Марафон активистского искусства: как изменился арт-активизм за 20 лет


Почему не стоит ждать новых павленских и какие тенденции арт-активизма формируются в России?

От эпохи «героических мачо-мэнов» (читай — Павленского) до крена в феминистскую парадигму. Организаторы марафона отмечают — в истории российского арт-активизма можно проследить несколько волн. И если раньше это был громкий протест для привлечения внимания властей и силовых структур, то сегодня это тихие локальные акции, на которые даже не все искусствоведы обращают внимание. А зря. В рамках подкаста выяснили, как вышло, что взрывной акционизм изжил сам себя, а современный арт-активизм сосредоточен в основном в женских руках. Также обсудили, какие талантливые художники живут и творят в регионах и почему так важно собрать их на одной площадке.

Эксперты:

  • Катрин Ненашева — художница-акционистка;
  • Татьяна Волкова — искусствовед, независимый куратор.

Слушать в iTunes.


Катрин Ненашева — художница-акционистка:

Это исследовательская и в какой-то степени научная история. Был фестиваль активистского искусства «МедиаУдар», он существовал около 10 лет. Причем не только в Москве, а постоянно кочевал и передвигался по разным городам. С 16-го года эта платформа перестала существовать. Чтобы определить, что такое активистское искусство сегодня, есть ли оно, нужны платформы, дискуссии, встречи. Мы объединились с Таней Волковой, которая делала «МедиаУдар», чтобы проанализировать тенденции активистского искусства за последние два года.

Мы будем дискутировать и встречаться неделю с 12 декабря с художниками и с представителями первых и вторых активистских волн. С людьми, которые начинали что-то делать еще в двухтысячных. Вместе с тем пытаемся выяснить и понять, какие за два прошедших года появились новые имена, что происходило в регионах. Помимо дискуссий, в январе и феврале мы планируем сделать первую художественную мастерскую, где художники разных поколений и времен будут передавать свои навыки и умения молодым людям — всем тем, кто хочет как-то самореализоваться.

Сам формат марафона немного фестивальный. Нами он мыслится как забег. Мы хотим понять, насколько актуально говорить о проектах, которые могли бы существовать долгосрочно. Есть такая проблема, и мы тоже будем ее затрагивать — проблема выгорания людей, которые занимаются активизмом. К сожалению, бедность российской сцены определяется тем, что в складывающихся социальных и политических условиях на людей, которые занимаются активистским искусством, производится слишком много давления. Это давление еще и подкрепляется тяжеловесной внешней апатией, которая, по моим внутренним ощущениям, в 16−17 году стала более громоздкой. Мы будем говорить и о психологической составляющей работы. О том, как не выгореть, правильно относиться к своим ресурсам. Еще о юридической составляющей. Мы зовем тех, кто-либо уже выгорел и не может найти силы делать что-то дальше, либо молодых людей. Знаю, среди студентов и школьников есть запрос оборачивать свой протест в некие художественные формы. Мы создаем пространство, куда сможет прийти любой человек и запастись ресурсами, чтобы делать что-то долгосрочное.

В последние несколько лет акционизм от абсолютно ажиотажной и при этом маскулинной формы приобретает формы тихих локальных действий, которые часто совершаются в пространстве повседневности. Совершаются не для СМИ, не в разговоре с государством и с силовыми органами, а для какой-то коммуникации с людьми. Это совершенно иной ракурс, чем у той же арт-группы «Война» или Павленского. Акционизм становится некой частью повседневной реальности и заключается в более локальных, но более точных действиях, которые нацелены на коммуникацию с окружающим пространством — с людьми, которые ходят в магазин, ездят в метро. С другой стороны, за последние несколько лет акционизм становится более феминистичным. На данный момент почти все активистские практики в Москве и регионах сфокусированы в женских руках.

Будем говорить еще о том, что акционизм в его привычном понимании, которое было заложено еще группой «Война» — что это исключительно вспышка, реакция власти и медиа — привело нас к тому, что акционизм потерял остроту. Акционистские проекты для пользователей Facebook стали неким элементом развлечения. Мы будем говорить, как СМИ и медиа сделали акционизм неким интертейнментом. Мы столкнулись с проблемой, о которой еще в 11−12 году некоторые художники говорили, что если акционизм будет продолжать свою фокусировку исключительно на реакции властей или медиа, достаточно быстро в таком формате он себя изживет. Что нужно искать новые практики, совершать повседневную, в том числе социальную работу, создавать свою политику действий и искусства, чтобы приходить к определенным общественным и политическим изменениям. Мы уже забыли, что это возможно при помощи активизма и арт-акционизма, что он является определенным инструментом. Мы будем говорить об этом. В том числе отсутствие критики и сообщества художников, кураторов и исследователей привело к тому, что художники слишком долго оставались в единственно возможном дискурсе — с властью.

Какой-то очаг развития активистского искусства сейчас, мне кажется, в Томске, на Урале, в Екатеринбурге. Причем в этих регионах на уровне Москвы и Санкт-Петербурга развито уличное искусство и стрит-арт. В Томске и Екатеринбурге есть несколько арт-групп, которые будут рассказывать о своих практиках. В Томске есть такая группа, как «СНУ-СНУ». В последние полтора года они делали самые разные акции. Например, последняя была в годовщину бульдозерной выставки. Они позвали одного из участников этой выставки в 74 году и в рамках акции коллективно с разными гражданами «в отместку» избили бульдозер. Была у них акция летом, они устроили дефиле в смирительных рубашках.

Татьяна Волкова — искусствовед, независимый куратор:

Идея нашего марафона принадлежит Катрин Ненашевой, она относит себя к новой волне акционисток. Я вижу, что появились новые имена. В рамках марафона 18 декабря будут «Диалоги между поколениями», волнами активистского искусства. Например, будет Артем Лоскутов, который уже 14 лет делает «Монстрации» в Новосибирске. И есть идея позвать представителей последних лет — Катрин Ненашеву, Сашу Старость. Устроим методологическую полемику — как изменение контекста социально-политического влияет на методы, которые художники выбирают сегодня в своих высказываниях. Еще один важное мероприятие в плане открытия новых имен — 15 декабря будет региональный день. Мы запустили open call. Важно пообщаться с новыми именами, которые появились буквально недавно. Планируется серия Skype-включений из разных городов.

Как и другие направления в искусстве, активистское искусство в России появилось с неким опозданием. Например, в Америке этот термин сформировался еще в 80-е, а у нас он появился только на рубеже нулевых-десятых годов. Но если говорить о нулевых — это арт-группа «Война», о начале десятых — это «Pussy Riot», это эпоха международных протестных движений. Группу «Pussy Riot» в определенный момент знали домохозяйки в любой точке мира. Сейчас, конечно же, все продолжает развиваться, но в своей логике, которая связана с общим социальным и политическим контекстом. Это открытое социальное искусство, ориентированное на общество.

У меня, как у искусствоведа, есть гипотеза, что парадигма сильно изменилась за последнее время. Если говорить про психологический портрет — в нулевые, когда это все начиналось, это был героический мачо-мэн, который выходит один на один на борьбу с режимом. Сейчас я вижу, что эпоха героического арт-активизма уходит, и другой доминирующий тип в акциях и проектах — это проекты активисток и феминисток. Есть крен в феминистскую парадигму.

Любой художественный процесс развивается этапами. Расцвет сменяется спадом — как для движения, так и для конкретного художника. Невозможно на протяжении 50 лет выдавать хиты. Будут периоды подъема и выброса большого количества энергии и будет спад. Я не думаю, что мы оживляем труп. Думаю, что есть разные этапы и разные парадигмы. Парадигма героического активизма бытует в форме трупа, но зато появились другие формы, и они тоже очень интересны. Они менее заметны, про них не знают домохозяйки за рубежом и даже не многие искусствоведы замечают их и помещают в площадь художественного высказывания. Это низовые инициативы, например, связанные с поддержкой конкретных сообществ.

УЗНАТЬ БОЛЬШЕ И ПОУЧАСТВОВАТЬ:

Следить за новостями Марафона активистского искусства и узнать, как стать его участником, можно по ссылке.

Мнение участников программы может не совпадать с мнением редакции.

Понравилась статья? Поделись с друзьями!

comments powered by HyperComments