От Боровичей до Красной Горбатки: в России планируют установить памятник протяженностью 800 км


Эксперты: Татьяна Гусарова — лидер общественного патриотического движения «Мой адрес»; Людмила Артемьева — историк-краевед, руководитель нравственно-патриотического объединения в честь Дмитрия Донского; Татьяна Антохина — жительница Красной Горбатки.

*Техническая расшифровка эфира

Валентина Ивакина: Здравствуйте, дорогие радиослушатели! Это программа «Угол зрения», на радио «Соль». У микрофона Валентина Ивакина.

Сегодняшняя программа будет посвящена следующей теме — в России планируют установить памятник протяжённостью 800 км. Что это за памятник мы сегодня обсудим с нашим экспертом Татьяной Гусаровой лидером общественно-патриотического движения «Мой адрес». Татьяна, здравствуйте.

Татьяна Гусарова: Добрый день.

В.И.: До передачи мы связались с Людмилой Артемьевой историком-краеведом, педагогом, организатором центра внешкольной работы, руководителем нравственно-патриотического объединения в честь Дмитрия Донского и Татьяной Антохиной жителем Красной Горбатки.

Татьяна, давайте немного предыстории. Что это за памятник? Почему его решили создать в России и почему его протяженность 800 км., о чем идет речь?

Т.Г.: Дело в том, что наше общественно-патриотическое движение «Мой адрес» буквально в прошлом году было в экспедиции в городе Боровичи. Это было связано с тем, что в этом году в сентябре исполняется 75 лет со дня рождения Селивановского машиностроительного завода. Если посчитать, то это было начало Великой Отечественной войны, когда был эвакуирован завод на Красную Горбатку. В прошлом году мы побывали в городе Боровичи, и у нас родилась идея соединить эти два населенных пункта, которых связала Великая Отечественная война. Волей судьбы Боровичани оказались в нашей Владимирской области. Для многих из них Красная Горбатка стала родным домом. Наши активисты предлагают создать памятник, который будет находиться в двух населенных пунктах. В городе Боровичи на станции, по-нашему понимаю, должен стоять памятник — образ матери, которая провожает в неизвестность своих сыновей и дочерей. А на станции «Селиваново» — это образ женщины, которая, как мать принимает Боровича на своей земле, дав им дом и кров.

В.И.: Предлагаю немного предыстории озвучить, потому что большинство наших радиослушателей, скорее всего даже не представляют, где располагаются Боровичи, что за Красная Горбатка.

Город Боровичи — это Новгородская область, а раньше во время войны это была Ленинградская область. Там располагался машиностроительный завод № 12. Когда началась война 400 человек из Боровичей, в том числе и дети, их перевели. Изначально говорилось, что людей перевезут в Иваново, но в итоге в Иваново не оказалось свободных площадей, поэтому их перераспределили в Селивановский район на Красную Горбатку.

Т.Г.: Да, это такой миф, потому что многие историки-краеведы думают о том, что Иваново и Селиваново по звучанию очень схожи и возможно кто-то перепутал. Наверное, изначально они все-таки знали, что поедут в Селиваново.

В.И.: Мы разговаривали с людьми, которые беседовали с тем людьми, которые участвовали в эвакуации, то есть с детьми эвакуированных, они говорят, что до последнего не знали, куда их перевезут. Приехали в Иваново, потом только узнали, что их переводят на Красную Горбатку. Для некоторых это было неприятным сюрпризом, потому что про Красную Горбатку жители территории недалекой от Ленинграда не слышали прежде. Предлагаю послушать комментарий историка-краеведа, которая нам рассказала небольшую предысторию. Людмила Артемьева занималась сбором информации, в том числе общалась с теми, кто был эвакуирован. Получала информацию из первого источника, что же происходило тогда в 41 году. Слушаем.

Людмила Артемьева: В то время в 1941 еще не было Владимирской области. Была Ивановская промышленная область и Красная Горбатка относилась к ней. В то время у нас закрыли в 1940 году бумажную фабрику, которая существовала с 1873 года. Получилось так, что Горбатка опустела. В Иванове были заняты все промышленные корпуса, и негде было приютиться. Поскольку предприятие было неметаллоемкое, не очень много было нужно металла и было решено отправить первый эшелон на Красную Горбатку, куда он и прибыл. Поскольку до самой Красной Горбатки не было железнодорожной ветки, железнодорожная станция заканчивается в Селиваново. От Селиваново до Горбатки 3 километра и люди, где на себе, где гужевом транспорте, поскольку все машины забрали на войну. Эвакуированные люди рассказывали, как это было затруднительно. Цеха бумажной фабрики не были предназначены для механического завода, потому что там были специальные котлы для того, чтобы варить сырье. Поэтому все нужно было быстро готовить и дать фронту первую продукцию. Это было сделано. Многие, кого я тогда еще застала в живых, вспоминали об этой удивительной странице истории своей жизни, когда они давали фронту все. В 1943 году коллектив завода был награжден переходящим красным знаменем государственного комитета обороны. С 1944 года завод начал выходить на изготовление мирной продукции. Это были рифленые цилиндры. Такая продукция, которую раньше приобретали только за границей, потом ее освоил механический завод в Боровичах, а затем на Селивановском машиностроительном заводе стали ее производить. Не остался наш поселок осиротевшим.

В.И.: Это был комментарий Людмилы Артемьевой историка-краеведа. В рамках подготовки к этой программе мы также побеседовали с Татьяной Антохиной жителем Красной Горбатки. Когда проходила эвакуация, ей было всего 2 года. О тех событиях ей рассказывали родители, знакомые. Она рассказывает, как проходила эвакуация для тех людей, которых переселяли, через что им пришлось пройти.

Татьяна Антохина: Что я могу рассказать, что рассказывала лично мама. Она рассказывала про первый день войны. Это было 22 июня, было воскресенье. Папа ушел на работу, поскольку он был инженер-электрик и молодым специалистом. С 37 года он работал на заводе, поэтому часто ходил по выходным, познакомиться с производством, также ремонтные работы всегда по выходным проводили. Мама ждала его к обеду. Взяла меня маленькую, пошли встречать папу. Когда проходили по городской площади, в это время было сообщение о начале войны. Все бросились кто куда. Мама вернулась домой, папа пришел с работы не к обеду, а поздно ночью. Где-то в конце июля узнали, что завод будут эвакуировать. Немец наступал, шел к Ленинграду, а город Боровичи находится в 100 километрах. Поэтому была опасность, что немец может занять город. Поэтому решили механический завод № 12 эвакуировать. Эвакуация должна была пройти в город Иваново. На сборы давали определенное время. Взять с собой разрешали не больше 20 килограмм на человека. И ждали, к какому времени подадут эшелон. В это время рабочие завода демонтировали оборудование. Папа принимал непосредственное участие в демонтаже оборудования. В конце августа была команда: такого-то числа явиться с семьей, ко столько-то часам на станцию. Погрузили в эшелон, в вагоны, вагоны были товарные. Погрузили по несколько семей в одном вагоне. Которые были одинокими, их на верхние полки. Которые были с детьми, с семьей — на нижние полки. И поехали в Иваново. При подъезде обнаружилось, что в Иваново корпуса заняты. Иваново был более или менее знакомый город, поскольку папа рос и учился в Шуе. Объявили, что эшелон перенаправляют на станцию «Селиваново». Конечно, началось «что это?», «где это?», «как это?». В пути были 10 суток. Только 9 сентября приехали на станцию «Селиваново». Встречали эшелон дежурные. Мужчина с повязкой дежурного распределял людей на жительство. Нашу семью поселили в Селиванове на станции, потому что мы ехали вторым эшелоном и на Горбатке около корпусов бывшей бумажной фабрики, квартиры были заняты. Поселили нас в доме семьи Горячкиных. У них семье было 5 человек. Нашей семье выделили комнату. У Горячкиных мы прожили недолго, 10 дней, поскольку папа, как специалист постоянно нужен был на заводе. От завода до дома, где мы жили, было около 3-х километров. Транспорт не ходил. Поэтому нас через 10 дней переселили в одну квартиру с семьей Шаровых, рядом с заводом. Во время поездки, мама рассказывала, что эшелон шел без расписания. Иногда он по многу часов стоял, прямо в поле. Поскольку это было конец лета, самые отчаянные бегали в поле накопать картошки, как дополнительное питание. Женщины с маленькими детьми на остановках бегали стирать пеленки. Если стояли в городах, тоже уходили, чтобы раздобыть питание. Были случаи, когда отставали от поезда, но потом на попутном догоняли.

В.И.: Это был комментарий Татьяны Антохиной жительницы Красной Горбатки.

Татьяна, ранее вы сказали, что памятник будет установлен на двух вокзалах по монументу. С одной стороны мать провожающая, а с другой стороны мать встречающая. Сейчас в рассказе Татьяны Антохиной прозвучало, что их действительно встречали на станции, правда, там стоял специальный человек, не мать. Почему вы решили выбрать именно образ матери и как выбирали этот образ?

Т.Г.: Потому что мать у всех ассоциируется с таким самым важным человеком, которая создает уют, которая кормит, прикрывает, страдает и переживает. Наверное, именно поэтому образ женщины и образ матери сам по себе сложился.

В.И.: Какие еще были варианты?

Т.Г.: На самом деле нам очень хотелось соединить два населенных пункта. Почему из Боровичей был эвакуирован этот завод и не только он. Потому что подходил немец очень близко, из-за этого все испугались и решили перебазировать все предприятия. Но в итоге он не дошел, и Боровичи не были оккупированы. Буквально через полгода в этих пустых корпусах появились заводы уже из Ленинграда. То есть это настолько стечение обстоятельств.

В.И.: Так сложилась судьба. В этом районе много промышленных предприятий. Удивительно, что людей решили так эвакуировать. Им пришлось пройти через непростые испытания. По рассказам людей, которым пришлось это пережить, эвакуация длилась порядка 10 дней, они ехали в душных вагонах.

Т.Г.: Вот нам и хотелось соединить эти два населенных пункта. Художественное исполнение или саму идею нам бы хотелось, чтобы этим занимались профессионалы, которые смогут выразить эти эмоции.

В.И.: В чем будет выражаться протяженность памятника?

Т.Г.: Вы видим, что образ провожающей матери, то есть это может быть скульптура в движении.

В.И.: По пути еще можно поставить несколько памятников.

Т.Г.: А вот уже принимающая сторона, это образ, который ждет на перроне, знает, что приедут новые люди, которым необходимо будет дать кров.

В.И.: Людмила Александровна Артемьева историк-краевед, рассказала, как проходила эвакуация, что ей удалось узнать на этот счет. Предлагаю послушать.

Л.А.: Было два эшелона, но все там поместили. Они брали токарные станки, протяжные станки, взяли весь материал, который у них имелся. Нужды особой в материале не было, потому что неметаллоемкая была продукция — зенитные прицелы. Этими прицелами был обеспечен весь фронт. Во время эвакуации супруга директора завода Надежда Иннокентьевна ехала вторым эшелоном и там распоряжалась хлебом. Дело в том, что они только успели 5 сентября пересечь Октябрьскую железную дорогу, а 7 сентября фашисты перекрыли, и началась блокада Ленинграда. Конечно, трудно было. Дети у некоторых были грудные.

В.И.: Это был комментарий Людмилы Артемьевой историка-краеведа.

Татьяна, можете рассказать про финансовую сторону вопроса? Кто вас поддерживает, кто не поддерживает? Есть ли реакция властей и местных жителей?

Т.Г.: Наш глава района, узнав о нашей экспедиции, зная, что будет 75 лет нашему градообразующему предприятию — Селивановскому машиностроительному заводу, он организовал ряд различных мероприятий. Что очень приятно и этого в большей степени мы и хотели. Чтобы эту тему вновь реанимировали. Чтобы наши жители, особенно Селивановцы, знали свою историю, потому что, к сожалению, за 75 лет никто не побыл в Боровичах. Очень мало остается исторических фактов, мало ребят, которые знают, откуда появился завод. Я хочу поблагодарить главу Селивановского района Лебедева Сергея Владимировича за то, что он обратил на это внимание и создал орг. комитет по этому вопросу. Будет отпраздновано день рождение Селивановского машиностроительного завода. На это мероприятие планируется пригласить делегацию из города Боровичи. Спектакль на эту тему, концертная программа, «альманах» — наше общественно-патриотическое движение совместно с электронным периодическим изданием «gorbatka.ru» и документальный фильм. Это все важно, потому что мы будем знать свою историю. То, что касается памятников, то мы направили много разных писем с просьбой поддержать нашу инициативу. Это губернатору Владимирской области и губернатору Новгородской области, куда входит город Боровичи, в корпорацию «Ростех», куда входит в состав Селивановский машиностроительный завод. Также в министерство культуры. Буквально в эти выходные я получила письмо из министерства культуры, в котором было написано, что идея очень актуальна и предлагают нам проработать варианты взаимодействия с Российским военным историческим обществом. Обещали нам помочь в информационном плане, в сборе пожертвований. Я думаю, что это хороший, достойный ответ, который мы получили.

В.И.: Просчитывали, сколько средств может понадобиться на установку такого рода памятника, и кто его мог бы реализовать?

Т.Г.: Нет. Потому что, я уже говорила, что мы предлагаем идею, образ. Если подходить с экономической точностью, то необходимо знать, будет ли это памятный знак, будет ли это действительно серьезная скульптура, поэтому цены сильно разнятся. Если мы берем памятный знак, то это от 100 тысяч рублей. Если это будет табличка, то 50 тысяч рублей. Если касается скульптурного воспроизведения, то это большие суммы, то есть 1,5 миллиона и 2 миллиона. Опять, же будет ли это скульптура в бронзе или гранитная скульптура.

В.И.: Есть ли предпочтения по архитекторам? Если это будет скульптура, то в исполнении кого?

Т.Г.: Если мы будем сотрудничать с Российским военным историческим обществом, то у них есть скульпторы, которые работают в этой организации, которые, наверное, возьмутся это реализовывать. Если же у нас что-то не получится и найдутся Владимирские спонсоры или неважно, какие спонсоры, я бы предпочла, чтобы они сами выбирали художника.

В.И.: 22 июня в 1941 году началась Великая отечественная война. Спустя пару месяцев после начала войны был эвакуирован машиностроительный завод, который располагался в городе Боровичи. Был эвакуирован на Красную Горбатку, тогда переехало порядка 400-та человек. После того, как война закончилась, и жители получили разрешение уехать домой, уехали не все, многие остались. Есть данные, сколько осталось, кто уехал?

Т.Г.: К сожалению, четких данных нет. Так получается, что за историей не всегда следят, не всегда все записывают. Даже, когда прошло 75 лет, и мы пытаемся воспроизвести эти события очень много пробелов. В том числе, очень сложно подсчитать, кто остался, кто уехал, кто умер. Я могу сказать, что остались, есть семьи. Они в потоке Селивановских жителей выделяются. Заметно, несмотря на то, что прошло уже несколько поколений, что это потомки Боровичей. Город Боровичи очень уникальный. В 20−30-е годы в этот город привозили ссыльных из Ленинграда. Причем не просто ссыльных, а именно политических. Это были люди высшей интеллигентности. Поэтому на этом заводе, в то время, это квалифицированные рабочие, работали интеллигентные и высококультурные люди. Когда они приехали к нам в Селивановский район, наши жители всегда брали с них пример. Отмечают высокую грамотность, культуру поведения. Когда общаешься с теми, кто когда-то работал в одной связке рядом с Боровичанами, эти воспоминания ассоциируются в первую очередь с тем, что это были настолько интересные люди и много дали нам Селивановцам в плане культурного наследия. Даже во время войны они открыли театр, был духовой оркестр. Если говорить о численности, то до приезда эвакуированных Боровичан на Красной Горбатке проживало 500 человек.

В.И.: 500 проживало и 400 привезли. Все наши собеседники, с кем нам удалось побеседовать, они солидарны с вами Татьяна. Все говорят, что жизнь местных жителей сильно изменилась после того, как приехали Боровичани. В частности, предлагаю послушать, что по этому поводу рассказала нам Людмила Артемьева историк-краевед.

Л.А.: Я местный житель. Я застала то время, когда на Горбатке было много Боровичан. Это были люди особые, особого склада. Они для Красной Горбатки сыграли такую же роль в просвещении, как в свое время декабристы, отправленные в Сибирь. Потому что они принесли сюда особую культуру. Среди моих знакомых было много людей у кого родители или один из родителей были родом из Боровичей. Потом получилось так, что когда я оканчивала Горьковский государственный университет, я решила писать дипломную работу на эту тему: Селивановский машиностроительный завод в горы Великой Отечественной войны. Поскольку Селивановский машиностроительный завод образовался именно благодаря эвакуации механического завода города Боровичей, то получается, что вся история СМЗ в годы войны это история завода Боровичей. Это была другая культура. Я помню свое детство, и мы всегда гордились тем, что мы живем на Красной Горбатке. Что-то было в нашем поселке, что отличало его от других поселков. Я считаю, что это благодаря Боровиченским рабочим, которые тут появились. Они приветствовали друг друга, снимая кепочку. Мата не было вообще.

В.И.: Это был комментарий Людмилы Артемьевой историка-краеведа. У нас есть еще комментарий Татьяны Антохиной, которая сейчас живет на Красной Горбатке, но была эвакуирована из Боровичей. Предлагаю послушать ее комментарий.

Т.А.: Если сказать откровенно, то сначала приняли нехотя. Вдруг поселили в семьи чужих людей. Конечно, было какое-то недовольство. Потом люди поняли. Тут многие люди были без работы. Ездили в Ковров, в Муром работать, потому что тут фабрика была закрыта и никакого производства не было. А тут сразу у людей появилась работа. Даже тех, кто не имел квалификацию, их брали учениками, потому что большую часть рабочих завода призвали на фронт. Только 229 человек, основных специалистов, на них была бронь. Они приехали с оборудованием и налаживали производство. А, то в основном были пацаны, ученики и все они стали работать, учиться получать профессию. Это со стороны работы. Во-вторых, привезли из Боровичей духовой оркестр. Первый год, конечно, было не до самодеятельности. Потом немного обжились. Неорганизованных детей, которые не ходили в садик, собирали при клубе, готовили к праздникам. Также организовали заводскую библиотеку при клубе. Кружки самодеятельности стали работать, духовой оркестр. Я хорошо помню драматический коллектив. Даже само общение с людьми. Всех рабочих называли по имени отчеству. Это уже совсем другой подход. Мама говорила, что Боровичи находятся в 100 километрах от Ленинграда, поэтому, когда из Ленинграда высылали на 101 километр очень много Ленинградцев приехало в Боровичи. Это уже какой-то культурный слой в городе был. Театр Ленинградский на лето приезжали в Боровичи, как на гастроли. Поэтому приехали люди с более высоким развитием культуры. В обращении, в отношении к работе уже был другой подход. Многие даже учились этому.

В.И.: Это был комментарий Татьяны Антохиной жительницы Красной Горбатки, которая в 2-х летнем возрасте была эвакуирована из города Боровичи. Когда мы разговаривали с Татьяной Арсеньевной, она рассказала, что когда война закончилась многие уехали. Ее отец тоже хотел уехать, но не получилось, потому что он был единственный специалист такого рода и его просто не отпускали. Его труд был востребован не только на заводе, но и в населенном пункте. Татьяна Арсеньевна тоже трудилась на заводе.

Т.Г.: Я тоже общалась с Татьяной Арсеньевной перед экспедицией, потому что мы ехали в никуда, никого не зная, мы переживали, как нас встретят, есть ли там какая-то информация. Она мне сказала такую фразу перед отъездом: «Я больше всего ненавижу войну, потому что она лишила меня родственников». Когда они уехали, связь потерялась. Фактически они были лишены связи с городом и с родственниками. Она дала нам в дорогу один адрес своей школьной подруги детства, которая тоже была эвакуирована, но они с семьей вернулись в Боровичи. Она сказала, что связывалась с ней почти 40 лет назад. Мы приехали по этому адресу, но никто не открыл. Соседи сказали, что проживает тут такая, точнее ее брат. В этой квартире живет ее родной брат. Это Галина Искова, которая в данный момент проживает в Израиле. Мы нашли ее брата. Он родился на Красной Горбатке. Вместе с ним мы возложили венок к памятнику погибшим неизвестным солдатам в городе Боровичи. Вышли на сестру, они созвонились. Сейчас они общаются со своей подругой детства. После приезда мне в социальной сети написала жительница города Боровичи и сказала, что, возможно, Татьяна Арсеньевна является двоюрной сестрой ее мамы. Это оказалось правдой. Спустя 75 лет Татьяна Арсеньевна после нашей экспедиции обрела свою двоюрную сестру.

В.И.: Удивительная история. Получается, вы уже не зря начали заниматься этим проектом.

Т.Г.: Да, к этому я и хотела подвести.

В.И.: Второй памятник все-таки будет находиться на Красной Горбатке или в Селиваново?

Т.Г.: Дело в том, что Красная Горбатка является центром Селивановского района. Поэтому памятник будет располагаться на Красной Горбатке, на станции «Селиваново».

В.И.: До этого, когда проходила эвакуация, до Красной Горбатки не было железной дороги и эвакуированным приходилось как-то добираться до этого населенного пункта.

Т.Г.: Если говорить о территории от завода до станции, то это 2−3 километра.

В.И.: Приличное расстояние.

Т.Г.: Да, особенно, если добираться каждый день. А первое время они все были распределены у жителей этого микрорайона Селиваново, потому что около машиностроительного завода никаких зданий не было, где можно было жить. Им приходилось каждый день по несколько километров добираться до своей работы. И спустя месяц они уже дали первую продукцию для фронта. Я считаю, что это героический подвиг и обойти его вниманием даже спустя 75 лет наше общественно — патриотическое движение не могло.

В.И.: Многие удивляются, почему уделяется такое внимание эвакуированным гражданам, потому что основное внимание уделяется тем, кто воевал, кто отдал жизнь на войне, а тут получается, они пострадали от войны только тем, что переехали. Но с другой стороны они сделали большой вклад для страны своей продукцией.

Т.Г.: Я знаю, что существует такое мнение, но оно, на мой взгляд, настолько неверно. Когда завод был эвакуирован, люди работали в казарменном положении, то есть работали почти сутками. Если говорить о том, что на завод пришли местные жители, а это те, кого не забрали на фронт, то есть подростки и они также трудились на ровне со взрослыми. Те подростки, которые трудились на ровне со взрослыми, как правило, они не доживали до 30-ти лет. Говорить о том, что уделять такое большое внимание людям, которые не воевали, а работали в тылу, это ошибочное мнение. Мой дедушка убежал на фронт. Ему не было 16 лет, а подростком его отправили работать в колхоз. Он не выдержал и убежал на передовую. Настолько было сложно работать в то время. Конечно, нам трудно через 75 лет это все прочувствовать. Но, я считаю, что это вина только тех, кто не доводит эту информацию. Нужно больше разговаривать, описывать те события, тогда никто не скажет таких слов.

В.И.: Продолжая тему просвещения, мы побеседовали с Людмилой Артемьевой историком — краеведом. Она проводит работу со школьниками. Они проводят экскурсии по заводу, то есть водят туда детей. Рассказывают про историю этого предприятия, про то, через что прошли люди. Людмила Александровна рассказала про другие мероприятия, которые проводятся в связи с минувшими событиями. Слушаем.

Л.А.: Наше нравственно-патриотическое объединение проводит всегда в июне лагерь. Он называется Донской. В нашей программе много мероприятий, которые так и называются «Боровичи — Селиваново». Мы были на заводе современном, то есть сейчас. У нас существует виртуальная экскурсия по залам бывшего музея СМЗ, где есть стенды, посвященные Боровичам. Сейчас мы готовим спектакль — «Война глазами Жени Перелетова». Среди эвакуированных была семья Перелетовых. Евгений Алексеевич в 14 лет начал работать на заводе в 1941 году. У него в трудовой книжке две записи: 1941 и 1996. 55 лет он работал слесарем. Я успела записать его воспоминания, поэтому все, что я вам говорю, это на воспоминаниях Евгения Алексеевича Перелетова.

В.И.: Это был комментарий Людмила Артемьевой историка-краеведа, педагога, организатора центра внешкольной работы, руководителя нравственно-патриотического объединения в честь Дмитрия Донского.

Татьяна, проходят ли в Боровичах аналогичные мероприятия? Там что-нибудь проводится в связи с событиями 41 года?

Т.Г.: Мы приехали туда нежданно. Мы вышли на администрацию города Боровичи. Общались с заместителем главы города Боровичи Ириной Александровной Шуневич. Возложили с администрацией венок. Она рассказала, что когда они готовились к 70 лет победы в ВОВ, так как их город был весь эвакуирован, все заводы. Эвакуированы в основном предприятия были на Урал, они очень много делали запросов, чтобы узнать судьбу своих жителей. Но многие не хотят общаться, ничего про это искать. Когда мы приехали сами с этой инициативой, я увидела в ее глазах приятное удивление. Мы стояли со слезали на глазах, вспоминая страницы этой истории. Я в тот момент уже знала, что у нас к этому событию будут какие-то интересные, памятные события, что мы будем отмечать 75 лет, я пригласила ее к нам. Что касается у них. У них есть районная газета «Красная искра», где периодически рассказывают о нашем механическом заводе № 12, как он был эвакуирован.

В.И.: Татьяна, расскажите, какие сроки вы перед собой ставите по реализации идеи с памятником?

Т.Г.: Конечно, хотелось, как можно быстрее. Тем более, что этот год знаменуется тем, что 75 лет со дня начала Великой Отечественной войны, а эвакуация это начало войны. Было бы хорошо, если получится осуществить эту идею в такой памятный год. Но очень сложно предсказать. Я могу сказать, что мы будем делать все возможное, чтобы он появился.

В.И.: Остается пожелать вам удачи. Сегодня нашим собеседником выступила Татьяна Гусарова лидер общественно-патриотического движения «Мой адрес». Также мы побеседовали с Людмилой Артемьевой историком-краеведом, которая сейчас живет на Красной Горбатке и Татьяной Антохиной, которая в возрасте 2-х лет была эвакуирована из Боровичей на Красную Горбатку.

Это была программа «Угол зрения». У микрофона была Валентина Ивакина. Услышимся на волнах радио «Соль».

Мнение участников программы может не совпадать с мнением редакции.

Понравилась статья? Поделись с друзьями!

comments powered by HyperComments