«Команда 29»: создавать прецеденты, чтобы менять судебную практику


Старший юрист Максим Оленичев рассказал о победах и поражениях 2018 года

Каждый кейс — возможность поменять судебную практику. Старший юрист «Команды 29» рассказал, каких результатов удалось добиться в минувшем году и почему даже проигрыш в российском суде — еще не поражение. Также узнали про направления деятельности, которые наметились для организации за этот год. В списке — экология, работа с засекреченными документами, помощь правозащитникам и многое другое. Также узнали, кто такой народный юрист и зачем «Команде 29» собственный штат журналистов.

Эксперт:

  • Максим Оленичев — старший юрист «Команды 29».

Слушать в iTunes.

Максим Оленичев — старший юрист «Команды 29»:

В 2018 году мы успешно развиваемся. В Петербурге мы одна из самых известных правозащитных организаций, и это не может не радовать. У нас в портфолио много успешных дел, и эти дела меняют судебную практику и подходы, которыми могут воспользоваться другие люди.

Мы, «Команда 29», работаем для защиты гражданских активистов, простых людей, НКО. Чтобы они могли выражать свое мнение, осуществлять свою деятельность. Мы видим себя помощниками для решения тех важных проблем, которые возникают. При этом наша задача — создавать прецеденты, чтобы затем люди их брали и использовали по своим аналогичным делам.

В 2018 году у нас было достаточно много направлений судебной работы. Сформировалась группа дел по Общественной наблюдательной комиссии — сейчас у нас в портфолио восемь таких дел. Сформировалась группа дел по архивам, и они систематизировались. Сформировалась группа дел, которые связаны с экологическими правами граждан. Это касается дела по Менчерепу [село в Кемеровской области]. И в Петербурге у нас есть дела по защите особо охраняемых территорий, против размещения мусороперерабатывающего завода в жилой зоне и так далее. Достаточно большие группы дел стали возникать, и в 2018 году это все оформилось в направления.

Что касается судов — мы учимся с ними работать. Потому что юридическая деятельность всегда связана с тем, что необходимо найти язык с судом, на понятном ему языке объяснить проблему, способы решения. И даже если мы не все дела выигрываем, в любом случае каждый кейс дает нам новые возможности для анализа ситуации.

Что касается общественности — очень часто в Санкт-Петербурге к нам обращаются за консультациями. В этом направлении у нас работает народный юрист. В 2018-ом этот проект максимально развился, поскольку он у нас только с конца 2017 года был запущен. Народный юрист существует за счет пожертвований — люди перечисляют средства. Юрист консультирует людей в чате в Telegram в онлайн-режиме.

В негативных итогах — то, что свобода выражения мнения под давлением. Фактически любая информация, резонансная и политически окрашенная, может вызвать интерес со стороны правоохранительных органов. Сейчас у нас в производстве есть дело «Трансперенси Интернешнл — Р». Они провели расследование в отношении господина Литвиненко. О том, что на участке, который был выдан Горному университету, появились жилые дома. Литвиненко обратился в суд с иском к «Трансперенси Интернешнл — Р» и к журналистам «Делового Петербурга» о признании этой информации не соответствующей действительности и взыскании компенсации морального вреда. Мы обратились с апелляцией. Достаточно долго этот процесс шел. В 2018 году суд фактически отказал Литвиненко в иске, только по одному эпизоду взыскал с «Трансперенси» миллион рублей в качестве компенсации морального вреда за распространение этих сведений. Сейчас мы готовим кассационную жалобу, потому что считаем, что «Трансперенси» вообще платить не должно. Поскольку оно провело расследование и предоставило обществу информацию. Эту позицию мы будем выражать в наших дальнейших жалобах и пытаться добиваться справедливости по этому аспекту.

Очень сложно говорить о том, есть поражения или нет. Потому что для нас каждый кейс — это не поражение, а возможность каким-то образом менять практику. Потому что даже если в России не получается что-то сделать, мы готовим жалобы в Европейский суд. И Европейский суд их будет в дальнейшем рассматривать. Россия пока является членом Совета Европы, признавая юрисдикцию Европейского суда по правам человека она должна будет исполнять эти решения. То есть мы не видим, что есть какие-то совсем провальные дела.

В 2019 году мы хотели бы больше сосредоточиться на стратегических аспектах. 2018 год показал достаточное количество направлений деятельности, где мы работаем. В следующем году будем более узко выявлять проблематику, чтобы сосредоточиться на конкретных проблемах, и пытаться получить судебную практику, которая будет поддерживать наши аргументы.

Мнение участников программы может не совпадать с мнением редакции.
Фудшеринг и фриганство

Понравилась статья? Поделись с друзьями!

comments powered by HyperComments