Делегирование репрессий: свободу в интернете убивают руками посредников?


Обсудили доклад «Агоры» про свободу интернета в 2018 году и составили прогноз на будущее

«Можно, конечно, скептически к этому относиться и пока смеяться, но еще семь лет назад мы не могли себе представить ситуацию, в какой находимся сейчас. Что у нас будут блокироваться миллионы сайтов, популярные мессенджеры и соцсети, будет внедрена такая масштабная система слежки и вообще будет то, что сейчас происходит на законодательном и правоприменительном уровне». Обсудили доклад «Агоры» об ограничениях свободы интернета в 2018 году. Специалисты отмечают — побиты очередные рекорды по количеству блокировок. В рамках подкаста узнали, как наметившиеся тенденции изменят жизнь пользователей сети, почему 41 регион страны попал в «красную зону» и чем уже сегодня Россия похожа на Африку.

Эксперты:

  • Дамир Гайнутдинов — правовой аналитик международной правозащитной группы «Агора»;
  • Артем Козлюк — руководитель общественной организации «РосКомСвобода».

Слушать в iTunes.

Дамир Гайнутдинов — правовой аналитик международной правозащитной группы «Агора»:

Мы их [доклады] публикуем с 2011 года и на протяжении всего этого времени ведем мониторинг ситуации. Учитываем все случаи вмешательства в свободу выражения в интернете, произошедшие в России за отчетный период. Сразу оговорюсь — мы не даем оценки правомерности вмешательств. Столь долгий период позволяет делать вывод о неких тенденциях изменения госполитики. Мы приходим к выводу, что в 2018 году наметился, и, думаю, в 19 году будет развиваться новый тренд. Власти начинают всерьез браться за глобальные международные интернет-сервисы и платформы. Прежде всего Google, Youtube, Facebook. В меньшей степени, наверное, Twitter.

Прежде всего, это прямое давление на компании — блокировки, штрафы. Например, первый штраф в отношении Google, которая не выполнила требование подключиться к «черным спискам» сайтов и начать удалять их из поисковой выдачи. Это целый корпус новых законодательных инициатив, которые устанавливают ответственность для информационных посредников — для компаний и сервисов. Это перекладывание ответственности, перекладывание полицейских, репрессивных, цензорских функций с государственных органов на частные компании — как мне кажется, это такой глобальный тренд. И он касается не только интернета. У нас в целом государство пытается достаточно обременительные с точки зрения финансов обязанности переложить с себя на кого-то, кто, возможно, будет более эффективно это делать.

Я думаю, что будет больше штрафов в отношении компаний. Штраф Google был первым. Роскомнадзор уже анонсировал новую проверку и дал 30 дней на то, чтобы подключиться к системе. В конце февраля этот срок истекает и будет, видимо, новый штраф. Но там максимальный штраф 700 тысяч рублей. Понятно, что это не деньги для крупной компании. Вероятно, в ближайшее время будут вноситься поправки в законодательство об увеличении этих штрафов. Например, будут вводиться оборотные штрафы. Чтобы как в Европе — штрафовать не на 500 тысяч, а на несколько миллионов рублей. Кроме того, анонсированы проверки Facebook и Twitter относительно соблюдения ими законодательства локализации пользовательских данных, которое явно быть полностью выполнено не может. Скорее всего, будет больше запросов на раскрытие личных данных пользователей. Был период, когда власти очень активно запрашивали и ничего не получали. Последние пару лет запросов стало меньше. Думаю, сейчас снова будет рост. Чтобы условно заинтересованные органы могли показать властям, что есть проблемы, которые необходимо решать. От позиции сервисов очень многое будет зависеть — насколько далеко они будут готовы пойти в сотрудничестве с российскими властями.

Очевидно — стали больше блокировать сайтов. Эта система отлажена, она работает на уровне конвейера. Причем добавляются постоянно новые основания для блокировки, новые органы, которые получают такие полномочия. Количество блокировок постоянно растет и количество ресурсов в черных списках в едином реестре тоже увеличивается. Более 160 тысяч линков только за 9 месяцев попали в реестр. За год, очевидно, будет еще больше — это рекорд.

Постоянно увеличивается количество дел об административных правонарушениях. За распространение экстремистских материалов и публичную демонстрацию нацистской символики. Если график посмотреть — там геометрическая прогрессия. Растет количество дел.

2018 год был показательным еще с той точки зрения, что власти продемонстрировали свою готовность разгромить половину рунета для того, чтобы добиться каких-то своих целей. Роскомнадзор против Telegram — очень показательная история.

Про делегирование [надзорных полномочий]. Чем больше я об этом думаю, тем сильнее ощущение, что это тема не только про интернет. Все эти истории с частными военными кампаниями, с киберказаками и с реальными казаками, которые ходят-надзирают за порядком по городам — это все свидетельствует от том, что у государства практически не осталось ресурсов. Если уж власти передают частным негосударственным игрокам самые, казалось бы, чувствительные вещи — в виде слежки, контроля, насилия, — значит, они уже не справляются. С одной стороны, это плохо. Потому что, если говорить про слежку — интернет, высокие технологии, то частные компании с этим более эффективно будут справляться. У них больше возможностей, доступа к ресурсам и к информации. А с другой стороны, это говорит, что репрессивный порыв вот-вот сдуется по причине нехватки ресурсов. Они нахватали на себя столько, что уже не справляются и вынуждены передавать дальше на низкий уровень — частникам. Думаю, долго это продолжаться не сможет.

Артем Козлюк — руководитель общественной организации «РосКомСвобода»:

В принципе, все результаты, что опубликовала «Агора» — ожидаемы. Продолжается определенный государственный тренд по ограничению оборота информации в интернет-пространстве в России. Продолжается организация уголовных и административных дел в отношении пользователей сети.

Вполне очевидно, что появятся законы, которые бы наказывали самих пользователей за попытку доступа к запрещенному материалу. Не за публикацию, а за попытку доступа. Это, в принципе, укладывается в тренд, который наметился в интернет-регуляторике с 2012 года. Сначала мы вводим цензуру, ограничиваем доступ к контенту. Затем мы запрещаем инструменты обхода блокировок. У нас уже есть закон жесткой регуляции VPN, прокси и анонимайзеров. Правда, он совсем не работает. Он есть, но нет подзаконных актов, которые бы его регулировали. Следующий очевидный шаг — наказание самих пользователей за попытку доступа к запрещенному материалу. То есть государство зафиксировало, что ты зашел через VPN на какой-то сайт, на Грани.ру, Каспаров или Rutracker — и тебя наказывают административно или может даже уголовно. Отдельные прецеденты такой регуляторики есть в Африке. Как рассказывают, некоторые африканские страны за попытку использовать VPN наказывают реальными тюремными сроками.

Можно, конечно, скептически к этому относиться и пока смеяться, но еще семь лет назад мы не могли себе представить ситуацию, в какой находимся сейчас. Что у нас будут блокироваться миллионы сайтов, популярные мессенджеры и соцсети, будет внедрена такая масштабная система слежки и вообще будет то, что сейчас происходит на законодательном и правоприменительном уровне. Я не исключаю, что если ни в этом году, то в ближайшие годы появятся и такие законы. Если не сменится соответствующий государственный тренд. К сожалению, пока все говорит о том, что мы движемся по нему.

Не только азиатские и африканские страны внедряют свои модели цензуры и слежки, но и европейские государства. Отдельные из них тоже готовы жестко контролировать интернет-пространство, у них есть свои реестры запрещенных сайтов и свои системы слежки в онлайне. Но если говорить о разнице между европейским регулированием и африканским, азиатским или ближневосточным, то общество там имеет гораздо больше влияния на процессы правоприменения, на защиту своих прав и интересов, все законы прописаны достаточно досконально. Как у нас в России: «Вот несколько страничек. Пожалуйста, Роскомнадзор, блокируйте сайты как хотите». Там это талмуды, которые четко описывают процедуры ограничения, как общественные организации должны контролировать. И, конечно, это все построено на более грамотной судебной системе. Если чуть что не так, где-то тебе перекрыли свободу слова, не дай бог тебя хотят посадить за слова в интернете — государство, корпорации и сами IT-компании могут нарваться на встречные многомиллионные иски со стороны пользователей. И есть высокая вероятность добиться их удовлетворения. В России, к сожалению, это намного менее вероятно. Особенно если говорить про денежную компенсацию своих прав и свобод.

К сожалению, это общемировая проблема — попытки различных государств, в том числе и государств первого ряда, взять под контроль интернет-пространство. Каждая страна решает эту проблему по-своему. Но такой общемировой тренд цифровых-активистов во всем мире очень сильно напрягает, и все бьют в колокола, что в мире идет всеобщая государственная атака на интернет.

Мнение участников программы может не совпадать с мнением редакции.
Фудшеринг и фриганство

Понравилась статья? Поделись с друзьями!

comments powered by HyperComments