Исаакиевский собор вновь стал полем битвы: удастся ли активистам отстоять музей на этот раз?


Петербуржцы уверены — два года назад у РПЦ не вышло получить Исаакий целиком и теперь она намерена забрать его по частям.

«Дайте воды напиться, есть хочется, аж переночевать негде» — так активисты оценивают действия РПЦ по возвращению в собственность объектов, которые принадлежали ей в далеком прошлом. Из недавних примеров — в Барнауле церковники лишили помещения единственный в городе планетарий, а в Питере вновь возникли споры вокруг Исаакиевского собора. Верующие просят отдать им придел святой Екатерины. Защитники музея заявляют — «ни пяди больше, хватит!», каждую неделю устраивают «парад пикетов» и забрасывают письмами Министерство культуры. В рамках подкаста узнали, на что готовы петербуржцы, чтобы защитить Исаакий от РПЦ, и как вышло, что спустя два года после скандала вновь зашла речь о передаче объекта церкви.

Эксперты:

Слушать в iTunes.

Борис Вишневский — депутат Законодательного Собрания Санкт-Петербурга:

Во-первых, это все [передача придела РПЦ] может помешать запланированной реставрации придела Екатерины. Во-вторых, это пространство используется музеем. В-третьих, мы имеем основания полагать, что если церковь получает что-то для своих нужд, то начинает там вводить свои порядки и ограничения. В частности, в приделе Александра Невского невозможно вести фото- и видеосъемку, потому что церковь это запрещает. А это федеральный памятник культурного наследия — доступ к культурным ценностям гарантирован Конституцией РФ. Но фактически мы видим введение неконституционных ограничений. Есть основания полагать, что если придел Екатерины будет выделен для служб, там вступят такие же ограничения. Не исключаю, что по принципу «палец в рот не клади» церковь дальше начнет требовать, чтобы женщины-туристы не заходили туда без платков или в брюках. Не только я полагаю, что эту экспансию надо немедленно прекратить. Необходимости в расширении пространства, используемого для служб, нет. И надо оставить все как есть.

Мы же наблюдаем, по сути дела, рейдерский захват церковью все нового и нового имущества с бесконечной жадностью, с непрерывно растущими аппетитами. Мы видим, что происходит в Барнауле. Там выгоняют на улицу единственный в городе планетарий, чтобы церковь получила еще один храм. Как будто у нее их мало. Мы видим, что в Петербурге епархия фактически пытается уничтожить Музей городской скульптуры — она требует себе Благовещенскую церковь. Там на первом этаже здания находится неразрывно связанная со зданием усыпальница. Их там много и они составляют часть музейного фонда, который запрещено передавать религиозным организациям. Но церковь требует себе их и еще пять зданий вокруг, потому что когда-то они имели религиозное назначение. Мало ли что когда-то имело религиозное назначение? Времена изменились. И если что-то из религиозного назначения перешло в музейное, я считаю, оно должно таким и оставаться.

И резонный вопрос — почему мы только церкви возвращаем то, что когда-то имело к ней отношение? Почему остальные ничего не получают? Почему гражданам не возвращают то, что у них большевики отобрали после революции? Почему не возвращают жертвам политических репрессий имущество, которое было у них отобрано? Чем они хуже? На мой взгляд, ничем. Может быть, надо не с церкви начинать, а с граждан?

Все опросы показывают, что число противников передачи Исаакиевского собора церкви втрое превышает число сторонников. Это устойчивая статистика двух последних лет. Один кусочек уже отдали, сейчас просят второй, завтра попросят третий. Нет уж, простите. Это называется — «дайте воды напиться, есть хочется, аж переночевать негде». Ни пяди больше, хватит. Жадность церковников в последнее время такова, что никакой им веры нет. Ничего больше того, что есть сейчас, они получить не должны.

Вадим Суходольский — член Комитета защиты Петербурга:

С прошлого года каждое воскресенье у Исаакиевского собора проходит «марафон пикетов». Активисты стоят с плакатами, раздают листовки и рассказывают про музей. Многие прохожие думают, что собор уже передали РПЦ, и не все знают, что противостояние, о котором так много говорили, закончилось победой градозащитников.

Первым тревожным звоночком в этом году стал конкурс «Храм 78». Официально были благие цели — выбрать православный центр Санкт-Петербурга. В СПб около 200 храмов, предлагалось выбрать из них главный. Мы уже тогда подозревали, что проведение конкурса не случайно, и истинная его задача — снова поднять вопрос передачи Исаакиевского собора РПЦ. К октябрю определились 20 финалистов конкурса, среди них были самые известные храмы города. Голосование проходило 18 ноября, длилось один неполный день и носило закрытый характер. Статистики и посещаемости мы не видели. Уже к вечеру была опубликована заметка, что символом выбран Исаакиевский собор. Подробности появились на утро следующего дня — в голосовании приняли участие около 2500 человек. Из них 1700 проголосовали за Исаакиевский собор. Информационная волна была запущена. И тут важны не цифры, а сам факт того, что в СМИ была вброшена мысль, что Исаакиевский собор — это православный символ Петербурга.

Еще одним звоночком, который встревожил активистов, стала пресс-конференция по итогам этого голосования. Ее провел лично митрополит Варсонофий и заявил, что они надеются, что вопрос передачи собора православной церкви не снимался с повестки, РПЦ желает его получить в свое распоряжение и собственность, и надеется, что храм все-таки будет передан. Но больше всего напугало активистов объявление о том, что у РПЦ есть планы сделать Исаакиевский собор кафедральным собором РПЦ в Санкт-Петербурге. Объявив его кафедральным, РПЦ будет проще настаивать на его передаче в свою собственность из государственной.

Мы у себя в группе «Защитим Исаакиевский собор» регулярно публикуем фото с церковных богослужений. По ним видно, что на службах присутствует в среднем от 10 до 20 верующих. Никто не в тесноте и места всем более чем хватает. То есть аргумент, что сейчас верующим нет места, не состоятелен.

Нам понятна тактика РПЦ. Поскольку они не могут получить весь собор, они намерены медленно, по кусочкам, отбирать территорию, и таким образом выживать музей. Люди видят эту опасность и поэтому протестуют. В комитет по культуре поступило более 150 писем, авторы которых требуют остановить передачу придела святой Екатерины в пользование РПЦ.

Был проведен флешмоб «Очередь в музей». Около 50 человек купили билеты и выстроились в живую очередь. Чтобы показать, что у музея есть защитники, что люди в него идут и будут идти. Написали в книгу отзывов слова благодарности за то, что Исаакиевский собор сейчас находится в отличном состоянии. Это один из немногих музеев, который не только не берет у государства деньги на ремонт и реставрацию, но и сам зарабатывает для города деньги, отчисляя в бюджет, если не ошибаюсь, 800 миллионов рублей ежегодно. От продажи билетов, от доходов. То есть одна из причин, почему РПЦ так нужен Исаакиевский собор — это те самые финансовые потоки, которые сейчас генерирует Исаакиевский собор.

Исаакиевский собор — это второй по посещаемости музей в городе, после Эрмитажа. Культурная значимость у него огромная для нашего города. Плюс в октябре было голосование, проводимое Министерством культуры — «Самый любимый музей России». В первую неделю Исаакиевский собор вышел в лидеры голосования и занимал первое место по числу голосов, именно как самый любимый музей россиян. По итогам голосования он занял третье место в России, и первое место среди музеев Петербурга. Сложилась такая интересная ситуация — мы увидели два голосования. С одной стороны, Исаакий признали православным символом, а с другой стороны, — голосование, где его признали одним из самых любимых музеев.

Мнение участников программы может не совпадать с мнением редакции.

Понравилась статья? Поделись с друзьями!

comments powered by HyperComments