Армия

Взлеты и падения: чего ждать россиянам от курсов валют


Эксперты: Богдан Зварич — экономист, аналитик группы компаний «Финам»; Михаил Дорофеев  — главный аналитик фонда Dream team investments, к.э.н, доцент кафедры финансов и цен РЭУ им. Плеханова; Антон Шабанов — независимый экономический эксперт; Василий Якимкин — доцент кафедры фондовых рынков и финансового инжиниринга факультета финансов и банковского дела РАНХиГС, кандидат физ.-мат. наук; Андрей Бунич — экономист, кан. эк. н., глава «Союза предпринимателей и арендаторов России»


*Техническая расшифровка эфира

Александра Хворостова: Здравствуйте, уважаемые радиослушатели. Это программа «Угол зрения» на радио «Соль». У микрофона Александра Хворостова и Алексей Шляпужников.

Алексей Шляпужников: Всем привет!

А.Х.: Поговорим мы вот на какую тему — Взлеты и падения: чего ждать россиянам от курсов валют. Дело в том, что на своем сайте Всероссийский центр изучения общественного мнения (ВЦИОМ) опубликовал итоги опроса россиян по теме курса валют. Конкретно было задано два вопроса: первый — следите ли вы за курсом валют, второй — как вы можете спрогнозировать курс на 3 месяца вперед и на год вперед. ВЦИОМ опубликовал таблицу, в которой видно, что интерес россиян к курсу валют снизился с 68% до 42% по сравнению с 2014 годом. Сейчас сбережения россиян, в основном, в российских рублях. О том, что ожидать россиянам от курса валют, мы и поговорим, узнаем у наших экспертов, и, прежде всего, мы поговорим с Богданом Викторовичем Зваричем — экономистом, аналитиком группы компаний «Финам». Богдан Викторович, здравствуйте, добрый день!

Богдан Зварич: Добрый день!

А.Х.: Расскажите, пожалуйста, почему интерес россиян к курсу валют так резко упал с 68% до 42% по сравнению с 2014 годом, как Вы думаете?

Б.З.: Здесь надо отметить несколько факторов. Во-первых, сейчас ниже ожидание по возможному росту курса доллара и евро по отношению к российскому рублю. Плюс к этому, мы сейчас наблюдаем очень стабильную ситуацию на валютном рынке, и последнее снижение доллара и евро по отношению к российской валюте фактически привели к негативному отношению к ним, потому что некоторые люди, которые на максимум покупали валюту этого года, к текущему моменту потеряли. Второй фактор — ставки по депозитам, потому что хранить просто деньги дома в «стеклянной банке» — это не то же самое, что хранить их в коммерческом банке. Ставки по депозитам в долларах и евро много ниже ставок по депозитам в рублях. Разница существенная, что называется, кратная. По депозитам в долларах и евро, они фактически близки к нулю. В ситуации, когда рубль крепок, и нет ожидания того, что он будет ослабевать, подобные ставки являются категорически не привлекательными. Если были бы опасения, что доллар и евро могут вырасти, грубо говоря, до 80−90 рублей от текущих уровней, то, безусловно, интерес к валютным вкладам был бы выше, даже несмотря на низкие процентные ставки, потому что пока он дает ту самую защиту от обесценивания национальной валюты. Сейчас таких ожиданий нет, поэтому это позитивно сказывается на желании людей хранить деньги в российской валюте. Третий фактор, на мой взгляд, это — инфляция, что немаловажно, потому что снижение инфляции делает валюту более стабильной, учитывая, что у нас сейчас волатильность валютных курсов достаточно серьезная и снизилась по отношению к 2014−2015 годам. Все это делает российскую валюту более привлекательной.

А.Ш.: Скажите, пожалуйста, такое доверие россиян к рублю обосновано в перспективах хотя бы этого года?

Б.З.: Дело в том, что любой актив, будь то валюта, акция, облигация, причем валюта имеется в виду как национальная, так и зарубежная, например, рубль, доллар, евро, — они все несут на себе определенные риски. Вопрос, с какими рисками, что называется, Вы согласны. Исходя из этого, Вы принимаете решение, в чем хранить свои сбережения. К сожалению, нельзя говорить, что рубль не ослаблен по отношению к доллару и евро. Такие риски, к сожалению, продолжают оставаться, несмотря на то, что цены на нефть сейчас достаточно уверенно смотрятся. Есть варианты их снижения, есть сценарии, при которых нефть может понести достаточно серьезные потери, и, в результате чего, российский рубль ослабнет по отношению к остальным мировым валютам. В частности, можно говорить о том, что рынок энергоносителей поддерживается теми соглашениями, которые были приняты на неофициальной встрече стран ОПЕК в Алжире. Нужно отметить, что данные соглашения пока не закреплены на бумаге, то есть, это, фактически, исключительно словесная договоренность стран ОПЕК, поэтому подтвердить эту договоренность именно документами должны на саммите картеля, который пройдет 30 ноября в Вене. При этом, к этому моменту должны быть оговорены конкретные квоты на добычу по каждой стране, что может стать камнем преткновения в переговорах между представителями стран ОПЕК, и в результате, данная договоренность может быть не достигнута. Соответственно, если она достигнута не будет, это будет достаточно серьезным ударом для рынка энергоносителей, и мы, наоборот, увидим снижение цен на нефть, но, на мой взгляд, оно будет краткосрочным. В принципе, если рассматривать более долгосрочные перспективы, которые у нас есть, нефть, скорее всего, будет консолидироваться в районе 50 долларов за баррель. Если говорить по отношению рубля к доллару, то мы будем где-то находиться 55−65 рублей в среднесрочной перспективе, тогда возможны некоторые провалы доллара вниз, либо какой-то рост доллара вверх. Но, на мой взгляд, они будут краткосрочными, доллар будет возвращаться в этот коридор.

А.Ш.: Богдан Викторович, усиление российского рубля ведь не очень выгодно российской экономике? Сильный рубль может быть достаточно серьезным вызовом для бюджета. Как Вы думаете, какие действия будет предпринимать Центральный банк?

Б.З.: Во-первых, сильный рубль — понятие относительное, потому что, грубо говоря, когда нефть стоит 100, а доллар стоит 60 — это слабый рубль. Но при этом он стоит на тех же уровнях, что и сейчас, поэтому все называется относительно. Дело здесь вот в чем, когда формируется российский бюджет, туда закладываются два важных параметра — средняя за год стоимость нефти на международном рынке и, соответственно, курс доллара по отношению к рублю. Исходя из этого высчитывается объем налоговых поступлений со стороны наших экспортеров, которые занимаются экспортом нефти. Это очень серьезная часть доходной части бюджета, поэтому идет такая ориентация. В результате, из этих двух параметров: цены на нефть и курса доллара, заложенного в бюджет, можно посчитать, что называется, рублевую стоимость нефти, которая для наполнения российского бюджета будет плановой. Соответственно, в зависимости от этого, отталкиваясь от этих трех цифр, которые мы получили, можно говорить о крепости или не крепости рубля. Сейчас нефть стоит в рублях порядка двух-трех — именно в текущий момент. Если смотреть относительно того, что в бюджет — это немного слабый рубль, но, при этом, если говорить в среднем за год, то пока, к сожалению, мы не достигаем необходимых уровней по цене нефти в рублях, потому что в начале года был достаточно серьезный провал цен на нефть, и рубль неактивно следовал за нефтью, достаточно сдержано падал. В какие-то моменты мы наблюдали цену на нефть в районе 2600 рублей за бочку. Сейчас — 3200 рублей. Если нефть продолжит расти, рубль может не так активно укрепляться по отношению к мировым валютам, чтобы выровнять этот дисбаланс, который был создан в начале года. Это все должно привести к ситуации, когда бюджет будет сбалансирован относительно доходов, получаемых с нефтегазовых компаний.

А.Х.: Ясно. Огромное Вам спасибо, Богдан Викторович, что Вам удалось с нами побеседовать. Напомню нашим радиослушателям, что мы общались с экономистом, аналитиком группы компаний «Финам» — Богданом Викторовичем Зваричем. Также, мы хотим привести цитату эксперта ВЦИОМ — Олега Чернозуба, который говорит о том, что общество допускает довольно резкие конъюнктурные колебания курса, но не верит в возможность его фундаментального ослабления. Насколько это выражение верно, мы попробуем узнать у наших экспертов. Мы сейчас связываемся с главным аналитиком фонда Dream team investments, к.э.н, доцентом кафедры финансов и цен РЭУ им. Плеханова — Михаилом Львовичем Дорофеевым. Михаил Львович, здравствуйте!

Михаил Дорофеев: Добрый день!

А.Х.: Прокомментируйте, пожалуйста, следующее выражение одного из экспертов ВЦИОМ — Олега Чернозуба. Он сказал о том, что общество допускает довольно резкие конъюнктурные колебания курса, но не верит в возможность его фундаментального ослабления. Так ли это?

М.Д.: Конечно, не верят, когда курс укрепляется. Уже полгода уверенно мы видим, как нефть растет, запасы сокращаются. Обычно, больше всего ошибаются в самом конце тренда, когда он готов развернуться, то есть, если сейчас вы уже готовы в панике побежать сдать должность, то, наверное, стараясь остановиться, не подумать немного на перспективу, а перспектива достаточно интересна. Если нужно прокомментировать еще и это…

А.Х.: Да, будьте добры.

М.Д.: Нас ждет следующее. Во-первых, надо понимать, что рубль — это такая субстанция, в которой доллар — основная резервная валюта, рубль же экзотическая обычно валюта в классификаторах. По сути, сила доллара определяет, как себя чувствует рубль. Сила доллара определяется ФРС, резервной системой США, и если говорить про ФРС, то в конце этого года, конкретно с 14 декабря, будет последнее заседание ФРС США в этом году, на котором будет решаться вопрос о повышении процентных ставок. Процентные ставки — это основное, что регулирует экономику на мировую вообще в целом. ФРС США — это достаточно весомый регулятор. Есть понятие «вероятность повышения ставки», то есть, как рынок оценивает эту вероятность. Это тоже рыночная составляющая, и оценивается постоянно. На данный момент вероятность повышения ставки 14 декабря этого года составляет более 50%. Сейчас она — 58 с небольшим. Это значит, что рынок уже готов к повышению процентной ставки и, скорее всего, ФРС ее повысят, я так считаю. Эта сумма сделает рыночные условия таковыми, что доллар будет укрепляться. Соответственно, все остальное, что измеряется в долларе, будет переоцениваться. Это будет касаться и нефти, и металлов, и акций, облигаций — все отреагирует. Конечно, все будет закладываться чуть раньше, чем в декабре. Другой фактор — сезонность. Есть исследования по поводу сезонности различных активов, оценивался ценовой фактор. Если посмотреть примеры на нефть для перспективы 20 + лет, то нефть обычно имеет тенденцию падать, начиная, не поверите, с середины этого месяца. С точки зрения сезонности, есть высокая вероятность того, что нефть начнет корректироваться и, возможно, сильно падать. Основной исходящий тренд в середине этого месяца.

А.Ш.: Как было в прошлом году, получается?

М.Д.: Да, как было в прошлом году. Я ссылаюсь на данный сайт - seasonalcharts.com. Это, конечно, не гарантия того, что он начнет падать. Я ожидаю, что нефть обновится, если мы берем нефть от рубля, во-первых, максимум этого года исходит диапазон 53−54. И там я буду искать уже возможности для продажи нефти и, соответственно, аналогичных действий по предыдущим активам. Я думаю, что начнется падение во второй половине этого месяца. Пока что все позитивно. Но, соответственно, если посмотреть тот же сайт зоны развивающихся целевых валют, например, канадцев, то, в принципе, там та же самая картина. Канадец имеет тенденцию ослабляться где-то с начала ноября. Я думаю, что рубль будет следовать этой же тенденции, и где-то в начале ноября есть шанс сходить 70−71, а там посмотрим. Я больше фанат технического анализа, не фундаментального. Основной тренд рубля остается восходящим. Промежуточный тоже восходящий. Краткосрочный сейчас пока нисходящий тренд, и нас отделает уровень 60−81 от того, чтобы мы перешли в какое-то непонятное промежуточное состояние по основному тренду. Пока стратегия покупать доллар работает беспроигрышно уже на протяжении многих лет для россиян. Сколько бы ни было моментов укрепления рубля, всегда это заканчивается новой девальвацией, и, если подключить фундаментальные факторы, это курс не насыщения, который немного косвенно сыграл для нашей страны, то есть, некоторые крупные автомобильные концерны и какие-то компании начинают массово организовывать производство, потому что копеечная стоимость рабочей силы. У нас реально в стране все очень дешево стоит для иностранцев. Для нас, конечно, дорого, а для них — это дешево. Поэтому выгодно у нас это открывать. Для нас — это окно возможности, которой правительство пользуется. Это единственный фактор, который может нашу экономику как-то сильно подтолкнуть к росту через стресс, но все равно, если у нас будет укрепляться рубль, это опять непонятно что. Это опять начинания, которые активировались после закрепления курса за уровень 60, то есть, они просто будут сведены на нет. Я думаю, что неправильно это допускать. Скорее всего, это не допустят. Еще момент. У нас огромный потенциал снижения ставки нашего Центрального банка. Если курс будет укрепляться, и нефть все-таки скорректируется и попробует еще раз вылезти, я думаю, инструментов для того, чтобы ослабить национальную валюту, намного больше, чем инструментов сдерживания, как говорят мои коллеги.

А.Ш.: Центробанк заинтересован в ослаблении национальной валюты?

М.Д.: Он заинтересован, чтобы инфляцию контролировать. Валюта тоже важный момент. Наш Центральный банк, как мне кажется, очень эффективно работает, очень осторожные, взвешенные решения, и у него еще есть потенциал действий, то есть, он может еще понизить ставки, при этом это не сильно повлияет на курс рубля. Все-таки, если смотреть глобально, я думаю, что не Центральный банк контролирует курс рубля.

А.Ш.: Михаил Львович, если резюмировать, если я правильно понял, сейчас бежать продавать доллар и закупать рубль — это неправильная стратегия?

М.Д.: Я бы советовал сейчас готовиться к страхованию валютных рисков на горизонтах полгода, потому что я ожидаю, что в конце этого года будет ослабление рубля, как я уже сказал. Сейчас не лучший момент, чтобы сдавать доллар. Если у вас есть доллар, и эти деньги вам не срочно нужны, то лучше пока не трогать их, не надо паниковать. Обычно, если хочется сдаться, это момент, когда тренд разворачивается. Есть шанс понять, я уже сказал, 53−54, рубль чуть укрепится, но потом коррекция наверх, как минимум.

А.Ш.: Большое спасибо, Михаил Львович. Очень интересное, очень подробное мнение, очень подробный анализ того, что есть и того, что будет.

А.Х.: Я напомню нашим радиослушателям, что это был главный аналитик фонда Dream team investments, к.э.н, доцент кафедры финансов и цен РЭУ им. Плеханова — Михаил Львович Дорофеев.

На наши вопросы накануне записи передачи ответил Антон Шабанов — независимый экономический эксперт. Я предлагаю послушать это интервью.

А.Х.: Недавно ВЦИОМ провел опрос по прогнозам россиян о том, будет ли стоить доллар через 3 месяца или через год больше или меньше, и, вообще, о том, что россияне все меньше и меньше интересуются курсом доллара. Как Вы прокомментируете эту ситуацию? Почему так происходит?

Антон Шабанов: Потому что постепенно люди понимают все-таки инвестиции в валюту, а это всегда довольно рискованное предприятие, может сработать, а может не сработать. Нужно более рационально подходить к своим инвестициям, вкладывать не только в волантильную валюту, которая всегда будет только расти, а не падать, и угадать ее движение сложно даже профессионалам финансового рынка, а уж обычным, так и тем более. Людям по-простому надоело терять эти колебания, будет — не будет девальвация рубля. Постепенно люди ищут какие-то альтернативные точки финансирования как в банках, так и в инвестиционных компаниях. Главное, чтобы без привязки к валюте, потому что, действительно, устали терять деньги, хочется чего-то более понятного, более спокойного, более прогнозируемого с точки зрения личных финансов. Это очень правильное решение, потому что одни из самых опасных инвестиций — инвестиции в валютный сектор.

А.Х.: То есть, в принципе, это нормальная тенденция?

А.Ш.: Это нормальная тенденция, что за валютой можно просто следить информационно, чтобы понимать, какие экономические события в стране происходят. Это нормально, когда люди понимают, что, в принципе, творится, но не делают, как в казино, ставку только на валюту.

А.Х.: Как по Вашему мнению: лучше держать сбережения в рублях или в иностранной валюте?

А.Ш.: Лучше всегда следовать народной мудрости — не кидать все яйца в одну корзину. Всегда свои инвестиционные сбережения нужно хранить, как минимум, в трех основных валютах — рубль, доллар и евро. Пропорции могут быть разные, но большую часть всегда надо отдавать рублю, потому что все-таки мы живем в России и ежедневные траты за одежду, питание — в рублях. Но, при этом, всегда нужно разделить все то, что есть в сбережениях, в накоплениях хотя бы на 3 основные валюты.

А.Х.: По сути, этот процесс долларизации идет, можно сказать, семимильными шагами по стране. О чем это говорит?

А.Ш.: Прежде всего, это говорит о том, что вся мировая финансовая система постепенно теряет какой-то уровень доверия к доллару, как к мировой основной валюте. Многие говорят, что в Китайском Юане, который сейчас тоже пытается обеспечить себя мировым запасом, чтобы стать более стабильной валютой, хочется защитить свои риски от возможного пузыря, который, по мнению многих экспертов, зреет постепенно в Америке, и, рано или поздно, он должен взорваться. Поэтому люди ищут какие-то альтернативные вложения и не в валюте, а если в валюте, то, хотя бы, переходить в разные другие корзины, не только в доллар.

А.Х.: То есть, в принципе, уже можно переходить и на китайскую валюту?

А.Ш.: Это называется «на вкус и цвет», потому что официально пока что это — не вторая резервная валюта мира. Они этого хотят, разумеется, китайцы к этому стремятся, они к этому идут, но пока они к этому не пришли. Если есть понимание, что он верит в Китай, как во вторую экономику мира, а, по некоторым показателям, уже первую, если верит, что Китай будет развиваться, то естественно, это интересные вложения. Если же человек больше верит в Россию и никуда больше отсюда не выезжает, и инвестиции со скромным и понятным доходом его устраивают, то тогда вполне можно выбрать в качестве инвестиций обычный российский рубль.

А.Х.: Скажите, пожалуйста, у российской экономики вообще есть такие возможности, чтобы рубль стал мировой валютой?

А.Ш.: Возможности есть всегда. Другой вопрос, что нам их будет очень сложно реализовать. В экономике есть такое понятие, как эффект низкой базы, либо эффект высокой базы. Эффект высокой базы — когда мы действительно высоко смотрим на ситуацию, эффект низкой базы — когда мы только начинаем свой путь. Касаемо мировой резервной валюты и рубля, мы находимся на низкой базе, нам нужно много чего сделать, как в экономике, так и в нашей денежно-кредитной политике, а во многих экономических аспектах нашей жизни, для того, чтобы постепенно занимать место мировой резервной валюты. Я думаю, даже если мы встанем на этот путь, постепенно мы на него уже встаем, это повышает прозрачность российской экономики. В этом смысле очень положительно влияет на международное положение России на финансовом рынке. Если даже мы сейчас просто встанем, я думаю, что это займет, минимум, лет 50, и, в лучшем случае, наши с Вами внуки смогут видеть рубль мировой резервной валютой.

А.Х.: В принципе, это не исключаемо, пусть для внуков?

А.Ш.: Конечно, не исключаемо. Важно, кто, что и как мы будем делать. Это по принципу русской народной поговорки «кто как потопает, тот так и полопает». Как мы будем делать, как мы будем работать, таков и будет наш результат, но, если мы до этого больше тратили и больше жили на наши, нефтяные доходы, очень сложно делать то же самое и предполагать, что будет какой-то новый результат, поэтому мы уходили с позиции такой сильной общемировой валюты. Если наша экономика будет менять нашу структуру доходов и расходов, то тогда, разумеется, есть такой вариант развития событий.

А.Х.: Можете ли вы дать прогноз на тот же самый курс иностранной валюты на ближайший год-полтора? Он будет так же колебаться или он установится на каком-то одном уровне?

А.Ш.: Вы знаете, давать прогнозы по валюте — это как работать метеорологом, работа очень неблагодарная. Но валюта никогда не остается на каком-то уровне, валютные колебания — это нормально, они всегда должны быть. Это такой самый, наверное, первый показатель того, что творится в экономике. Если колебаний не будет, значит, есть два варианта развития событий: либо экономика умерла, и поэтому колебаний нет, либо экономика управляется напрямую, в приказном порядке, то есть там рыночных отношений уже нет. Там сказали, что доллар сегодня стоит по рублей. Все. Он будет стоить строго, пока его не изменят. У нас все-таки рыночная экономика, слава тебе, господи, живая, по крайней мере, пока что еще экономика. Поэтому путь будет колебаться, но примерно в тех же самых коридорах, что мы видим сейчас. Большинство их сводится к тому, что все-таки рубль немного сдаст свои позиции в течение ближайшего года, то есть доллар подорожает. Однако, по общим прогнозам, 2017 год будет, скорее всего, более спокойный, потому что будет новый президент в Америке, пока он будет входить в курс дела, всех этих глобальных изменений не будет. А что будет в 2018 году и далее — это уже интересно, потому что там как раз могут быть очень сильные изменения, в том числе и по курсу валют. Но об этом пока еще рано очень говорить.

А.Х.: Напомню нашим радиослушателям, что это было интервью с Антоном Шабановым, независимым экономическим экспертом. А мы продолжаем.

А.Ш.: Смотри, сколько экспертов, столько и мнений. Все наши эксперты говорят о разных факторах. Но все, так или иначе, отмечают, что время для разговора о курсе валюты выбрано правильное, потому что все ссылаются на сезонность, на действия ФРС грядущие и отмечают, что, конечно, встреча и возможность подписания документов по сокращению добычи нефти тоже будет очень серьезно играть на валютном рынке. Давай послушаем следующего эксперта?

А.Х.: Да, конечно. Предлагаю послушать Василия Николаевича Якимкина, доцента кафедры фондовых рынков и финансового инжиниринга факультета финансов и банковского дела РАНХиГС, кандидата физико-математических наук. Василий Николаевич, здравствуйте!

Василий Якимкин: Добрый день.

А.Х.: Василий Николаевич, рубль остается главной валютой для накопления наших сограждан, россиян. Как вы прокомментируете это заявление ВЦИОМ?

В.Я.: Я думаю, рубль сейчас используется для накопления не только нашими гражданами, но и гражданами других страну, в том числе американцами. Они очень благожелательны к рублю, к финансовым инструментам, номинированных в рублях. И поэтому, я думаю, пока это настроение продержится, рублю ничего не угрожает в плане девальвации какой-то или понижения курса. Потому что американские фонды сейчас где-то завязаны на 12 трлн долларов с отрицательной доходностью долговых бумаг. А им надо к концу года показать положительную доходность. Поэтому они ищут инструменты, в том числе, на развивающихся рынках, чтобы получить хоть какую-то доходность и покрыть вот эти убытки от отрицательной доходности. Поэтому, соответственно, Россия, Бразилия у них, передовые страны развивающихся рынков, которые кажутся им самыми перспективными. Поэтому они хорошо играют на фьючерсных рынках в пользу рубля. И это драйвер, помимо нефти, очень хороший для рубля. И я думаю, что пока вот эти тенденции продолжатся, рубль будет в фаворе, и ему ничего серьезно не угрожает. Поэтому я прогнозирую на конец года, если Федрезерв не будет ставку повышать, то рубль еще имеет возможность укрепиться. Но тут, правда, будет противоречие со стороны финансовых властей России. Им, конечно, нужен дешевый рубль, чтобы свои бюджетные дыры закрыть. Поэтому тут есть опасения, что Минфин совместно с Центробанком начнут немножко прижимать, наступать на хвост рублю. А если вот этого не будет, и цена на нефть останется на текущих уровнях, и Федрезерв в декабре не поднимает ставку, то у рубля очень хорошие перспективы. Я думаю, у него есть шанс даже пробить отметки в 62, 61 рубль за доллар и пойти в пределе ниже 60. Но тут большие опасения оттого, что наш Минфин и Центробанк могут застопорить это движение на укрепление рубля, потому что тогда бюджетные риски и бюджетные правила будут под давлением.

А.Ш.: Василий Николаевич, а есть ли у Центрального банка инструменты для того, чтобы эффективно играть против рубля?

В.Я.: Конечно, есть. Напечатает рубли и предложит их по низким ставкам, выбросит на рынок, без проблем. Мы уже проходили много-много раз.

А.Ш.: То есть эмиссия.

В.Я.: Да. Ситуация такая, что банк принимает излишки рублей на себя, совсем недавно у него была ставка 10,5, сейчас и пониже. А занимает банкам коммерческим ниже 10%. Поэтому если взять, скажем, несколько миллиардов рублей у Центробанка взаймы, ну, условно под 9,5%, а разместить в Центробанке под 10%, без всяких рисков, можно 0,5% заработать.

А.Ш.: Ну, да. Схема известная.

В.Я.: Такая «игра» может подорвать, конечно, рубль, во всяком случае, остановить его укрепление. Лишний аукцион проведет Центробанк рублевый и все.

А.Ш.: С Центробанком более-менее понятно. ФРС. Сейчас ожидания по тому, что ФРС поднимет все-таки ставку 14 декабря, больше 50%, там 58%, как говорили наши предыдущие спикеры. Что случится в этом случае?

В.Я.: Максимум даже достигало 60%. Вчера на выступления двух членов комитета по операциям на открытых рынках Федрезерва, 60% - это вероятность вполне ощутимая. Но, тем не менее, обычно вот бывает, если вероятность выше 75%, то там уже более уверено можно говорить, что наступит такой случай. А тут вероятность в районе 60%. То есть все будет определяться текущей конкретикой, а именно макроэкономической ситуацией и плюс ситуацией в Китае, на что очень руководитель Федрезерва сейчас смотрит. А на внешние рынки воздействуют внешние риски, в основном анализируют через Китай. А сейчас у них торговый дисбаланс усиливается. То есть дефицит бюджета Соединенных Штатов буквально вчера вышел, ухудшился на 9 с чем-то процентов в торговле с Китаем. Поэтому им надо от Китая как-то защищаться. А если в Китае возникнет угроза жесткой посадки, то это скажется на Америке, и поэтому Америка тогда сразу приостановить ужесточение кредитно-денежной политики.

А.Ш.: Но в любом случае, если доходность по бумагам по ставке ФРС и по валюте будет более привлекательна, тогда инвесторы, которые сейчас так любят рубль, в том числе и зарубежные, они же из рубля убегут, это не очень хорошо скажется на судьбе нашей национальной валюты.

В.Я.: Ну, я думаю, сильно не убегут, потому что там максимум, на что поднимут ставку, это 0,25%. А в России сейчас 10%. И госпожа Набиуллина говорит, что ставку до конца года они вроде как больше снижать не будут. А при случае могут даже и поднять, вот она буквально на днях говорила. Было, скажем, 0,5 и 10%. Дифференциал в пользу российского рубля. Ну, будет 0,75 в Америке и 10 у нас. Опять сумасшедшие в пользу рубля, и кэрри-трейд тактика, которую так любят западные инвесторы, она соответственно от этого не изменится. Ну, будет там реакция сиюминутная, в течение дня-двух, на укрепление американского доллара. Тут может быть мультипликативный эффект, связанный с тем, что цены на нефть сразу посыплются вниз, потому что доллар будет укрепляться по широкому спектру финансовых инструментов, то есть против евро, против йена и на рынке коммодити против товарных цен, против золота, нефти и т. д. Это скажется на России тоже, потому что начнется перетряска долговых портфелей инвесторов, деньги потекут в бизнес развивающихся рынков, частично развитые экономики, Соединенных Штатов, в частности. Но это все будет краткосрочно. Потом глобальные фонды американские, которые управляют десятками и сотнями миллиардов долларов, они увидят, что эти 0,25% ситуация не меняют. Было там 12 трлн долговых бумаг отрицательной доходности, станет их 11,5 трлн в портфеле. Ну и что? От этого мало что изменится. Они снова начнут искать, где бы заткнуть дыры, чтобы по году инвесторам показать хоть какую-то положительную доходность, чтобы американские частные инвесторы или фирмы не стали забирать из фондов деньги. Поэтому снова будут смотреть на развивающиеся рынки, что бы такое прикупить, и снова начнут покупать рубль и инструменты, номинированные в рубли, если они тут за несколько дней просядут в цене. Создадутся хорошие условия для вхождения в рынок по лучшим ценам. Купить дешевый рубль для них хорошо и на кэрри-трейд, на СВОПах заработать на валютном рынке или купить наши облигации и получить хорошую купонную доходность, это тоже для них хорошо. Поэтому, я думаю, серьезно вот эти 0,25% это психологически только изменит спекулянтам ситуацию в ближайшие дни, часы. А потом все быстро устаканится.

А.Ш.: Если мы говорим не о бирже, а о накоплениях россиян — тем, кто сейчас либо уже вложился в доллар, если ли смысл его продавать, и многие, видя дешевеющий доллар, задумываются о том, не купить ли его на вот этих низовых пиках. Что бы вы посоветовали? Это для тех, кто хранит свои накопления и управляет ими в различных валютах.

В.Я.: На самом деле, все определяется инвестиционным горизонтом. Если человеку средства не нужны будут в течение ближайших 5−7 лет, скажем условно, то лучше диверсифицировать и часть средств держать, конечно, в долларах и в евро. А если человеку нужны в ближайшие кварталы деньги, то надо держать в том, в чем они ему понадобятся. Если он тратит внутри России средства, то, конечно, надо львиную долю держать в рублях. Если же человек живет за границей, тратит в инвалюте, то в той валюте, в которой он тратит, и надо держать. Но в целом я не вижу больших опасностей. В интернете читаю, что там может рубль девальвироваться до 80 рублей за доллар.

А.Ш.: Да-да, есть такие.

В.Я.: Но это такой апокалиптический сценарий, когда нефть провалится, скажем, к 30−25 долларам за бочку. Тогда может такой рисковый случай наступить. Но пока на рынке нефти все благоприятно, цены стабилизировались, то из-за того, что инвесторы гоняются за доходностью положительной, потому что, еще раз повторяю, много бумаг надежных, но они, к сожалению, имеют отрицательную доходность. Инвесторы гоняются за положительной доходностью, они будут брать и российские бумаги, и фьючерсы на российский рубль. Объемы торгов российского рубля в Чикаго за последнюю неделю увеличились на десятки процентов, я смотрел. Американца активно торгуют рублем, чтобы заработать вот эти кэрри-трейд, вообще получить положительную доходность по итогам года.

А.Х.: Огромное спасибо вам за то, что вы сумели с нами пообщаться.

А.Ш.: Очень большое спасибо, очень интересно.

А.Х.: Мы продолжаем. Напомню нашим радиослушателям, что темой сегодняшней передачи стал недавний опрос ВЦИОМ, проведенный в сентябре этого года, из которого видно, как россияне стали относиться и насколько они довольны стабильностью рубля, насколько они прогнозируют падение или увеличение валюты. И сейчас мы на эту тему поговорим с Андреем Павловичем Буничем, экономистом, кандидатом экономических наук, главой «Союза предпринимателей и арендаторов России». Андрей Павлович, здравствуйте!

Андрей Бунич: Здравствуйте.

А.Х.: По итогам опроса ВЦИОМ прогнозы россиян относительно стоимости американской валюты остаются довольно стабильными на протяжении нескольких месяцев и даже двух лет. Каковы ваши прогнозы?

А.Б.: Я вообще не понимаю, как можно измерять прогнозы граждан, поскольку граждане в большинстве своем не специалисты в валютно-финансовой сфере. Поэтому методом голосования, когда приравнивается голос человека разбирающего, компетентного, одного на тысячу и всех остальных, которые ничего не знают, тут ничего не дает этот результат. В целом, конечно, граждане, наверное, думают, что все-таки будет понижение курса рубля.

А.Х.: Да, так оно и есть.

А.Б.: Но рассчитывают, что оно не будет слишком сильным. Думают, что оно будет в пределах 70 рублей.

А.Х.: Абсолютно верно, 67−69 рублей, такие дают прогнозы россияне.

А.Б.: Это больше житейский опыт, наверное, какой-то им подсказывает. Думают, ну, наверное, вряд ли он будет на этом уровне, но не должен вроде упасть слишком сильно, не допустит власть и т. д. Такая логика, наверное, работает.

А.Х.: А ваш прогноз, человека знающего?

А.Б.: Когда начинают говорить, в какой валюте россияне предпочитают хранить деньги, обычно заявляют: «Все большее количество людей предпочитает рубли». Это связано с тем, что у людей просто нет рублевых средств сейчас для скупки валюты. Все, кому надо, скупили когда-то, а большинство просто от зарплаты до зарплаты живут. Продукты купить, ЖКХ оплатить или проценты по кредитам, по ипотеке, по автокредиту заплатить. Заплатил — и тебе просто не на что скупать валюту. В этой ситуации человека точно не интересует валюта, ее курс. Какая ему разница, если он живет — только взял деньги, раздал, и так без конца. Поэтому 90% людей находятся приблизительно в такой ситуации. Все время показывают, что где-то 5−10%, которые интересуются курсом. Люди образованные и более богатые как раз все время вкладывают в валюту. Мы видим это по полковнику Захарченко, который почему-то не рубли положил у себя на квартире. Наверное, он, курирующий банковскую сферу, имеет какую-то информацию о том, каким будет курс.

А.Х.: То есть по нему надо действовать?

А.Б.: Это один из хороших индикаторов.

А.Х.: А какой еще хороший индикатор и показатель того, в какой же все-таки валюте, если у тебя есть эти сбережения, держать?

А.Б.: Второй показатель — это сальдо текущего счета. Потому что у нас впервые за очень много лет, я даже не знаю, за сколько, посчитать невозможно, оказалось устойчивое отрицательное сальдо текущего счета. Там не счета движения капиталов, которое у нас всегда вытекает, а уже торгового баланса — это сальдо текущих операций. Такого у нас никогда не было, а сейчас идет с лета в каждый месяц отрицательное. Это обычно бывает в странах как раз накануне каких-то валютных проблем. Потому что получается, что по обоим счетам минус. Его можно покрывать только за счет займов, а поскольку потенциал займов ограничен, то, естественно, долго это делать невозможно. Или за счет привлечения спекулятивного капитала, как сейчас Центробанк делает, то есть — повышая ставку и держа на нашем рынке искусственно деньги, которые пришли сюда не просто так. Они хотят заработать сверхпроценты и увести его. Кроме того, бюджет подвергается серьезным проблемам, в нем возникает дыра. Просто исходя из логики и сальдо текущих операций, и бюджета, и всего остального, о чем я говорил, то я думаю, что следует ожидать снижения курса. Как только пойдет цена на нефть, произойдет точка перелома. Сейчас она идет вверх, а они говорят, что придерживаются точки невмешательства, а раз она идет вверх, то и рубль должен укрепляться. Ну, оставим их логику, сейчас не будем это обсуждать, правильно это или нет. Но в какой-то момент, как только ситуация начнет развиваться, они рассчитывают сразу сказать: «Ну вот, видите, теперь нефть стоит дешевле» и сразу пойдет раскрутка обратная по рублю. Они получат возможность залатать бюджетные дыры, тогда несколько улучшится сальдо текущего счета, не надо будет переплачивать по импорту. Соответственно, те нерезиденты, которые держат средства в российских бумагах, чтобы получить сверхбольшой процент, выведут прибыль заранее. Я думаю, что осталось ждать совсем недолго, потом что точка перелома по нефти уже видна. Невозможно будет такой повышательный тренд продолжать долгое время. Ну месяц там, может быть даже раньше, достигнув 55, — даже Goldman Sachs говорит 55 долларов — это максимум. Дальше пойдет, естественно, обвал к тем уровням, которые были раньше. И тут они сразу, немедленно понизят рубль и скажут, что это рыночный процесс, мы тут не причем, это объективные обстоятельства. Я вижу это так.

А.Ш.: Андрей Павлович, наши радиослушатели видят, что доллар дешевеет, многие планируют обменять свои рубли на доллары. Спрашивают, когда это имеет смысл сделать. Имеет смысл это делать уже сейчас или можно еще немножко подождать?

А.Б.: Думаю, что с этим не стоит ждать, потому что все-таки очень невыгодно давать 60 рублей за доллар — это серьезные потери будут по торговым операциям, по бюджету. Может вмешаться высшее руководство. Это было в конце апреля — начале мая, когда дело пошло к 60, то заранее произошло вмешательство, и свободное движение прекратилось. Оно сразу остановилось и замерло на определенном уровне, а потом упало. Думаю, сейчас то же самое будет. Поэтому лучше сейчас не ждать, если у кого есть желание купить доллары, то сейчас хороший момент. Пока спокойно. До выборов в США, я думаю, будет сохраняться некоторое спокойствие еще. Хотя рынок энергетический может начать игру на понижение все-таки раньше, чем состоятся выборы в США, поскольку он скорее будет держать рынок американских ценных бумаг. Но, тем не менее, какой-то период сейчас пока спокойный в мире, относительно. Хотя везде все плохо, но на все закрыты глаза. Поэтому я думаю, что сейчас для тех, кто хочет купить доллары, идеальный момент.

А.Ш.: Многие наши предыдущие эксперты говорили о том, что значительным фактором будет заседание 14 декабря ФРС США, на котором ожидается увеличение ставки. Вы также считаете этот фактор значительным для рубля или это какие-то слишком дальние перспективы?

А.Б.: Это тоже имеет значение, конечно. Дело в том, что уже ясно, что ФРС повысит ставку несколько. И понятно, что это будет давить на рисковые активы. А все, что связано с Россией, относится к рисковому активу. Значит, аппетит к риску уменьшится, будет вывод. Просто это объективная реальность, тут даже никто ничего не делает, само собой это происходит, автоматическая перестройка. Это тоже будет действовать. И тут может совпасть как раз снижательный тренд по нефти, когда сейчас все сланцевые компании захеджируют на следующий год все по цене 50−55, предположим. Все добывающие страны пообещают не наращивать добычу, потом все это дружно не выполнят, и все это выяснится в какой-то момент. ФРС подоспеет со своей ставкой. И потом, это и российскому бюджету в принципе необходимо. Этого будет ждать и наше финансовое руководство, потому что ему надо продать свои резервные фонды подороже, чтобы закрыть дыру в бюджете. Поэтому они и придерживают. Смотрите, в сентябре они не залезали в резервный фонд. Почему? Потому что не хотят по такой цене продавать. Это просто идет такая задержка платежей. Это плохо, конечно, для экономики тоже. Поэтому они просто ждут этого момента. Я думаю, что они тоже полагают, что где-то к концу года будет ослабление, и тогда они все сразу сделают, просчитают, все закроют счета, и тогда все сойдется.

А.Х.: Андрей Павлович, огромное вам спасибо за это интересное интервью.

А.Ш.: Мнения совершенно разные наших экспертов. Но многие сходятся на том, что впереди нас ждут большие изменения и на валютном, и на сырьевом рынке. Уважаемые радиослушатели, вы послушали разные мнения, принимайте решение относительно своего накопительного портфеля, в чем хранить, покупать ли сейчас дешевый доллар, доверять ли рублю. Факторы все понятны, известны. Наши эксперты сегодня были как никогда детальны в своих прогнозах и оценках. Пища для размышлений даже у меня появилась сегодня дополнительная.

А.Х.: Это была программа «Угол зрения» на радио «Соль». У микрофона были Александра Хворостова и Алексей Шляпужников. До свидания, услышимся в эфире!

Мнение участников программы может не совпадать с мнением редакции.
Фудшеринг и фриганство

Понравилась статья? Поделись с друзьями!

comments powered by HyperComments