За первенца — по 10 тысяч рублей в месяц: к чему готовиться будущим родителям

С 2018 года родителям первенца предлагают выплачивать от 10 тысяч рублей в месяц. Почему некоторые эксперты называют это популистской мерой перед выборами и опасаются бюрократической волокиты?
Эксперты: Елена Гудович — член правления ВОД «Союз матерей России»; Максим Мазуровский — президент МОО «Мама», член Экспертного совета комитета Госдумы РФ по вопросам семьи, женщин и детей; Наталья Союнен — адвокат, эксперт ОНФ по республике Карелия.

*Техническая расшифровка эфира

Валентина Ивакина: Здравствуйте, уважаемые радиослушатели. У микрофонов Валентина Ивакина и Мария Цыганова. Это программа «Угол зрения» на радио СОЛЬ. В ближайший час обсудим нововведение, которое, возможно, ожидает россиян с 2018 года. Речь идет о предложении, озвученном президентом России Владимиром Путиным на заседании Координационного совета по реализации Национальной стратегии действий в интересах детей. Путин на этом заседании заявил, что с января 2018 года будет установлена ежемесячная выплата для семей, в которых появляется первенец. Речь идет о сумме от 10 тысяч рублей. В среднем по России в 2018 году это 10523 рубля, в 2019 году 10836 рублей, в 2020 году 11143 рубля. В зависимости от региона сумма будет разной. Порядка 144 миллиардов рублей в общей сложности за три года будет направлено на поддержку семей при рождении первого ребенка.

Также СМИ сообщают о том, что это будет далеко не единственная мера поддержки, на которую семьи смогут рассчитывать. В рамках эфира обсудим эту инициативу, также поговорим про материнский капитал.

М.Ц.: Стоит отметить, что сейчас уже действуют определенные пособия, выплаты. Это единовременная выплата, за первенца она чуть меньше, за второго и последующих детей — чуть больше. И также существует пособие по уходу за ребенком до 1,5 лет. И вот такая сумма в 10 тысяч действительно стала бы хорошим подспорьем молодым семьям.

В.И.: С нами на связи Елена Гудович, член правления ВОД «Союз матерей России». Здравствуйте.

Елена Гудович: Здравствуйте.

В.И.: Вы знали о такой инициативе, что она готовится? Это неожиданно или это довольно предсказуемая вещь, которая прорабатывалась и давно продвигалась?

Е.Г.: Мы, конечно, давным-давно делали попытки внести предложение в Законодательное Собрание, с Госдуму о том, что мамам за первого, второго или третьего ребенка, неважно, нужно платить ежемесячно заработную плату или пособие, чтобы у мам были хоть какие-то небольшие деньги. Ведь 10 тысяч — это небольшие деньги по нашим временам. В регионах — может быть, а вот в больших городах-миллионниках нет. Там и цены другие, и нет подсобного хозяйства, чтобы поддержать семью. Поэтому это очень хорошая инициатива, Владимир Владимирович своевременно с этой инициативой вышел.

В.И.: То есть это что-то, что давно продвигается?

Е.Г.: Это то, что все ждали и просили. И было бы здорово, если бы эта инициатива распространялась и на второго, и на третьего ребенка. Россия сейчас в некоем демографическом пике, что называется. И нам нужно стимулировать рождаемость детей. Материнский капитал в этом смысле свою ключевую роль сыграл. Но сейчас речь идет не о том, чтобы получить разово 400−500 тысяч и оплатить ребенку учебу, когда он вырастет, или вложить деньги в жилье, хотя это тоже очень важно. Важно, чтобы каждый день хлебушек был, чтобы на памперсы и на детское питание хватало. Остальное — семья уже подзаработает. А если мать-одиночка, так это вообще очень важная инициатива. Владимир Владимирович совершенно справедливо и совершенно вовремя услышал эту нужду. Но надо ее, конечно, прописать как следует.

В.И.: Правильно я понимаю, что пока конкретики и ясности нет, все ли семьи получат за первенца выплаты или это будет, как с маткапиталом?

Е.Г.: Во-первых, конкретика уже была, причем озвученная самим президентом РФ, когда он сказал, что должно быть дифференцировано. Во всяком случае, мы так это слышали, что это не под одну гребенку. Чтобы мама, которая, условно говоря, ездит на «Мерседесе» не получала 10 тысяч за счет бюджета, если ее соседка, которая не может свести концы с концами, получает те же 10 тысяч. Насколько я понимаю, это будет достаточно разумная и необходимая мера для тех, кто нуждается. Насколько я услышала, это будет не для всех.

В.И.: А не превратится ли это в такую своеобразную волокиту, что мать только что родила своего первенца, ей в принципе не до чего, у нее и так проблем выше крыши, а ей надо бегать по инстанциям, доказывать, что она малоимущая, нуждающаяся?

Е.Г.: К сожалению, у нас вся социальная политика построена на том, что мама вынуждена доказывать свое право на пособие. Это, конечно, совершенно неправильное положение вещей. Мы не должны ничего доказывать государству. У нас 21 век на дворе. Правительство и все государственные структуры переходят на электронный документооборот. И в принципе, налоговая инспекция собирает все сведения, Пенсионный фонд располагает достаточными сведениями о заработках людей. Используя эту электронную систему ведения контроля доходов, маму можно было бы избавить от этих мучений доказывать, что она не верблюд, что она нуждается, собирать эти бесконечные справки. Причем у нас люди не знают, какие справки нужно сдавать, а работодатели не всегда готовы заниматься этим чуждым им оформлением документов, которые совершенно для них не обязательны. Этот вопрос стоило бы решать, этому вопросу стоило бы уделить пристальное внимание.

М.Ц.: Знаю, что некоторые из молодых мам, не имея опыта, забывают просто оформить то или иное пособие, просто потому что они о нем не знают, мало информированы, как вы только что сказали.

Е.Г.: Да, это сплошь и рядом. И вот эта политика заявительного законодательства, то есть — да, тебе в принципе положено, но если ты не придешь и не попросишь, тебе никто не предложит, не даст и не проинформирует. Это очень неправильно.

М.Ц.: На ваш взгляд, как можно было бы это сделать? В роддоме, может быть, тогда определенные справки бы собирались и автоматом отправлялись в какие-то ведомства?

В.И.: Кто-то над этим думал? Есть ли какие-то предложения на этот счет?

Е.Г.: У нас есть масса предложений и для Госдумы. Но пока нет понимания, кому бы они могли пригодиться, кто этой темой вообще готов заниматься. Потому что когда была рабочая группа по сиротам, было понятно — пригласили нас, «Союз матерей России», пригласили специалистов, которые занимаются сиротами, собрали группу, и она работала. Насколько эффективно, можно посмотреть по документам. Но была такая группа. А сейчас такого рабочего органа по обсуждению инициатив общественности именно по этому вопросу, по вопросу материального обеспечения мамочек, находящихся в отпуске по уходу за ребенком, — пока такой группы нет.

Но я думаю, если Владимир Владимирович уже подписал такое постановление, группу все-таки пора уже создавать. Нас депутаты, может быть, услышат, выйдут с инициативой и создадут, пригласят нас к обсуждению.

В.И.: А если такая группа будет создана, какие предложения могли бы быть озвучены, в частности, от «Союза матерей России»? Что в этом направлении можно изменить?

Е.Г.: В первую очередь, мы бы предложили ввести не заявительное право, а право априори. Тогда, когда состоялись роды в роддоме, то в электронный документооборот вносится информация о том, что такая-то мама родила такого-то ребенка, что, собственно говоря, и делается, только нужно добавить еще одну графу, что не очень трудно сделать. И таким образом, пособия начислялись бы автоматически при сверке, допустим, с налоговой декларацией с прошлого года или с пенсионными какими-то данными по ежемесячным платежам. То есть когда видно, что от мамы поступают денежные средства в качестве пенсионных взносов, и тогда она не нуждается в этом или нуждается чуть меньше, неважно, это можно посмотреть. Или от мамы вообще ничего не приходит, женщина находится в бедственном состоянии, родила ребенка, и ей нужно в первую очередь. То есть чтобы это пособие у нее было уже в момент рождения ребенка, в течение 3−5 дней автоматически. Потому что ребенок уже родился, ему уже сейчас нужна забота, уход и материальное обеспечение его жизни.

В.И.: Уходим от заявительного характера. Еще какие предложения? Есть еще что-то важное, на что нужно обратить внимание?

Е.Г.: Я сразу в одном предложении внесла несколько предложений. И практическое, как это реализовать, и самое главное — то, что это должно быть не заявительное, а априори право роженицы. Кроме того, еще очень важно, чтобы и после рождения второго и третьего ребенка у мамы сохранялось это пособие. Потому что ребеночек новенький, мама не может работать. И все равно им нужно что-то кушать. Поэтому было бы очень хорошо, если бы это право было закреплено за женщиной после родов, неважно, второй или третий ребенок.

В.И.: Правильно я понимаю, что речь все равно идет про неработающих мамочек? То есть не про тех, которые находятся в декрете, а про тех, у кого просто нет источников для существования?

Е.Г.: Мама, которая находится в декрете, получает настолько мизерные выплаты, что на них она содержать своего ребенка не может. На 10 тысяч тоже с трудом можно содержать ребенка, но можно. А на пособие, которое сейчас назначается поголовно у мамочек после родов, даже у работающих, 2−3 тысячи, 5 в лучшем случае — на эти деньги нельзя. Именно речь идет о том, чтобы мама получала после родов это социальное пособие. Это очень важно.

М.Ц.: Эти 10 тысяч будут в дополнение приходить матерям с новорожденными к тем пособиям, которые уже существуют? За первого ребенка есть пособие около 2,5 тысяч, за рождение второго ребенка дают в пределах 5 тысяч. Это должно быть бонусом?

Е.Г.: Это же единовременное пособие, чтобы мама могла, условно говоря, коляску купить. И то, разве по нынешним ценам коляску купишь на эти деньги? А мы сейчас с вами ведем речь о ежемесячном пособии.

М.Ц.: Насколько я помню, эти выплаты тоже ежемесячно выплачиваются, эти 2−3 тысячи.

Е.Г.: Значит, я вас неправильно поняла. Давайте проясним. Дело в том, что «Союз матерей России» настаивает на том, чтобы мамы находились в отпуске по уходу за ребенком не менее чем до 3 лет. Отдавая 1,5-летнего ребенка в ясельки, мама не успевает его научить ничему, даже самым основным навыкам. Он еще очень плохо говорит, он не может рассказать маме, как прошел его день, хорошо ли ему было, плохо ли, кушать он хотел, достаточно ли ему питания. То есть мама не имеет возможности контролировать состояние ребенка. У нее нет с ним связи вербальной. И 3-летней ребенок не так уж охотно идет в детский сад, а 1,5-годовалый — это вообще преступление против развития в будущем. Поэтому было бы очень здорово, если бы это пособие было до 3 лет.

В.И.: А вам известны цифры, чисто навскидку если сказать, какой процент в России матерей, которые сейчас уже с первенцами, возможно, у которых два ребенка, которым бы эта выплата не помешала, и они могут быть потенциальными потребителями этой выплаты, потому что их доход недостаточен?

Е.Г.: Я могу вам сказать только одно — у нас по социальному статусу 10% населения считаются состоятельными людьми. Все остальные люди у нас считаются либо средним классом, либо малоимущим классом. Когда средний класс попадает в декретный отпуск и отпуск по уходу за ребенком, его материальное благосостояние резко падает. И очень мало людей, которым бы не понадобилась эта материальная помощь. 10% рожениц могут себе позволить сами о себе позаботиться.

В.И.: Это довольно печальный показатель, насколько я понимаю.

Е.Г.: Это жизнь. Мы в общем-то неплохо справляемся со своими обязанностями, когда у нас есть такая возможность. Но женщина, мало того, что она работает, она еще должна воспитывать детей, растить будущее поколение страны. И в этот трудный период, когда ребенок беспомощный практически, страна должна ей помочь. А все остальное время она справится. Мы умеем зарабатывать, мы умеем выживать.

В.И.: Если говорить про инициативы, которые могут быть реализованы в следующем году, там ведь не только о выплате пособия для семей за первенца шла речь. Также говорилось и о маткапитале. В частности, что выплаты маткапитала продлят на несколько лет, что появятся дополнительные опции, можно будет его использовать на оплату услуг дошкольного образования. То есть можно будет нянечку, видимо, за счет маткапитала оплатить? Вот про эти инициативы что можете добавить?

Е.Г.: Я считаю, что они, конечно, необходимы, эти новшества, к сожалению. Но если вдуматься в их формулировки, это что же такое означает? Я еще могу понять, что эти 500 тысяч, которые по нынешним временам не очень большие деньги, потратить на обучение ребенка в вузе. У нас же платные вузы в основном. Это разумно. Разумно также этот материнский капитал внести, условно говоря, в ипотеку или в качестве взноса за строительство дома. То есть какое-то серьезное вложение. Но потратить материнский капитал на вынужденную оплату услуг нянечки? Это вообще за гранью здравого смысла, за гранью добра и зла. У нас государство с очень богатыми природными недрами, с не самой последней экономикой в мире. Государство может у нас позволить себе такую роскошь, как давать пособия, позволяющие маме прожить с ребенком на эти денежки, хотя бы 10 тысяч. Остальное — мама может удаленно подработать. Женщины найдут возможность заработать и повысить свое благосостояние. Но государство выигрывает в 10 тысяч раз. Здоровый ребенок до 3 лет под присмотром мамы — это здорово. И оплачивать материнским капиталом няню, которая априори не способна ухаживать за ребенком так же хорошо, качественно и добросовестно, как мама, — это все равно что сусальным золотом дорожки выкладывать.

В.И.: Сторонники этой меры говорят, что мама сможет продолжить работу, она не будет ставить крест на своей карьере. Если это образование, то сможет продолжить образование. То есть она не выпадает из социальной жизни, остается активно и тем самым может поддерживать свою семью.

Е.Г.: Поскольку я — мама многодетная и уже достаточно взрослая, уже бабушка дважды, я прекрасно понимаю, насколько важна роль матери в жизни ребенка. И когда женщина принимает решение стать матерью, она должна к этому ответственно подходить. Она должна понимать, что — я мама и для своего ребенка я могу подарить три года жизни, выйти из какой-то активной жизни внешней, посвятить это ребенку. Может быть, имело смысл продумать какую-то патронатную помощь, когда мама может выйти из дома на 3−4 часа, чтобы, работая удаленно, все-таки появляться на совещаниях на работе, быть в курсе событий, то есть не выпадать из процесса абсолютно. В этом смысле, конечно, надо продумать. Но не оплачивать услуги няни материнским капиталом. Что же это за неразумные вещи?

В.И.: Если вести речь про маткапитал, в этом направлении какие предложения звучат от «Союза матерей России»?

Е.Г.: Материнский капитал было бы здорово повысить, потому что сейчас он проиндексирован, но, конечно, не решает проблем. Притом, что у нас проценты по ипотеке очень высокие по сравнению со всем остальным миром. И это было бы реально. Но я считаю, что все-таки материнский капитал нужно разрешать использовать, условно говоря, на оплату строительства части дома, внесения первого взноса, то есть на какие-то очень серьезные траты, которые позволят кардинальным образом улучшить положение семьи. Это жилье, образование. И ни в коем случае не тратить на задолженность по ЖКХ и т. д. Если такая задолженность образовалась, государство может себе позволить помочь, проконтролировать, почему такая ситуация случилась. Если потеряла работу семья, отец в семье, предоставить работу, предложить рассрочку оплаты долгов по ЖКХ. Но ни в коем случае не платить их материнским капиталом, который предназначен для того, чтобы улучшить жизнь и обеспечить будущее ребенка в том или ином виде.

В.И.: О введении каких-то еще дополнительных выплат речи не идет?

Е.Г.: Мы сейчас смотрим, что приемным родителям, когда они берут ребенка в семью, выплачивают 100 тысяч подъемных. Потом ежемесячно — они работают фактически приемными родителями. Так почему бы родной маме, чтобы она не свалилась в экономическую яму, не выплачивать хотя бы половину из того, что платят приемным семьям? Если им платят 20 тысяч, то мамочке для родного ребенка и 10 бы хватило. То есть очень разумно нужно подходить к проблеме сохранения родной семьи.

В.И.: Большое спасибо, что пообщались с нами.

Е.Г.: Вам спасибо.

В.И.: Следующий наш спикер — Максим Мазуровский, президент МОО «Мама», член Экспертного совета комитета Госдумы РФ по вопросам семьи, женщин и детей. Здравствуйте.

Максим Мазуровский: Здравствуйте.

В.И.: С 2018 года обещают производить ежемесячные выплаты 10 тысяч рублей семьям за первенца. Лично для вас это что-то ожидаемое или нечто неожиданное?

М.М.: Как хорошо, что в нашей стране еще хотя бы где-то иногда проводятся выборы, если их можно так называть. И власть, чтобы создавать легитимность этих выборов, хоть какую-то видимость демократии, вынуждена делать пусть даже такие небольшие, но реальные шаги навстречу нищему населению нашей страны.

Конечно, выплата в размере прожиточного минимума одного для семей, у которых суммарный подушевой доход — они ведь не всем семьям эти выплаты хотят сделать, а только тем семьям, у которых средний подушевой доход до 1,5 прожиточных минимумов. Например, у вас есть мама, папа и ребенок. Их доход должен быть меньше 45 тысяч рублей в месяц. К таким семьям относятся миллионы семей в нашей стране. Поэтому, конечно, такая поддержка — это хорошо.

В последние годы рождаемость сначала немножко росла, колеблясь около 1 миллиона 900 тысяч маленьких граждан в год, а сейчас она потихонечку падает, 1 миллион 820 тысяч прогноз на этот год. Конечно, такая мера — это хорошо. Потому что страна у нас нищает, люди бедные. Они не могут себе позволить планировать детей, потому что они просто не могут этих детей в итоге содержать. И такая поддержка государства кому-то позволит принять решение, например, не в пользу аборта, а в пользу сохранения беременности. Или в принципе подумать — ладно, хорошо, давайте наша молодая семья родит ребенка, мама будет сидеть дома и хоть какую-то поддержку от государства получать. Конечно же, это хорошая новость.

Но понятно, что это такая небольшая популистская мера перед выборами. Я надеюсь, что подобные инициативы у нас будут появляться не только перед выборами, а исходя из здравого смысла. И не дай бог, чтобы после выборов эта инициатива заглохла, ни в коем случае.

В.И.: То есть, по-вашему, это напрямую связано с грядущей президентской кампанией, что будут выбирать президента страны, и никак иначе?

М.М.: Что мы будем в очередной раз легитимировать пребывание человека у власти — конечно, с этим связана и эта мера. Я думаю, это очевидно. Выборов у нас нет ни на каком уровне, кроме как на уровне поселений. На уровне президента страны выборов нет. Но делать-то надо что-то. Видимость создавать надо. Поэтому делаются такие меры. Это хорошо, что им все это приходится делать. Причем я так понимаю, что под эту поддержку попадет достаточно большое количество семей. Это миллионы семей по стране. Поэтому это хорошо, я очень этому рад. И если я правильно прочитал из всех документов, там 144 миллиарда суммарно они планируют потратить на эту кампанию за три года. Супер, хорошо. Это означает, что практически 150 миллиардов будет напрямую отдано не знакомым и друзьям, а людям. Причем в основном это люди малоимущие, нищие, я бы даже сказал. Конечно, для них это крайне важно.

В.И.: Но ведь эта поддержка же не решает проблем. Нет у мамочки с первенцем денег. 1,5 года ей платили, через 1,5 года что ей делать? Выходить на работу, отдавать ребенка в детский сад?

М.М.: Как вы поняли, я не лоялист ни фига и критик действующей власти. Однако в данном ответе я стану на защиту государства. Все-таки задача государства — создавать условия для того, чтобы люди на территории проживания могли жить хорошо, рожать детей. Им должны обеспечивать минимальную поддержку. Что данной мерой государство и делает. Наверное, если такую поддержку оказывать всю жизнь, то это ведет к иждивенческой что ли философии, поведению, что государство все должно делать за всех. По моему глубокому убеждению, если эта мера будет приведена в силу, а я думаю, что это случится, опять же, из-за выборов, она поможет многим семьям принять решение о том, чтобы сохранить ребенка, а не сделать аборт, у нас количество абортов просто лютое в стране, дикое. И когда в паре это решение принимают, не все беременности у нас запланированные, многие нежелательные, конечно, такая мера еще один камешек на чашу весов, чтобы сохранить жизнь маленькому существу, которое уже есть в утробе матери. Ведь мама в любом случае стремится сохранить ребенка. Это ее инстинкт. И она ищет аргументы в свою пользу. Она понимает — ага, денег нет, ну что делать, значит, делаем аборт. В данном случае такая мера, я думаю, именно на эту категорию граждан повлияет больше всего.

На тех, кто в принципе хочет ребенка и его планирует, но 10 тысяч, что они есть, что нет, по факту это очень хорошо, что они есть. Но это не станет фактором принятия решения запланировать ребенка или нет. Если семья его уже запланировала, они идут дальше и дай бог, чтобы здоровье позволяло рожать здорового ребенка и вообще рожать в принципе, потому что вы, наверное, в курсе, что у нас и с этим у нации проблема. У нас огромное количество людей не могут забеременеть, даже если они хотят ребенка и готовы, они не могут этого сделать.

Поэтому, конечно, в целом мера очень правильная, она хорошая. Она, конечно же, недостаточная, как обычно. Потому что 10 тысяч рублей на ребенка — у меня у самого двое детей, сын и дочь. Благо я могу себе позволить это делать, помогая каким-то знакомым и родственникам. А большинство людей не могут. Но даже 10 тысяч рублей — для малоимущей семьи это, поверьте, аргумент. Это фактор. Поэтому мера хорошая, дай бог, чтобы она сохранялась и дальше. Общими силами вроде как отстаиваем материнский капитал. Эти две меры, на мой взгляд, сильно помогают в этом вопросе, как мне кажется.

М.Ц.: 1,5 года будут платить эту выплату. Насколько вам кажется этот срок объективным? Потому что большинство детских садов принимают детей с 2 лет. Да, ясли у нас есть, но их гораздо меньше, и попасть туда гораздо сложнее. Может быть, стоило тогда рассматривать именно 2-летний период?

М.М.: Вы правы. Я бы рассматривал период, как ни странно, 3-летний, если бы была моя на это воля. Потому что, отдав ребенка в садик, вы все равно за садик платите, у вас все равно появляются расходы, с этим связанные. И те же 10 тысяч рублей все равно мамочке помогут, потому что, когда она выходит на работу после пребывания с ребенком дома, не все бывает радужно и не все бывает хорошо по деньгам. Поэтому если бы до 3 лет эта поддержка оказывалась, это было бы намного лучше.

Видимо, в данном случае государство не думает таким образом, либо просто решило, что — ну ладно, хорошо, на это мы готовы потратить 150 миллиардов, а больше не готовы. Я думаю, что они экономически считают. Здравых решений не так много, в основном решения популистские. До 3 лет было бы лучше, но что делать. И если уж как-то самому участвовать в этом процессе и рассматривать в принципе меры поддержки, то почему же мы ограничиваемся только первым ребенком? У нас что, второй ребенок меньше ест или что? Если бы государство не популистски, а как и должно, подходило к этому вопросу, то тогда такая мера была бы для всех детей до 3 лет, независимо ни от чего. И в этом случае мы бы действительно сделали второй большой шаг. Первый был — материнский капитал, а второй большой шаг — это вот эта мера была бы в пользу повышения рождаемости, здоровья нации и сохранения вообще нашего генофонда. Я думаю, что это та задача, которую должно решать государство. Оно ведь не решает задачу накормить людей. Задача государства — сохранить нацию, как мне кажется. Эти две меры — в эту копилку.

А в данном случае они решили отделаться популистской мерой. Поэтому только 1,5 года и только первому. Но в любом случае, это хорошо. Это уже хоть что-то. С паршивой овцы хоть шерсти клок для нищенствующего населения нашей страны. Потому что вы живете в Москве, а Москва — это не Россия. Это другое государство в рамках нашей страны. У вас там другие цены, подходы, деньги и другое качество жизни. А я вот родом из Карелии. Регулярно езжу по таким областям, как Псков, Новгород, Архангельск, Мурманск. И поверьте мне, что страна за МКАД живет совсем по-другому. Не города-миллионники, а именно небольшие регионы. И народ там реально нищенствует. Он и спился бы, да слава богу, теперь ему и пить не на что. Это уже хорошо. Поэтому такая мера, которая вам, может быть, кажется маленькой, в 10 тысяч рублей — это существенный фактор для малоимущих семей и вообще для семей в РФ. Поэтому я эту меру поддерживаю, несмотря на все мои язвительные выпады в сторону государства, это мера хорошая. Дай бог, чтобы она не закончилась и развивалась. В том числе, при поддержке общественных деятелей, СМИ, которые бы эту тему муссировали. Давайте мы все похлопаем в ладоши, поблагодарим нашего замечательного президента. И дай бог, чтобы они двинулись дальше, продлили эту меру до 3 лет и дали ее на всех детей. Вот уже будет хорошо. Я думаю, нам надо быть умнее и в эту сторону двигаться.

В.И.: Не получится ли так, что у нас в стране искусственно станет больше малоимущих семей, в которых появился первенец? Люди будут просто подстраивать свой доход, документы, которые они сдают в налоговую и прочее, чтобы им по 10 тысяч рублей в месяц доплачивали.

М.М.: Если вы говорите о том, что какие-то люди начнут пытаться что-то подделывать, подкручивать и т. д. — это неизбежность. С этим ничего не сделать. Но в большинстве своем люди достаточно честные и порядочные. 8 из 10 людей на такую меру не пойдут без крайней жизненной необходимости. А какое-то количество предприимчивых, конечно, это сделают. В масштабах страны в этом нет ничего страшного. Это как в масштабах страны коррупция — дело нормальное, важен ее размер. Так же, как и больные на работе — это нормально, важно, чтобы не все болели, а только часть, и они были вменяемые. Так и здесь. Я в этом не вижу никакой проблемы и сложности.

Другое дело, лишь бы сбор документов, подтверждающих право малоимущей семьи на получение этой субсидии, не был столь бюрократизирован и тяжел, не дай бог, чтобы люди в итоге не получали эти вещи. Например, вы спрашиваете у меня про одну субсидию, а я все время возвращаюсь к материнскому капиталу, потому что последние 1,5 года пытаюсь помогать мамам в регионах, которым раз выплатили один вид капитала, значит, не надо выплачивать другой или не надо выплачивать какие-то социальные пособия. Наверху-то красиво сказали, а как это будет исполнено внизу, это второй вопрос. И причем внизу-то очень часто исполняют не потому что чиновники на местах — плохие и гадкие люди, которые хотят сделать ужасные вещи или обидеть молодую маму, а потому что им физически не хватает на это денег, на те полномочия, которые на них навесили с федерального уровня. Они выкручиваются, как могут. И, конечно, каких-то людей обижают. Это, к сожалению, реальности нашей с вами жизни.

То есть инициатива хорошая. Да, кто-то что-то подделает — ничего в этом страшного нет. 10 тысяч рублей на маленького гражданина в месяц, поверьте, наше государство не убьют. Оно тратит 100−150 тысяч рублей на очередного силовика, прокурора, ФСБ-шника, таможенника и кучу дублирующих функций, которые на фиг никому не нужны в нашем государстве сторожей и вахтеров. 10 тысяч рублей — да нехай все получат вообще. Я бы как сделал на месте государства? Ничего не надо собирать. Просто предъяви сертификат о рождении, и вам каждый месяц выплачивают 10 тысяч рублей на любого ребенка до 3 лет. Вот это было бы хорошо.

В.И.: Материнский капитал в России выплачивается уже 10 лет, с 2007 года. А как такое возможно, что 10 лет прошло, и до сих пор разные бюрократические проблемы возникают у тех людей, которые пытаются его получить?

М.М.: Да. Это делается в регионах. Например, мы с этим столкнулись в Карелии. Пришлось много усилий приложить в судах, в том числе. Если есть суды субъекта, условно говоря, в Республике Карелия это город Петрозаводск, но еще есть районные суды, которые почувствовали, что можно что-то не делать, хлоп — и встали на сторону специалистов, условно говоря, министерства здравоохранения и социального развития, которые посчитали, что что-то выплачивать не надо. Потом эти судебные решения надо еще переруливать.

Да, такие проволочки есть. Но они связаны исключительно с тем, что на местах очень часто для реализации тех полномочий, которые спущены с федерального уровня, чего-то не хватает. В первую очередь, денег. Иногда не хватает компетенций. А иногда я думаю, что у нас гласно государство говорит одно, публично, особенно перед выборами, а негласно — я сам как бывший чиновник это прекрасно знаю — дает другое распоряжение. И теперь человек на месте, если он поумнее, порасторопнее, поответственнее, он найдет, как красиво и морковку съесть, и чтобы ему ничего не было. А те, кто не очень сообразительные, выполняют негласное поручение.

В.И.: Большое спасибо, что побеседовали с нами.

М.М.: Пожалуйста.

В.И.: Следующий наш спикер, с которым мы побеседуем, — Наталья Союнен, адвокат, эксперт ОНФ по республике Карелия. Здравствуйте.

Наталья Союнен: Здравствуйте.

В.И.: С вами хотим обсудить случай, который прогремел на всю страну в прошлом году в Карелии. Там семьи, которые использовали материнский капитал, были исключены из списка малообеспеченных. https://salt.zone/radio/4579 Как так вышло, что людям в итоге пришлось ходить по судам? Вы этими делами занимались, насколько я знаю. Чем все закончилось?

Н.С.: Во-первых, хочу сказать, что я уже второй день слышу федеральные новости о том, что президент наш решил эту программу продлить, более того, ее углубить, скажем так. Меня очень радуют эти новости, потому что я считаю, что эти мероприятия важны, сейчас в нашей стране всем непросто приходится, но семьям с детьми, особенно многодетным семьям вообще тяжело. Поэтому их, конечно, нужно поддерживать.

Что касается истории прошлогодней, то у нас все закончилось благополучно. В том числе, серьезную роль сыграла и ваша радиостанция, я считаю, в этом вопросе, потому что вы обратили внимание на эту проблему. Мы выиграли все суды, порядка 6 судов у нас было, и получили в итоге разъяснение Минтруда России, которое было разослано руководителям всех регионов нашей страны. И в преамбуле этого разъяснения ссылки делались как раз не только на многочисленные обращения многодетных семей, но и на тот резонанс, который вызвала эта проблема в СМИ. По результатам всего, что мы вместе с вами сделали, Минтруд разъяснил всем регионам, что средства материнского капитала не только федерального, но и регионального нельзя считать в доход семьи и лишать семьи социальной поддержки от государства.

В.И.: Это хорошая новость. То есть те семьи, которые рассказывали о том, что с них пытаются взыскать по 300 тысяч рублей, там у всех были разные суммы денег, — для них все закончилось благополучно?

Н.С.: Да. Ни у кого ничего не взыскали, везде выиграли семьи. Даже удалось пересмотреть одно судебное решение 2014 года. В той ситуации многодетная семья сама обращалась в суд и пыталась добиться социальной выплаты. Им отказали в связи с получением регионального материнского капитала. Так вот, даже это решение 2014 года мы пересмотрели, и семья получила денежку, естественно, с индексацией.

Что касается материнского капитала, на сегодня проблемы нет не только в Карелии, но я так полагаю, что в целом в РФ. Хотя проблемы все равно остаются. Центр социальной работы, например, в Карелии, может быть, сходная ситуация и в других регионах, — они все равно постоянно ищут поводы, чтобы отказать семьям в соцподдержке. У меня было одно серьезное дело, уже не связанное с материнским капиталом, а по другой проблеме. Мы тоже с многодетной мамой выиграли этот суд. Отказали в социальной поддержке полностью женщине, у которой 4 детей, крайний ребенок еще до года, по причине того, что у центра соцработы появились сомнения в доходе этой семьи, потому что там папа, глава семьи занимается мелким предпринимательством. И ничего другого не придумали, как прийти в семью, посмотреть, как живут, наличие холодильника, телевизора, мебели в квартире, и посчитали, что доходы нормальные, семью можно обрезать от социальной поддержки. Мы доказали в суде, что это произвольный подход к законодательству. Есть в нормативно-правовых актах исчерпывающий перечень оснований, по которым можно отказать семье в соцподдержке, и тех мероприятий, которые эти органы могут проводить, чтобы выяснять материальное положение семьи.

До меня постоянно доходят какие-то сигналы о том, что, к сожалению, не все в порядке. Другие проблемы тоже есть у многодетных семей. Именно во взаимоотношениях с этими органами, которые, по большому счету, получают заработную плату из бюджета федерального и регионального, чтобы оказывать поддержку семьям. А часто создают массу проблем. И семьи вынуждены идти к юристам.

В.И.: Из-за чего это все происходит? Потому что нужно бумажки какие-то заполнять? Это какой-то бюрократический элемент? Или почему эти недопонимания возникают?

Н.С.: Я для себя это объясняю следующим образом: эти чиновники, видимо, выполняют какую-то установку своих начальников или по собственной инициативе таким образом экономят бюджетные средства, стараются как можно меньше их потратить. У меня такое объяснение. Наверное, среди этих семей есть те семьи, которым не положено, а они пытаются получить эту поддержку. Но я с такими не встречалась. Те, кто доходят до меня — там всегда очевидно, это очень все неправильно, то, что делают государственные органы. К счастью, в судах мы находим понимание.

В.И.: Если не подтверждают, что семья может рассчитывать на маткапитал, на подобного рода выплаты, насколько это все может затянуться, если дело доходит до суда? Чтобы понимать, о чем идет речь, сколько лет или месяцев жизни выпадает из жизни семьи на то, чтобы добиться того, что положено по закону?

Н.С.: Свежий пример той многодетной семьи, о которой я говорила, которой отказали в июне прошлого года — у нас практически год ушел на то, чтобы семья получила эти выплаты.

М.Ц.: Если вернуться к делу по материнскому капиталу, которое удалось выиграть, как вы считаете, после этого громкого дела можно надеяться на то, что подобных скандалов больше не произойдет? Или они будут происходить, но разрешить вопрос будет легче, ссылаясь на ваш опыт?

Н.С.: Я думаю, то, что касается материнского капитала, вряд ли будут еще возникать такие проблемы, потому что мы создали судебную практику, с одной стороны. С другой стороны, нашли поддержку в профильном федеральном органе государственной власти РФ. Ситуация разъяснена. Поэтому как бы к этому чиновники в регионах ни относились, разделяли эту позицию или нет, они вынуждены это исполнять. Теперь, я думаю, в этой части проблем не будет. Удалось, я думаю, ее окончательно разрешить, эту проблему.

В.И.: С 2018 года малообеспеченные семьи, в которых появляется первенец, могут рассчитывать на ежемесячные выплаты. Можно предположить, что раз с материнским капиталом возникали проблемы, в том числе, с заполнением бумаг, что надо доказать, что ты имеешь на это право, — можно предположить, что здесь картина повторится? Речь опять идет о том, что государство дает деньги. Нужно доказать, что ты на эти деньги имеешь право претендовать. Что делать тем людям, у которых появился в семье первенец, которые приходят в специальные службы, и им говорят — нет, мы вам ничего не дадим?

Н.С.: Я хочу дать очень важный совет. И не только тем семьям, в которых появится первенец, но и всем остальным. Это основная проблема, с которой я сталкиваюсь. Семьи, когда они приходят в органы соцзащиты и там получают информацию о том, что им что-то не положено, во-первых, должны обязательно письменно обратиться в этот орган. Потому что очень часто бывает ситуация, что пришли, на словах сказали, что им не положено, и они ушли. Потом выясняется, что, оказывается, положено. Но поскольку заявления не было, а порядок заявительный, семья теряет на определенный промежуток времени социальную поддержку. Поэтому не нужно никого слушать. Нужно обязательно делать все так, как предусмотрено законом. Нужно обязательно письменно обратиться, письменно получить отказ, если это отказ. И затем есть 3 месяца на то, чтобы этот отказ оспорить. Если будет пропущен этот срок давности по обращениям в суд по данного рода категории споров, то тоже не удастся добиться правоты. Поэтому это нужно обязательно учитывать всем. Это важно.

В.И.: То есть главное правило — все обращения в письменной форме.

Н.С.: Да. И ни в коем случае не нужно опускать руки. Нужно добиваться своих прав, потому что те семьи, с которыми я год назад встретилась, — ведь большая заслуга их в том, что удалось эту ситуацию разрешить. Это их активная позиция, что они так активно стали бороться за свои права, привела к тому, что мы эту ситуацию разрешили совместными усилиями. Обязательно нужно добиваться своих прав. Если вы чувствуете, что отказ неправомерный, нужно делать все, что предусмотрено законом, чтобы добиться того, чтобы получить эти выплаты. Правила простые — письменное обращение, письменный отказ и обжалование отказа в течение 3 месяцев.

В.И.: В случае отказа нужно идти в какие-то организации, которые занимаются этими вопросами? Или вполне можно победить в этой схватке в одиночку?

Н.С.: Конечно, сложно людям, не имеющим образования соответствующего, отстаивать свои права в суде. Лучше найти помощника, юриста, адвоката, который бы взялся и сопроводил это дело в суде. Суды, кстати, хорошо взыскивают расходы на представительство в суде. По всем делам, которые были у меня, суды взыскали полностью ту сумму, которую семья потратила на адвоката. Это тоже такое ноу-хау, потому что судебные расходы в судах общей юрисдикции взыскиваются не полностью, недостаточно, небольшие суммы. А вот в данной категории споров, видимо, с учетом того, что это семьи малоимущие, все-таки суды принимали для меня удивительные решения в том плане, что мы заявляли сумму, которая потрачена на представительство в суде, и в полном объеме эти деньги были возвращены гражданам. Такая практика тоже есть, на нее можно ссылаться.

В.И.: Наталья, большое спасибо, что побеседовали с нами.

Н.С.: Спасибо вам.

В.И.: У микрофонов были Валентина Ивакина и Мария Цыганова. Это была программа «Угол зрения» на радио СОЛЬ. До свидания.

Мнение участников программы может не совпадать с мнением редакции.
Научный четверг

Понравилась статья? Поделись с друзьями!

comments powered by HyperComments