Улыбаемся и плачем, или Политический анекдот — первый шаг к свержению власти?


Представитель движения «Голос» и ученый из Екатеринбурга — про политические анекдоты и их место в истории России

Представители движения «Голос» вооружились шумомером и выбрали топ-5 шуток про выборы, вызвавших самый высокий уровень смеха в коллективе. Победителям конкурса вручат призы. В рамках подкаста обсудили с сопредседателем совета движения Григорием Мельконьянцем, как проходил этот сложный отбор и какие еще анекдоты заставили жюри улыбнуться. Также побеседовали с автором научной работы «Политический анекдот как форма социального протеста». Если верить Андрею Коряковцеву, шуточки про власть — первый шаг к ее свержению. Разобрали эту теорию на примере позднего советского периода и сравнили с тем, что происходит в современной России. Не забыли и про всплеск остроумия у пользователей сети после принятия закона «об оскорблении власти».

Эксперты:

  • Григорий Мельконьянц — сопредседатель совета движения в защиту прав избирателей «Голос»;
  • Андрей Коряковцев — доцент кафедры социологии УРГПУ, автор научной статьи «Политический анекдот как способ выражения социального протеста».

Слушать в iTunes.

Григорий Мельконьянц — сопредседатель совета движения в защиту прав избирателей «Голос»

Идея не нова. Про выборы и про политику обычно много шутят. В советское время шутили, в перестроечные времена, в нулевых. Но сейчас все переключились на какие-то мемы, карикатуры, шутки в интернете. Культура анекдотов, которая существовала, она как-то растворяется. Мы решили понять, есть ли, вообще, анекдоты о выборах. Если они есть, то смешные ли они? Есть ли они в обиходе? И объявили этот конкурс.

Мы старались анекдотов с длинной бородой не приводить в качестве примеров. Нам пришлось выбирать из порядка шестидесяти анекдотов, которые нам прислали. Мы выбрали пять, которые, на наш взгляд, наиболее отражали юмористический характер. Более того, мы [в движении «Голос»] замеряли наш смех специальным шумомером. Это прибор для измерения объективного уровня громкости смеха. Таким образом определяли, какой анекдот самый смешной. Но надо сказать, что есть анекдоты, над которыми не смеялись. Или, например, люди почти не смеялись, а мне было смешно. Например, такой анекдот:

Одного парня заколдовала колдунья. Он мог говорить только одно слово в год. И вот этот парень влюбился. Он 18 лет не говорил ни слова и накопил 18 слов. Подошел к девушке и сказал: «Я на выборы никогда не ходил, но в этот раз точно пойду за Грудинина голосовать. Кандидат от народа».

Ни у кого кроме меня это смеха особо не вызвало.

Есть более философские анекдоты. Например:

Выборы в России как квантовая физика, сам факт наблюдения за ними меняет их результат.

Этот анекдот — финалист, который, в принципе, отражает и наше внутреннее убеждение, что наблюдение за выборами серьезным образом отражается на результате в плане повышения его честности.

Анекдоты связаны с сутью самих выборов. Зачем в выборах участвовать? Вопросы конкуренции, вопросы честности процедур — это все вызывает наибольшее внимание тех, кто эти анекдоты придумывает. Потому что с этим наибольшее число проблем и происходит. Например:

Утро после выборов. Домой приходит кандидат. Будит жену и тещу. Говорит: «Одна из вас предала меня! Я только два голоса получил! Один — мой».

Андрей Коряковцев — доцент кафедры социологии УРГПУ, автор научной статьи «Политический анекдот как способ выражения социального протеста»:

Мысль [в статье] такая: что предшествует свержению власти? Свержению власти предшествует ее десакрализация. В данном случае [в позднесоветскую эпоху] выстраивалась вертикаль власти, которая считалась незыблемой, по крайней мере на века. В статье проводилась мысль, что свержение власти начиналось с того, что она лишалась ореола незыблемости. Что это живые люди, над ними можно смеяться, они могут ошибаться, проявлять человеческие качества. Символы, связанные с властью, также высмеивались в политических анекдотах.

В хрущевскую эпоху появилась масса анекдотов про Сталина, про Берию. Потом появились анекдоты про Хрущева. Это зависело от эпохи. Любимый персонаж анекдотов позднесоветской эпохи был, конечно, Брежнев.

Разумеется, анекдоты появляются и сейчас. Если погуглить, можно найти и про Госдуму, и про Путина. Но столь оригинальных, как советский анекдот, я не встречал. Но главное в том, что в интернете это имеет большее жанровое разнообразие. Это все ушло в мемы, в какое-то изобразительное интернет-творчество. Думаю, дело не в том, что сейчас этого стало мало, а просто только начинается процесс критики и воплощается в других формах.

Начинается все именно с десакрализации, с осмеяния каких-то символов, которые являются символами единства власти и общества. Это начинается с таких незаметных вещей, как мемы, как всякие шальные видео, как песни «Гражданской обороны» или те же самые политические анекдоты. И против этого ничего нельзя сделать. У власти против этого есть только одно оружие — это рационализм, рациональные практические действия. Ничего кроме этого она противопоставить не может, только здравый смысл. Но с этим как раз беда.

Но я бы добавил, что процесс расшатывания единого поля рациональности очень долгий. Потому что оппозиция должна составить какую-то позитивную программу, а для этого только шуточками не обойтись. Шуточки, анекдоты, мемы — это только первый шаг. Второй шаг — это уже оригинальная живая мысль. С этим пока проблемы. Так что я думаю, что мы вступили на дорогу, ведущую к социальным переменам, но эта дорога будет очень долгой и мучительной.

Мнение участников программы может не совпадать с мнением редакции.
Фудшеринг и фриганство

Понравилась статья? Поделись с друзьями!

comments powered by HyperComments