Правозащита в атмосфере арестов и провокаций: итоги года от движения «За права человека»


Лев Пономарев рассказал, почему правозащитники переживают период гонений и каких успехов удалось добиться за 2018 год

«Против движения „За права человека“ началась скоординированная атака». Лев Пономарев подвел итоги 2018 года. Из хорошего — по всей России одержаны десятки побед. Из плохого — движение впервые за восемь лет не получит президентский грант, в московский офис регулярно наведываются активисты SERB, Минюст нагрянул с проверкой, а сам Пономарев отсидел 16 суток в спецприемнике. Узнали, какие плюсы правозащитник видит в своем аресте, почему президент заслуживает импичмента и как это связано с правами человека.

Эксперт:

  • Лев Пономарев — исполнительный директор общероссийского движения «За права человека».
Слушать в iTunes.

Лев Пономарев — исполнительный директор общероссийского движения «За права человека»:

У нас есть успехи. Но если говорить о системных изменениях в стране — этого мы не добились пока. Борьба идет с переменным успехом. В течение 2018 года ситуация в стране ухудшалась — если говорить про все, что связано с правами человека. Есть такое ощущение, что президент отдал всю внутреннюю политику и взаимодействие с гражданским обществом в руки силовиков, и, в общем-то, не следит за тем, что там происходит. С гражданским обществом взаимодействуют полицейские, и их задача — задавить протест любыми способами, в том числе и незаконными — пытками и запугиванием.

Видно, что против движения «За права человека» началась скоординированная атака. Очевидно, что это атака силовиков. Связана она, скорее всего, с тем, что мы много занимаемся делами «Сети» и «Нового Величия». О них было доложено президенту на заседании СПЧ. И это можно назвать успехом. Потому что гарант прав человека услышал об этих проблемах. Но его реакция нас расстраивает — она пока абсолютно не содержательная. Ему положили папочку на стол, он почитал — «Ну вот видите, у них же оружие было». Может быть, надо было еще вторую папочку почитать, которую ему правозащитники подготовили? Путин опирается на ту информацию, которую ему дают силовики, и пренебрегает той, которую дают правозащитники. Это проблема, которую каким-то образом надо будет решать в следующем году. Но то, что это дошло до Путина — это определенный успех. Уж куда дальше?

Одновременно, я должен сказать, Путин не выполняет сейчас роль гаранта прав человека в России. И это дело серьезное. Когда президент, принимая президентскую присягу, клянется — «я буду гарантом прав человека в стране», и при этом демонстративно показывает, что не выполняет эту клятву и очевидно стоит на стороне силовиков, то он заслуживает импичмента. Об этом надо говорить. Но другое дело, что импичмент — вещь нереальная в условиях современной России. Потому что за него [за президента] в этом году голосовало большинство населения. Но то, что он заслуживает импичмента и не выполняет роль гаранта прав человека — об этом надо говорить, и мы будем об этом говорить. Из-за того, что я говорю об этом публично, преследуют меня и движение «За права человека». Нам Минюст неожиданно сейчас назначил внеплановую проверку. Это намек на то, что нас могут прикрыть.

Кроме того, нам не дали президентский грант. Фактически на 2019 год мы остаемся без финансирования. Движение «За права человека» и фонд «Защиты прав заключенных» уже восемь лет финансируются за счет президентских грантов. Видимо, жалобы на меня со стороны правоохранителей в конце концов привели к тому, что нас лишили финансирования. Это огромная проблема. Если слушатели хотят помочь — на сайте движения «За права человека» есть кнопка по сбору средств.

Не будет худшего развития событий. Найдем какие-то денежки и будем существовать. Худшее развитие событий может быть только какое — нас могут лишить юридического лица. Значит, будем работать без юридического лица. Я уверен, что я сохраню костяк организации.

Я считаю, [в аресте] положительных моментов было больше, чем минусов. Благодаря этому задержанию возник колоссальный бум в прессе вокруг меня. Там как-то все совпало. Как сказал один из моих друзей: «Парень, ты как будто отсидел 16 лет, а не 16 суток. Так много о тебе говорят и пишут». И я это оцениваю не в смысле моей популярности. Я дал десятки интервью и продолжаю давать — о делах «Сети» и «Нового величия». Считаю, это огромный плюс. Я благодарен власти, что они подняли тему до новой высоты. Но, хотя я оптимистично сказал, что мое задержание это плюс, это тоже минус. Это публичное преследование и разрушение организации.

Мнение участников программы может не совпадать с мнением редакции.
Фудшеринг и фриганство

Понравилась статья? Поделись с друзьями!

comments powered by HyperComments