Активисты из Екатеринбурга: «Доверять нельзя никому и доверять некому»


Участники протеста поделились прогнозами, как может развиваться ситуация вокруг строительства храма

74 процента жителей Екатеринбурга назвали сквер у драмы неудачным местом для строительства храма, таковы данные опроса ВЦИОМ. Тем временем горожане предлагают все новые площадки для возведения религиозного сооружения, а в судах продолжается рассмотрение дел задержанных на акциях протеста. Для подкаста на SALT.ZONE узнали у уральских активистов, почему люди вышли на улицы, несмотря на риск быть арестованными. Также попросили сделать прогнозы по развитию событий, учитывая, что на происходящее обратил внимание президент страны. Кстати, пару лет назад Владимир Путин высказывался о протестах против возведения в Челябинске Томинского ГОКа — его строит та же компания, которая выступает спонсором в строительстве храма Святой Екатерины в Екатеринбурге. Однако в Челябинске вмешательство президента ничего не изменило.

Эксперты:

  • Дмитрий Москвин — политолог, активист (Екатеринбург);
  • Юрий Кузьминых — координатор штаба Навального в Екатеринбурге.

Слушать в iTunes.

Дмитрий Москвин — политолог, активист (Екатеринбург):

К сегодняшнему дню забор убран, сквер ремонтируется — восстанавливается в его прежнем виде. Горожане ощущают, что это некая форма победы, но еще не окончательная. Впереди еще очень много событий и действий, в которых в легальном поле все имеют право принять участие. В том числе выработать механизмы проведения опроса, предложить альтернативные площадки — как раз сейчас администрация собирает такой список. Ощущение, с одной стороны, уверенности, что сквер отстояли, с другой стороны — тревожности. Потому что непонятно, будут ли услышаны требования, что городу нужны более вежливые и учитывающие мнение горожан формы сбора мнений и способы участия этих горожан в разных политических и городских решениях.

Эта ситуация показала очень четко: в городе нет ни одного механизма, института, человека во власти, которому бы доверяли все стороны этого конфликта. Почему всю неделю город бурлил? Потому что абсолютно было не понятно, кто должен выйти и сказать, например: «Стоп. Обнуляем ситуацию, начинаем переговоры». Таких людей не было. Полностью пропали депутаты городской думы — их не было. Единственный депутат, который ходил в сквер все эти дни и его там все видели — Константин Киселев. Все остальные депутаты либо не появились там ни разу, либо как коммунисты — под самый конец пришли со своими партийными флагами и попытались хайповать на этой теме. Мэр города пропал — его не было ни видно, ни слышно до четверга. В четверг он попытался провести какие-то переговоры, после которых переговорщиков сдали полиции. Это была абсолютно подлая история. Появилось ощущение — доверять нельзя никому и доверять некому. Никакие процедуры никем гарантированы быть не могут. Люди хотят референдум, но сказать, что мы референдуму тоже доверяем, не получается. Мы представляем, как обычно проходят выборы под руководством Избиркома. Сейчас во многом патовая ситуация: сможет ли кто-то, включая власть, найти такую процедуру, в которую поверят все стороны конфликта. Она пока не просчитывается.

Конфликт ведь не только вокруг сквера. Это, на самом деле, был протест против принятия решений в городе. Люди не согласны с тем, что их держат за холопов, что их все время ставят перед фактом, что что-то принято, а вы тут так, среднестатистическая погрешность: «Смиритесь с тем, что мы тут нарешали». Собственно, рвануло. Гайки закручены так, что рвануло.

Юрий Кузьминых — координатор штаба Навального в Екатеринбурге:

То, что люди сейчас более спокойно себя ведут и нет больших скоплений людей в сквере, не значит, что они завтра не выйдут снова. Просто сейчас все находятся в ожидании — как разрешится вопрос с референдумом или опросом, с получением обратной связи от горожан. И у меня есть ощущение, что протесты продолжатся с вероятностью, близкой к 100%, потому что на референдум власть, скорее всего, не пойдет. Сейчас сигналы идут такие, что референдум — это долго и дорого, а нам нужен честный прозрачный опрос. Опросам люди не поверят. Те, кто выходил в сквер, никогда не поверят, если опрос покажет, что большинство за постройку храма в сквере.

Я думаю, что сейчас такая пауза-заминка. Власть думает, как все-таки продавить решение о постройке храма именно в сквере. Потому что ни я, ни мое окружение не верим риторике губернатора и полпреда о том, что «мы должны прислушаться к горожанам» и так далее. Мы прекрасно понимаем, что они действуют вынужденно. Вложены большие деньги и идет накрутка голосов.

Думаю, в администрации сейчас тоже в большой растерянности и поэтому попытаются вернуться к вопросу со сквером. Потому что [поступило] уже более 5000 предложений от людей по местам, где можно этот храм строить. Я подозреваю, что это не предел. Они сейчас тонут в этих альтернативных местах. Каким образом эти места ранжировать и каким образом получать по ним социологию, чтобы понимать, насколько каждое из этих мест значимо, — мы, горожане, не понимаем. Думаю, чиновники тоже не понимают.

Мы объявили фандрайзинг [для помощи задержанным на акциях протеста]. За полдня 225 тысяч собрали. Мы понимаем, исходя из нашего предыдущего опыта, что судебные формальные обжалования ни к чему не приводят. Поэтому помощь будет сводиться к материальной поддержке. Если у людей будут штрафы — они будут оплачиваться нами. Если люди будут арестованы и будут находиться в спецприемнике — они будут поддерживаться всеми необходимыми вещами. Еще средства остаются. Думаю, остаток пустим на субботник в сквере. Потому что на той части, которая находилась под забором — там забивали сваи, заливали бетоном — там очень много чего попорчено. У нас есть мысль организовать и провести там субботник с восстановлением газона. Часть [собранных] средств пустим туда, а если что-то останется, это будет задел на будущее. Потому что 16 июня мы собираемся проводить митинг за отставку губернатора — вся эта ситуация возникла и развивалась при его участии и бездействии. Он если и выходил на контакт с протестующими, то только для того, чтобы напугать их или привлечь к ответственности. Будем требовать его отставки и допускаем, что возможны новые репрессии, и что будут задержанные, которым тоже будет нужна помощь.

У чиновников сейчас есть возможность повысить свою легитимность. Сейчас люди поверили, что их могут услышать. Когда они поймут, что их обманули в этих ожиданиях, тогда реакция будет жесткой и жестокой со стороны людей.

Мнение участников программы может не совпадать с мнением редакции.
Фудшеринг и фриганство

Понравилась статья? Поделись с друзьями!

comments powered by HyperComments