«Золотая» сувенирка: на что тратятся деньги региональных бюджетов

По словам экспертов, средства на закупку дорогих сувениров и подарков заложены в бюджеты субъектов РФ. О целесообразности таких трат мало кто задумывается.
Эксперты: Алексей Карнаухов — замруководителя центра антикоррупционной политики партии «Яблоко»; Дмитрий Сухарев — руководитель отделения «Трансперенси Интернешнл — Россия» в Санкт-Петербурге.

*Техническая расшифровка эфира

Игорь Киценко: Здравствуйте, уважаемые радиослушатели, это программа «Zoom» на радио СОЛЬ, у микрофона Игорь Киценко. Тема сегодняшнего эфира — необычные госзакупки. Я имею в виду сувенирную продукцию, подарки, которые закупают областные администрации на свои нужды. Причем на это тратятся довольно-таки большие деньги.

Инфоповодом нашей программы является новость, которую опубликовало РИА «Новости»: «Иркутские власти потратят полмиллиона рублей на подарочные ручки». Управление делами губернатора Иркутской области объявило аукцион на поставку 70 сувенирных ручек общей стоимостью 520 тысяч рублей, они предназначены для традиционного обмена сувенирами с государственными, политическими и общественными деятелями, рассказала РИА «Новости» начальник управления организационного обеспечения правительства региона Елена Каленова. Ранее СМИ региона распространили информацию, что власти планируют через аукцион закупить 70 сувенирных ручек — 30 из нержавеющей стали с гравировкой серебром стоимостью почти 4 тысячи рублей за штуку и 40 ручек премиум класса из ювелирной латуни со вставками из палладия по 10 тысяч рублей за штуку. Ручки должны быть в подарочной упаковке из искусственной кожи с картонным футляром и тиснением «От губернатора Иркутской области». Аукцион пройдет 4 декабря.

Подобная информация поступала также и из Свердловской области. Для свердловского губернатора сделают подстаканники с золотыми медведями, играющими в футбол. Обыкновенный подстаканник с чаем. Все же ездили в поездах, знают, что это такое. Если я не ошибаюсь, недорогие латунные и граненые стаканы в них. Целый набор из этих подстаканников планировалось купить губернатору в сентябре этого года. Управление делами губернатора и правительства Свердловской области закупает 21 набор из позолоченных подстаканников с хрустальными стаканами и ложечками. Более 150 тысяч рублей поступят на счет Кольчугинского завода «Электрокабель», который принадлежит УГМК. Он единственный, кто участвовал в тендере и предсказуемо победил. Но самое забавное — рисунки, которые символизируют всю боль России как футбольной страны.

Таких историй очень много. Но какова целесообразность этих закупок? Сегодня попытаемся с этим разобраться. Моим собеседником по этой теме будет Алексей Карнаухов, замруководителя центра антикорупционной политики партии «Яблоко». Алексей, здравствуйте!

Алексей Карнаухов: Здравствуйте!

И.К.: Сегодня разговариваем на тему необычных, странных закупок. По крайней мере для меня. Самая свежая информация — на 4 декабря объявлен тендер — закупка 70 сувенирных ручек для губернатора Иркутской области на 500 тысяч рублей. У меня вопрос к вам, поскольку вы занимаетесь вопросом закупок, отслеживаете этот момент, смотрите, чтобы система была прозрачной. Насколько правомерны такие закупки? Они изначально закладываются в бюджет расходов региона или это происходит спонтанно, и потом новости об этом становятся общественным достоянием и поводом для огромного количества шуток?

А.К.: Разумеется они закладывается изначально в бюджет. Бюджеты у нас так планируются и принимаются, что из них напрямую извлечь эту информацию не получается. Если кто-то сталкивался — формулируется бюджет очень туманно и общо. Только в планах закупок можно напрямую можно увидеть, что органы публичной власти собираются закупить в следующем году. Эти суммы изначально идут из бюджета. Они согласуются с региональными властями, их принимает региональный парламент. В конечном итоге все это расходится в рамках легального поля.

Но здесь есть интересный нюанс. Во-первых, в ФЗ 44 о контрактной системе введена норма о том, что нельзя закупать предметы роскоши — вещи с избыточными потребительскими свойствами — товары, работы или услуги. Когда мы видим, что закупаются подобные вещи, естественно, мы сразу реагируем, что «Господа, нет, это не нужно, это избыточно. Давайте мы не будете покупать сувениры за миллионы рублей».

Мы вручали «ершик» губернатору Санкт-Петербурга Георгию Полтавченко за растрату бюджета на закупку подобных сувениров. Это частая история, что они покупают подобные вещи. Например, мы сталкивались с тем, что в Свердловской области закупались изделия из кости мамонта. И они тоже каждый год покупают, вплоть до «портрета хозяина» — мы так и не поняли, что это за «хозяин». Они закупают эти портреты в рамках из кости мамонта.

Когда мы обращаемся, говорим, что это роскошь, нам отвечают: «Господа, это не роскошь, нам можно, потому что это конкретная статья в бюджете, конкретное направление расходов на прием иностранных делегаций, нам нужно выдавать эти сувениры». Здесь есть тоже любопытные детали, потому что, если с большего масштаба смотреть, это все вызывает у нас негативный отклик, мы поражаемся зачем они покупают все эти дорогие ручки, часы и прочее.

Проблема заключается все-таки в системе, которая позволяет это покупать. Эти отдельные случаи, которые мы наблюдаем, они тонут в массе других, действительно расточительных и коррупционных закупок, потому что сейчас очень большая проблема с кастомизацией российской экономики. В тендерах на миллиарды рублей участвуют связанные друг с другом компании, которые, скорее всего, также связаны с заказчиками или имеют очень хорошие связи с органами публичной власти.

Допустим, т.н. «повар Путина», Евгений Пригожин. Он как раз из этой славной когорты людей, которые зарабатывают очень неплохие суммы на подобных сговорах. Ему неоднократно предъявлялись подобные обвинения, указывали на это журналисты, и мы писали публикации. Именно на подобных закупках, когда уходят миллиарды в никуда, заранее выбранным поставщикам в ходе коррупционного сговора — здесь основная проблема. Поэтому когда вызывают такой живой отклик покупки сувениров, это, конечно, интересно. Но, я думаю, еще интересней обращать внимание на такие масштабные истории.

И.К.: Алексей, у меня вопрос по поводу стоимости этой продукции. По крайней мере, РИА «Новости», ссылаясь на местные СМИ, говоря о ручках для иркутского губернатора, называет цену в 4 тысячи рублей за 1 штуку. Она красивая, с гравировкой, где-то из драгоценных металлов. Но, насколько я знаю, если речь идет о государственном или политическом деятеле, который занимает ту или иную должность в госструктурах, он не имеет права принимать подарки стоимостью дороже 2,5 тысяч рублей.

А.К.: Да, там очень жесткие ограничения о подарке.

И.К.: Тогда возникает вопрос — такая ситуация, приехал в гости с официальным визитом, например, полпред к иркутскому губернатору. Губернатор, конечно же, подарит ему ручку. Если он принимает эту ручку, как можно охарактеризовать это действие с точки зрения антикоррупционной политики?

А.К.: Здесь нужно учитывать, что ограничения на госслужбу установлены в тех рамках, что в связи с исполнением своих обязанностей, они не должны получить от физических, юридических лиц подарки. Я полагаю, что здесь сделано некоторое исключение для такого рода государственных подарков. Мы знаем примеры награждений оружием, наградными пистолетами, которые тоже стоят солидные суммы. Поэтому, все-таки те суммы, которые заложены в законодательство о государственной службе, они как раз про подарки от каких-то сторонних лиц. Речь не о других органах государственной власти. В том числе, как я понимаю, подарки дарятся иностранным гостям, здесь тоже сложно будет сказать, что это нельзя делать.

Другая история о том, что каждый год закупается достаточно приличное количество портретов Путина по всей стране. И цены на эти портреты очень сильно разнятся. Допустим, я буквально сегодня наблюдал госзакупку — Центр паллиативной помощи в Симферополе закупал портрет Путина дважды, в течение одного года. Портрет обошелся в сумму около 3,5 тысяч. Сама история о том, что Центр паллиативной помощи, то есть помощи людям, которым уже не помочь, к сожалению — это просто поддерживающая терапия — и этот центр закупает портрет Путина. Видимо, он должен как-то поддержать людей и помочь им просто своим внешним видом. Но другое дело, что в других регионах подобные закупки могут обходится в 500 рублей, а в соседнем регионе 3,5 тысячи. Чем это обосновано, можно только гадать. Конечно, они приводят обоснование начальной цены закупки, но они сейчас строятся по такому принципу, что они не обязаны публиковать все предложения рынка, если они сами собирают информацию на рынке от разных поставщиков. Они просто указывают цены, которые им якобы назвали.

А во-вторых, я находил, кажется, в Туле центр МЧС, который закупал 31 портрет Путина. 5 штук формата A3, все остальные — A4. И спрашивается, кого они собираются спасать таким количеством портретов.

Эта история достаточно массовая. То, что с одной стороны, это могут быть подарки, а с другой — странные вещи, которые, может быть, им не очень нужны, оно присутствует. К сожалению, действующее законодательство нам не позволяет все это устранить. Вся эта неэффективность заложена на уровне нормативного регулирования.

И.К.: Что касается госзакупок специального летного отряда в России. Они тоже недавно объявляли тендер на 142 миллиона рублей — там разные позиции — портреты, государственная символика, гербы. Планировалось закупить герб РФ за 196 тысяч рублей. Он, наверно, должен быть небольшим — все-таки самолет — размером с иллюминатор. Любопытная история.

А.К.: Еще никто не считал сколько в год уходит на госзакупки — это одна из наших задумок.

И.К.: При этом каждый год — у нас срок-то шестилетний — можно было в начале очередного срока Путина купить все эти портреты и пусть себе висят. Если кому-то хочется Медведева, пусть в частном порядке висел бы рядом. В конце концов, просто распечатать фотографию из интернета и повесить в обыкновенную рамку.

А.К.: Ну нет, она же тогда недостаточной силой обладает.

И.К.: Не заряжена, я понял. Она должна пройти процесс госзакупок, тогда она будет действенна. Тогда какая-то энергия и эффект присутствия национального лидера будет в кабинете, и все тогда пойдет в гору.

А.К.: Разумеется, есть же в социальной психологии такая тема, что если на человека кто-то смотрит или есть даже просто рядом изображение человеческих глаз, то он уже склонен вести себя более морально. Он поостережется воровать, что-то делать. Я полагаю, что эта традиция идет именно отсюда. Это попытка остановить воровство.

И.К.: Может быть, но к сожалению, это не про наших чиновников. Не про всех, конечно. У нас есть хорошие чиновники. Но это не про большинство.

А.К.: Похоже, что так.

И.К.: Алексей, огромное вам спасибо, что нашли время пообщаться с нами и высказать свое мнение. Напоминаю, с нами на связи был Алексей Карнаухов, замруководителя центра антикорупционной политики партии «Яблоко». А мы продолжаем.

Следующим нашим спикером является Дмитрий Сухарев, Руководитель отделения «Трансперенси Интернешнл-Россия» в Санкт-Петербурге. Дмитрий, добрый день!

Дмитрий Сухарев: Здравствуйте!

И.К.: Дмитрий, сегодня разговариваем на тему «странных» госзакупок, как я это называю. Насколько закупки, о которых мы говорили, актуальны и оправданы для регионального бюджета?

Д.С.: Насчет оправданности, конечно, большие сомнения. Вся эта подарочная сувенирка закупается массово и везде. И закупается она как на региональном уровне, так и на федеральном. Буквально вчера была новость о том, что Росгвардия закупает себе золоченые шашки. А до этого они покупали себе хрустальные погоны. Поэтому это распространено, я не думаю. что здесь есть какая-то коррупция, потому что они же для себя покупают. Там и суммы относительно небольшие, по сравнению с более коррупционными статьями расхода, такими как строительство, дороги, какие-то праздничные мероприятия и т. д. и т. п. Здесь в первую очередь вопрос об эффективности трат средств — зачем им это. Была недавно история в Петербурге, что ЗакСобрание — которое постоянно какую-то такую сувенирку покупает — закупает наградные часы. И эти часы куратор военно-космической академии имени А.Ф.Можайского, по своей военной привычке, вручал от своего имени. А закупило их ЗакСобрание.

И.К.: Алексей Карнаухов сказал, что это прописано в регламенте, когда делаются подарки при официальных встречах, например, представителя региона с государственными деятелями. Даже если стоимость подарка выше 2,5 тысяч рублей. Каково ваше мнение на этот счет?

Д.С.: Тут своеобразный ритуал. Все это прописано, в рамках закона, но чиновники как вороны, любят все блестящее. Поэтому они дарят друг другу какие-то медали, задаривают каким-то подарками — подстаканники, хрустальные погоны — это такое пещерное мышление. Для того, чтобы себя возвысить, они обмениваются подарками. Понятно, что подарки им за свой счет покупать не надо, поэтому за бюджетный счет они покупают всякие дорогие мелочи. Вроде никому и не нужна такая ручка, но приятно.

И.К.: Получается, что нарушений в этом нет, это все закладывается в бюджет.

Д.С.: Нарушений нет. Просто у нас такие депутаты и чиновники. Они просто такие. Любят все блестящее.

И.К.: Дмитрий, спасибо большое, что нашел время пообщаться со мной и дать комментарий по заданной теме. Я напоминаю, с нами на связи был Дмитрий Сухарев, Руководитель отделения «Трансперенси Интернешнл-Россия» в Санкт-Петербурге.

Это была программа «Zoom» на радио СОЛЬ, у микрофона был Игорь Коценко. До новых встреч!

Мнение участников программы может не совпадать с мнением редакции.
Вторник со Львом Пономаревым

Понравилась статья? Поделись с друзьями!

comments powered by HyperComments