Судьба Кинозверобазы под Владимиром: что будет с невостребованными животными-актерами

Из «загибающейся» кинозверобазы во Владимирской области могут создать «государственную дачу» для звездных хищников, вышедших на пенсию. Вопрос только в финансировании.
Эксперты: Евгений Литвинов — сотрудник Госфильмофонда; Юлия Бикбулатова — сотрудник пресс-службы Московского зоопарка; Валентина Гвоздева — волонтер.

*Техническая расшифровка эфира

Игорь Киценко: Здравствуйте, уважаемые радиослушатели, это программа «Zoom» на радио СОЛЬ, у микрофона Игорь Киценко. Тема сегодняшнего эфира — звездные звери. Тихий скандал с прокурорской проверкой вокруг кинозверобазы в деревне Леоново под городом Петушки во Владимирской области. Эта зверобаза была основана режиссером Александром Згуриди в 1947 году. Как я понимаю, в данный момент она находится в ведомстве Госфильмофонда. База древняя, иногда возникали какие-то новости, связанные с их проблемами, но, как говорят мне коллеги, 10 лет назад были только положительные отзывы — какая замечательная база, какие замечательные звери. Не так давно на этой базе прокуратура Владимирской области по итогам проверки вывела массовые нарушения ветеринарно-санитарных норм. Ведомство возбудило дело о правонарушениях, а также внесло представление в адрес руководства Госфильмофонда. Об этом сообщили сегодня в прокуратуре Владимирской области.

По некоторым данным, по нашим источникам, близким к Госфильмофонду, на протяжении 20 лет государство никоим образом не выделяло деньги на содержание этой структуры. Вся эта звериная база содержалась, кормилась за счет частных пожертвований, а также сами сотрудники Госфильмофонда складывались, чтобы держать базу на плаву.

Также были различные скандалы, связанные с руководством, когда волонтеры между собой каким-то образом ругались — одни приезжали, пытались помочь, другие отказывались, и их обвиняли в том, что они собирали деньги на животных, а потом тратили их на личные нужды. Говорили, что Госфильмофонд постоянно предлагают помощь, а волонтеры от нее отказываются. Также возник вопрос по поводу земли, на которой находится эта база — якобы она уже продана или перепродана. Вопросов очень много.

На данный момент решается вопрос по содержанию животных, которые там находятся. Некоторых забрал себе, если я не ошибаюсь, саратовский зоопарк. Буквально недавно, 15 ноября приезжали специалисты из столичного зоопарка на эту базу для осмотра животных. После этого приезда департамент столичного природопользования обратился к Московскому зоопарку с просьбой помочь брошенным животным леоновской кинозверобазы. Зоопарк окажет всю необходимую помощь животным: «Дальше будем выяснять породу животных, их количество, возраст и пол. Решение по спасению будет выработано позже». Об этом заявил сотрудник пресс-службы столичного зоопарка.

Попытаемся связаться с экспертами и разобраться в этом вопросе.

Уважаемые радиослушатели, мой собеседник Валентина Гвоздеваволонтер, которая занималась проблемами леоновской базы животных. Валентина, здравствуйте!

Валентина Гвоздева: Здравствуйте!

И.К.: Валентина, буквально недавно прошла прокурорская проверка, на леоновскую приезжали сотрудники московского зоопарка, ветврачи — осматривали животных. До этих событий в каком состоянии содержалась база? За счет каких средств она жила? И в каком состоянии были сами животные?

В.Г.: Зообаза содержалась за счет средств бывшего начальника базы, Яркиной Татьяны Юрьевны — до конца она на себе все тащила. Но и Госфильмофонд уже с лета постепенно сокращал финансирование. Тоже, видимо, бывшие начальники зообазы боролись с этой проблемой, но к сожалению, так и не получилось восстановить или как-то улучшить это состояние. Но в целом состояние базы оценивается как — туда ничего не вкладывали, ее не восстанавливали 20 лет. Как она была отдана Госфильмофонду, так она и существовала. Животные там тоже, соответственно, проживали всю жизнь. Самым взрослым животным 18 лет — это волки. А медведице 10 лет.

И.К.: То есть получается, что Госфильмофонд выделял денежные средства, изыскивал какие-то деньги и передавал их именно на содержание зверей, но денег на восстановление вольеров, территорий, вакцины не было.

В.Г.: Все делалось начальником зообазы — Татьяной Юрьевной и ее мужем. Они командовали и сами нанимали местных рабочих, сами что-то делали. Но они не могли часто приезжать, т.к. они рядом не живут. Как бы то ни было, они достаточно хорошо занимались животными — все дрессированные, к ним можно подойти, правда только профессионалам. По словам начальников, Госфильмофонд в хорошие времена выделял им 300 тысяч рублей в месяц. Это какие-то безумные суммы, чего, скорее всего, не было. Была просто получка начальникам и трем охранникам. Понятно, что на такую базу вложений надо немало — и машина, и бензин, и техника снегоуборочная. Конечно, и на животных надо много затрат — закупки кормов — все это обеспечивал Госфильмофонд. По закупкам у них есть три адреса, где можно покупать по безналу, и все списывается на Госфильмофонд. Но я точно не знаю, какие у них были договоренности и по какой цене они брали корм.

И.К.: То есть получается, что Госфильмофонд небольшие деньги выделял, 300 тысяч рублей.

В.Г.: Я думаю, это преувеличено, выделялось гораздо меньше.

И.К.: То есть по бумагам может быть выделялось и 300 тысяч, а по факту гораздо меньше. Валентина, такой еще вопрос — я знаю, что были организованы сборы средств от неравнодушных граждан, которые хотели помочь животным. Чем эта история закончилась до приезда специалистов из Москвы?

В.Г.: Дело в том, что Госфильмофонд резко сократил сотрудников и принял решение перестать финансировать базу. А животные-то еще остались. Мне лично пришлось взять на себя ответственность за содержание животных, но это не бесконечно же может продолжаться. Поэтому был послан клич, что животные нуждаются в средствах, в лечении и в ремонте вольеров. Там нужна была сварка, нужно было починить механизмы, которые перекрывали животного, чтобы можно было спокойно войти и убраться. Соответственно, на это все нужны средства. И немалые. Поэтому был созван сбор средств. Все это афишировалось, приехало телевидение, стало понятно, что происходит какая-то не очень красивая ситуация. Но с помощью людей, которые помогли животным, было завезено много кормов, опил, сена, была оказана помощь в сварке, в уборке. Это все произошло довольно быстро, за 2 недели была оказана большая помощь со стороны волонтеров. За это им огромное спасибо.

А дальше началось разбирательство — почему так произошло.

И.К.: Что там за странная история по поводу земли, на которой находится база? То ли она продана, то ли перепродана. Кому она принадлежит?

В.Г.: Это тоже неизвестно. На самом деле, по кадастровой стоимости она в государственном пользовании. Это 27 гектар, из которых кусочек небольшой, 1 гектар, занимает эта база.

И.К.: А так под базу выделено 27 гектар?

В.Г.: Да. Оценочная стоимость этой территории — 198 миллионов рублей. Сама база, может быть, меньше гектара.

И.К.: И вся эта история идет тихой сапой и непонятно, что с ней будет.

В.Г.: Да. Собственника там нет, собственник — государство.

И.К.: Вопрос в том, что эта земля, наверняка, закреплена за Госфильмофондом или каким-нибудь другим структурным подразделением, которое имеет право совершать какие-то манипуляции, отчуждать эту землю, продавать ее.

В.Г.: Я уже не в курсе этого.

И.К.: Валентина, огромное вам спасибо, что пообщались с нами и высказали свое мнение по этому вопросу. Я напомню, что с нами на связи была Валентина Гвоздева — волонтер, которая занималась проблемами леоновской базы животных.

Сейчас мы пообщаемся с Юлией Бикбулатовой, сотрудником пресс-службы Московского зоопарка. Юлия, здравствуйте!

Юлия Бикбулатова: Здравствуйте!

И.К.: Юлия, в середине ноября сотрудники Московского зоопарка выезжали на леоновскую кинозверобазу смотреть животных, которые там содержатся в плачевных условиях. В каких же условиях содержались животные, и заберет ли их Московский зоопарк?

Ю.Б.: Да, 15 ноября зоологи и ветеринары Московского зоопарка совместно с сотрудниками департамента природопользования Москвы провели осмотр этой заброшенной кинозверобазы. По первому осмотру эта кинозверобаза была не так уж и заброшена — то, что мы увидели, это 10 волков, 5 собак и бурая медведица. Само содержание вольеров было очень плачевное, доходило до того, что уличные вольеры, где обитали волки, были очень сырые — у животных даже не было сухого места, чтобы просто прилечь. Не было сухой стены, чтобы они могли пристроиться и получить какое-то пространство. Условия содержания были ужасающие.

Мы сейчас работаем в сотрудничестве с приютом для волков «Чертог волка» — это прекрасные ребята, мы провели оценку содержания животных в их приюте и очень порадовались тому, что они предоставляют. Этот частный приют забрал двух волков и помогает распределять остальных. Бурая медведица остается на зверобазе по прежнему. Она готовится уйти в спячку. Ей расшили вольер из каких-то местных подручных материалов, чтобы она могла хотя бы передвигаться. Сейчас она в пограничном состоянии перед спячкой.

На зверобазе остаются и собаки. За всеми процессами передвижения наблюдает сотрудник, которого нанял Госфильмофонд. Насколько мне известно, они заключили с ним договор. Это как раз тот волонтер, выдвиженец, который поднял эту историю во всеуслышание. Ему тоже отдельное спасибо.

Московский зоопарк помогает ветеринарной и службой и перераспределением волков. Сам же зоопарк не мог и может принять к себе, на свою территорию, потому что, во-первых, нет возможности, а во-вторых, посильную помощью по перераспределению мы оказываем. Наши зоологи находятся на прямой связи с волонтерами, которые находятся на зверобазе и частным приютом для волков.

И.К.: Юлия, известны ли сроки, когда стаю волков распределят по приютам, когда заберут собак и что будет с медведицей?

Ю.Б.: В любом случае, кинозверобазу никто не закрывает. Она работает в том же режиме. Юридически она относится к Госфильмофонду. После этой громкой истории он вернул контроль над зверобазой. Сейчас там есть постоянный сотрудник, который смотрит за животными. Медведица будет точно до весны. Волки и собаки находятся в режиме распределения. Волков мы планируем до конца года распределить. Но нужно отметить, что это очень проблемный вид — его хватает везде в избытке, поэтому распределять этих животных достаточно сложно. И то, что появился такой приют, который состоит из волонтеров, которым не все равно — прекрасно, они распределяют животных в свои дружественные приюты, к себе взяли. Эти животные не то чтобы не интересны как вид — поэтому и зоопарки не берут — эти животные всегда есть, и трудно их пристраивать. Поэтому огромное спасибо приюту «Чертог волка», который содействует этому вопросу. Они смотрят и за содержанием, и за условиями, и за питанием. Они большие молодцы, мы их рекомендуем как образцовый приют. Собственно, они нам и помогают с пристроем этих животных.

И.К.: Юлия, огромное вам спасибо, что нашли время пообщаться со мной, дать комментарий по заданной теме. Спасибо большое.

Ю.Б.: Спасибо вам, что небезразличны. До свидания.

И.К.: Напомню, что на связи со студией была Юлия Бикбулатова — сотрудник пресс-службы Московского зоопарка.

Это программа «Zoom» на радио СОЛЬ, у микрофона Игорь Киценко. Напомню тему сегодняшнего эфира: мы говорим о звездных зверях. Это тихий скандал вокруг кинозверобазы в деревне Леоново во Владимирской области. Там находятся звери. Волков, по крайней мере, распределяют, с медведицей вопрос остается открытым до весны, собак, я думаю, сердобольные и добрые люди все-таки заберут к себе домой, тем более, что собаки воспитанные и натренированные. На счету этих зверей-артистов, которые в разное время — а эта база была создана в 1947 году — играли в более чем двух тысяч кинокартин. Одни из самых известных — это, конечно же, «Белый Клык» и «Тропой бескорыстной любви». Если кто-то не помнит — посмотрите эти два замечательных фильма. Рекомендуется к семейному просмотру. Мы же сейчас пообщаемся с волонтером, который поднял всю эту историю, вынес ее в общественное пространство, привлек СМИ к проблемам этого зверинца, с Евгением Литвиновым. На данный момент Евгений Литвинов является сотрудником Госфильмофонда, который занимается вопросами леоновской кинобазы.

И.К.: Уважаемые радиослушатели, на связи со студией Евгений Литвинов — сотрудник Госфильмофонда. Евгений, здравствуйте.

Евгений Литвинов: Здравствуйте.

И.К.: Евгений, сегодня разговариваем по поводу звериной кинобазы, куратором которой от Госфильмофонда на данный момент вы являетесь. Буквально только что пообщались с представителями Московского зоопарка. Они сказали, что потихоньку вопрос распределения животных решается. Насколько я знаю, вы из Санкт-Петербурга, и сейчас постоянно ездите из Москвы во Владимирскую область. Что привлекло ваше внимание? Как вы узнали об этой истории, об этой зверобазе?

Е.Л.: Я узнал об этой ситуации из «ВКонтакте», из репоста. Знакомая девушка, зная, что я когда-то работал ассистентом в цирке с волками и ягуарами, сказала: «Смотри, Жень, тебе, возможно, это будет интересно». Я, увидев репосты, что звери действительно умирают, и что им очень плохо, конечно же, собрался и поехал. Мы с собакой с моей приехали, но оказалось, что это все фикция. Эта Валентина Гвоздева создавала, непонятно по каким причинам, данную ситуацию, подняла эту огласку, потому что Госфильмофонд не отказывался от животных. Они были готовы снабжать их всем необходимым. Тем не менее, она зачем-то это раздула. Насчет Московского зоопарка: я не знаю, с кем вы общались, но, когда приезжали представители Московского зоопарка, они провели только визуальный осмотр, и больше я их не видел. Дали глистогонные и спрей от клещей, то есть никакой реальной помощи ими оказано не было. Вопрос о пристойстве: да, животные пристраиваются, но это единственная база в мире. Такой больше нет. Все советские фильмы, которые сняты и на которых мы выросли, сняты там. Если сейчас эту базу не сохранить, то ее просто не будет, и больше не будет такого объекта.

И.К.: Евгений, мы пообщались с Валентиной Гвоздевой. Она говорила, что вся эта история со сбором денег для животных началась с того, что непонятна была схема финансирования Госфильмофондом этой базы. Сотрудники Московского зоопарка говорят, что был произведен осмотр, что на данный момент двоих волков они пристроили к другим волонтерам, и что «Чертог волка» помогает пристроить оставшихся восемь волков в другие питомники или приюты для животных, поскольку этот вид довольно распространенный, и в зоопарках и цирках животных этого вида вполне достаточно. Тоже самое касается и медведицы. Как мне пояснили, именно такую посильную, но в то же время активную помощь в общественном поле оказывает зоопарк.

Е.Л.: Главный зоолог Московского зоопарка частными визитами действительно нам помогает, я нахожусь с ним на связи, но он не представляет зоопарк, когда оказывает помощь. А официальная пресс-служба зоопарка ничего не сделала. Зоопарк, как юридическое лицо, ничего не сделал, сотрудники — да, сделали многое, это я не отрицаю.

Насчет нестыковок с финансированием: их не было. Ей просто нужно было приехать в Госфильмофонд — то, что я в данный момент сделал — взять доверенность на получение кормов и приехать обратно, и все. Она взяла на себя те же обязательства, которые сейчас на себя взял я: об обеспечении данных животных всем необходимым, о уходе за ними и о благоустройстве базы. Она взяла их на себя, но не исполнила. Госфильмофонд тоже ни в чем не виноват, потому что им не выделяется денег из бюджета на эти расходы, им приходится оплачивать их за свой счет. Госфильмофонд не один год содержит эту базу из своих каких-то запасников, и они не отказывались от этих животных. Вопрос, почему животные находились в таком ужасном состоянии на момент моего приезда, должен быть адресован предыдущему руководству базы, к Яркиной. Ей Госфильмофонд предоставлял все необходимое, но оно не доходило до животных. Здесь присутствует человеческий фактор, а не юридический.

И.К.: Хорошо. Евгений, тогда возникает логичный вопрос: эта уникальная зверокинобаза, на которой воспитаны и надрессированы животные, которые снимались в кино, которые могут оказаться впоследствии востребованными. Сейчас начинается распределение этих животных, и, по большому счету, эта кинозверобаза прекращает свое существование. Насколько я знаю, под эту кинозверобазу выделено 27 гектаров земли. Когда зверей распределят, что будет с базой, появятся ли там новые обитатели, или база просто закроется и все?

Е.Л.: Госфильмофонд идет навстречу. Им не выделяют средства на содержание базы, но они готовы написать предписание. Эти гектары не нужны — животные занимают максимум полгектара. Пусть что хотят, то с ними и делают. Но животных нужно сохранить, потому что люди из Владимирской области, примерно моего возраста, 30−35 лет, были там со школьными экскурсиями, и они прекрасно это помнят. Они помнят эти детские впечатления. Я считаю, что не зря, спустя 2 года после Второй Мировой войны, режиссером основана такая база, и закрывать и бросать ее — это не вариант. Госфильмофонд не виноват в этом, и они готовы написать предписание, но нужен орган, который каким-то образом относится к министерству культуры. Сейчас я буду связываться с Росгосцирком и с другими организациями, которые финансируются министерством культуры, и мы будем бороться за сохранение данной базы, но не в том смысле, какой она была, то есть подготовка четвероногих артистов. Скажем, это может быть «дача» для животных из цирка, которые уже отработали свое, чтобы они не ездили в шапито-зоопарках на сломанных КамАЗ’ах. Я считаю, что это будет хорошее и доброе дело.

И.К.: Получается некая отправка зверей на пенсию на государственную дачу.

Е.Л.: Да, официальная дача для четвероногих артистов.

И.К.: Евгений, огромное вам спасибо, что нашли время дать комментарий по заданной теме. Спасибо большое.

Е.Л.: Спасибо больше вам. Всего доброго, до свидания.

И.К.: Напомню, что на связи со студией был Евгений Литвинов — сотрудник Госфильмофонда. Вот так все более-менее становится понятно: огромное количество земли под эту кинобазу не нужно, а нужно, может быть, максимум гектар, и будет создана база для четвероногих хищников-артистов, которые будут выходить на пенсию, то есть можно будет поехать туда на содержание. В принципе, любой гражданин сможет туда приехать с целью экскурсии — посмотреть на тех зверей, которые выступали в цирках, возможно, принимали участие в телевизионных шоу, снимались в кино — так сказать, познакомиться со звездным зверем. Это была программа «Zoom» на радио СОЛЬ, у микрофона Игорь Киценко. До новых встреч в эфире, до свидания.

Мнение участников программы может не совпадать с мнением редакции.
Вторник со Львом Пономаревым

Понравилась статья? Поделись с друзьями!

comments powered by HyperComments