Вместо индексации пенсии — по пять тысяч рублей: кто выиграет, а кто потеряет

Эксперты: Руслан Гринберг — научный руководитель Института экономики РАН; Валерий Рязанский — председатель комитета Совета Федерации по социальной политике, председатель Союза пенсионеров РФ; Юрий Горлин — заместитель директора Института социального анализа и прогнозирования РАНХиГС.

*Техническая расшифровка эфира

Игорь Киценко: Добрый день, уважаемые радиослушатели. У микрофона Игорь Киценко, программа «Угол зрения». Сегодняшняя наша программа будет посвящена следующей теме: как мы все знаем, буквально недавно премьер-министр Российской Федерации Дмитрий Анатольевич Медведев объявил о том, что индексации пенсии в этом году не будет, она планировалась на сентябрь 2016 года. Вместо индексации пенсии — по пять тысяч рублей, и кто от этого выиграет, а кто проиграет, мы попытаемся сегодня разобраться, пообщавшись с нашими спикерами, экспертами в этой области.

Дам небольшую вводную: «Правительство отказалось от второй индексации пенсий в 2016 году. Ее заменят единовременной выплатой в 5 тыс. руб., правда, получат ее пенсионеры только в 2017 году. Отказавшись от второй индексации, Дмитрий Медведев сэкономил более 1,3 трлн руб. в ближайшие три года, следует из расчетов Минтруда. Премьер-министр России Дмитрий Медведев сообщил, что пенсии будут индексированы в форме единовременной выплаты по 5 тыс. руб. в январе 2017 года. Это потребует из бюджета 200 млрд руб. «Сейчас мы не располагаем достаточными ресурсами, чтобы провести индексацию во втором полугодии в обычной форме, но доиндексировать пенсию нужно».

У нас на связи Руслан Семенович Гринберг — научный руководитель Института экономики РАН. Руслан Семенович, добрый день!

Руслан Гринберг: Добрый день!

И.К.: Корректно ли называть вот эту единовременную выплату индексацией пенсии?

Р.Г.: Я думаю, что это лукавство большое. Здесь ни о какой индексации речь не идет. Речь идет о единовременной выплате вместо индексации. Это вообще-то анекдотическая история. Надо в Книгу рекордов Гиннеса подавать. Это скандальная история, скандальная политика и скандальная ситуация. У нас, конечно, бюджетные доходы ниже оказываются, чем запланированы государством. Но это естественно, поскольку нет роста, нет налогов. Ну а с другой стороны, у нас всего, наверное, будет 3% ВВП дефицит бюджета. Это классика. Это правило Европейского Союза. Считается, что это вообще самые здоровые финансы, когда дефицит бюджета 3%.

И.К.: Это реально выполнимы вот эти цифры?

Р.Г.: Это выполнимо. Но это такая пиррова победа, она не имеет отношения к людям. Понимаете, в период депрессии, уныния, который мы все сегодня переживаем, вся страна… Правда, не вся. Это тоже интересный момент. Есть такое правило социальное государства: беднеем вместе и богатеем вместе. А у нас так не получается, терпеть приходится не всем. Но это другая история. А главная история, что в такие времена надо увеличивать государственные расходы и индексировать пенсии надо в полном объеме. Что там говорить, они и так у нас ничтожны. У нас средняя пенсия, по-моему, где-то 12,5-13 тысяч.

И.К.: В некоторых регионах, мне кажется, гораздо меньше. Это такая средняя температура по больнице, как говорится.

Р.Г.: Точно так же, как средняя зарплата, ни к чему не ведет. Есть такая зарплата, модульная, знаете, чаще всего встречающаяся. У нас это где-то 15-16 тысяч. Ясно, что при таких зарплатах маленьких 8-9 тысяч пенсия нормальной считается. Конечно, эта пятерка даст свои результаты.

И.К.: Но она будет единовременная.

Р.Г.: Будет единовременная, это смешно. А в феврале уже будет другое. В феврале же не будет ее. Если будет индексация по инфляции 2016 года, обещается, она будет 6%. Это еще тоже вопрос, потому что не исключается девальвация. Не такая жесткая, как была в конце 2014, но она возможна, если цена на нефть упадет. Есть разные прогнозы.

Ну, короче говоря, что я могу сказать? Это все показная забота. Во-первых, о честности, что вот мы честные, мы не будем популизмом заниматься. Ну, какой популизм? Здесь люди должны выживать. Я думаю, что, может быть, лучше даже карточки вводить. Вообще говоря, продовольственная инфляция за эти пару лет, по нашим данным, где-то на 25-30% увеличилась. Это очень серьезно. 80% людей весь доход тратят на питание. Я считаю, что это все скандальная история. А вот эти пять тысяч одноразовые – это предвыборная такая мера. Она где-то сработает, где-то нет.

И.К.: Вы считаете, что эта единовременная выплата – это, условно говоря, пиар перед выборами, якобы мы честные, мы делаем все, что можем?

Р.Г.: Да, именно так.

И.К.: А к чему это может привести и о чем, собственно, эта одноразовая выплата говорит в принципе? Не о том, что действующая власть ведет себя честно и намекает нам на то, что «денег нет, но вы держитесь», как сказал Дмитрий Анатольевич пенсионерам в Крыму, и это факт?

Р.Г.: Войдет в историю это заявление. Я думаю, что и он останется в истории этой фразой.

И.К.: Получается, у государства нет денег, чтобы индексировать пенсию? Не факт, что последующие индексации, которые запланированы, если я не ошибаюсь, до 2019 года, они могут пройти именно по такому же сценарию?

Р.Г.: Непонятно. Единовременные какие-то выплаты могут быть. Но я боюсь, что это все мертвому припарки. Есть такая поговорка – дитя не плачет, мать не разумеет. Ну, вот, дитя пока не плачет. А там дальше посмотрим.

И.К.: Вы обмолвились о том, что нужно вводить продуктовые карточки. Насколько это реально?

Р.Г.: Я думаю, что, наверное, это может быть неизбежным следствием той политики, которая есть. Людям надо выживать. Конечно, есть много чего, огурчики, помидорчики, 6 соток. Как-то люди при любых прогрессивных и не очень общественных формациях помогают себе выжить. Но, конечно, это может вылиться в социальную проблему, а может быть, даже и в политическую. Есть ведь еще выборы. Все-таки у нас еще не полный авторитаризм, есть разные партии, которые борются друг с другом. И, конечно, эта тема будет будоражить общественность. Мне кажется, что власть будет вынуждена какой-то более надежный способ применить. Может быть, продовольственные талоны по американскому образцу, что-то такое.

И.К.: Это как такая дотация.

Р.Г.: Да. Может быть, ввести государственные дотации для производителя, на 10-12 самых важных позиций в питании. Это все зависит от региона, все это можно посмотреть, чтобы питание было и более здоровым. Потому что сейчас еще и болезни начинаются из-за того, что люди покупают все дешевле и дешевле. Это вообще серьезная вещь-то.

И.К.: Государство планирует потратить более 200 млрд рублей. Таким образом, выплаты получат около 40 млн россиян. Это пенсионеры. Но у нас людей пенсионного возраста, людей, которые являются пенсионерами по инвалидности, людей, которые раньше срока уходят на пенсию – хореографы, военнослужащие…

Р.Г.: Хореографы могут подольше остаться.

И.К.: Но, тем не менее, они раньше немного уходят, у них пенсионный возраст наступает ранее, чем у работников завода, хотя нагрузки-то и сравнимы могут быть, просто деятельность разная.

Р.Г.: Хореографы могут трудиться и до 70, и до 80 лет.

И.К.: Если здоровье позволяет, это очень хорошо.

Р.Г.: Вот балерины и танцовщики, они, конечно, да. У меня сестра балерина, она в 38 лет вышла на пенсию.

И.К.: Мой вопрос заключается в том, потянет ли бюджет на данный момент вот эту единоразовую выплату?

Р.Г.: Конечно, потянет, без проблем. Всегда государство найдет деньги. Мы пока еще не дошли до того, что надо фамильное серебро продавать, хотя там планы приватизационные строятся на этот счет. Мы чемпионы мира по минимальному государственному долгу. Но раз народ молчит, можно и так действовать. А в принципе, надо было бы увеличивать долговую нашу экономику пространства, занимать, внутренний и внешний займ для того, чтобы пенсионеры сохранили хотя бы тот скудный уровень жизни, который у них есть сейчас. Поэтому это не проблема – 200 млрд рублей. Это вообще ерунда, демонстрационный эффект.

И.К.: Якобы такая большая сумма, и мы ее раздадим.

Р.Г.: Конечно.

И.К.: На доиндексацию сумма гораздо больше была, если говорить о 2016 годе.

Р.Г.: Конечно. Смотрите, у нас же была в 2015 году инфляция 12,9-13%, в этом году 7%. Это очень серьезно все. А, видите, было 4% только индексации. Ну, вот будет с февраля там еще. Понятно, что реальные доходы пенсионеров заметно снижаются, вот это важно понимать. И без того низкие. Скандально низкие, даже для нашей страны, которая находится в теперешнем состоянии.

И.К.: 200 млрд государство найдет, а чтобы провести доиндексацию в 2016 году, в ряде изданий публиковалась такая сумма, как чуть более 500 млрд. Получается, не хватило еще 300 млрд рублей?

Р.Г.: Еще около 300 млрд уйдет, если будет все-таки очередная февральская индексация, состоится. Получается, что если вы получаете 10 тысяч пенсию, в феврале вы получите 15 тысяч, а в феврале – 10600. Зато потом все время будете получать по 10600.

И.К.: Откуда эти деньги возьмут? Даже эти 200 млрд на единовременную выплату.

Р.Г.: У нас много разных источников есть. Это долгая тема. Там надо вводить другие налоги, перераспределять, отказаться от, в моем представлении, позорной истории с налогами на личный доход, когда и миллиардеры, и люди, получающие модульную зарплату, все платят 13%. Это непростая вещь, небыстрая. Все прогрессивное человечество этим занимается. Но сегодня я хочу сказать, что есть большие проблемы с перераспределением бюджетов, с эффективностью их оплаты по разным позициям. Я считаю, что самый приоритет – это выживание людей на более-менее достойном уровне, потому что если совсем нищенские доходы, то вообще нечего говорить, зачем тогда нужна страна вся. Есть возможности пока большие по заимствованиям, и внешним, и внутренним. Это дело, конечно, непростое, надо думать, чтобы это было подешевле. Но конъюнктура сейчас благоприятствует. По-моему, сейчас и иностранцы, и государство, и конкретные бизнесмены видят, что сейчас внизу русские бумаги, надо их покупать. Поэтому, мне кажется, здесь еще у нас есть резервы хорошие.

И.К.: Вы имеете в виду, что пополнить бюджет на разного рода социальные программы можно было бы реализацией госбумаг?

Р.Г.: Ну, конечно. Люди-то и так выживают. А если последнее продовольствие подорожало минимум на 20% - это очень существенно. Такого не было никогда.

И.К.: Огромное вам спасибо, что у вас получилось пообщаться с нами в прямом эфире и дать комментарии по очень острой, очень важной и нужной теме!

Вы сами все слышали, пути решения Руслан Семенович озвучил – можно было бы продать определенного рода бумаги ценные, выпустить их на международный рынок, чтобы наполнить бюджеты и фонды, которые отвечали бы за полную и хорошую реализацию социальных программ в нашей стране.

Как я уже говорил, 200 млрд рублей планируется потратить на единовременную выплату. Не нужно путать это с индексацией. Выплаты получит 40 млн россиян. Это не полный перечень людей, которые получают пенсии. Насколько я понимаю, данная единовременная выплата коснется только неработающих пенсионеров. Те пенсионеры, которые, так или иначе, имеют дополнительных доход, продолжают свою трудовую деятельность в других организациях в январе 2017 году эту единовременную выплату могут не получить. Денег в бюджете на дополнительную поддержку пенсионеров не предусмотрено. Премьер-министр поручил Минфину изыскать средства на эту единовременную выплату. «При этом необходимо постараться сохранить параметры бюджета на 2017 год с тем, чтобы предотвратить разбалансировку финансовой ситуации», - подчеркнул глава кабмина.

Ранее, 15 августа, Внешэкономбанк опубликовал прогноз, согласно которому стоимость индексации зарплат бюджетников и выплат пенсионерам для бюджета за 2017-2020 годы составит 5,3 триллиона рублей, в том числе для федерального бюджета — 3,5 триллиона рублей. Как нам сказал Руслан Семенович Гринберг, бюджет это должен выдержать. Ситуация с бюджетом действительно непростая. Медведев отметил, что доходы казны по итогам первого полугодия на 11 процентов ниже запланированного показателя. Он допустил, что в 2016 году поступления могут упасть на 1,5 триллиона рублей. «Это один из возможных негативных вариантов», — сказал председатель правительства. Год еще не закончен, еще есть время, может быть, как-то ситуация и выровняется. По его оценке, дефицит бюджета в 2016 году превысит 3 процента ВВП, если стоимость нефти будет оставаться ниже уровня в 50 долларов за баррель. Напомню, что на данный момент стоимость нефти составляет около 40 долларов за баррель.

У нас на связи Валерий Владимирович Рязанский, председатель комитета Совета Федерации по социальной политике, председатель Союза пенсионеров РФ. Добрый день!

Валерий Рязанский: Добрый день.

И.К.: Руслан Семенович Гринберг сделал не очень приятный прогноз, что подобная ситуация может повториться и в следующих годах, у правительства не найдется денег для индексации, будет повтор подобного сценария с единовременной выплатой вместо индексации. И он предлагает, может быть, даже ввести карточки продовольственные людям.

В.Р.: Что касается карточек социальных, их значение немножко другое. В этом проекте тоже надо бы финишировать, он уже слишком долго разрабатывается. Полезность этого проекта доказана практикой. Но это не надо смешивать с пенсионной системой.

И.К.: А возможен ли повтор данной ситуации в будущих годах?

В.Р.: На этот вопрос мы сможем дать точный ответ, только когда будет рассматривать проект бюджета в октябре. Наши ощущения, подготовка всех тех встреч, форумов, в которых мы участвовали, дает картину позитивную с точки зрения того, что в 2017 году индексация будет решена так, как и было ранее задумано и реализовано в законе. Почему? Во-первых, сама процедура индексации наиболее удобная с точки зрения администрирования. Включение этой кнопки позволяет задействовать всю систему – расчетов, пособий, всех коммуникационных систем пенсионного фонда. Срабатывает вся модель сразу. Все, что касается вот этих компенсационных выплат, - конечно, они носят другой характер. Достаточно длительное согласование, процедуры весьма сложные, разные точки зрения по объему и т.д. На последнем заседании правительства Дмитрий Анатольевич четко сказал, что в феврале индексация будет. Значит, такое задание получило министерство финансов и экономического развития по подготовке проекта бюджета. Поэтому мы будем исходить из того, что 1 февраля состоится, как и положено, компенсационная индексация.

Что касается решения по пяти тысячам, что по своим объемам это такая замещающая компенсация. Совершенно понятно, что это разовое решение, которое должно смягчить неприятности, вызванные невыполнением вот этого нашего ожидания, с 1 августа индексации пенсий. Но мы не обещали индексацию во втором полугодии именно, строго говоря, по закону. Мы четко понимали, что все зависит от сложившейся экономической ситуации и людей не обманывали. Получается экономическая ситуация в пользу индексации – проведем индексацию. Не получается – будем искать другое решение. Это другое решение и предложено. То, что оно будет проходить через парламент, тоже, на мой взгляд, позитивно, потому что это будет носить форму закона, это публичное обязательство. Я сейчас не готов спорить, какие цифры лучше, какие цифры хуже. Но в целом, мне кажется, это решение правильное, справедливое, положительное решение, потому что нас, честно говоря, в последнее время финансовый блок правительства в основном готовил к отрицательному решению в части восполнения кошельков наших 43 млн пенсионеров. Кроме того, хорошо, что решение принимается по всем пенсионерам, и работающим, и неработающим. Это, на мой взгляд, справедливое в этой части решение.

И.К.: То есть всем – и работающим, и неработающим пенсионерам?

В.Р.: Да. И это очень правильно. Потому что за счет инфляции потеряли все категории пенсионеров.

И.К.: В каком процентом соотношении с февраля 2017 года будет проиндексирована пенсия? Насколько я знаю, до решения о единовременной выплате, в правительстве обсуждалась возможность индексации с 1 сентября на 8,56%.

В.Р.: Это наши долги по 2015 году. Это долги инфляции 2015 года, которые мы должны были погасить в 2016 году. Это 8,56%. Если взять среднюю пенсию 12300 рублей, умножить на 8,56, получим приблизительно тысячу рублей в месяц, может, чуть меньше. И как раз нужно рассчитать – август, сентябрь, октябрь, ноябрь, декабрь, т.е. выполнение тех обязательств, которые мы должны были выполнить по требованиям предыдущего закона с 1 августа. Индексация должна была быть проведена в эти месяцы. Как раз приблизительно набирается, тысячу умножить на пять месяцев, получается приблизительно 5 тысяч рублей. Так что сама природа появления пяти тысяч рублей понятна. Но это долги по инфляции 2015 года, которые мы должны были восполнить во втором полугодии года нынешнего. А что касается индексации по инфляционным проблемам 2016 года, это как сложится инфляция. Это уже при утверждении бюджетных показателей, плановые цифры, по-моему, там 5,7. Но мы-то исходим из того, что корреляция проходит только на уровень сложившейся инфляции, то есть реальный прогноз. Индексация должна идти по реальной инфляции.

И.К.: Какие могли бы быть пути решения данной проблемы, чтобы не прибегать к такому способу, как единоразовая выплата вместо доиндексации? Руслан Семенович сказал, что вот эта прогрессивная налоговая ставка на доходы могла бы быть.

В.Р.: Вы говорите сейчас о методах пополнения бюджета. Этих методов много. И тут я, конечно, отдаю предпочтение мнению наших выдающихся ученых. Я просто думаю, что помимо прочего надо нам очень внимательно отнестись к категории неработающего трудоспособного населения. По нашим подсчетам, это приблизительно 15 млн человек. Давно пора заняться выходом их из тени. Мы имеем серьезную проблему в пополнении фонда обязательного медицинского страхования. Да и пенсионная система от этого страдает. Кончено, самое занятое населения, большого греха нет, что оно работает само на себя, обеспечивает свои семьи, не просит у государства помощи. Но кроме той своей конституционной обязанности обеспечивать самих себя и свои семьи, существует еще и некая конституционная обязанность взаимодействия с государством на этот счет. Потому что, не пополняя наши фонды неким образом общественного потребления, мы им еще помогаем за счет того, что они обращаются в медицину, в образование, в социальную сферу, и многие дотируемые государством системы им еще и помогают. А они при этом не вкладывают в развитие социально й системы ничего. Это не очень справедливо. Поэтому, на мой взгляд, это один из резервов, кроме тех, которые перечислил наш уважаемый господин Гринберг.

Систему прогрессивного налога мы обсуждаем, и я думаю, что, скорее всего, это все будет вводиться уже после 2018 года. Потому что до этого принято решение налоговую систему не трогать, не тормошить, резких изменений не делать. Все-таки устойчивость налоговой системы – это тоже один из способов поддержки бизнеса с точки зрения того, чтобы показать, что государство не планирует резких изменений в законодательстве, связанных с налогообложением. Тут экономическая эффективность при достаточно строгой дисциплине исполнения законов, конечно, определенный налог даст свой эффект. Если все дыры и лазейки закрыты, тогда это даст эффект. Вводить, как нам горячие головы заявляли 15 лет назад или 10 лет назад, прогрессивную систему, дыр в системе налогообложения было столько, что это было бессмысленно. И то, в нынешних условиях у нас 15 млн человек находятся вне официальной экономической жизни. Давайте начнем с них. С системы и мотивации, кнута и пряника. Все-таки это большая цифра.

И.К.: Наши радиослушатели задают такой вопрос: может ли быть такое, что выплата пенсий в январе, вот эта единовременная выплата в размере 5 тысяч, означает, что власть хочет именно тогда подкинуть электорат? Наверное, вопрос идет ближе к 2018 году, к выборам президента РФ. Может ли это быть неким инструментом?

В.Р.: Сколько людей, столько и мнений. Часто в обычных решениях находят какую-то темную сторону. Давайте представим на секунду, если бы было принято другим порядком, до выборов 18 сентября. Наверняка, решили бы, что это подкуп избирателей, партия власти подкупает избирателей. Была бы наверняка такая реакция. Мне кажется, предложенный правительством вариант решения проблемы очень аккуратный и взвешенный. Решение будет принимать новый состав Государственной Думы, значительно обновленный состав Совета Федерации, потому что происходит 38 региональных выборов. И, наконец, закон будет подписан президентом. Это говорит о том, что будут соблюдены все процедуры законодательного характера. И выполнено, кстати, то обещание, которое было дано при принятии решения о индексации в первой половине года на 4%. Все обещания были даны. В законе прописана эта норма, что во втором полугодии, после подведения итогов экономических показателей страны вся система государственной власти возвращается к теме индексации пенсий. Никто никого не обманывал. И мы эту страницу сейчас перевернули для того, чтобы каждому избирателю и особенно 43 миллионам пенсионеров об этом сказать, честно и открыто. Здесь нет никаких темных пятен. 8,56% - это недофинансированная часть, которую нужно восполнить. Мы это и делаем.

И.К.: То есть если бы не было единовременной выплаты, была бы индексация пенсий, все по плану идет.

В.Р.: Конечно. Если бы экономические показатели страны позволили это сделать, мы за счет поправок бюджета получили бы дополнение в бюджет пенсионного фонда, а это без малого 200 млрд рублей, и естественно это бы сделалось. Сама система готова, вопрос только в наличии средств. их не оказалось. Поэтому искали долго ответ на этот вопрос. Он найден. И слава богу, что он найден. Именно вовремя, на мой взгляд. Это дает основания говорить, что мы выполняем свои обещания. Так и дальше надо поступать.

И.К.: Огромное вам спасибо, что у вас получилось пообщаться с нами в прямом эфире и дать свои комментарии.

С нами на связи следующий наш спикер, Юрий Михайлович Горлин, заместитель директора Института социального анализа и прогнозирования РАНХиГС. Добрый день!

Юрий Горлин: Добрый день.

И.К.: Я бы хотел услышать ваше мнение о том, что данная единовременная выплата не является никаким условным, как пишут в Сети, подкупом электората перед выборами. Это плановая вещь. Если бы она не состоялась, то состоялась бы доиндексация. Было давно понятно, что денег в бюджете нет, и вот этой индексации пенсии могло бы и не оказаться. Денег и на единовременную выплату пенсионерам могло не быть. Ваше мнение, является ли это неким тайным подкупом электората перед выборами в Госдуму и начинающейся предвыборной гонкой на президентский пост в 2018 году?

Ю.Г.: Я не готов залезть в голову лиц, принимающих решения, по поводу спектра мотивов, которым они руководствовались, когда принимали такое решение. Но я хочу сказать, что во всех случаях лучше, что люди получат эти 5 тысяч, чем не получили бы ничего. Это первое. Другое дело, что если говорить искренне и с экономической точки зрения, то понятно, что по отношению к тому законодательству, которое было до 2016 года, конечно, пенсионеры должны были бы получить больше. Понятно, что эти 5 тысяч не компенсируют их потерь. Если считать то, что они должны были получить в рамках этого законодательства, мы тут считали, эти потери составляют примерно для пенсионера около 7 тысяч рублей за год. Они должны были бы получить лишние 12 тысяч, в среднем, я имею в виду. Вот 5 тысяч они получат, примерно 7 тысяч составляют их потери. Но самое главное не это. Я думаю, почему была разовая выплата. Если бы это была индексация именно, то она вошла бы в базу для следующих лет. Это увеличило бы расходы 2017 и всех последующих лет. А разовая выплата в базу не входит для последующих индексаций. Поэтому это сокращает расходы будущих периодов. Если бы была просто индексация, понятно, что с февраля ее уже и так не было, она была там с сентября там или с октября, то расходы бюджета были бы меньшие в 2016 году. Потому что стоимость этой «доиндексации», то есть разница между 13,9%, это была фактическая инфляция, и 8%, то, что было, она же не с февраля бы пошла, а только с момента, когда было бы принято это решение, с сентября, с октября. Она составляла 40 с небольшим миллиардов в месяц. Поэтому, если бы было просто доиндексация, то по 2016 году затраты были бы меньше, чем вот эти 200 млрд. И к тому же они коснулись бы неработающих пенсионеров. Никаких официальных решений я не видел, но вот то, что в прессе было и судя по цифре 200 млрд, видимо, оно касается всех пенсионеров.

И.К.: Да, нам это Валерий Владимирович подтвердил.

Ю.Г.: Поэтому если бы была индексация в 2016 году, расходы были бы меньше, чем 200 млрд. Но с учетом расходов будущих периодов, конечно, у бюджета и пенсионного фонда возникает меньшее бремя будущих финансовых расходов.

И.К.: А почему сложилась такая экономическая ситуация, когда ожидали одни цифры, а в какой-то момент начали понимать, возникли и вопросы, и разговоры на высоком уровне о том, что, может быть, и отменят индексацию, пути решения искались и т.д. С чем связана эта ситуация и почему ее не предвосхитили? Например, Руслан Семенович Гринберг говорил, что можно было бы решить эту проблему. Один из способов – прогрессивное налогообложение для богатых людей либо продажа каких-то гособлигаций, потому что они находятся сейчас внизу, и их с большим удовольствием на внешнем экономическом рынке купили бы.

Ю.Г.: Понятно, что на что направить деньги – это вообще говоря вопрос приоритетный. Видимо, в рамках тех приоритетов, что есть, принимаются те решения, которые принимаются. По отношению к предложению поменять шкалу налогообложения – это не дало бы эффекта. Нельзя же поменять шкалу налогообложения в пределах одного года. Это решения, которые требуют некоего времени. Поэтому эффекта для бюджета 2016 это бы не дало. И потом, эта шкала налогообложения – это не доходы пенсионного фонда. Это доходы местных бюджетов. Поэтому как тут это все соотносится, мне сложно сказать. Идея хорошая, но черт скрыт в деталях.

Когда сформировался бюджет, когда приняли это решение, понятно, что оно очень неприятное, я имею в виду индексацию в размере меньшем, чем инфляция. Тогда сказали, что если будут доходы во втором полугодии, если будет ситуация выправляться экономическая, значит, будут некие дополнительные решения. Вот нашли такое промежуточное решение, пять тысяч будет выплачено. Понятно, что это не является индексацией в полной мере. Вопрос вообще, как это будет оформлено. Что это будет – материальная помощь, единовременная выплата? Это еще надо так оформить, чтобы это не подпадало, видимо, под обложение налогом физических лиц. Это все требует бюрократической и юридической проработки. Но, я так понимаю, будет соответствующая проработка и закон.

И.К.: То есть решение найдено, как это решение реализовать, пока еще только прорабатывается это.

Ю.Г.: Это технические вопросы. Я уверен, что они будут преодолены. Принципиальный вопрос, что решение принято. И самое главное, что объявлено, что все-таки индексация в 2017 году будет по фактической инфляции, как минимум. Это тоже, с моей точки зрения, позитивно, потому что были вопросы, а что будет в 2017 году. То, что премьер объявил это, - это позитивно. Хотя бы неопределенность снимается.

И.К.: То есть подобного развития событий в 2017 году не будет, что индексацию не получится провести, и опять будем искать выход, промежуточный результат?

Ю.Г.: Есть такая абсолютно бесспорная истина – никогда не говори «никогда». Есть выраженная политическая декларация премьером, что она будет. Премьер исходит из неких прогнозов, который он имеет в настоящее время. Если они сбудутся, значит, это решение можно будет реализовать. Понятно, что если вдруг нефть упадет или будут еще какие-то геополитические катаклизмы. Никто не мог себе представить два года назад, что не будут индексироваться пенсии меньше, чем инфляция. Прогнозы показывали, что пенсии будут индексироваться существенно выше инфляции, потому что нефть была за 100, и все было очень радостно и хорошо. Однако появились моменты, появилось падение нефти и т.д. Поэтому как это можно сказать? Политически объявлено, что это будет. 2017 год не так далеко, будем надеяться, что катаклизмов не будет. Но говорить, что это истина в последней инстанции, несерьезно.

И.К.: Надо будет смотреть по факту.

Ю.Г.: Да. Ну, будем надеяться, что ситуация в общем стабилизировалась, я имею в виду экономическая, правда, на таком низком уровне, около нуля, но стабилизировалась. Уже падение существенное произошло, поэтому потенциал дальнейшего падения ограничен. Надеюсь, будет какое-то позитивное движение.

И.К.: Огромное вам спасибо, что у вас получилось пообщаться с нами в прямом эфире и дать комментарии по такой сложной и острой теме.

Пока, как бы это саркастично ни звучало, Дмитрий Анатольевич не обманывал никого, когда говорил пенсионерам в Крыму, что денег нет. Он не обманывал, денег действительно нет. Обещал что-нибудь придумать, это, наверное, и есть промежуточное решение при невозможности проведения индексации. Другие его обещания тоже оправдались, были так или иначе верны. Преподаватели – это призвание, нельзя назвать это профессией, а если хотите заработать денег, то в бизнес. Но это совсем другая тема, у нас была о ней передача.

Мне сложно судить о том, что происходит. Как дальше будет складываться ситуация, понятия не имею. Мы будем пытаться разобраться в заявлениях наших первых лиц с нашими уважаемыми экспертами. Поживем – увидим. У микрофона была Игорь Киценко, программа «Угол зрения». Всего доброго!

Мнение участников программы может не совпадать с мнением редакции.
Вторник со Львом Пономаревым

Понравилась статья? Поделись с друзьями!

comments powered by HyperComments