Всех активистов и правозащитников — в дурдом, или Особенности «карательной психиатрии»


Юристы «Агоры» и движения «За права человека» — про «карательную психиатрию» в отношении активистов

«Следователь говорит: „Если ты не признаешь вину, я тебя упеку в психушку». По мнению некоторых экспертов, активисты и правозащитники все чаще становятся жертвами «карательной психиатрии» — когда человеку назначают амбулаторную или стационарную психолого-психиатрическую экспертизу без законных на то оснований. В рамках подкаста рассмотрели несколько дел, когда следователи угрожали подозреваемым дурдомом. Узнали, есть ли способы обезопасить себя от подобных карательных мер и что можно сделать, если вы все-таки провели в таком учреждении какое-то время. Заодно обсудили инцидент в Пензе, где местную правозащитницу продержали в психиатрической лечебнице три дня.

Эксперты:

  • Алексей Бушмаков — адвокат международной правозащитной группы «Агора»;
  • Юрий Вобликов — председатель пензенского регионального отделения движения «За права человека».

Слушать в iTunes.

Алексей Бушмаков — адвокат международной правозащитной группы «Агора»:

По различным категориям дел, в частности, экстремистской направленности, в последнее время прослеживается тенденция — постоянно назначают психолого-психиатрические экспертизы. Амбулаторные или стационарные. И без всяких оснований.

Когда экспертиза или принудительное помещение в стационар назначены и исполнены безосновательно — это является карательной психиатрией. И таких постановлений много. Практически по всем активистам, защиту которых я осуществлял и чьи дела я контролировал, в результате этих психолого-психиатрических экспертиз психиатры давали заключение о полной вменяемости доверителя.

Мы четко понимаем, что следователь — не психиатр. Кто-то верит в Деда Мороза, кто-то сатанист — а они всех, кто кажется ненормальным, подвергают психолого-психиатрической экспертизе. И сами врачи в разговорах говорят, что это бюджет нагружает, и врачам создает лишнюю очередь.

На протяжении пяти лет я занимаюсь такими делами. Следователь говорит: «Если ты не признаешь вину, я тебя упеку в психушку. Потому что ты такой-сякой». Так угрожали Руслану Соколовскому в СИЗО в Екатеринбурге. Так угрожали другим лицам, которые подозревались в совершении преступлений экстремистской направленности. «Признавай вину, все будет нормально. Мы тебе условку выпишем, и все. Если ты не признаешь — я тебя упеку в дурдом». Так открытым текстом и говорят. «Там тебя заколят, залечат и ничего хорошего не будет». Так было по одному «экстремисту» в Башкирии. Ему назначили амбулаторную психолого-психическую экспертизу. Он ее прошел. Врачи там были не очень компетентные. А вину он не признавал. И следователь ему говорит: «Раз ты не признаешь вину, я тебе назначу стационар». И поместил его в стационар. 23 дня он там провел. В итоге стационарная экспертиза дала заключение, что он вменяемый. Следователи пугают людей, раскручивая их на признание вины.

Есть пример Марии Мотузной. Ей также назначалась амбулаторная экспертиза. Причем постановление следователь должен мотивировать, хотя бы написать: «Мне кажется, у него что-то с головой не в порядке». А ничего этого не пишется. Просто «В целях необходимых следствию прошу провести амбулаторную психолого-психиатрическую экспертизу». В итоге Мотузная явилась на это обследование, и было заключение, что она абсолютно вменяемая. Ее таким образом пытались раскрутить на явку с повинной и на признание вины. Ей открыто следователь Яблинская говорила: «Если ты не признаешь, мы тебе тут что-то плохое нарисуем».

Могу сказать, что в 90 процентах случаев такая экспертиза будет назначена. А в 100 процентах она будет удовлетворена судом — если это стационарная экспертиза. Судебный контроль за таким делом не эффективен. Поэтому говорить о какой-то защищенности граждан просто нельзя. Нужен механизм контроля.

В последнее время, поскольку выросло количество экстремистских дел, растет и применение карательных мер. Нужно еще понимать, что если у следователя слабая доказательная база, гражданин не признается, эксперты сомневаются — он может повлиять на экспертов-психиатров и попросить назначить гражданину принудительные меры медицинского характера. Он понимает, что приговор суд ему вряд ли вынесет при таких доказательствах, но гражданина нужно изолировать, чтобы он не активничал — можно поместить его на принудительное лечение, например, на полгода. Таким образом людей изолируют.

Если вы гражданский активист, если вы критикуете власть, религию или еще что-то — пройдите какое-то обследование. Нужно запастись документами, что гражданин психически здоров. Можно получить заключение независимых психиатров. Это единственная рекомендация. Пройдите независимое обследование и имейте его на руках. Если что, покажете его докторам. Потому что психиатры на комиссии спрашивают: «Проходили ли вы ранее обследование какое-то». Они боятся, что их выводы будут противоречить каким-то ранее полученным документам.

Если у вас есть хотя бы предыстория отношений с нашей психиатрией — советской, постсоветской, — то вы будете в подозрении в любом случае. И это будет для вас отягчающим обстоятельством. Одно дело, когда вы впервые привлекаетесь где-то и проходите эти экспертизы, но все намного хуже, если вы уже имеете отметку.

Все держится на страхе. Они же пугают, следователи. Если гражданин отказывается от прохождения амбулаторной экспертизы, начальник этого учреждения или главврач пишет следователю бумажку, что гражданин отказывается добровольно проходить экспертизу. Тогда следователь выходит с ходатайством в суд о назначении стационарной экспертизы. И следователь объясняет: «Если ты добровольно не пройдешь, я тебя через суд упеку в стационарную. А это длительный срок». Насильно никто на амбулаторную не отвезет, а на стационарную — да. А если вы на стационарную экспертизу не явитесь, то следователь может это воспринять как отклонение и воспрепятствование следствию. А это изменение меры пресечения. Не приедете на стационарную экспертизу — поедете в СИЗО.

Юрий Вобликов — председатель пензенского регионального отделения движения «За права человека»:

Мне позвонили граждане, которым случайно стало известно о том, что [правозащитницу] Наталью Подзорову из больницы забирают в психиатрическую больницу. Вечером в выходной она обратилась в больницу с высоким давлением. Она долго ждала, что ей будет оказана помощь, но не дождалась.

Она была вынуждена объявить сотрудникам, что объявляет сухую голодовку. Реакция была экстремальная. Нажали кнопку вызова правоохранительных органов. Приехала полиция — разбираться, что там случилось. Оказалось, что там сидит женщина, которая требует, чтобы ее все-таки приняли и оказали медпомощь. Полиция ничего не предприняла и уехала — оснований для реагирования не было.

Была вызвана психиатрическая помощь. Психиатрическая помощь тоже увидела спокойную женщину и посчитала, что нет оснований для ее госпитализации. Тогда еще раз врач вызвал на Подзорову психиатрическую помощь. И ее буквально волоком — «Нам выдал указание старший» — утащили и доставили в психиатрическую больницу.

По Подзоровой выяснилось, что когда ее привезли в отделение, ее сразу привязали к кровати и сделали ей укол из трех медпрепаратов, от которых она сутки проспала. Потом ее разбудили и «Будьте любезны, пожалуйте в суд». Человек после такого обвала в голове должен трезво мыслить, выступать и защищать себя, не имея возможности пригласить по своему усмотрению защитников, представителей, адвокатов или правозащитников.

Она уже обратилась в полицию. На экспертизе у нее зафиксированы синяки от привязки ее к кроватям. Мы сейчас пытаемся получить документы, чтобы узнать, что именно ей вкалывали. Насколько это было опасно для здоровья. Также перед судом ее никто не осматривал, возможность ее трезвого и здравомыслящего участия никто не проверял. Мы считаем, что здесь как незаконное помещение [в психиатрическую больницу], так и основания на возмещение материального и морального вреда. Я бы меньше миллиона не просил.

Увы, если кто-то пишет заявление, то неразборчивые бригады забирают людей. Считаю, что любой человек может пасть жертвой навета, ложного доноса, необдуманного обращения к медикам и самих медиков.

Мнение участников программы может не совпадать с мнением редакции.
Фудшеринг и фриганство

Понравилась статья? Поделись с друзьями!

comments powered by HyperComments