Дела против МВД, ФСИН и ФСБ: «Зона Права» подвела итоги за год


«Любое дело в отношении силовиков — априори сложное», — юристы «Зоны Права» рассказали о кейсах 2018 года

За минувший год юристы «Зоны Права» отсудили в ЕСПЧ 31 тысячу евро по делам о пытках и одержали как минимум 23 победы в российских судах — столько должностных лиц понесло наказание. Речь о пытках, врачебных ошибках и издевательствах над постояльцами соцучреждений закрытого типа. В рамках подкаста также обсудили итоги работы юристов по новым для движения направлениям — это дела в отношении ФСБ и борьба с бездействием правоохранительных органов на сообщения о домашнем насилии. Представители «Зоны Права» признаются — такие кейсы нередко сопряжены с «отфутболиванием» материалов и угрозами в адрес адвокатов. Узнали, как это было в 2018-м и какие прогнозы можно сделать на следующий год.

Эксперты:

  • Дмитрий Джулай — адвокат, представитель «Зоны Права»;
  • Булат Мухамеджанов — координатор «Зоны Права».

Слушать в iTunes.

Дмитрий Джулай — адвокат, представитель «Зоны Права»:

В этом году я представляю интересы пятерых пострадавших от действий полиции и людей в казачьей форме во время митинга 5 мая в Москве на Пушкинской площади. Люди пришли на площадь либо реализовать свое право на участие в мирных шествиях, либо пришли туда случайно, были побиты и доставлены в отделение полиции.

[На видео и фото] люди в казачьей форме наносят удары нагайками, ногами и руками. Где-то сотрудники полиции наносят удары и ведут задержанных. Есть фотографии с лицами этих людей. На фото не запечатлен сам момент, но запечатлены лица, можно установить личности этих людей, получить объяснение и их версию произошедшего. Но даже не были опрошены сами пострадавшие. По сути, вообще ничего не делалось. Просто происходит «отфутболивание» материалов. СК по Москве спихнул дела в разные нижестоящие отделы, те спихнули еще ниже. И потом это все спихнули самим сотрудникам полиции, проводить проверку самих себя.

В идеале еще в мае, после подачи заявления, после митинга и незаконных действий со стороны сотрудников полиции и людей в казачьей форме, должны были быть возбуждены уголовные дела, проведено предварительное следствие, установлены лица — что совсем не трудно, поскольку есть их фотографии. У нас, думаю, не так много казачьих формирований, чтобы по фотографии конкретного лица установить — кто это. По идее, потом дело должно было быть направлено в суд и виновные должны были понести наказание за причинение телесных повреждений или за превышение должностных полномочий. Но это в идеале. Надо понимать, что если начнут привлекать сотрудников полиции, то сотрудники полиции просто перестанут разгонять митинги. Это мое предположение.

К сожалению, вероятность выиграть крайне мала. Главное, пройти все инстанции по обжалованию дела, чтобы выйти в ЕСПЧ. Конечно, мы надеемся победить, но смотрим на практику.

Булат Мухамеджанов — координатор «Зоны Права»:

Мы добились нескольких важных резонансных приговоров, в том числе по пыткам. Я могу сказать, что на данный момент в 2018 году мы добились осуждения 19-ти должностных лиц. Это сотрудники ФСБ, МВД и ФСИН. Еще два человека — это врачи. Еще двое — гражданские лица. То есть на данный момент 23 осужденных лица у нас в активе есть, и до конца года мы ждем приговора еще по двум полицейским в Татарстане.

Тема необоснованного применения силы в учреждениях МВД и ФСИН, это приоритетная тема для «Зоны Права». Тема пыток — она играет волнами. У нас раз в три-четыре года возникает тема с пытками во ФСИН. В 2009—2010 годах была тема с пытками в Копейской колонии — там были погибшие, и начальник ГУФСИН по Челябинской области был осужден. Потом была история 2012 года, когда члены «Pussy Riot» оказались за решеткой. Потом было письмо Дадина через пару лет. И сейчас возникла история с Ярославлем. То же происходит и с полицейской тематикой. Был Дальний, была история в Свердловской области, потом была история в Нижнекамске. То есть волнообразно мы возвращаемся к теме пыток. О чем это говорит? Что проблема не решается годами.

Могу сказать, что любое дело в отношении силовиков, тем более когда они обвиняются в пытках, оно априори сложное. Сложное с точки зрения доказывания виновности сотрудников, есть сложность и для адвокатов. На одного из наших адвокатов оказывалось давление во время судебного заседания со стороны подсудимых. Серьезные угрозы и обвинения предъявлялись.

Любое преступление, которое совершается в стенах исправительного учреждения, сложное. Потому что замкнутое пространство, камеры не всегда работают, сотрудники колонии не хотят давать показания, изобличающие своих коллег. Осужденные могут быть запуганы и тоже не горят желанием получить санкции со стороны администрации. То есть это целый клубок. Кроме того, и следователь не всегда горит желанием расследовать дело. В Челябинске в этом году мы добились осуждения четверых сотрудников ИК-2 за пытки заключенного, там погиб от удушения уроженец Чечни Султан Исраилов. Это говорит о том, что можно такие дела доводить до суда.

С развитием технологий — видеосервисов, интернета — все больше будет в СМИ и в сети появляться случаев нарушения закона, в том числе и должностными лицами. Я думаю, будет больше сообщений о насилии в соцучреждениях закрытого типа, таких как детдома, школы-интернаты, реабилитационные центры и ПНИ. Это хорошо, что будет больше информации о нарушениях и мы будем иметь больше возможностей для реагирования на эти нарушения.

Мнение участников программы может не совпадать с мнением редакции.
Фудшеринг и фриганство

Понравилась статья? Поделись с друзьями!

comments powered by HyperComments