Армия

Экологическая катастрофа в Брянской области: от чего погибло несколько тонн рыбы в реке Сев?


Эксперты: Юрий Федотов — ведущий научный сотрудник заповедника «Брянский лес»; Александр Шаламов — председатель Русского Географического Общества в Севском районе Брянской области.

*Техническая расшифровка эфира

Валентина Ивакина: Здравствуйте, уважаемые радиослушатели! Это программа «Zoom» на радио «Соль». У микрофона Валентина Ивакина.

Сегодня мы обсудим ситуацию, которая сложилась в одном из районов Брянской области. В СМИ еще в конце июля стали появляться сообщения о том, что в Севском районе намечается самая настоящая экологическая катастрофа. Связано это с загрязнением одной из рек. Речь идет о реке Сев. Далее это загрязнение может распространиться на реку Нерусса. Соответствующую информацию публиковали сотрудники заповедника «Брянский лес». Они были одними из тех, кто привлекал внимание к этой проблеме.

Сегодня в рамках этой программы мы побеседуем с Юрием Федотовым, ведущим научным сотрудником заповедника «Брянский лес». Юрий Петрович, здравствуйте.

Юрий Федотов: Здравствуйте.

В.И.: Можете рассказать про масштаб этого загрязнения? Действительно ли речь идет об экологической катастрофе? Как вы оцениваете происходящее, как специалист?

Ю.Ф.: Да. Речь идет именно об экологической катастрофе. По крайней мере, о катастрофе от города Севск до впадения в реку Нерусса. Дело в следующем, что произошло значительное загрязнение реки сбросами неочищенных вод в районе города Севск, которое начало распространяться вниз по течению. Распространяться начало загрязнение достаточно медленно, это объясняется особенностью самой реки: перекаты, течение практически отсутствует. Это загрязнение весьма значительное не спеша скатилось по реке Сев. При этом мы наблюдаем массовую гибель рыбы, моллюсков и других водных организмов. Можно даже не специалисту посмотреть и ужаснуться от всего этого. Поэтому я считаю, что это экологическая катастрофа. Первые все-таки тревогу подняли жители города Севск, неравнодушные граждане, которые начали обращаться в милицию, прокуратуру и в другие уполномоченные органы. Заповедник тоже внес свой вклад, что это событие не прошло незамеченным и были приняты меры.

В.И.: С местными жителями мы свяжемся немного позже. Юрий Петрович, в интервью местным СМИ вы озвучивали следующее, что протяженность этого пятна загрязнения около 5 километров, то есть это огромное пятно. Что это за загрязнение, расскажите, пожалуйста?

Ю.Ф.: Да, именно так, по нашим подсчетам. Когда мы об этом узнали, то пытались выяснить масштабы происходящего. Вдруг это незначительное загрязнение, и оно быстро рассосется. На подходах этого пятна. Мы выдвинулись в район населенного пункта село Семеновка, как раз увидели начало продвижения этого пятна. Потом перебрались уже по течению. Конец этого пятна оказался возле деревни Чемлыж. Если замерить расстояние по реке, то это 5-6 километров. Это производит впечатление. Это абсолютно черная вода. Причем черная не только сверху, а по всей глубине. Серо-черного цвета. Это очень неприятный запах, который моментально ощущается. На ваших глазах гибнет рыба. Вода настолько важная вещь, важная часть нашей жизни, что любой человек даже не специалист может определить загрязнение, тем более такого масштаба. Вода – жидкость без цвета, запаха и вкуса. Когда вы видите черную воду, плохо пахнущую, у которой нет никакой прозрачности, пробовать на вкус я вам её не рекомендую. Если говорить языком других показателей, то в этом пятне отсутствовал растворенный кислород. Его было настолько мало, что приборы не смогли показать. То есть в этой воде рыба, моллюски и прочие организмы, которые дышат кислородом, растворенным в воде, не могли дышать, задыхались. С учетом того, что им надо было как-то пройти это загрязнённое пятно, сутки как будто рыба оказалась на берегу и задыхалась. Не говоря уже о том, что в воде могли быть токсичные элементы, которые убивали еще и химическим образом. Я обрисовал такую чисто внешнюю картину наблюдателя, который оказался на берегу реки.

В.И.: Любой желающий может найти фотографии происходящего в интернете. Действительно производит впечатление, потому что сотни погибших рыб. Они просто брюхом к верху плавают в этой воде. И как Юрий Петрович рассказывает, рыба гибнет у вас на глазах и от часа к часу ее становится все больше. На данный момент какая ситуация? Были предприняты какие-то меры?

Ю.Ф.: На данный момент, это пятно уже полностью прошло отрезок реки Сев. Прошло около 60 километров от города Севск до устья, то есть до впадения в реку Нерусса. Меры предприняты. Но пятно продвигалось больше полмесяца, а меры были предприняты только на самом последнем участке прохождения этого пятна. Буквально неделю назад. Подключилось МЧС, началась откачка загрязнённой воды. Конечно, это внесло положительный вклад. Я видел, как работают сотрудники МЧС откачивая воду в тяжелых условиях. Конечно, откачивать раньше надо было, а не полмесяца спустя. Но меры были предприняты, по крайней мере такие. Как по мне, сама река взяла на себя удар, река Сев. Она в нижнем течении как раз перед впадением представляет собой широкую, глубокую, очень медленно текущую, то есть она, по сути дела, стала прудом-отстойником. Взяла на себя удар. Сейчас это пятно вышло в Неруссу и помчалось вниз по течению, потому что скорость Неруссы в три раза больше, чем скорость реки Сев. Если там скорость прохождения этого пятна 5 километров в сутки, то по Неруссе это 25 километров в сутки и даже больше. Я думаю, что оно далеко за заповедником. Но загрязнение все-таки расконцентрировалось. Вода, лишенная кислорода, насыщенная непонятно чем, это покажут химические анализы, она уже не имеет такого смертоносного действия. Гибели рыбы в Неруссе мы не наблюдаем. Пока не наблюдаем. Очень бы хотелось, чтобы и не наблюдали. Концентрации стало меньше, и сама Нерусса более полноводная, чем Сев. По крайней мере, в 2 или больше раз произошло разбавление всей этой гадости. Сейчас ему прямая дорога в Десну в другой концентрации. Вот такая ситуация.

В.И.: Вы, как научный сотрудник заповедника, какие можете озвучить возможные последствия этого всего? Понятно, все мы сейчас наглядно можем видеть погибшую рыбу, но, наверное, происходят какие-то глубинные процессы, которые не видны невооруженным глазом?

Ю.Ф.: Последствия на лицо – это массовая гибель рыбы, моллюсков, разных водных организмов. Сейчас мы слышим, что пятно это прошло и вода стала чистой, точнее прозрачной, Сев прозрачная речка, обычно до 2-х метров прозрачность. Говорят, вот ничего не случилось. Но, извините. Посмотрите на дохлую рыбу, посмотрите на дохлых раков. Только сейчас можно понять, сколько раков было в реке Сев. Повторно делали свои гидробиологические исследования и сами удивились, что было так много раков и рыбы. Сейчас этого ничего нет. Когда это все вернется тоже вопрос неоднозначный. Я наблюдал мертвую рыбу, возраст которой больше 6 лет. Для того, чтобы в реке Сев выросла рыба такого размера потребуется не меньше 6 лет. Конечно, были какие-то донные отложения от этого загрязнения. Загрязнились пляжи, по крайней мере, я бы не советовал в этом году купаться в этой речке. Может быть, это субъективно. Это последствия на несколько лет. Нельзя сказать, что рыбы нет, конечно, есть. Какая-то рыба, особенно мальки спаслись, нашли всякие заторчики, выходы ключей, маленькие ручьи. Какой-то малек есть, какая-то рыба спаслась, но это совсем небольшая доля от того, что водилось. Погибли моллюски, часть моллюсков является природными очистителями, природными фильтрами, впитывают в себя воду, выпускают. Этот фильтр работает непрерывно, перекачивает воду. Теперь этих фильтров тоже в значительной мере поубавилось. И еще много чего. Убавились речные насекомые. Кажется, нестрашно, кому там надо речные стрекозы. Но это корм для тех же рыб, которые должны чем-то питаться. Цепочка нарушена и требуется немалое время, чтобы дело восстановилось, если не будет очередного сброса неочищенных вод.

В.И.: Мы беседовали с Юрием Федотовым, ведущим научным сотрудником заповедника «Брянский лес». Мне подсказывают, что с нами на связи находится Александр Шаламов, председатель Русского Географического Общества в Севском районе Брянской области. Александр Иванович, здравствуйте.

Александр Шаламов: Добрый день.

В.И.: Расскажите про реакцию местного населения на загрязнение? Я знаю, что реакция была довольно бурной, и может быть, отчасти благодаря активности местных жителей об этом загрязнении узнали вышестоящие инстанции.

А.Ш.: Да. Вы знаете, эта экологическая катастрофа, произошедшая на территории Севского района, вызвала бурную реакцию населения, которое проживает в городе Севск. Да и не только города Севск, но и всего Севского района. Потому что, во-первых, мы постоянно в городе Севск ежедневно задыхаемся от зловонного запаха, который исходит от очистных сооружений нашего маслозавода. Это была такая капелька, которая заставила сельчан еще больше вздрогнуть. В ночь с 30 на 31 июля первый фактор, который обнаружили, это рыба буквально вся стала гибнуть в реке Сев, поголовно и массово. Концентрация сброшенных веществ была такова, что не знаем, чему она поддается. Этим занимались специальные органы, отбирали пробы воды, но они что-то тут нахимичили, мы так понимаем. Население собралось, пригласило центральное телевидение. С первого канала приехал представитель 2 или 3 числа. Собралось человек 60-70, кто узнал, были тут. Взяли интервью у нас, послушали. Население было в шоке от такой огромной экологической катастрофы. И понимаете, это теплые дни, получается, что у детей и у взрослого населения украли просто лето, то есть люди не пошли на речку. Это связано с тем, что зловоние исходило от реки, черная вода. То, что говорят, что бывает мертвая вода, население увидело эту мертвую воду. Вот такая реакция была. Тут собралась инициативная группа. Стали призывать все правоохранительные органы, контролирующие органы провести какую-то работу, определить, почему это произошло. Население было в огромном шоке и до сих пор находится. Последствия этой экологической катастрофы ни один год пройдет.

В.И.: Ранее мы побеседовали с Юрием Федотовым, ведущим научным сотрудником заповедника «Брянский лес», он сказал, что лет 6 экосистема будет восстанавливаться.

А.Ш.: Да, не менее 5 лет, чтобы восстановить флору и фауну. Когда телевидение приехало снимать, даже были обнаружены падшие аисты, которые съели лягушку или мелкую рыбу. И очень много рыбы. Я не знаю занималась ли рыбинспекция этим делом, какова процедура дальнейшая, какой они экологический ущерб насчитали. Но десятки и сотни тонн рыбы на всем протяжении реки Сев. Порядка 58-59 километров.

В.И.: Какие версии звучат, откуда это пятно могло прийти?

А.Ш: Основные версии пока, презумпция невиновности существует у нас, мы это все знаем. Очистные сооружения, карты, на которые происходит сброс промышленных сточных вод от местного маслозавода, прошли дожди, была обваловка размыта, и они попали в реку Сев. Такая версия существует.

В.И.: Еще какие версии звучат? Наверное, не одна версия выдвигается?

А.Ш.: Администрация Севского района, из уст главы района, который полностью некомпетентен в этих вопросах, высказал такое предположение, что это природная катаклизма. Такая версия появилась. Но что-то долгое время этой катаклизмы у нас не было.

В.И.: Правильно я понимаю, что к местным очистным сооружениям претензии выдвигались ранее? Мне удалось найти материалы, датированные 2012 годом. Тогда тоже приезжала общественная комиссия. Представители общественной комиссии тоже уезжали слегка в шоке от увиденного.

А.Ш.: Да. Неоднократно претензии к маслоперерабатывающему заводу выдвигались. В 2014 году мы проводили обследование реки Сев от места сброса до ниже очистных городских сооружений. Были обнаружены места сброса сточных вод местного маслоперерабатывающего завода. Этот акт обследования реки Сев есть у главы администрации района. Кстати, это по его просьбе проводилось обследование. Были еще стоки небольшие. Тогда отбиралась проба воды. Местная канализация в полном объеме, согласно технологическому процессу, не работает. Местная канализация именно для города Севска. Поэтому забиралась вода, проводились анализы. Анализы показали неприглядную картину. Превышения по всем параметрам были значительны.

В.И.: Представители Севского маслозавода что-нибудь говорят, от них какие объяснения звучат?

А.Ш.: В данный момент они говорят, что это не их сбросы. Они пытаются от себя это отвести. Вы прекрасно понимаете, что это такое, какой экологический ущерб был нанесен. Поэтому они пытаются сказать, что это не их сбросы. Они признают, что обваловка была промыта и сточные воды попали в пойму реки, а расстояние там всего 800 метров. Пойма вся в озерных линзах именно сточных вод маслозавода. Когда приехали контролирующие органы через 2 или 3 дня, то они прямых стоков не обнаружили, а в пойме сточные воды были в большом количестве.

В.И.: По поводу различных проверяющих органов, которые, как вы говорите, приехали через 2-3 дня на место происшествия. Последняя информация, которую можно обнаружить в СМИ, что Брянская природоохранная прокуратура сейчас проводит проверку по поводу произошедшего. В частности, говорится о том, что Брянский Росприроднадзор проигнорировал сообщения о гибели рыбы в реке Сев, тем самым последствия были больше.

А.Ш.: Знаете, Росприроднадзор не занимается охраной рыбных биоресурсов, он занимается именно охраной Федеральных объектов. Сама река Сев Федеральный объект, но загрязнения вокруг этого – это Департамент природных ресурсов Брянской области, он должен заниматься этим вопросом. У нас в общественности есть люди, которые патриоты своего города, патриоты Брянщины, Севского района, материалов у них очень много, но на нас почему-то никто не обращает внимание.

В.И.: Инициативная группа куда обращалась?

А.Ш.: Наша инициативная группа собрала 850 подписей, в течении трех дней были они собраны, послание было направлено в Государственную Думу, председателю правительства и выложили на сайте президента Российской Федерации. Не только мы это сделали, но и жители сопредельного с нами района, по которому протекает тоже река Сев. Поэтому мы предупредили всех об этом: природоохранную прокуратуру, Росприроднадзор все эти органы предупреждены. 31 июля я уже поставил в известность рыбинспектора, который приехал сюда, и занимался этим вопросом. У них есть очень большой материал, подтверждающий массовую гибель рыбы.

В.И.: Александр Иванович, у нас остается пара минут до конца эфира. Можете рассказать про требования, которые вы выдвигаете в этих обращениях?

А.Ш.: У нас требования очень простые. Мы не требуем закрыть маслозавод. Мы требуем, чтобы маслозавод, который занимается переработкой молока, построил, не занялся проектной документацией, она давно уже у них должна быть, а построил соответствующие очистные сооружения, чтобы не наносить экологический ущерб земельным ресурсам, не тем более водным. Уже не говоря о воздушных, то, что город Севск дышит этим. Это что-то невозможное. Это зловонный запах гниения белков. Когда будут построены соответствующие очистные сооружения, пускай люди работают на здоровье, те, кто трудится на этом производстве. То есть мы не требуем его закрыть. 2017 год объявлен годом экологи в России. Я думаю, должны же они изыскать средства и начать строительство, и построить. Вот наше основное требование.

В.И.: Спасибо большое, что побеседовали с нами. Напомню, что мы беседовали с Александром Шаламовым, председателем Русского Географического Общества в Севском районе Брянской области. Ранее у нас экспертом выступил Юрий Федотов, ведущий научный сотрудник заповедника «Брянский лес». Обсуждали возможную экологическую катастрофу, как говорят эксперты уже случившуюся экологическую катастрофу, которая произошла в Брянской области. Теперь остается только устранять последствия и не факт, что удастся устранить все загрязнение. Сама экосистема будет восстанавливаться около 5 лет. Остается надеется, что требования и просьбы местных жителей будут услышаны, и виновные будут найдены и наказаны.

Это была Валентина Ивакина, программа «Zoom» на радио «Соль». Услышимся.

Мнение участников программы может не совпадать с мнением редакции.
Фудшеринг и фриганство

Понравилась статья? Поделись с друзьями!

comments powered by HyperComments