456 раз «нет»: активисты продолжают бороться за отмену запрещенных для женщин профессий


Эксперт АДЦ «Мемориал» и адвокат рассказали про борьбу с дискриминацией женщин в сфере труда

«В России уже есть женщины, которые работают на запрещенных работах. Но из-за того, что они не могут быть официально устроены, они устроены неофициально». В России женщины не имеют права осуществлять 456 видов работ. Государство объясняет это заботой о репродуктивном здоровье будущих матерей. Правозащитники же говорят, что это ни что иное, как дискриминация, и требуют запретить или как минимум сократить действующий список. В рамках подкаста выяснили, как современные россиянки в судах отстаивают свое право на труд, и как вышло, что профессии, запрещенные для женщин в России, разрешены для них в других странах, и наоборот. Также обсудили уникальное дело Светланы Медведевой — женщина мечтала стать капитаном и семь лет боролась за это право в судах разной инстанции.

Эксперты:

  • Инесса Сахно — эксперт антидискриминационного центра «Мемориал»;
  • Дмитрий Бартенев — адвокат адвокатской группы «Онегин».

Слушать в iTunes.

Инесса Сахно — эксперт антидискриминационного центра «Мемориал»:

АДЦ «Мемориал» несколько лет назад начал кампанию под названием «All jobs for all women» по отмене списка запрещенных профессий. Эта кампания отчасти носит просветительский характер. Потому что не все знают, что существуют списки запрещенных профессий, и что этот документ является основанием для того, что женщины не могут работать на каких-то специальностях. У нас есть несколько героинь кампании, которые выступают за отмену запрещенных профессий. Потому что они либо работают в таких профессиях, либо хотят устроиться.

Одно из наших главных судебных дел — это дело Светланы Медведевой. Судоводительницы из Самары, которая не смогла пройти необходимую практику для того, чтобы далее устроиться капитаном судна. После того, как мы прошли все суды России, мы подали жалобу в Комитет ООН по ликвидации дискриминации в отношении женщин. Комитет вынес решение, что любые запреты на занятие профессией исключительно в целях превентивной защиты репродуктивной функции являются дискриминационными, этого не должно быть. После этого вернулись на национальный уровень, и уже российские суды признали, что наличие списка запрещенных профессий, наличие запретов является дискриминационным. Начался процесс изменения списка запрещенных для женщин профессий, который идет и на данный момент.

Есть противоречие, что женщины могли получить образование по некоторым из этих специальностей, но не могли устроиться по ним работать. Например, к нам обращалась женщина, которая работала матросом. После проведения аттестации рабочего места руководитель был вынужден ее уволить только потому, что эта профессия входила в список запрещенных профессий для женщин.

Женщина может получить права категории C и D, но не может устроиться дальнобойщицей. На данный момент женщина не может работать водительницей автобусов — если там более четырнадцати пассажиров. Женщина может получить права, пройти обучение, но не может работать на автобусе.

Об абсурдности запретов. Запреты на трудоустройство на некоторых работах обусловлены исключительно защитой репродуктивной функции женщин. Но нам известен случай, когда трансгендерная женщина, работавшая до этого печатником, после смены документов не смогла продолжить работу на том же месте. Ей сообщили, что женщина не может работать печатницей. Эта профессия входит в список запрещенных профессий для женщин. Насколько в этом случае уместно говорить о вреде для репродуктивной функции?

В России уже есть женщины, которые работают на запрещенных работах. Но из-за того, что они не могут быть официально устроены, они устроены неофициально. Это значит, что у них меньше социальных гарантий, у них может не быть отпуска ни по уходу за ребенком, ни вообще отпуска, ни больничного, работодатель может больше манипулировать ими.

Интересно, что, например, Казахстан тоже сокращает этот список, и его сократили в августе 2018 года. Но некоторые профессии, которые остались запрещенными в Казахстане, не соотносятся с российским проектом. В одной стране что-то считают запрещенным для женщин и вредящим репродуктивной функции, а в другой — нет. Желательно выяснить, действительно ли эти профессии вредны для женщин. Или просто у одной страны один взгляд, у другой — другой. И какое реальное медицинское обоснование есть для того, чтобы говорить про вред. Потому что позиция международных органов — профессия может быть не полезна женщинам, которые ожидают ребенка. Нет точной информации о вредности профессии для женщины, которая не беременна в данный момент.

С другой стороны, хотелось бы понимать, насколько эти профессии вредны для репродуктивной функции мужчин. Если профессия считается вредной, естественно, она вредна как для мужчин, так и для женщин. Хотелось бы, чтобы все профессии стали безопаснее для людей обоего пола. А не так, что: «Пусть мужчины трудятся на вредных работах, а женщины не должны этого делать». Причем не должны делать не по их выбору, что, конечно же, самое неприятное в этой истории.

В последний год на сайте законопроектов было вывешено порядка четырех разных версий проектов нового списка запрещенных профессий для женщин. Там уже нет специальностей морского и речного транспорта, дальнобойщиц — теперь женщины смогут водить большегрузные машины. Но проблема в том, что новый проект до сих пор не принят. До этого его принятие назначалось на 2019 год. В начале 2019 года был вывешен новый проект, и принятие списка планируется уже на 2020 год. Мы надеемся, что этот срок уже не будет отодвинут.

Дмитрий Бартенев — адвокат адвокатской группы «Онегин»:

Я помогал Светлане Медведевой в самарских судах. В итоге мы с ней обратились в Комитет по ликвидации дискриминации в отношении женщин [далее КЛДЖ] - это контрольная структура, аналогичная ЕСПЧ, но на уровне ООН. Это было первое дело, рассмотренное в отношении России. В итоге было вынесено решение, в котором КЛДЖ признал дискриминацию. Указал, что запрещенные профессии — это отражение стереотипов в отношении того, что женщина — это прежде всего мать и хранительница очага, а карьера и труд для нее не так важны. И потребовал от РФ, чтобы ситуация была каким-то образом изменена. В дальнейшем мы обратились с этим решением Комитета в суды России. И когда это дело дошло до Верховного Суда РФ, Верховный Суд сказал, что, во-первых, решение Комитета является обязательным. Это очень важно. Во-вторых, он сказал, что на этом основании необходимо дело пересмотреть. Мы в третий раз вернулись в самарские суды, и суд признал, что это действительно была дискриминация Светланы. На этом история закончилась. Это формальное признание Светланы. Она к тому времени уже получила другую работу, и в реальности это решение какой-то сиюминутной компенсации или исправления ситуации не принесло.

По разным причинам люди не идут в суды. К сожалению, это очень редкие судебные кейсы, хотя это очень распространенная ситуация. Я знаю, что после этого дела очень много было обращений и высказываний, которые подтверждают, что эта проблема касается многих женщин.

Есть примеры, когда женщины работают несмотря на запреты. Есть немало ситуаций, когда женщины работают на запрещенных профессиях в силу недосмотра, в силу того, что никто не требует и так далее. Это есть. И это происходит не совсем легально.

[Тем, кто намерен идти в суд] стоит готовиться к тому, что это будет не быстрый судебный процесс. Потому что в каждом деле есть свои нюансы. И нюансы эти в основном связаны с тем, что в этом списке [запрещенных для женщин профессий] содержится 456 профессий. Это огромный перечень, который касается совершенно различных отраслей. И есть профессиональные вредности, и оценка того, насколько оправданными являются какие-то ограничения. Условно говоря, для Светланы, которая пыталась устроиться на работу уже будучи матерью двоих детей, было логичным, что: «Я вместо того, чтобы заниматься заботой о своем репродуктивном здоровье, лучше буду заниматься своей карьерой. Потому что мне надо детей одевать и воспитывать». А если речь идет о молодой девушке, у которой нет детей и которая хочет устроиться на работу на вредное химическое производство, где гораздо очевиднее риски для женского организма с точки зрения «иметь детей» и так далее, — здесь могут быть гораздо более серьезные обсуждения. Хотя, с точки зрения Конвенции по ликвидации дискриминации в отношении женщин, первичным должен быть выбор женщины. Это ее выбор, хочет она своих детей рожать или нет. Тем не менее это может очень серьезно усложнить судебный процесс, поставить совершенно новые вопросы для обсуждения в этих делах.

Я не говорю о том, что судебные перспективы защиты понятны. Что это будет стопроцентный выигрыш. Напротив. Я говорю о том, что дело Светланы Медведевой — это первый сигнал к тому, что список запрещенных профессий не должен работать таким образом. Но это не говорит о том, что во всех случаях будет принято решение в пользу женщины.

Мнение участников программы может не совпадать с мнением редакции.
Фудшеринг и фриганство

Понравилась статья? Поделись с друзьями!

comments powered by HyperComments