Штрафы за отказ от вакцинации: Роспотребнадзор борется с антипрививочными настроениями

Сегодня мы поговорим о прививках — нужно ли их делать. Эксперты: Игорь Красильников — вице-президент Общества биотехнологов России, эксперт и консультант ВОЗ по детским вакцинам, профессор, доктор биологических наук; Ирина Волынец — председатель всероссийского общественного движения «Национальный Родительский Комитет»; Анна Брычева — пресс-секретарь Роспотребнадзора.

*Техническая расшифровка эфира

Игорь Киценко: Добрый день, уважаемые радиослушатели. В эфире программа «Угол зрения» на радио СОЛЬ, у микрофона Игорь Киценко. И сегодня мы поговорим об интересной теме, довольно насущной теме для многих родителей в преддверии учебного года, — о прививках, нужно ли их делать, зачем их нужно делать. Необходимость есть, потому что бытует мнение, что прививки вызывают различного рода заболевания, осложнения, дети остаются инвалидами, есть большое количество опасений и т. д.

Буквально накануне глава Роспотребнадзора Анна Попова была на «Территории смыслов», это лагерь, который проходит во Владимирской области, и там она сделала небольшое заявление: «Много разных практик по борьбе с антипрививочными настроениями. Здесь надо, чтобы общество было готово к таким решениям. А самые оптимальные решения, я думаю, что мы подготовим. Сегодня они обсуждаются. Я бы не хотела их предвосхищать с тем чтобы не вызывать излишнего раздражения. Делать это нужно, потому что наших детей надо защищать от инфекций, от которых они могут быть защищены». Роспотребнадзор, в частности, обещает в ближайшее время подготовить решения по борьбе с антипрививочными настроениями, которые касаются детей, об этом сообщила журналистам, как я уже сказал, глава Роспотребнадзора Анна Попова.

Есть разные версии, полезны ли прививки, нужны ли они. Этот вопрос остро стоит для многих родителей. Нередко именно в православной среде можно услышать разнообразные аргументы против вакцинации. Сегодня мы попробуем найти ответы на эти вопросы, пообщаемся с разными представителями из разных сфер, с разными спикерами. Первый спикер — Ирина Владимировна Волынец, председатель центрального совета всероссийского общественного движения «Национальный родительский комитет». Ирина Владимировна, добрый день!

Ирина Волынец: Да, добрый день.

И.К.: Если меры, о которых я говорил выше, будут приняты, какова будет реакция вашего родительского комитета? Потому что есть много страшных историй, бывает, стращают нас по телевидению, что после прививки у ребенка начались осложнения. В лучшем случае он остался инвалидом с определенной группой, в худшем случае это привело к летальному исходу. Слава богу, таких ситуаций мало, и обычно перед тем, как делать прививку, всегда детей проверяют, может быть, там есть какой-то медицинский отвод, чтобы не делать прививку. Но, тем не менее, какова будет реакция, если подобные документы, подобные правовые акты будут приняты со стороны Роспотребнадзора, рассмотрены Госдумой и т. д.

И.В.: Конечно, тема прививок достаточно сложная. В обществе давно уже муссируется необходимость обязательности этих прививок. Но мы знаем, что все, что в принудительном порядке вносится в нашу жизнь, воспринимается в штыки. Здесь у нас как раз родительская общественность уже подготовленная к тому, чтобы эту информацию не принять так безоблачно, как предполагает Роспотребнадзор. Почему? Те осложнения, которые возникают в результате прививок, они не надуманы, они действительно очень часто возникают, и отводы, которые родители могут получить, получают именно потому, что после какой-то прививки наступило осложнение. К сожалению, такой массовый и единообразный подход ко всем случаям и вызывает такой негатив. Да, нужно родителей просвещать. Я понимаю, почему Роспотребнадзор сейчас торопится с лоббированием этого законопроекта. Вспышка сибирской язвы способствует тому, чтобы сейчас под шумок, пользуясь всеобщей истерикой, проводился этот интерес. Однако же, насколько мне помнится, не прививали уже последние лет 70 от сибирской язвы. Использовать сейчас эту вспышку как информационный повод — по меньшей мере, безграмотно и манипулятивно. Родители тоже люди, нужно им разъяснять, нужно объяснять, чем опасны прививки. Я очень много общалась с иммунологами. Я согласна с тем, что там часть общества, которая полностью отказывается от прививок, является в некоторой степени паразитарной прослойкой, которая, заболевая, может распространять эту инфекцию. Но в то же время, если родители настроены категорически против, я не знаю, путем штрафов или лишения прав на детей эти родители будут наказываться? Мне интересно, какими законными способами вот эта обязательность будет вводиться. Она методом давления существует и сегодня. Достаточно сложно устроить ребенка в детский сад, если у тебя не сделаны необходимые прививки.

И.К.: Это законно обосновано?

И.В.: Законом это не обосновано, но ребенка могут просто в детский сад не принять. Сослаться на то, что вдруг резко у них закончились места, вот именно перед вашим носом. Потом есть ряд нареканий к порядку этого прививания. Абсолютно непонятно, для чего ребенку при рождении, прямо в первые сутки, делать прививку БЦЖ. Ребенок испытывает огромный стресс оттого, что он только что начал дышать, только что начал жить, — и такой удар по иммунной системе. Особенно, что в большинстве прививок используется формальдегид, который является ядом для организма, особенно для ребенка, который только что родился. И это попадает сразу в кровь. Основой многих прививок является куриный белок. Он носитель вот этого ослабленного, полумертвого вируса. Но вводя в первые сутки начала жизни прививку на этом белке, мы получаем очень мощную аллергию, она может быть скрытой. И у человека, когда он начинает расти, возникает вот такая реакция на курицу, на яйца. Причем она может выражаться в виде, например, неперевариваемости продуктов. Это на самом деле очень сложная тема. Для того, чтобы общество не было негативно настроено, мы должны родителям разъяснять опасность отсутствия прививок, мы должны оптимизировать эту систему, мы должны следить за качеством того материала, который мы прививаем детям. Насколько мы сегодня готовы обеспечить всех детей без исключения качественными препаратами, которые не будут вызывать аллергию и вот такую тяжелую реакцию иммунной системы? Я ни в коем случае не говорю, что нам не нужны прививки, чтобы не скатываться в эту маргинальность. Но мы должны оценивать здраво все риски вот такого тотального законодательного запрета. Как родители воспримут, как себя поведут, если их массово заставят, неизвестно. Поэтому, наверное, задача государства — плавно, мягко вводить нас в то, что это все-таки необходимо, потому что мы живем в цивилизованном мире.

И.К.: Если я вас правильно понимаю, здесь перед тем, как вводить такую жесткую административную меру по обязательной вакцинации всех детей, должен пройти определенный комплекс мероприятий — качество прививаемых препаратов, проверки детей и т. д.

И.В.: Конечно, не бывает дыма без огня. Если так много негатива вокруг появилось, значит, есть какое-то основание, значит, нужно этого негатив снимать. А это можно снимать только какими-то новыми результатами, не теми, какие мы имеем сегодня. Поэтому здесь не надо родителей рассматривать как каких-то врагов и паразитов, маргинальных представителей. Нужно отнестись с пониманием к тому, что родители готовы сделать все, чтобы дети были здоровы и счастливы. И дать им возможность после того, как они дали своим детям жизнь, обеспечить их здоровьем. Потому что в случае, если что-то происходит со здоровьем ребенка, то это не только для родителей повышенная нагрузка по реабилитации этого ребенка. Это же лишние расходы для государства. Это тоже нужно понимать: если родители будут избегать, то это усложнит жизнь всем. Значит, государство, в том числе, в лице законодателя и соответствующих служб, должно сделать так, чтобы родители стали наконец-то понимать, что есть зло, а что есть благо, идти навстречу благу и всем вместе избегать зла. К такому выводу, я думаю, можно прийти, если трезво и всесторонне посмотреть на ситуацию. Здесь без истерик нужно, без перекосов привести к оптимизации все интересы: и интересы государства, и интересы родителей, и, конечно, во главе угла должны стоять интересы здоровья наших детей. В этом, я думаю, заинтересованы все.

И.К.: Еще такой вопрос к вам. Я еще застал советский период, как раз застал ребенком. Нам делали прививки, и у родителей никогда не возникало вопросов. Получается, в тот период государство умалчивало, что может быть какая-то проблема, что есть и летальные случаи, что есть и случаи, когда дети становятся инвалидами после прививки. А тут эта проблема вскрылась. Есть ли такая ситуация, что родители возраста 30−35 лет по накатанной колее по этой идут, ведут их в медучреждение: помнят, что их водили, значит, нужно отвести? Ранее, получается, данная проблема умалчивалась?

И.В.: Я думаю, что и раньше были какие-то осложнения и летальные исходы. Но, во-первых, мы должны понимать, что увеличилась заболеваемость аллергическими отклонениями, и в том числе это выразилось в непереносимости прививок. Надо понимать, что наше общество сейчас все больше и больше движется в сторону культа потребления. И потребление информации в соответствии с этим культом, конечно, способствует тому, что негативная информация распространяется гораздо быстрее, и муссируется, кстати, в СМИ, и на этом делаются рейтинги. Да, были раньше и маньяки, были раньше и заболевания, и какие-то теракты тоже были в советское время. Но об этом не говорили, об этом большинство населения не знало. Зато жили спокойнее, спасибо нашим СМИ. Другой вопрос, где вот этот баланс между замалчиванием правды и муссированием негатива. Так как мы знаем, что проблема существует, глупо о ней молчать. Конечно, не надо сейчас раздувать из этого всенародную трагедию. Как я уже сказала, наша задача — оптимизировать этот процесс, чтобы было заинтересовано и государство, и родители, и наши дети получили максимальную выгоду от этих нововведений. Здесь нужно усиливать контроль качества препаратов, которые выступают в качестве прививок. Смотреть, насколько готово наше отечественное производство обеспечить нас безопасным материалом для вакцинации. Потому что если мы получаем некачественную продукцию из других стран, где гарантия, что наши дети не понесут какие-то последствия. Нам рассказывали о том, как на Украину в качестве гуманитарной помощи привезли бесплатные материалы для прививок, и после вакцинации чуть ли не половина детей умирала. Или, например, ходят слухи о том, что прививка, которая рождает иммунитет против вируса папилломы человека, которую делают девочкам, в дальнейшем вызывает бесплодие. Если это слухи, значит, нужно максимально дать людям информацию. Как раньше был журнал «Наука и жизнь», который выписывала половина Советского Союза. Значит, нужно этих людей, наших граждан, максимально информировать о том, где здесь истина, и где ложь. А когда государство снимает с себя функцию информирования нормального, не запугивания или замалчивания, а адекватного информирования, тогда и рождается из мухи слон. Поэтому всеобщими усилиями, если есть, конечно, взаимное желание идти навстречу друг другу, мы эту проблему, я думаю, сможем решить. По крайней мере, наша организация готова подключиться к информированию нашего населения, к тому, чтобы вести диалог с родителями. Есть формирование социального запроса. Значит, нужно ответить этому вызову и успокоить родителей, проинформировать их и ответить на все вопросы.

И.К.: То есть вы против мер, которые пока что вот в такой форме предлагает Роспотребнадзор, — ввести административную ответственность и на этом все, как у нас это обычно делается — взяли и приняли закон?

И.В.: Да. Это же глупо. Получается, если государство заинтересовано в том, чтобы дети были здоровы, то родители, которые согласны, чтобы их дети были не здоровы, просто платят какие-то суммы. Это же смешно. Это как инициатива о штрафах родителей, что их дети во внеурочное, позднее время находятся на улице без присмотра. Если у нас ребенок в позднее время находится на улице без присмотра, то нужно эту семью как-то взять на особый контроль и помочь этой семье. Возможно, там какое-то неблагополучие, проблемы есть. И если мы хотим, чтобы наши дети были здоровы, мы должны убедить родителей, что это необходимо — делать ребенку прививки. Но не штрафовать. А кто не может откупиться — что делать с ними? Вопрос санкций за неисполнение в подвешенном состоянии, если это штрафы. Просто непонятно, мне кажется, что это нелогично.

И.К.: Вы сказали, что нужно вести контроль тех препаратов, которые будут ввозиться либо производиться у нас. А каким образом его организовать? Это общественный контроль? Насколько сложно организовать этот процесс?

И.В.: Сложно представить, чтобы общественные контролеры, не имея соответствующего образования, могли бы как-то этот процесс контролировать. Наверное, все-таки это прерогатива государства, особых лабораторий, специалистов, которые будут нести за это персональную ответственность, которые заинтересованы в том, чтобы здоровье нашей нации преумножалось, а не чтобы мы растеряли его по пути, давая нашим детям некачественные, заведомо вредоносные препараты. Если государство в лице высших чиновников хочет, оно проконтролирует. Другой вопрос, есть ли те люди, которым действительно это нужно. Очень хотелось бы, чтобы те люди, которые действительно за это отвечают, отнеслись бы к выполнению своих обязанностей, обязательств, которые эти люди взяли перед народом, добросовестно и максимально внимательно.

И.К.: Огромное вам спасибо, что у вас получилось пообщаться с нами в прямом эфире.

И.В.: Спасибо вам, удачи и здоровья и благополучия нам и нашим детям!

И.К.: Спасибо большое!

Сейчас на связи с нашей студией Игорь Викторович Красильников, вице-президент Общества биотехнологов России, эксперт и консультант ВОЗ по детским вакцинам, профессор, доктор биологических наук. Игорь Викторович, добрый день!

Игорь Красильников: Добрый день!

И.К.: Есть у вас что-то добавить к словам Ирины Владимировны?

И.Кр.: Есть, конечно, есть. Ирина Владимировна говорила достаточно эмоционально, и это правильно, потому что дети — это всегда большие эмоции, с одной стороны. С другой стороны, ее тезис, что нужно оптимизировать процесс вакцинации, хорош, и к нему обязательно стоит прислушаться. Но я хотел добавить две основные свои ремарки. Первое — это то, что следует учитывать, что вакцинация признана одним из основных достижений 20 века. С помощью вакцин спасено не миллионы, а сотни миллионов жизней детей. Если посмотреть на статистику, которая собирается Всемирной организацией здравоохранению, то видно, что только от таких, казалось бы, не очень сложных заболеваний, как грипп, все равно умирают сотни тысяч детей в мире. А если мы будет говорить о таких инфекциях, как раньше оспа, то это миллионы жертв. Поэтому любая вакцинация несет благо. И второе — я не услышал две вещи. Во-первых, любое производство вакцин контролируется и государством, и самыми производителями во всем мире. Это действительно огромная ответственность. Поэтому, все компании, которые ведут и производят вакцины, ведут обучение каждый день. Они совершенствуют как производство, его качество, так и методы контроля, и, в конце концов, выпускаемые препараты до такой степени проверяются, что не может быть некачественных препаратов. В данной ситуации, если будет какой-то общественный совет, он не разберется в качестве вакцины. Вакцины делаются месяцами, там полным-полно различных химреактивов при их производстве, различных биологически активных веществ также. Но в конце вакцины остается только основа и какие-то вещества, которые помогают или сохранить вакцину, или, допустим, вводить ее наиболее эффективно. Очень важно, конечно же, чтобы родители понимали. Вы представьте, вы ведете ребенка в садик. В садике группа 25 человек. И в этой группе нет привитых против таких, например, болезней, как корь или краснуха. И любой ребенок, который заболел и приходит в этот коллектив, однозначно заражает всех остальных, потому что они не привиты. Слава богу, что мы на самом деле не имеем более тяжелой ситуации здравоохранения только потому, что существует огромная прослойка еще со старых времен привитых людей. Те же взрослые, которые были привиты в детстве, не являются, грубо говоря, источниками инфекции. Так, любой детский коллектив подвержен огромной опасности, если кто-то из членов этого коллектива заболевает любой детской инфекцией. Вот почему, прежде всего, нужно прививать детей.

Но да, существуют осложнения после вакцинации. Для этого надо знать, против каких инфекций прививают вашего ребенка, качество вакцины и состояние ребенка. Звучало — аллергическая реакция. В нашей действительности достаточно много аллергических реакций у детей, но это часто те реакции, которые вызываются пищевыми продуктами. Говорилось о том, что яичные белки. Вакцина против гриппа делается на куриных эмбрионах, там присутствуют яичные белки. Но вакцина против гриппа имеет такое низкое содержание этих белков, что они не могут вызвать. Вы представьте шприц, в котором полмиллилитра вакцины очищенной, там существует только инактивированный вирус гриппа. Такая вакцина не может вызвать аллергической реакции. Это нужно быть уж очень сильным аллергиком, чтобы каким-то образом отреагировать на это.

И.К.: То есть это один случай на тысячу? Или больше?

И.Кр.: Да больше. Поэтому в данном случае родители должны быть ответственны за здоровье ребенка. Ведь у нас нет такого понятия, как родитель, ответственный за здоровье. А это означает, что он должен, по крайне мере, иметь картину иммунного статуса ребенка. Если не он, то те врачи, которые делают прививку, также должны позаботиться о том, чтобы у ребенка не было каких-то аллергических реакций.

И еще очень важна правильная вакцинация. Потому что, к сожалению, встречаются случаи, когда или неправильно разводят вакцину, или неправильно вводят ее, или нестерильный шприц, правда, сейчас такого нет, заносили гепатит В в тех же детских домах. Сейчас все-таки одноразовые шприцы. И хочу упомянуть случай, который все-таки показывает качество препаратов наших. В позапрошлом году на Дальнем Востоке выпускался туберкулин, концентрат, который использовался для того, чтобы посмотреть, болеют ли дети туберкулезом в больших коллективах. Он разводился в тысячи раз. И вот такой препарат не развели и ввели детям. Через какое-то время у детей было все нормально со здоровьем. Качество препарата оказалось таким высоким, что даже тысячи доз ребенку ввели, и ничего не было. Приблизительно то же самое вакцина. Вакцины таким образом подбираются, что одна вакцинная доза не содержит большое количество каких-то побочных препаратов, которые могут вызвать сильные осложнения. Здесь важно знать, что ребенок должен прививаться, но у ребенка иммунный статус должен быть нормальный, чтобы он отреагировал на любую вакцинацию адекватно. Если у него иммунодефицит, а его прививают, конечно, могут быть осложнения.

Еще хочу подчеркнуть. Прививать — это значит защищать ребенка. Например, такие прививки, как против гриппа, против гепатита В, против кори, краснухи, паротита, они действительно очень часто встречаются в детских коллективах, и ребенок обязательно должен прививаться против этих инфекций. У нас есть специальный календарь прививок. Нужно, чтобы все родители понимали, какие прививки против каких заболеваний, и что нужно делать, чтобы ребенок нормально перенес вакцинацию. Наши производители производят вакцины ничем не хуже, чем в других странах. Может быть, в каких-то элементах они уступают. Может быть, они не имеют такой истории, как вакцины, выпускаемые на Западе. Но все стремятся к высокому качеству, и никто не хочет, чтобы ребенку было плохо. Это нужно понимать и учитывать, когда вы хотите ребенка вакцинировать и думаете, что намного больше позитива для его здоровья будет, чем если бы вы не привили. И еще маленький случай — это, например, прививки в тех регионах, где какая-то инфекция очень распространена. Клещевой энцефалит, например. У нас Сибирь, Дальний Восток — это очаги клещевого энцефалита. Если, например, в Москве его нет, то зачем прививать? Тогда не нужно. А там любой поход в лес, любой укус клеща становится опасным, и в этом случае, конечно же, ребенка тоже лучше привить, чтобы спокойно спать и не думать о том, что тяжелая инфекция в какой-то момент может достичь его.

И.К.: Нам наши радиослушатели пишут вопрос: а что по поводу слухов, что вакцины некачественные нам присылают из-за границы в качестве тестов — нам и в страны Третьего мира, например, на Африканский континент? Это слухи или действительно есть прецеденты, когда присылалась какая-то вакцина в качестве тестового образца? Или, может быть, подача была такая, что это тестовые варианты, которые пытаются апробировать на России, и все это — теория заговоров?

И.Кр.: Сейчас у нас существует система регистрации вакцин, которая запрещает использовать те вакцины, которые не были проверены в других странах. Это сразу же отметается. Другое дело, что некоторые вакцины используются в других странах десятки лет, и при их регистрации возможно непроведение огромных клинических испытаний, они уже доказали свою эффективность и безопасность.

Вероятнее всего, эти слухи связаны с тем, что начали регистрировать вакцины Индии и Китая, потому что это страны, к которым у нас не очень хорошее отношение, судя даже просто по потребительским вещам. Вот, купил, сразу же сломалось. Тоже самое и вакцина — плохая. В любом случае, есть огромный государственный контроль, каждая партия вакцины проверяется. Если она не проверяется, то за это наказываются те люди, которые допустили, что вакцина вошла в практику здравоохранения без проверки. Это уже судебные дела, и они достаточно жесткие. Поэтому нельзя говорить о том, что качество вакцины из-за рубежа может быть плохое, и на нас ставят эксперименты. Это была огромная кампания противопрививочная, я даже, кстати, не знаю, кто ее начинал. Но я встречался несколько раз с людьми, которые просто кричали: «Вы гробите наших детей!». На вопрос, каким образом, естественно ответа не было. Это лозунг. Люди, абсолютно не хотящие понимать что-то, кричали, вероятнее всего, по каким-то мотивам и причинам, которые были у них. Я еще раз говорю, что любая вакцина, которая допускается в Россию, проходит огромные испытания, для этого существует очень жесткая система. И один из элементов этой жесткой системы — это Роспотребнадзор, который прекрасно понимает, насколько вакцинация полезна детям и насколько сложно может быть, когда в классе или в группе приходит один, а все остальные не привиты. Это катастрофа, которая может закончиться и смертью детей, и различными осложнениями.

И.К.: Вы упомянули Индию, и я поискал такую публикацию. Джаганнат Чатерджи, который в прошлом был доктором, писал различные письма именно против вакцинации. Все слухи о том, что в Индии полнейшая антисанитария и в каком состоянии находится их главная река. И он написал огромное количество пунктов, 50 пунктов против вакцинации. И вот первый пункт: нет научных исследований, призванных определить, на самом ли деле прививки предотвращают заболевания. Или все-таки есть такие?

И.Кр.: Ну, я даже не знаю. Если прививки начались еще со времен Ленинджера, который брал оспы вакцину от коров и прививал детей, и дети не умирали, какое доказательство? Нужно что, взять два ребенка, одного не прививать и уколоть, а второго прививать и уколоть, и когда будет смертельный случай, это доказательство? Таких случаев очень много. Существует специальная система подсчета, насколько вакцинация эффективна, насколько та либо другая вакцина эффективна. Это же огромная наука, и эта наука называется вакцинология. Она говорит, какие антигены нужно использовать в вакцине, чтобы ты не заболел. Это эффективность вакцинации. Во-вторых, она говорит, как часто нужно прививаться, чтобы твой иммунный ответ был всегда одинаков, если вдруг попадается вирус или бактерия, от которых ты можешь умереть. Это доказательная база — охват вакцинации. Стопроцентной вакцинации практически не бывает. Но должен быть какой-то порог — 70%, 90%. Тогда вакцина становится эффективной.

Это просто очень голословно, я не знаю, почему такие вещи говорятся, тем более, человеком, которые ознакомлен с культурой и способами получениям вакцины. Это какой-то оголтелый и ненаучный подход к теме.

И.К.: Вспышка сибирской язвы в Ямало-Ненецком автономном округе, потом сообщение, что младшие звенья медицинских составов, в частности, медсестер будут отправлять получать высшее образование и реакция Роспотребнадзора, что появятся документы, нормативные акты, которые будут обязывать родителей прививать своих детей, — это звенья одной цепи или череда совпадений, по вашему мнению?

И.Кр.: Я думаю, что это действительно определенное ужесточение, потому что ситуация сейчас становится все сложнее и сложнее. Много лет шла антипрививочная кампания, в результате которой большой контингент не получал прививки, и сейчас это опасно именно тем, что любой случай заболевания сразу же вызывает эпидемию. Это, конечно, ужасно. Если раньше эпидемии не было, потому что были привиты определенное количество людей, то сейчас все начинают болеть. Ясно, что это зависит от патогена, от того, какая инфекция, но все равно, это процесс, который не управляем. И чтобы его сделать управляемым, конечно, нужны какие-то меры. Второе — я, зная те законы, которые дает Роспотребнадзор, довольно часто там к любому закону есть поправки. Например, у ребенка есть иммунодефицит. Конечно же, его прививать не будут. Нужно будет просто посмотреть, какой это будет закон, вносить поправки, и здесь как раз, я считаю, тот же родительский комитет может играть важную роль. Они должны выбрать специалистов из своей среды и посмотреть, какой же закон будет, чтобы внести свои поправки.

И.К.: Принять активное участие в его разработке.

И.Кр.: Конечно. Это я считаю наиболее правильным. По поводу того, чтобы создавать структуры, которые контролируют, — еще раз скажу, там слишком высокие технологии. Если они найдут таких профессиональных людей, они могут создать дополнительную при их комитете группу специалистов и т. д. Но только не нужно к этому относиться оголтело, как несколько лет назад были вот эти антипрививочные кампании. В результате доверие к прививкам подорвано. Мы же не знаем статистики, сколько из непривитых детей умерло. Это, в общем, достаточно сложно посчитать. Ребенок может умереть от воспаления легких, а на самом деле у него грипп. Это так называемые неотложные смерти, которые достаточно часто описываются в литературе. Поэтому в данной ситуации должен быть контроль общественный за контролем государственным, это всегда приветствуется, мне кажется. И достаточно разумный подход, кого мы вакцинируем. Но если мы получаем отвод от вакцины БЦЖ, которая достаточно тяжелая при вакцинации, это не означает, что ребенка не нужно прививать от гепатита и против различных вирусных заболеваний типа корь, краснуха, паротит. В этом случае вероятность, что ребенок заболеет, и будет сложно потом восстановить его здоровье, слишком велика. Давайте к этому подходить разумно.

И.К.: Вы несколько раз упомянули антипрививочную кампанию, которая длилась несколько лет и которая подорвала общественное доверие к вакцинации, прививкам. А с чем она связана была, зачем это нужно было делать и кому это на руку? Бизнес фармацевтики огромный, там триллионы долларов крутятся. Они же могли всю эту кампанию раздавить и оставить все как есть, на своих местах.

И.Кр.: Я выскажу сугубо свое мнение. Может быть, это какие-то новые терапевтические препараты, когда ребенок уже заболел, те же антибиотики ему в больших количествах вкалывают, вот те пожалуйста, это уже плюс для тех компаний, которые антибиотики выпускают.

И.К.: То есть это война фармацевтов, получается.

И.Кр.: Это первое. А может быть и второй вариант, что антипрививочная кампания была направлена против российского производителя, прежде всего. Что российские вакцины плохие, что они вызывают осложнения и т. д. В этом случае народ говорит: «А где хорошие вакцины? Ах, те, которые на Западе! Давайте прививаться ими». И отечественная фармацевтическая промышленность, иммунобиологическая промышленность в этом случае просто загибается.

И.К.: А сейчас в каком состоянии находятся наши отечественные препараты? Как вы сказали, по каким-то компонентам они могут уступать, но в принципе на рынке на каком уровне они? Сопоставимы с западными?

И.Кр.: Сейчас идет очень сильное перевооружение. Создана Национальная иммунобиологическая компания, которая это все централизует и берет в свои руки. То есть нам не хватало, прежде всего, так называемого GMP (Good Manufacturing Practice). Тогда, когда вакцина выпускается в тех условиях, в которых невозможна ошибка от дураков. Тогда, когда случайные действия кого-то влияли на конечный препарат. Сейчас это введено уже в практику здравоохранения и все вакцины выпускаются по международным правилам. Второе, конечно, оборудование было старое, отсюда вакцины были недостаточно совершенны. Третье, у нас же науки практически не было последние 20 лет. Если ты выпускаешь любой препарат для того, чтобы он был на уровне мирового стандарта, тогда ты должен его обязательно совершенствовать, каждые 3,5,7 лет. Идут какие-то доработки, препарат становится лучше, меньше реакций и так далее. К сожалению, это одно время не проходило. Одно время каким-то образом не развивалось. Сейчас ситуация улучшилась. Появились новые разработки, появились новые варианты вакцин. Другое дело, что от начала разработки до внедрения в производство должно пройти лет 8−9, чтобы появилась новая вакцина. Вот считаете. Разработки нынешние мы ощутим только через 7−9 лет. Наши вакцины по своим свойствам не уступают западным. Даже во многих документах пишется, что какая-то вакцина или её аналог. Например, вакцина от клещевого энцефалита, которая существует в России, абсолютно идентична вакцине, выпускаемой на западе. Но она содержит только штаммы, которые на нашей территории мы находим, то есть они распространяются на нашей территории. Это означает, что в любом случае лучше прививаться отечественной вакциной.

И.К.: Я понял. Игорь Викторович, огромное вам спасибо, что у вас получилось пообщаться с нами в прямом эфире и дать такой подробный, развернутый комментарий.

И.Кр.: Вам тоже. Мне было действительно интересно, потому что-то, что я услышал от госпожи Волынец, было полезно, с одной стороны, с другой стороны, мне кажется, немного эмоционально. Давайте подходить взвешенно к решению любых проблем.

И.К.: Хорошо. Спасибо.

И.Кр.: Всего доброго.

И.К.: Уважаемые радиослушатели, напомню, что на прямой связи со студией был Игорь Викторович Красильников, вице-президент Общества биотехнологов России, эксперт и консультант ВОЗ по детским вакцинам, профессор, доктор биологических наук. Вы услышали его мнение. В частности, что для меня было полезным и интересным, это то, что Игорь Викторович сказал, что если вы решили делать прививку, пока это еще добровольное предприятие, то делать её лучше отечественной вакциной, в которой содержатся местные штаммы вирусов, на которые отреагирует ваш организм. Нежели это будут западные штаммы, которые могут отличаться, и не факт, что западная вакцина поможет вам от вирусов, которые обитают и мутируют в зависимости от климатических условий на территории Российской Федерации.

Мы также позвонили в Роспотребнадзор, попросили дать нам комментарии. Мы пообщались с помощником руководителя Роспотребнадзора, с Анной Александровной Брычёвой. Предлагаю послушать её комментарий на тему, есть ли такой документ, то есть разрабатывается ли он в Роспотребнадзоре, есть ли черновые варианты этого документа. Насколько реально то заявление, которое сделала госпожа Попова на «Территории смыслов»? Слушаем.

Анна Брычёва: Нужно сразу сказать, что не разработано никакого норматива, нет никакого оформленного документа. Вчера в рамках образовательного форума «Территория смыслов на Клязьме», в рамках смены, участниками которой были молодые ученые в области здравоохранения и молодые врачи, из аудитории главе Роспотребнадзора был задан вопрос от практикующего врача-педиатра о том, что многие родители пользуются непроверенной информацией из открытых источников, в частности, из интернета, и по своим надуманным причинам отказываются от вакцинации. Был вопрос из зала: «Нужно ли в связи с этим ужесточать или вводить какую-то ответственность родителей за отказ от прививок для своего ребенка?». Ответ на этот вопрос был следующим: «Что в мире есть разные практики ответственности для родителей за отказ от вакцинации». В частности, был приведен американский опыт, в некоторых штатах есть административная ответственность для родителей. Есть примеры Австралии, где ребенок не принимается в коллектив, не может посетить школу, если он не получил необходимых профилактических прививок. Тут идет речь о выборе родителей. Ключевое сообщение, которое прозвучало от главы Роспотребнадзора о том, что, во-первых, общество должно быть к таким решениям готово, поэтому нельзя просто слепо копировать мировой опыт. Любые предложения должны быть адаптированы к условиям России. Поэтому сегодня только обсуждаются какие-то возможные варианты практик введения ответственности родителей за отказ вакцинации ребенка. Что еще хотелось бы сказать. Что в целом человечество как популяция — абсолютно вакцинозависимый вид, и массовая вакцинация началась в России в 60-х годы 20 века. С тех времен удалось снизить заболеваемость управляемыми при помощи прививок инфекциями, как корь — в 500 раз, дифтерия — в 200 раз, столбняк — в 50 раз, коклюшем — в 40 раз. С 2005 года благодаря профилактическим прививкам у нас снизилась заболеваемость краснухой в 840 раз. А вы знаете, что если девушка во время беременности переносит заболевание, то ей обязательно делают аборт, потому что 100% патология плода. Реже болеют в 6,5 раз острой формой гепатита B. Вообще с 2006 года по настоящее время суммарно привито против этого вирусного гепатита порядка 70 миллионов человек, порядка 40 миллионов детей, девушек и женщин до 25 лет против краснухи. Это все успехи последнего десятилетия. Если говорить про то, насколько вообще проблема остро стоит, какое количество родителей отказывается от профилактических прививок, не имея для этого никаких оснований, то хочется успокоить, потому что % не такой большой. У нас порядка 96% всех детей, подлежащих иммунизации, получают профилактические прививки. На оставшиеся 4% приходятся дети, которые не получают прививки из-за медицинских отводов, то есть по медицинским показаниям, и чьи родители отказываются от проведения профилактических прививок.

И.К.: Как вы слышали, уважаемые радиослушатели, данная инициатива была озвучена, причем практикующим педиатром, молодым врачом. Не знаю, можно ли говорить о данной проблеме как о массовой и о стращании родителей, что их дети будут прививаться в обязательном порядке, иначе будут платить штраф. По крайней мере, Роспотребнадзор отреагировал на это следующим образом, что рассмотрят. Может быть, будут вводиться данные правовые и нормативные документы, а может, не будут вводиться. Но в мире такой опыт есть. Были приведены ряд стран, которые вы слышали. Может быть, не будут вводить, может быть, такого и не нужно. Рынок отечественной вакцины, о чем нам сказал Игорь Викторович, уже на определенно хорошем уровне, нет смысла не доверять доктору биологических наук. Постепенно будут увеличиваться объемы и качество будет увеличиваться, соответствующие модернизации также уже прошли. В дальнейшем мы уже будем отправлять вакцину на Запад, а не закупать дополнительные вакцины с Запада к нам. Также у Анны Александровны, помощника главы Роспотребнадзора, мы уточнили, есть ли сравнительная статистика по заболеваниям между вакцинированными и невакцинированными детьми? Предлагаю послушать ответ.

А.Б.: Те, которые были вакцинированы, понятно, что они не болеют теми инфекциями, против которых они были привиты. Если говорить о прошедшем полугодии, то я сейчас озвучу цифры. У нас было выявлено 4,400 случая коклюша. Это такая болезнь, которая, казалось бы, давно забытая, но сейчас она снова поднимает голову. 64 случая кори. Это наша победа, потому что это в 11 раз меньше, чем в прошлом году. В прошлом году была вспышка кори, которая длилась с 2014 года из-за завоза в Европу сначала эмигрантами, а потом распространение по Европейским странам и по России таких отдельных вспышек корьевой инфекции. В 2016 году ситуацию удалось побороть. 39 всего, на всю Россию за полгода случаев краснухи. 239 случаев свинки.

Если говорить об осложнениях после прививок. Есть и эта категория, которую мы обязательно отслеживаем. За период с января по июнь 2016 года, то есть за полгода у нас на всю Россию всего зарегистрировано 91 поствакцинальное осложнение. Разумеется, за каждым из них стоит конкретный живой человек. В каждом подобном случае идут разбирательства причин, чтобы понять, почему они привели к подобным осложнениям, но если сравнивать в процентном соотношении со всем детским населением, которое получает вакцины, то это сотые доли процента. Поэтому я не буду говорить, уже много сказала, относительно того, как инфекции удалось победить, те, которые еще поколение назад были суровой реальностью, от которых младенческая смертность и заболеваемость была достаточно высокой. А дальше это выбор каждого человека для себя и для своего ребенка. Сейчас ровно эти нормы действуют в Российской Федерации.

И.К.: Предлагаю послушать под завершение часа и нашей программы еще одну небольшую запись нашего разговора с Анной Александровной, помощником руководителя Роспотребнадзора. В частности, мы уточнили у нее, каким образом доносится информация о необходимости вакцинации? Что делает государство со своей стороны для того, чтобы объяснить населению, что прививку нужно делать?

А.Б.: Пока мы говорим исключительно о популяризации этой темы, о профилактике, о разъяснительной работе. Как пример могу привести недавнюю историю с полиомиелитом. Было зарегистрировано на территории соседнего нашего государства Украина 2 случая полиомиелита. Притом, что Российская Федерация с 2002 года имеет статус страны свободной от этого заболевания. Поэтому были приняты беспрецедентные меры, чтобы не допустить завоза, не допустить попадания в Российскую Федерацию этой инфекции. Дополнительно нами были допривиты дети, которые не получили ранее прививки от этой инфекции. Всего таких детей было 146 тысяч человек на Россию. Более 65% разговорными, разъяснительными лекциями, объяснениями, демонстрацией последствий этой инфекции нам удалось убедить, и эти дети получили свои прививки. То есть такая работа, безусловно, ведется. Тут важный момент не только профилактические передачи, плакаты, листовки, всегда это вопрос первичного звена, то есть непосредственного общения между матерью, родителями, взрослого, который отвечает за этого ребенка, и врачом, который в данный момент находится с ними в контакте, и рассказывает о возможных последствиях, предупреждает о последствиях отсутствия этой прививки.

И.К.: Вы сами все слышали, уважаемы радиослушатели. Прививать вам вашего ребенка или нет, пока еще вы можете решить это самостоятельно. Лично мое мнение, лучше, конечно, сделать прививку, но перед этим пройти медицинское обследование, чтобы не было никаких осложнений после прививки. Пока никаких нормативных, правовых документов нет, как нам сказал помощник руководителя Роспотребнадзора Анна Александровна Брычёва. Поживем-увидим.

У микрофона был Игорь Киценко. Это была программа «Угол зрения». Услышимся. Пока.

Мнение участников программы может не совпадать с мнением редакции.
Научный четверг

Понравилась статья? Поделись с друзьями!

comments powered by HyperComments