Ожидания от «Прямой линии» с Путиным: «У нас люди верят в эту лотерею, верят в чудо»


Как регионы готовятся к «сеансу связи с президентом» и какие вопросы вряд ли будут озвучены

20 июня пройдет уже семнадцатая по счету «Прямая линия» с Владимиром Путиным. За сутки до события было принято более миллиона вопросов от жителей страны. Правда ли, что если ваш вопрос прозвучал в эфире, то проблему обязательно решат? И чем нынешний диалог президента с народом отличается от аналогичных «Прямых линий» прошлых лет? На эти вопросы журналистам SALT.ZONE ответил политолог Илья Гращенков. Заодно обсудили, насколько велики шансы, что 20 июня президенту зададут вопросы про дело Голунова, оппозицию, громкие задержания глав регионов, а также протестную активность на станции Шиес и в Екатеринбурге.

Эксперт:

  • Илья Гращенков — политолог, руководитель Центра развития региональной политики.

Слушать в iTunes.

Илья Гращенков — политолог, руководитель Центра развития региональной политики:

За последние годы «Прямая линия» серьезно поменяла свою структуру. Если где-то в середине двухтысячных ее воспринимали как некий сигнал элитам, группам влияния и журналистам, то есть можно было те или иные пассажи, слова или акцентированные Путиным проблемы использовать в качестве обоснования того или иного сигнала от власти, то сегодня она превратилась в откровенно ручное управление и, я бы сказал, знакомство Путина со страной. Через эти маленькие частные истории президент формирует свою картину о том, в какой стране он живет. Тут ему рассказали про то, что нет дорог к школе, тут рассказали про какую-нибудь экологическую катастрофу — и из суммы этих знаний президент выносит представление о социуме, его запросах и чаяниях, и в течение года, как мне кажется, опирается на это знание. Последние «Прямые линии» — лишь повод в очередной раз зафиксировать, что мало что меняется, что все движения остаются инерционными, как и все предыдущие годы. Можно только отметить всплески интереса президента к тем или иным вопросам.

Как правило, неоднозначные темы подвергаются некой модерации — когда в проблеме замешано несколько сторон и невозможно подать ее объективно. Разные ведомства занимаются подготовкой, не только администрация. Достаточно много фильтров. Я не думаю, что будут заданы какие-то острые вопросы про оппозицию, которые неудобны для власти. Например, связанные с Навальным. Также, мне кажется, будут обходить стороной вопросы, связанные с арестами некоторых глав, с коррупцией в силовых ведомствах и так далее, те вопросы, на которые действительно было бы интересно услышать ответ. Потому что порой происходят какие-то задержания и аресты, которые совершенно непонятно каким образом были разработаны, по какому принципу идет коррупционная чистка. Но такие вещи, как правило, тоже остаются за кадром — не дело президента обсуждать какую-то подковерную возню. Ну и политика в целом. Одно дело — международная политика, другое дело — внутренняя. Низкий рейтинг «Единой России», который в некоторых регионах «пробивает дно», какие-то проблемы, связанные с обнищанием людей, падение рейтинга Путина. Думаю, даже если эти вопросы будут, то ответом будет какая-нибудь шутка.

Мне кажется, что «Прямая линия» — это такое театрализованное представление. И, в общем-то, не секрет, как это все организуется. Понятно, что люди, которые стоят «под камеру», это, по большей части, заранее отобранные люди. Иногда это могут быть сотрудники ФСО. Мы не раз видели пересечения, когда они то байкальские рыбаки, то сотрудники завода ГАЗ или зрители прямой линии.

Есть такая надежда, что «Прямая линия» — это как новогодняя телевикторина. Что неожиданно что-то хорошее может случиться с твоим регионом, городом, а, может быть, и лично с тобой. Это барабан а-ля «Поле чудес», вдруг стрелка выпадет на вас, и за 10 секунд вы успеете озвучить проблему таким образом, что и президента она заинтересует, и неожиданно она будет решена на самом высоком уровне. У нас люди верят в эту лотерею, верят в чудо, верят в лучшее. Но большинство населения, которое не приковано к телевизорам и работает в этот день, эту прямую линию не считает каким-то выдающимся жизненным событием. И, как правило, не в курсе, как проходит этот сеанс связи между президентом и народом.

Мнение участников программы может не совпадать с мнением редакции.
Фудшеринг и фриганство

Понравилась статья? Поделись с друзьями!

comments powered by HyperComments