В Пензе почти победили, далее — Орел: итоги «итальянской забастовки» медиков скорой


Протестующие дали руководству и чиновникам две недели на решение проблем

Представители профсоюза сообщили о промежуточных итогах «итальянской забастовки» скорой помощи в Пензе. Местные медики протестуют по ряду пунктов: им приходится работать круглосуточно за низкую зарплату, а бригады не укомплектованы, из-за чего на сотрудников возлагается куда больше обязанностей, чем прописано в договоре. Несколько дней шли переговоры с руководством подстанции и региона. В итоге 29 мая сторонам удалось прийти к соглашению — активисты, а это уже более двухсот сотрудников скорой, согласились приостановить протест на две недели. За это время чиновники обещают найти решение по озвученным проблемам. В рамках подкаста узнали у оргсекретаря профсоюза «Действие», как недовольные подвергаются давлению со стороны руководства, в каких городах России протест закончился победой и где прямо сейчас медперсонал готовится к проведению акций. Также разбирались, почему руководство скорой в Пензе до последнего отрицало проведение «итальянской забастовки».

Эксперт:

  • Андрей Коновал — оргсекретарь Межрегионального профсоюза работников здравоохранения «Действие».

Слушать в iTunes.

Андрей Коновал — оргсекретарь Межрегионального профсоюза работников здравоохранения «Действие»:

Конечно, попытки надавить [на сотрудников скорой] были. То, что реанимационные бригады в апреле взяли и перевели на одну ставку, лишив возможности подработать. Представьте, когда вы получаете 16 тысяч и даже готовы поработать дополнительно, но не можете. Конечно, это была попытка давления, но люди не сломались. Нередко неформально угрожают увольнениями: если ты будешь отказываться от вызова в неукомплектованной бригаде, ты якобы нарушаешь закон об охране здоровья. Хотя на самом деле это не работник нарушает, а администрация. Такие попытки были в ходе этой акции [в Пензе], но люди выстояли.

Стандартное поведение в таких случаях работодателей: с одной стороны, пытаются надавить на работников, пытаясь заставить их действовать так, как им [работодателям] хочется, а с другой стороны, отрицают сам факт [забастовки]. Когда они говорят, что в штатном режиме работает служба скорой помощи, в каком-то смысле они правы, потому что «итальянская забастовка» — это как раз работа в соответствии с правилами и нормами по инструкции. Мы считаем, что нештатный режим, это когда на вызов отправляются неукомплектованные бригады. При этом они [руководители медучреждения], очевидно, готовились к нашей акции. Открытое заявление было опубликовано и доступно за несколько дней до ее начала, было известно, что она готовится, СМИ об этом писали. И уже 27 числа администрация станции приняла на работу сотрудников на один день. Прямо так и писали в заявлении: «Прошу принять меня на период 27 мая со стольки до шестнадцати с чем-то на условиях внешнего совместительства». Привлекали, в частности, медсестер-анестезисток из областной больницы имени Бурденко и ставили их в работу с нашими активистами в бригаду, чтобы она была укомплектована.

Удивительно, но [в ходе переговоров 29 мая] практически по всем вопросам наши активисты встретили понимание с противоположной стороны. Была обозначена цель дальнейшей работы в рамках согласительных процедур. Наше предложение о создании рабочей группы было принято. Туда должны войти представители Минздрава и руководства скорой, необходимо и старый профсоюз включить вместе с нами, чтобы разработать конкретные механизмы повышения зарплаты. У нас обозначены конкретные предложения, но понятно, что они требуют экономических расчетов и обоснований.

Определена основная цель: минимальная зарплата фельдшера или анестезиста, то есть медработников, среднего медицинского персонала и водителей скорой помощи должна быть не меньше 100 процентов от средней по региону, причем при расчете именно на одну ставку. Потому что вся хитрость, когда чиновники отчитываются о прекрасных зарплатах медиков, а медики при этом с удивлением смотрят на свои пустые карманы, состоит в том, что отчитываются о зарплатах не на ставку, а на физическое лицо. То есть со всеми переработками. Люди берут полторы-две ставки и фактически отменена нормальная продолжительность рабочего дня.

Мы с осторожностью оцениваем первые результаты. Потому что одно дело — договориться и даже поставить подпись под протоколом, а другое дело — реализовать все, что задумано. Мы настаивали на сроке, в течение которого должна быть завершена разработка и должны быть определены ключевые моменты в изменении оплаты труда. Это две недели. Если в течение этого времени мы поймем, что нас просто обманули, — у нас, как говорится, бронепоезд всегда стоит на запасном пути. Народ мобилизован и большой энтузиазм у сотрудников скорой помощи в отношении возможности коллективных действий в защиту своих трудовых прав. Тогда мы будем вынуждены продолжить протестную кампанию, у нас много чего было запланировано — уличные акции и так далее. Но, конечно, мы всегда за конструктивный диалог и готовы сесть за стол переговоров, в рабочие группы пойти, компромиссы обсудить, если мы действительно видим, что работодатель и чиновники заинтересованы в решении проблемы, а не в том, чтобы прогнуть свою линию в очередной раз.

Мнение участников программы может не совпадать с мнением редакции.
Фудшеринг и фриганство

Понравилась статья? Поделись с друзьями!

comments powered by HyperComments