Акция уличных музыкантов против беззакония

Эксперт: Олег Мокряков — лидер группы «Акулы», координатор Акции уличных музыкантов по борьбе с беззаконием.

*Техническая расшифровка эфира

Игорь Киценко: Добрый день, уважаемые радиослушатели! У микрофона Игорь Киценко, программа «Zoom» на радио «Соль».

Наша программа сегодня посвящена событиям, которые в ближайшее время должны будут состояться в городе Москва – это Акция уличных музыкантов против беззакония. Насколько мы знаем, уличным музыкантам запрещают играть. Об этом ранее выходила программа на нашей радиостанции.

Сейчас уличные музыканты готовят серию акций протеста против различного рода запретов и беззакония. С чем это связано? Почему в такую форму это все выливается? Почему нельзя договориться с властями муниципалитетов или конкретно взятого муниципалитета, в частности, города Москва, мэрией Москвы? Об этом мы сегодня поговорим с одним из участников, одним из вдохновителей и организаторов всей этой акции. Моим собеседником сегодня будет Олег Мокряков, лидер группы «Акулы», координатор сообщества уличных музыкантов по борьбе с беззаконием. Олег, добрый день.

Олег Мокряков: Здравствуйте.

И.К.: Олег, прежде чем поговорим об серии акций, которые вы планируете провести, я бы хотел задать несколько вопросов, с чего все началось? Почему такие сильные проблемы? Какова ситуация, сильно ли она изменилась по прошествии года, двух лет? Как было раньше и как стало сейчас?

О.М.: По истечении года, двух лет - это, я бы сказал, оптимистичный срок, потому что уличные музыканты в России, в Москве, в СССР постоянно находились под давлением тех или иных форм. Уличная музыка в Советском Союзе возродилась после Советского периода где-то в конце 80-х, с момента, когда открыли Арбат в виде пешеходной улицы в 86 году. Сначала уличные музыканты чувствовали себя совершенно вольготно. Это было что-то новое. Ура, свобода, перестройка, все можно! Собирались толпы народа, не было никаких проблем с милицией, которые начались в середине 90-х годов. Я начал играть на улице в 90-м году. В середине 90-х, когда я приехал в 92-м году покорять Москву из Свердловска, кстати в Свердловске я был первым человеком, который начал в городе уличную музыку. В Москве в середине 90-х гонения на музыкантов в разных местах шли волнами. К ним я уже привык. То они поднимаются на Арбате, то есть милиция ходит по Арбату и зачищает там всех, то они затихают, и мы свободно играем год - другой без всяких проблем, например, напротив ресторана «Прага» по адресу, где сейчас находится дом Арбат 1. Допустим, начинаются гонения на Арбате, мы уходим в какое-то другое место – на Поклонную гору или на Манежную площадь.

В 2014 году началось что-то невообразимое. Если в двух словах, то можно сказать следующее – во время какой-то очередной серии преследований, моего друга Максима Демидова в начале 2014 года задержали, как это было неоднократно. Но на этот раз ему хотели применить новомодную статью 20.2.2, которая недавно была принята, закон о митингах, в народе называется – «Больше трёх не собираться», политическая статья. От этой статьи тогда удалось все-таки отбиться, но у него конфисковали гитару, а когда собирались возвращать, то она оказалась повреждена. Он подал весной 2014 года гражданских иск. После того, как начались судебные заседания полиция Арбата, судя по всему, начала мстить. Их раз 15 вызывали на судебные заседания. Полиция по ощущению местной предпринимательницы Королевой, в народе мы её называем Мальвина, это женщина с такими седыми, божественными, голубыми волосами прокрашенными, на самом деле, самая мерзкая бабка, которая есть на Арбате, она начала полицейских подсуживать, которые, судя по всему, у нее там карманные. Это наше мнение, в котором мы не сомневаемся, что она им там приплачивает. Они начали против уличных музыкантов компанию. Тем временем события развивались на улице Никольской. Там уже была другая причина, просто совпали параллельно два события, две волны. В конце 2013 - в начале 2014 года улицу Никольскую открыли как пешеходную. Тут же вновь назначенный глава так называемой территории Китай-города, на территории которой находится улица Никольская, она примыкает к Краской площади, он распорядился по свидетельствам охранников, которые к нам подходили, и судя по всему, с подачи префекта ЦАО или под прикрытием префекта ЦАО, этот самый Травкин отдал распоряжение полицейским ОВД Китай-город выгонять оттуда уличных музыкантов и задерживать их по статье 20.2.2. Якобы они собирают там незаконное столпотворение, митинг и передается дело в суд. А в Тверском суде сидит ручная судья Олеся Орехова, которая натаскана на то, чтобы штамповать по уличным музыкантам обвинительные решения со штрафом 10 тысяч рублей. Одним из первых под эту статью попал мой знакомый Сергей Хавский по кличке Diamond. Он был первым, из известных нам, осужденным по этой статье. После этого решения начали штамповать конвейером, судя по всему, им это понравилось.

И.К.: То есть берут музыкантов, любого, кто попался на улице Никольской, на Старом Арбате, берут и запросто могут осудить?

О.М.: Я подчеркиваю, это применяется только на улице Никольская. На Арбате полицейские начали нам мстить, применяя статью… Там еще помимо этой коррупционной связки местного бизнеса и полиции есть еще третья сторона – это управа Арбата. Там сидел чиновник – глава отдела управы по торговле Григорян. Сейчас его сменил какой-то другой молодой, малолетний, я бы даже сказал. Они штамповали дела на задержанных музыкантов по другой статье – о незаконной торговле, незаконном предпринимательстве. Мы своими глазами видели протоколы, в которых написано, что музыкант осуществлял незаконную торговлю. Торговлю чем? Он, что торговал колебаниями своего божественного голоса? Это, конечно, абсурд. Тем не менее, чтобы подкрепить реальность этих дел, там выносятся не только дела, но и у музыканта конфисковывают инструменты в замок. На Никольской они отдаются отделением ОВД Китай-город только после того, как ты пройдешь суд и принесешь решение суда или можешь не ходить в суд, но потом все равно должен принести решение суда, которое вынесут без тебя любимого.

И.К.: Олег, у меня к вам такой вопрос: такая ситуация, которая сложилась на двух пешеходных улицах Москвы (Старом Арбате, Никольской), а ситуация из других районов, из других городов, ваши коллеги музыканты делятся какой-то информацией, как складывается ситуация в других городах, есть информация по этому поводу?

О.М.: Конечно. Благодаря современному развитию средств связи, социальным сетям, интернета, мы сейчас имеем объемную картину преследования музыкантов по всей Москве и по стране. Если на Никольской и на Арбате это дело поставлено на поток, что эти две улицы просто зачищены от музыкантов, то в других районах Москвы все по-прежнему происходит волнами. Например, прошлой осенью до весны была волна гонений и задержаний на Чистых прудах. Там активизировался какой-то новый местный житель, который терроризировал полицию с жалобами о музыкантах. Полиция же утверждает, что они вынуждены реагировать и выгонять, в моем случае пытаться выгонять уличных музыкантов с Чистых прудов. Но мы тертые калачи, нас просто голыми руками не возьмешь. Чистые пруды мы отстояли. Такой же беспредел происходит в подземных переходах. Там охранники где-то просто выгоняют, кто-то из музыкантов позорно им приплачивает дань, то есть взятку, грубо говоря. На Пушкинской площади играли мы спокойно, и вот подъехала ко мне впервые за несколько лет полиция, буквально позавчера. Они очень сильно боролись против нас в 2009 году, после этого утихли. Может быть, потому что мы нашли менее беспокоящее местных жителей место. В других городах происходит форменный беспредел. В Крыму, в новообретенной Российской землице, там против уличных музыкантов просто форменный беспредел. Там устраивают на набережной Ялты облавы, зачищают под метлу все не только от музыкантов.

И.К.: С чем это связано? Почему такое отношение в целом по России?

О.М.: Есть следующие главные причины, которые нами уже давно выделены. Это инициатива местных «царьков» при власти. Одна из этих причин настоящих не поводов, потому что поводы они изобретают кто во что горазд. Помимо приписывания нам 20.2.2 и нарушение торговли, они часто говорят, что «был бы человек, а статья найдется», что привезем в полицию, а по какой статье оформить найдем. Настоящие причины, как я уже говорил: мы мешаем местному частному бизнесу, часто путаемся у него под ногами. То есть та копеечка, которую отдыхающий, турист на Арбате или отдыхающий на набережной, принес в местный магазинчик или ресторан, он отдает музыканту или художнику. Это первая глобальная причина.

Вторая – это мы мешаем каким-то самодовольным жителям престижных мест. Это же все вкусовщина. Кто-то не любит The Beatles и начинает жаловаться. Несмотря на то, что ему достаточно прикрыть его герметичный стеклопакет и он ничего не услышит. Но нет. Закон на нашей стороне, но они пытаются взять нас измором, то есть этими звонками в полицию. Мы имеем право играть, мы имеем право использовать звукоусилительную аппаратуру, но причина кроется в этом. Мы мешаем каким-то VIP жителям на жалобы, которых полиция вынуждена реагировать.

Третья причина – это та, о которой полицейские неоднократно говорили, что мы нарушаем их уютный мирок. То есть какая-то пешеходная улочка, пешеходная зона, бульварчик, идут чинно люди себе, идет себе человек, проходи мимо или посиди тихонечко на скамейке, так нет, возникает какой-то очаг напряженности, начинает уличный музыкант взрывать мирный покой, собирается толпа. А мало ли что? А вдруг что, как говориться. Нам говорят там работают карманники, там начинают распивать спиртные напитки, драки. Да, карманники действительно работают. Но вместо того, чтобы вести работу против этих карманников, для чего собственно полиция и создана, они пытаются закрыть, убрать музыканта. Полиция создана не для этого, а для борьбы, работы с карманниками, с драками, даже с распиванием спиртных напитков. Это три главных причины.

И.К.: Олег, я нашел такой материал на портале «The-village» - уличным музыкантам разрешат выступать в парках. Департамент культуры Москвы хочет предоставить уличным музыкантам постоянные площадки в городских парках. Этот материал датируется 10 ноября 2011 года. Еще был ряд новостей, когда решался вопрос об игре музыкантов в Московском метрополитене. Тогда тоже ставился этот вопрос, должна была быть какая-то комиссия, отбирать репертуар и определенное количество музыкантов на определенных станция должно было появиться и играть свою музыку. Если возникают постоянно подобного рода проблемы, если, условно говоря, шьют эту статью 20.2.2 об административных правонарушениях, почему тогда не взять и не воспользоваться теми средствами, которые предлагает сама администрация города, которые предлагает мэрия и все будут довольны. Или тут что-то другое все-таки?

О.М.: Я попробую прокомментировать ключевые слова, вы очень много сейчас интересного сказали. Начну с конца. Вы говорите: «Тогда все будут довольны». Мы сейчас обходим стороной по этой статье Никольскую и Арбат. Смелые люди на Арбате играют, там сейчас задержания идут опять такими волнами. Мы довольны тем, что мы, борясь за свои права и за права слушателей слушать нас, все-таки боремся с беспределом законными методами. Когда к нам подходит полицейский где-то в другом месте, где этот беспредел еще не расцвел, мы ему объясняем его права и обязанности. Я в 95% случаев выхожу из этого диалога победителем. Большую часть всего того, что я ему говорю, говорю под запись, видеозапись, аудиозапись. Потом без видео и аудиозаписи разъясняю полицейскому, что мы в курсе чему он служит, в курсе его мотивов, что он боится быть уволенным. То есть он находится между молотом и наковальней. Между законом и незаконными распоряжениями своего начальника, который за него не вступится, если на этого полицейского поступит жалоба по 02, что периодически бывает.

Уходить в эти разрешенные резервации, в парки, в метро – это рабская позиция. Мы люди свободные. Уличные музыканты – это прежде всего свобода. Коллеги бывают, которые не решаются выйти на улицу или просто люди с таким мышлением, я его называют рабским, они нам завидуют, шипят периодически: «играете и не платите налогов». Это пьянящее чувство свободы, когда ты не связан клубным форматом, ни какими-то другими условностями, играешь что хочешь, лишь бы публике это тоже нравилось. Собственно, музыканты выживают те, которые нравятся публике.

Парки – это очередная профанация этой хорошей, благородной идеи. В 2011 году вновь назначенный глава Департамента культуры Катков начал размахивать налево и направо заявлениями о том, что легализует уличных музыкантов. Сначала про парки он ничего не говорил. Он был сначала директором парка культуры и летом 2011 года его повысили до главы Департамента культуры. В августе 2011 года нам предложили поучаствовать в телевизионном сюжете о том, как будет легализована уличная музыка. Все четыре года своего возглавления Департамента культуры он каждый год по несколько раз высказывался о том, что вот-вот легализует уличных музыкантов. Мы его хватали за язык, писали и дозванивались, что где же ваши обещания? На «Эхо Москвы» его ловили. Он всегда делал бровки домиком: «да? Что вас до сих пор задерживают? Я выдам вам разрешение». Так и ушел ничего не выдав. Там был такой нюанс, что нам прислали тогда еще в 2011 году письмо в ответ на наши обращения о том, что в парках мы играть можем, то есть мы вас приглашаем в парки. Пошли музыканты в парки, они там немного поиграли, а потом их оттуда опять начали выметать. Если не ошибаюсь, незадолго до того, как уволили Каткова, уволили еще руководство Музеона, парка культуры. Новая власть начала зачищать парки от музыкантов. Мы подготовили мощную акцию протеста против этого, потому что, несмотря на то, что охранники в парках утверждали, что тут играть нельзя, распоряжение начальства, но начальство не должно путать общественную территорию, на которой действуют законы Российской Федерации и свою частную территорию, на которую они могут кого-то пускать или не пускать. Мы собирались туда просто в явочном порядке выйти играть, устроить публичный позор для тех, кто пытается музыкантов выгнать. Но до этого не дошло, потому что они об этом, судя по всему, узнали и приняли инициативу, которая разрешает музыкантам играть в парках. Конечно, извратили её полностью. Директор парка получил указание от Департамента культуры обеспечить доступ музыкантов в парки, но они начали обуславливать получение разрешения различными идиотскими ограничениями. Например, наш друг Андрей Смирнов, который конкретно, серьезно занялся вопросом получения разрешения в парках, обратился за получением разрешения в парк Победы. Ему выдали разрешение играть на какой-то точке в лесу, там какая-то тропинка. Ему предложили играть птичкам и зверькам.

И.К.: То есть абсолютно непроходное место.

О.М.: Да. Франциск Ассизский когда-то проповедовал птичкам, точно также предложили и ему играть для птичек. Когда он там попробовал, то возмутился против этого. Ему дали другое место ограничив его пребывание четырьмя разами в месяц и исполнением военных песен. Почему я должен исполнять только военные песни в парке? Ну и что, что он в парке Победы. Что там вселенская скорбь должна быть всю жизнь. Там аттракционы, карусельки веселые, они же не покрашены в защитный цвет и катаются не на танчиках и ракетках.

И.К.: Была попытка навязать определенного рода репертуар человеку?

О.М.: Собственно, не была, а есть. Сейчас все парки, которые выдают разрешения, там каждый «царек» кто во что горазд. Например, у одного пенсионера - музыканта, которому выдали разрешение, ему просто пришли, сказали, что на вас жалуются, а пенсионер играет хорошо, я знаю, у него просто отобрали разрешение и порвали его в хамской манере. Это опять же синдром «вахтера». В нашей стране наш народ российский еще во многих случаях не воспитан в цивилизованной культуре, если какой-то чиновник парка может просто взять и порвать разрешение. Точно также полицейский в 97 году, не помню его фамилию, выхватил у нас из банки для денег деньги и начал их рвать от злости при всем честном народе.

По музыке в метро. Целый год с нами Департамент транспорта советовался по поводу того, как лучше доработать программу допуска уличных музыкантов в метро. Очень плодотворная была работа. Эту программу инициировали ребята из Британской школы дизайна, выпускники во главе с Владиславом Ковалевым. Все у них очень хорошо получилось. Красивые площадки, красиво оформленные для уличных музыкантов. Относительно хорошие места. Когда это передали в мэрию для окончательного принятия решения, там все испортили. Там устроили какой-то кастинг. Отдали процедуру отбора уличных музыкантов некому продюсерскому центру, какой-то мутной конторе, которая организована при Департаменте культуры или просто при правительстве Москвы. Какие-то непонятные ребята, с непонятной компетентностью начали определять кому из музыкантов играть можно, кому нельзя. Хотя мы требуем, чтобы любой музыкант пришел, пускай будет какой-то прослушивание, прослушился, получил разрешение в порядке очереди и шел играть, чтобы это не было кастингом и отбором на какой-то срок. Тем более, можно долго рассказывать об идиотизме этих условий.

И.К.: Получается, идея с разрешением играть уличным музыкантам в подземке в корне поменялась? Изначально все было совсем по-другому?

О.М.: Да. Поэтому на одном из наших плакатов текст был такой: «Искусство не живет в неволе». Там нарисован за решеткой перечеркнутый скрипичный ключ. Против этого мы будем стоять насмерть. Теперь же они хотят тоже самое устроить по всей Москве. Неизвестно что им придет в голову. Разрешат играть ста или двумстам музыкантам, хотя их тысячи, то есть кому-то разрешат, а кому-то нет. Нет-нет, будем стоять до последнего.

И.К.: Олег, у нас остается не так много времени. Переходя непосредственно к акции протеста против беззакония. Где она будет проходить, какое количество участников вы ожидаете? Когда пройдет серия протестных акций, что вы собираетесь добиться этими акциями? На какую положительную динамику вы рассчитываете по окончанию этих акций?

О.М.: Мы только что отослали письмо в Департамент безопасности, который отвечает за соблюдение правил проведения пикетов, митингов, с просьбой очертить, где вокруг Кремля нельзя пикетировать, чтобы выбрать ближайшую точку к Кремлю. Скорее всего, это будет улица Никольская или Манежная площадь. На Никольской улице, как я говорил, идут массовые задержания. В том числе, виолончелиста задержали с конфискацией его виолончели. На Манежной площади они недавно протянули свои грязные щупальца, там задержали с конфискацией инструментов двух девушек-божьих одуванчиков из Питера, виолончелистку и гусляршу. То есть мы выйдем или на Манежную площадь, либо на Никольскую. Если, конечно, нам не напишут, что мы внезапно запретили одиночные пикеты там и там. В крайнем случае еще раз выйдем на Арбат или Чистые пруды. Все-таки, я думаю, мы сойдемся на Никольской или на Манежной площади. Выйдем еще и в другие места, а потом устроим большой митинг. Мы устроили митинг осенью 2014 года, опыт у нас хороший. Мы тогда привлекли первое большое внимание к нашим проблемам. Сейчас, думаю, народу придёт больше. На этот сигнальный пикет, который мы вчера провели, уже кто-то пришел. Мы сейчас готовим отчет по нему. Пресса по этому поводу написала. Сейчас сделаем так, что мало не покажется. Власти не смогут отмахнуться от того, что музыканты молчат, ничего не предпринимают, поэтому мы все делаем на свое усмотрение.

И.К.: В итоге, чего вы планируете добиться?

О.М.: Мы планируем добиться следующих вещей: главное, чтобы были прекращены задержания уличных музыкантов с конфискацией инструментов по любым надуманным статьям, включая 20.2.2, то есть нарушение митингов и статью о торговле. Я понимаю, что если музыкант начнет распивать в общественном месте спиртные напитки, курить в неположенном месте…

И.К.: То есть, если будут объективные причины задержания.

О.М.: Да. Я понимаю, если он будет обычным правонарушителем. Мы требуем, чтобы было прекращено удаление музыкантов, их прессинг под надуманными предлогами. Это первое, что мы требуем. Второе – мы требуем, чтобы были привлечены все лица ответственные за этот правовой беспредел, за это беззаконие. Мы бы хотели, чтобы был выявлен каждый полицейский, который подписал фальшивый протокол, чтобы была привлечена к ответственности судья, там помимо Ореховой еще есть два или три. Чтобы прекратилась практика в Мосгорсуде, когда при обжаловании дел, судья у нас на глазах в течение 40 секунд пролистывает все дело, читая заголовки листов, которые к этому делу подшиты, делает вид, что знакомится с делом и тут же удаляется на совещание. На редкое дело обжалования уходит больше полторы минуты. Полторы-две минуты, потом удаляется в совещательную комнату и выносит готовое решение – в обжаловании отказать. Привлечение к ответственности виновных – второй пункт. Третий пункт – это прекратить попытки загнать уличных музыкантов в рамки, клетки, придуманных кулуарно правил. Если они хотят упорядочить какие-то правила, то пусть советуются с профессионалами, то есть с нами, с уличными музыкантами.

И.К.: Я вас понял. Ваши требования и то, чего вы хотите добиться тоже ясно. Олег, огромное вам спасибо. К сожалению, время нашей программы подошло к концу. Мы будем следить за тем, как у вас будет проходить серия акций против беззакония, которое, как вы считаете, направлено против вас, и как будут обстоять дела. По итогу, я думаю, мы еще с вами пообщаемся в эфире нашей радиостанции. Вам я желаю удачи и добиться все-таки справедливости для выступления уличных музыкантов, чтобы их никто не обвинял в надуманных статьях, как вы говорите, не задерживал и не конфисковывал их инструмент. Спасибо вам большое.

Уважаемые радиослушатели, напомню, что в эфире со мной беседовал Олег Мокряков, лидер группы «Акулы», координатор сообщества уличных музыкантов по борьбе с беззаконием. Сейчас будет проходить, как я говорил, ряд акций, ряд мероприятий, которые уличные музыканты будут проводить в Москве. Скорее всего, это будет проходить на пешеходной улице Никольская. Если кому-то интересно, то можно найти Олега в социальных сетях, узнать у него все и присоединиться к его протестным акциям или каким-то другим способом помочь уличным музыкантам добиться справедливости.

У микрофона был Игорь Киценко. Услышимся немного позже. До свидания.

Мнение участников программы может не совпадать с мнением редакции.
Научный четверг

Понравилась статья? Поделись с друзьями!

comments powered by HyperComments