10 лет без Маркелова и Бабуровой — антифа в России и шествие 19 января


Узнали про акцию против пыток и репрессий — в поддержку «Сети»* и в память о Стасе и Насте

«Он ушел из моего кабинета на пресс-конференцию, а когда возвращался — его убили». 10 лет назад в центре Москвы были убиты адвокат Станислав Маркелов и журналистка Анастасия Бабурова. Каждый год в этот день в Москве проходит памятное шествие. Узнали у друзей погибших активистов и у организаторов шествия — что изменилось с 2009 года, кто сегодня приходит почтить память Стаса и Насти, как удается договариваться об акции с властями и почему в этом году пришедшие поддержат фигурантов дела «Сети»*.


Эксперты:

  • Кирилл Медведев — активист российского социалистического движения, сторонник «Комитета 19 января»;
  • Лев Пономарев — исполнительный директор общероссийского движения «За права человека».

Слушать в iTunes.

Кирилл Медведев — активист российского социалистического движения, сторонник «Комитета 19 января»:

Несколько лет одной из главных тем [на шествиях 19 января] было дело «болотников». Когда они еще сидели. Кроме того, речь всегда шла о продолжающихся нападениях на мигрантов, о ксенофобии и национализме, которые во многом спускаются сверху. В разгар украинской авантюры тоже было о чем говорить и против чего протестовать на антифашистском шествии. Мы это видели и до сих пор это видим, что антифашистская риторика — риторика великой победы над нацизмом во Второй мировой войне — используется нашей властью для внешнеполитических авантюр, агрессии и для подавления инакомыслия внутри страны.

С самого начала так вышло, что некоторые друзья Стаса Маркелова и Насти Бабуровой, исходя из своих побуждений, были готовы помогать Комитету и отчасти пытаться выполнять ту функцию, которую выполнял при жизни Стас. Он был одновременно активистом, интеллектуалом, адвокатом и публичным спикером антифашистской субкультуры и движения. С тех пор как его убили, мы — несколько художников, журналистов, поэтов — пытаемся, конечно с гораздо меньшим успехом, выполнять эту функцию.

Мы видим, что начинается постепенное обострение противостояния. Это видно в Питере, где снова поступают угрозы нашим товарищам от ультраправых — левым и антифашистам. Появляется новое поколение. Мы бы хотели, чтобы оно больше занималось профсоюзной борьбой, а не уличными стычками с нацистами. Но очевидно, что все это выйдет на новый виток, и власти будут использовать неонацистов для своих целей, для подавления оппозиции, как это было 10 лет назад. Те, кто сейчас в это погружается, узнают про Стаса, про его работу, про его убийство, его взгляды. Читают «Красную книгу антифа», которую частично он написал, и так далее. Это все традиция, которая никуда не девается.

Комитет всегда просит приходить [на шествия 19 января] без политических флагов. Это изначальная идея. Многим это не нравится. Многим — наоборот. Здесь задача — сконцентрироваться на конкретной теме и выразить гражданскую позицию и протест, а не концентрироваться на партийных лозунгах. И не давать прессе выхватить определенную группу людей под теми или иными флагами, отнести эту акцию к либеральной или к левой, к анархистской или к какой угодно другой. Эта акция общая. Она собирает людей, для которых антифашизм это права человека — с одной стороны, и демократические свободы и социальная справедливость — с другой. Это то, за что боролись Стас и Настя. Те, для кого это важно, те приходят.

Еще просим не приходить в масках, потому что это приводит к лишним проблемам с полицией. Просим не реагировать на провокации ультраправых и НОДовцев, которые обычно случаются. И максимально настраиваться на единство и общее высказывание.

В последние годы все обычно проходит нормально. Когда эта традиция только начиналась — были препоны со стороны полиции. Тогда еще акция проходила на Чистых прудах. Даже не давали говорить в мегафон. Были какие-то разгоны, участники закидывали полицейских снежками. Было все довольно весело. В последние годы все проходит спокойно. Нет задачи как-то провоцировать полицию, и дальше будем действовать по ситуации.

Лев Пономарев — исполнительный директор общероссийского движения «За права человека»:

Я все 10 лет был организатором этих акций. А в этом году попросил моего друга и друга Станислава Маркелова, руководителя правозащитного центра «Мемориал», быть заявителем. Потому что мне просто нельзя. Я два раза был наказан за якобы нарушение закона о проведении массовых акций. И третий раз, по закону, я не имею права подавать заявку.

Все эти 10 лет разное было отношение власти к этим акциям. Я помню, было даже так, что они отказывали до самого последнего момента. Оставались сутки до 19 января, и 17−18 января мы с Людмилой Алексеевой говорили, что выйдем в любом случае, а вы решайте — будете нас задерживать или нет. И они сдавались. Были разные случаи. В прошлом году согласовали сразу и в этом году согласовали сразу.

Чем отличается акция этого года? Есть знаковое уголовное дело против антифашистов. Это дело «Сети»* и фактически это наступление на антифашистское сообщество со стороны ФСБ. Я надеюсь, что многие это понимают и придут не только почтить память Маркелова и Бабуровой, но и придут заявить свое твердое «нет» против пыток. Власть называет «Сеть»* террористической организацией. Детальных вещей мы не знаем, дело засекречено, взяли подписку [о неразглашении] у адвокатов. Но главное, почему я протестую и требую прекратить дело «Сети»* — там четырех человек пытали. Начинали с того, что похищали людей. Молодые люди исчезали — антифашисты в Питере и Пензе. Их забирали на сутки, на двое, и никто не знал, где они находятся. Их пытали электрическим током, и под пытками они оговаривали себя и своих друзей. Я уверен, что людей пытали, это дело надо прекратить.

Эта акция [19 января] интересна, так как в ней участвуют исключительно молодые люди. Потому что с движением анархистов и антифашистов, как правило, связаны молодые люди. Более того, на моих глазах антифашисты взрослели, и я вижу, как сменяются поколения. Люди из первого поколения антифашистов, это начало нулевых, многие уже не приходят — обзавелись семьями и ушли в частную жизнь. А молодые люди приходят на эту акцию.

Буквально за месяц-два [до убийства Маркелова] на него напали в метро — ударили и отобрали портфель с материалами. Ему поступали угрозы. Он ушел из моего кабинета на пресс-конференцию в независимый пресс-центр на Пречистенке, а когда возвращался — его убили. Он говорил мне, когда шел на пресс-конференцию: были звонки с угрозами. Я ему — слушай, Стас, ты ходи и оглядывайся, давай обратимся в прокуратуру, что тебе поступают угрозы. Да, его преследовали. И он не единственный из моих друзей, кто был убит по политическим причинам.

Это был красивый молодой человек. Человек, который всегда был в центре внимания, к нему тянулась молодежь. Он был светлый человек, но при этом очень смелый. И смотрите, когда его убили, было два направления. Одно — что это националисты, как в рамках уголовного дела потом выяснилось. Другое — ему угрожали и федералы. Он защищал семью девушки, замученную во время Второй чеченской войны [дело Буданова]. Буданова посадили, и угрозы были от наших силовиков. Он рисковал на двух фронтах, и таких адвокатов я сегодня не знаю. У нас немало хороших адвокатов, но он все время был на передовой. Семьи убитых антифашистов сразу обращались к нему. И он часто приезжал в Грозный и Чечню и защищал чеченцев от разного рода насилия, которое совершали там федералы.

________________________________________________________________

*«Сеть» признана террористической организацией и запрещена на территории РФ​​

Мнение участников программы может не совпадать с мнением редакции.
Фудшеринг и фриганство

Понравилась статья? Поделись с друзьями!

comments powered by HyperComments