что это у нас начало борьбы, чтобы они не думали, что митинг прошел, и на этом закончилось. Мы это, конечно, не оставим. Я от имени депутатов-коммунистов в нашей городской думе ЗАТО Северск поставлю вопрос, чтобы использовать законодательную инициативу, и выйду с предложением о рассмотрении ситуации с безработицей в городе, и поставлю этот вопрос перед нашей региональной законодательной думой, т.к. по закону о ЗАТО, вопросами занятости населения занимаются уже, начиная с региональной власти. Местные органы самоуправления содействуют решению этого вопроса, а оно не отвечает. Поэтому мы ставим вопрос, чтобы наши депутаты, за которых только что проголосовали, и которые так или иначе избраны от Северска и других всех партий, выходили с предложениями. Я на митинге говорил, что это дело касается всех наших граждан. Мы боролись за лучшую жизнь для граждан, и поэтому давайте выступать «единым фронтом», чтобы остался ЗРИ, который бы не только сохранился, но и развивался, комбинат тоже не только сохранился, но и развивался, и город, потому что эти изотопы — величайшее богатство для страны. Там неплохая инфраструктура, там только нужно строить предприятия, чтобы они работали, также хороший персонал, хорошая учебная база. Их разрушение и неиспользование — это просто государственное преступление.

А.Х.: По итогам митинга была принята резолюция еще в адрес Росатома, что в ней говорилось?

В.Т.: Не только Росатома, и президента, и Росатома, и генерального директора, и нашего губернатора. Я же уже сказал, что по закону это их компетенция…

А.Х.: Алло. Виктор Данилович? Видимо, какие-то проблемы со связью, но мы еще раз попробуем связаться с Виктором Даниловичем Трегубом. Напомню нашим радиослушателям, что мы пытаемся разобраться в ситуации, сложившейся вокруг Сибирского химического комбината, а именно, комбината в городе Северск Томской области, в котором накануне произошел митинг. Алло.

В.Т.: Слушаю.

А.Х.: Виктор Данилович, связь восстановлена.

В.Т.: Прекрасно. Я заканчивал, может быть, вы не услышали, что получит соответствующее задание и Росатом, и мы предложили организовать правительственную комиссию в составе членов правительства, Росатома, нашего комбината, депутатов, экспертов, чтобы было центральное экономическое положение, чтобы ситуация в городе была рассмотрена, потому что наблюдается формальный чисто рыночный подход к решению вопросов оптимизации и, вообще, развития производств. От производства одна прибыль и все. А у нас социально-экономические последствия после этого будут, многомиллиардные потери и убытки, поэтому мы хотим создать такую комиссию и рассмотреть это достаточно сложное явление в комплексе. Прежде всего, люди, которые выполнили свои обязательства и выполняют перед страной по оборонным задачам и таким. Я считаю, что государство обязано, у нас же не простое образование, закрытое. Это же не просто придумано. Я считаю, надо использовать все ресурсы на полную мощность в пользу государству и относится к людям, как к людям, а не как к расходному материалу.

А.Х.: Давайте немного оставим эмоции позади фоном. Скажите, пожалуйста, в комиссию, которую вы предлагаете создать, кто должен войти, как вы думаете?

В.Т.: Мы говорим о том, что должны быть от правительства, чтобы возглавить это дело. Должны быть от Росатома специалисты. Я вам говорил, что у нас есть высочайшие специалисты в этой сфере, во всяком случае. Я считаю, что от депутатов должны быть. Естественно, желательно, чтобы это возглавил губернатор и его исполнительная служба. План реализации автоматизации часто бывает не только не продуман, потому что уже нет контроля, чиновники или специалисты решают не в достаточном качестве. Я понимаю, что это государственная задача, есть интересы людей, которые решают эти задачи.

А.Х.: Виктор Данилович, последний вопрос, у нас остается пара минут, если решение комиссии, которая будет создана по вашей резолюции, вас не устроит, тогда, каковы ваши действия?

В.Т.: Я не хочу накалять обстановку, но я еще раз говорю, у нас народ решительный, поэтому, я надеюсь, что мы добьемся и будем добиваться, пусть с нами говорят, если нам докажут что-то обратное, посмотрим еще раз, значит, решение будет таким образом. Я хочу сказать вам, что есть закон «О конверсии производства», который действует во всем мире. Если военное производство закрывается, то государство обязано каждому сокращаемому работнику предоставить или создать рабочее место на новом производстве: оборонном или в другой мирной сфере. Это закон, который действует во всем мире. Мы еще протестуем, потому что нет порядка в реализации новых программ. У нас было около 30 очень достойных проектов по созданию, например, строительства Северской АЭС, которое отложили на неопределённый срок, строительство АСТ (Атомной станции теплоснабжения), строительство завода редкоземельных металлов и другие, и ни один не доведен до стадии внедрения. Я думаю, что здесь, в любом случае, польза будет, и мы найдем решение, которое будет удовлетворительным для населения города с учетом достойного к ним отношения, чего они заслуживают, и решения государственных задач.

А.Х.: Виктор Данилович, огромное вам спасибо, что удалось с нами пообщаться в прямом эфире.

В.Т.: Вам спасибо за ту возможность, которую вы предоставили. Я думаю, что наши люди будут вам благодарны. Спасибо.

А.Х.: Всего доброго. До свидания. Я напомню нашим радиослушателям, что мы связывались с Виктором Даниловичем Трегубом, одним из организаторов митинга, депутатом Городской Думы ЗАТО Северск, 1-ым секретарем Северского отделения КПРФ. Это была программа «Zoom» на радио «Соль». У микрофона была Александра Хворостова. Услышимся.

Мнение участников программы может не совпадать с мнением редакции.
Вторник со Львом Пономаревым

Понравилась статья? Поделись с друзьями!

comments powered by HyperComments