Лечение системы здравоохранения: почему протестуют врачи и пациенты


Медики и пациенты планируют провести акции в 100 городах России

Послушаешь такие интервью и думаешь — лучше не болеть. Представитель профсоюза медиков и хирург рассказали, что не так с отечественным здравоохранением. Говорят, врачам нередко приходится выбирать между спасением жизни пациентов и экономией средств, в медучреждениях не хватает лекарств, а дорогое и нужное оборудование может годами простаивать на складах. Первая акция протеста прошла 14 октября в Москве, но уже в ноябре публичные мероприятия планируется провести в 100 городах страны. Активисты обнародовали список из 25-ти требований. Узнали, чего добиваются медики и как пациенты могут им помочь.

Эксперты:

  • Андрей Коновал — сопредседатель Межрегионального профсоюза работников здравоохранения «Действие»;
  • Ольга Андрейцева — хирург, старший научный сотрудник Института хирургии им. А.В. Вишневского.

Слушать в iTunes.

Андрей Коновал — сопредседатель Межрегионального профсоюза работников здравоохранения «Действие»:

Эту акцию [14 октября] мы начали практически с колес. Спусковым крючком послужили массовые необоснованные сокращения в трех учреждениях. Мы под воздействием такого фактора начали резко готовиться к этой кампании. Но понимание того, что такую кампании надо вести, у нас формировалось на протяжении нескольких лет.

Сейчас планируем всероссийскую акцию. Оценивая потенциал, мы сможем ее провести не менее чем в 100 городах, в том числе в Москве. В ближайшие дни мы определим единые дни протестных действий. Мы создадим сеть оргкомитетов в регионах — из людей, которые к нам обращаются, и из профсоюзных лидеров. И начнем подавать заявки, типовые уведомления, резолюции. Также сейчас мы будем уточнять программу. Сейчас в ней 25 пунктов и она, может быть, нуждается в уточнении — возможно, доведем до 30. Люди должны высказаться и внести свой вклад. Мы, наверное, запустим сбор подписей под петицией из программных требований. Будем проводить пресс-конференции и круглые столы. Будем пытаться задействовать парламентские партии.

Независимый профсоюз — это всегда немного страшно. Это всегда бунт. Но понимаете, всегда есть слой людей, которые борются за свои права. Как правило, это профессионалы, которые понимают, что заслуживают уважения. Болеют душой за то, что происходит в их больнице, поликлинике, в их службе скорой помощи. Когда приходит неэффективный управленец или карьерист, который, чтобы выслужиться перед чиновниками, начинает все резать и сокращать или вводить дурацкие порядки — тут эти люди начинают как-то бороться. Тут возникает выбор. Потому что однажды, столкнувшись с тем, что они «не пробивают» эту ситуацию — они задумываются, где найти поддержку и как еще действовать. Тогда они начинают искать и находят наш профсоюз.

Конечно, для того, чтобы влиять на повестку, должны быть массовые независимые профсоюзы — мы пока очень невелики. Но я думаю, что наша работа не пропадает. Мы чувствуем, что люди начинают просыпаться, они становятся смелее. И в конечном счете, я думаю, мы победим. Наведем порядок рано или поздно.

Ольга Андрейцева — хирург, старший научный сотрудник Института хирургии им. А.В. Вишневского:

Можно спасти человека, но если ты его спасаешь слишком долго и слишком затратно — на тебя смотрят косо, потому что очень много денег на спасение этого человека уходит. И финальное чувство гордости, когда человек спасен, улетучивается.

Мне показалось, что если я напишу президенту, то все как-то волшебным образом решится. То, что было отправлено в приемную президента Путина, через два дня было переправлено в Министерство здравоохранения РФ. Через полтора месяца мне пришел ответ — факты, указанные в вашем письме, по сведениям администрации института имени Вишневского не подтвердились.

Я вижу некоторые плоды своего обращения. Говорить, что мне нравится, мне хорошо — это неправда. Это тяжело — бороться против большой системы. Системы, которая работает в защиту самой себя от нас — работников. Системы, которая, наверное, имеет поддержку в Министерстве здравоохранения, а может еще где-то.

На что я надеюсь? Что администрация [Института хирургии им. А.В. Вишневского] перестанет себя чувствовать безнаказанной. Перестанет себя чувствовать неконтролируемой. Надеюсь, что администрация поймет, что человеческий голос что-то значит. У них было ощущение, что задавить можно каждого.

Очень хочется посмотреть, как все продолжится. Потому что протестные настроения вызревают, потому что сейчас в институте творится несусветное. Конечно же администрация захотела от меня избавиться, и этот процесс идет очень хаотично и непоследовательно. Закрывается целое отделение, где я работала. Причем на коленке, на ходу. И если они все-таки запутаются и наморочат с этой ситуацией — протестное движение хлынет через край. Люди будут вставать и уходить целыми отделениями из института.

Мнение участников программы может не совпадать с мнением редакции.

Понравилась статья? Поделись с друзьями!

comments powered by HyperComments