Российские правозащитники: государство — главный нарушитель прав человека


Всеобщей декларации прав человека исполнилось 70 лет

Многие россияне не знают, что такое права человека. И, скорее всего, даже не слышали про Всеобщую декларацию прав человека. В рамках подкаста устраняем пробелы, которые могли возникнуть по этой теме. Правозащитники и юристы рассказали, какой вклад в продвижение прав человека внесли советские диссиденты и государство, а также о чем мы забыли за 70 лет.

Эксперты:

  • Мария Гордеева — директор Международной школы прав человека и гражданских действий;
  • Игорь Кочетков — общественный деятель, сооснователь «Российской ЛГБТ-сети»;
  • Максим Оленичев — старший юрист «Команды 29».

Слушать в iTunes.

Мария Гордеева — директор Международной школы прав человека и гражданских действий:

Я не могу сказать, что с появлением Всеобщей декларации прав человека (ВДПЧ) все стали жить по ней. Потому что история прав человека довольно сложная. Декларация такой документ — мы заявляем про все хорошее, мы хотим жить так, но на самом деле там нет никаких механизмов защиты и никаких обязательств у стран не появилось. В Европе довольно много времени прошло, прежде чем первые пункты, прописанные в ВДПЧ, обросли механизмами. Появился Европейский суд, Европейская конвенция, потом другие документы в ООН. А для наших пространств (для России) документы эти и первые обязательства по соблюдению прав человека появились только в 90-е годы. До этого все было сложно и печально.

У нас [в Школе прав человека и гражданских действий] есть отдельное просветительское направление, и мы довольно часто общаемся с людьми и выясняем, что они знают про права человека. Конечно, все знают, что права человека есть и что это довольно важно для людей, но при этом многие плохо представляют, что это такое. Да, концепция прав человека всем известна, но под правами человека люди понимают все что угодно — например, права потребителей, в транспорте на ногу наступили, отопление не дали и так далее… Хотя к правам человека это не имеет отношения.

У нас есть пять основных тезисов, про которые мы говорим. Что права человека, к сожалению, это совсем небольшой список договоренностей и обязательств, которые государства взяли на себя по отношению ко всем людям: свобода от пыток, право на жизнь, свобода от рабства, свобода слова и так далее. Обычно наши простейшие семинары идут три часа, и самые простейшие вещи можно объяснить.

Начиная с 2003 года все постепенно стало ухудшаться. Принимались законы, которые ограничивали определенные права человека. С 2013 года, в связи с разными внешними событиями, ситуация с каждым годом становится все хуже. Сейчас мы понимаем, что и в суде довольно сложно добиться справедливости. Особенно если дело сложное, а на другой стороне государственные органы или бизнесмены. Плюс то, что происходит с НКО и признание их «иностранными агентами». Кто следит за событиями, знает о законах, которые постепенно ограничивали права и свободы. Если бы соблюдалась Конституция, мы бы жили значительно лучше, чем сейчас.

С одной стороны, есть ощущение, что рано или поздно что-то должно измениться. Потому что в каком-то смысле это ход истории. Человечество так или иначе движется в сторону гуманизма. Если сравнить с тем, как люди относились друг к другу 100 лет назад, то с точки зрения исторической перспективы все изменяется, скорее, к лучшему. С другой стороны, во многих странах, не только у нас, есть попытка вернуть все назад. Я грущу, что в этой борьбе страдает очень много людей. Наверное, когда-то все изменится. Но есть фраза «вот только жить в эту пору прекрасную уж не придется ни мне ни тебе» — это единственное, чего я боюсь. А так, наверное, когда-нибудь все станет лучше.

Игорь Кочетков — общественный деятель, сооснователь «Российской ЛГБТ-сети»:

Можно верить или не верить в права человека, но если мы их игнорируем, то обычно происходит катастрофа. Не случайно, когда в 1945 году принимался устав ООН, одной из его задач было провозглашено возвращение веры в права человека. Потому что когда про них забыли — произошло то, что произошло: две мировые войны и Холокост. Если мы сегодня будем игнорировать права человека и считать их устаревшей идеей, может быть нечто похожее. Любой юбилей это всегда условность. Но этим поводом можно воспользоваться, чтобы задуматься, что мы забыли за 70 лет.

Советский Союз и Россия являются второй родиной универсальных прав человека. Потому что когда в 1948 году Всеобщую декларацию приняли, о ней очень быстро забыли, практически в тот же день. И вторую жизнь этот документ приобрел в 60−70-х в связи с диссидентским движением в Советском Союзе и Восточной Европе. Именно советские диссиденты первыми стали регулярно ссылаться на Всеобщую декларацию, как на основу в своей деятельности по защите прав человека. Они, вместе с диссидентами Восточной Европы, дали этому документу вторую жизнь. Я в этом убежден.

Я думаю, что если вы возьмете любую статью ВДПЧ, то обнаружите, что она нарушается в России, как и в любой другой стране мира. Нет такой страны или чудесного места на земле, где бы права человека не нарушались. Главный конфликт для правозащитного движения — между человеком и властью. Специфика России заключается в том, что у нас права человека являются государственной политикой. Наверное, есть еще такие страны, где политические деятели открыто говорят — «а мы не будем соблюдать права человека». Что права человека это все от лукавого и их придумали американцы, чтобы развалить нашу высокодуховную страну. Конкретный пример — посмотрите, что у нас происходит с выборами, со свободой собраний. Когда людей бьют, потому что они вышли высказать свои требования. Даже в докладах уполномоченного по правам человека в РФ можно прочитать, что российским гражданам не нужны права человека. Проблема не в том, нужны они или нет, просто люди без политических и гражданских прав погибают.

Если мы не реагируем на нарушения прав одного человека, принадлежащего к группе, которая нам чем-то не нравится, это вернется к нам. Это физический закон прав человека. Если вы не уважаете и не защищаете права других людей, — кто-то начнет нарушать ваши права. Это неизбежно. Граждане России не могут остаться в стороне. Это их дело, они должны вступаться за каждого, и тогда их права человека тоже никто не нарушит.

Вопрос защиты прав человека и ответственность за их соблюдение были полностью переданы государству. А государство изъяло из этой концепции те принципы, которые были для него не очень удобны. Например, ВДПЧ провозглашает, что если права человека не гарантированы законом, то человек вынужден прибегать к восстанию, как к крайней мере самозащиты. Где в нашей Конституции, международных законах или Конвенции о международных правах прописана необходимость прибегать к восстанию в случае нарушения прав человека? Или другой пример — вы можете открыть российскую Конституцию и прочитать, что права и свободы гражданина могут быть ограничены требованиями нравственности и морали. Но сравните это с той формулировкой, которая есть в ВДПЧ — права человека могут быть ограничены разумными требованиями морали. Чувствуете разницу? То есть не всякое требование морали может являться ограничением ваших прав. Вы можете вести себя аморально, если требование неразумно.

Максим Оленичев — старший юрист «Команды 29»:

Если раньше была всеобщая парадигма, что государство — это самое главное, а люди — просто его рабы, то в настоящее время такой парадигмы уже нет. Мы говорим о равных отношениях между государством и людьми. Права человека как раз о том, что государство должно создавать условия, чтобы люди могли вместе существовать и пользоваться своими правами и свободами.

К сожалению, в России права человека пока не стали той высшей ценностью, как это прописано в Конституции. Видимо, мы как-то к этому стремимся.

В 91 году распался Советский Союз. В 93 году спешно была принята российская Конституция — она содержит 48 статей относительно прав и свобод человека. Но она была принята довольно спешно. Тогда было необходимо решить политический кризис, поэтому ее приняли буквально за несколько месяцев. И она отражала представление о правах человека на тот момент. К сожалению, в Конституции довольно широко были указаны полномочия власти по поводу обеспечения прав и свобод гражданина. При этом акцент был смещен на исполнительную власть. Грубо говоря, президент является независимым лицом, которое не относится ни к одной из ветвей власти, но по факту он вмешивается в деятельность всех этих ветвей и в целом власть в России завязана на него. Поэтому в России права человека всегда связаны с политическим контекстом. А поскольку Конституция дает властям неограниченные полномочия без существенной, на мой взгляд, системы издержек и противовесов, то права человека как раз могут нарушаться самой властью, которая обязана их соблюдать.

Что мы видим в 2018 году. Те базовые политические права, которые защищаются Конституцией, фактически не соблюдаются. Например, выражение мнения — когда люди выходят с одиночными пикетами, они рискуют быть арестованными. Это произошло с некоторыми гражданскими активистами по всей России. Даже репост с предложением выйти на публичное мероприятие может стать поводом для применения к человеку административного ареста — что произошло со Львом Пономаревым. Что касается свободы ассоциаций, мы видим, как государство давит на НКО. Тот же закон о «нежелательных организациях» и «иностранных агентах». Конечно, НКО уже научились жить по-другому, но они потеряли связь с государством, на деятельность которого их работа и была нацелена, чтобы сделать его более социально ориентированным. Сейчас я прихожу к выводу, что права человека остаются важной ценностью, но, к сожалению, не для всех людей. И государство не обеспечивает в полной мере соблюдение прав и свобод человека, а наоборот, пытается их ограничить, и это связано с политическими процессами, которые происходят в России.

Иногда даже судьи не понимают значения прав человека и российской Конституции, Европейской конвенции о защите прав человека, Всеобщей декларации прав человека. У меня нередко были случаи, когда судьи в процессе заявляли: «Ну что вы ссылаетесь на Европейскую конвенцию по правам человека или российскую Конституцию. У меня есть закон, я буду действовать по закону. Как он написан, как я его понимаю, так я его и буду применять при решении конкретного спора».

Сейчас суды и государственные институции не очень понимают, что такое права человека. Поэтому здесь предстоит достаточно серьезная борьба между теми юристами, которые отстаивают ценность прав человека, и государством, чтобы добиться изменений.

УЗНАТЬ БОЛЬШЕ И ПОУЧАСТВОВАТЬ:

Узнайте больше на сайтах Музея Всеобщей декларации прав человека и Международной школы прав человека и гражданских действий.

Также вы можете поучаствовать в вебинарах Игоря Кочеткова «Всеобщая декларация прав человека. Что мы забыли за 70 лет?».

Мнение участников программы может не совпадать с мнением редакции.

Понравилась статья? Поделись с друзьями!

comments powered by HyperComments