«Черные пятницы» без обмана: реально ли отрегулировать процесс распродаж в России

Как предприниматели чаще всего обманывают потребителей во время распродаж, и почему риск наткнуться на фальшивые скидки в интернете выше, чем в реальном магазине? Узнали у экспертов, можно ли навести в этой сфере порядок, и как покупателям обезопасить себя.
Эксперты: Андрей Бунич — глава «Союза предпринимателей и арендаторов России»; Антон Шабанов — независимый экономический эксперт; Евгений Козик — руководитель общества защиты прав потребителей «ПотребКонтроль».

*Техническая расшифровка эфира

Валентина Ивакина: Здравствуйте, уважаемые радиослушатели. У микрофона Валентина Ивакина и Мария Цыганова. Это программа «Угол зрения». Тема нашего сегодняшнего эфира: «"Черные пятницы» без обмана: реально ли отрегулировать процесс распродаж в России". Мы будем обсуждать инициативу, которая поступила от представителей Ассоциации компаний интернет-торговли, они предложили принять закон о распродажах, навести порядок в этой сфере. Очень много и мошенников, и тех, кто под видом распродаж хочет ручку себе озолотить, денег заработать, и то, что потребители порой ведутся на то, что всего один день и только сегодня ты можешь купить со скидкой в 70%. Удастся ли как-то и что-то с этим сделать, узнаем сегодня. Обсудим сегодня целесообразность этого закона и то, насколько он будет эффективен, если будет принят.

А может, и не требуется никакого закона, и уже в рамках существующих механизмов можно как-то порядок навести. Ведь речь идет не только о защите потребителей, но также говорят о том, что порой и потребители обманывают предпринимателей. Например, на портале «Мир 24» об этом писали. Приводили комментарий президента Ассоциации компаний интернет-торговли, Алексея Федорова. Вот как он описал возможные случаи мошенничества со стороны потребителя: «В период низкой покупательской способности маркетинговые инструменты становятся одним из главных механизмов регулирования спроса, чем, в свою очередь, пользуются также и потребители, злоупотребляющие собственными правами в период распродаж. Когда, например, потребители находят товары со скидкой, а затем пытаются через суд вернуть себе их полную стоимость. И если крупным интернет-магазинам с этой ситуацией бороться легче, то маленькие магазины несут большие трудовые и денежные затраты».

Кстати, в рамках программы также попробуем разобраться, есть ли какие-то различия между распродажей в интернете и той распродажей, которая проводится в магазинах. А также обсудим, какие распродажи существуют в России, а какие за рубежом, есть ли какие-то принципиальные различия или сходства.

На связи с нами Антон Шабанов, независимый экономический эксперт. Антон, здравствуйте.

Антон Шабанов: Здравствуйте.

В.И.: Обсуждаем сегодня предложение, чтобы ввести в Россию регулирование распродаж. Говорят, что нет у нас каких-либо прописанных норм, как должны распродажи проходить, поэтому можно наблюдать мошенничество, завышение цен под видом распродаж и прочее. Как вы относитесь к подобного рода предложению?

А.Ш.: Я отношусь скорее позитивно. Во мне борется экономист и обычный клиент, который так же ходит в магазины и иногда посещает распродажи. Как экономист, я понимаю, что сначала распродажи были придуманы не для того, чтобы как-то лучше клиенту сделать, а для того, чтобы побыстрее распродать то, что есть на складе у магазинов, чтобы это побыстрее можно было продать. Поэтому не всегда совсем корректные методы используются. Но если клиент готов купить за какую-то конкретную стоимость, то пусть покупает. С другой стороны, как клиент, я понимаю, что мне хотелось бы покупать то, что мне говорят честно, то есть по распродаже, а не так, когда за пару дней делают цену плюс 30%, а потом делают минус 10%. Это такая странная распродажа с 20% к тому, что я могу купить в обычный день. Порядок тут навести точно и однозначно нужно, а вот насколько он должен быть жестким — я думаю, что тут нужно привлечь экспертное сообщество, в том числе и сами магазины, чтобы они приняли участие в обсуждении тех поправок, которые у нас собираются принимать.

В.И.: А можете описать, как, на ваш взгляд, проходят распродажи в России? Есть такая иллюзия, что в Европе «черная пятница» — это прям глобальное явление. Ты в любой магазин забегаешь, там толпа людей, просто война, потому что действительно низкий ценник, и на интернет ресурсах низкий ценник, и это действительно «черная пятница». Вот такие дни распродаж в России, что это?

А.Ш.: В России эти дни распродаж проходят очень по-разному, да и в Европе они проходят по-разному. Это нам издалека кажется, что все только честно. Там тоже довольно часто встречаются обманы. В России, как и в Европе, есть 3 варианта распродаж. Первый — это честная распродажа, когда действительно от ценника отнимается какая-то стоимость, и товар становится дешевле на пару дней для того, чтобы какой-то товар можно было быстрее реализовать. Второй вариант — это что-то среднее между честным и нечестным вариантом, это когда делается действительно распродажа с хорошей скидкой, но на определенное количество товаров. Предположим, всего-то 20 телефонов или компьютеров, они действительно с большой скидкой, а все остальные уже по стандартной цене, которая ежедневно в этом магазине есть. И третий вариант — это абсолютно нечестная распродажа, с точки зрения конечного потребителя, точно и однозначно нечестная, это когда за неделю или пару дней стоимость товара сначала повышается на какое-то количество процентов, те же самые плюс 30%, а потом делается скидка в 10, 20 или те же самые 30%. И получается, что магазин, как минимум, остался при той же цене, что и была, а может быть и продал еще дороже, чем в самый обычный день.

В.И.: А для России какой вариант наиболее свойственный? Или нельзя сказать, что какой-то из трех выбивается?

А.Ш.: Нельзя сказать, что какой-то из трех выбивается, у нас по большей части сейчас многие магазины стремятся к варианту номер 2, когда какое-то количество товаров действительно с хорошей скидкой, то есть это скорее такое привлечение клиентов в магазин, чтобы он увидел здесь товар, и если уже клиенту этот товар нужен, он хотел его приобрести, то задача продавца сделать так, чтобы клиент купил этот товар по любой стоимости, даже уже без скидки, если даже товар со скидками закончился.

В.И.: Как думаете, какое-нибудь регулирование на законодательном уровне поможет порядок в этой сфере навести?

А.Ш.: Я не верю, что напишут какой-то закон, и после этого в распродажах в России что-то кардинально изменится. Как известно, закон пишут, предположим, 100 человек, а потом 100 миллионов человек будут думать, как его обойти. Поэтому идеальных законов у нас не бывает и быть не может. А закон о распродажах, либо поправки в закон о торговле, они также не будут идеальными. Но то, что стоит ввести общие правила, чтобы понимать, что такое распродажа, это вот какие-то скидки очень больше, тогда важно понять, почему вдруг магазин такие скидки решил устроить. Либо это какой-то просто способ привлечения клиентов в магазин, но тогда это не распродажа, а просто какая-то акция. Это поможет избежать совсем нечестных способов, когда просто под такой красивой маркетинговой упаковкой продается товар и, может быть, даже по завышенной стоимости.

В.И.: Нет такого ощущения, что потребителей в России, когда им предлагают такой закон ввести, держат за идиотов? Я что идиот, когда прихожу в магазин и вижу ценник, который выше предыдущего ценника, и ведусь на то, что это распродажа, и покупаю?

А.Ш.: Как правило, распродажа все-таки происходит по товарам, которые не пользуются ежедневным способом, это все-таки не хлеб и не молоко, которых мы примерную стоимость знаем. Это какие-то довольно крупные покупки, те же самые холодильники, которых огромное множество. И сколько они стоили вчера, я действительно могу узнать в интернете, но не все люди у нас настолько живут в глобальной паутине, что вообще могут сделать и понимают, как и где это сделать. Поэтому тут не совсем честные отношения со стороны магазинов могут быть.

В.И.: И не стоит забывать о том, что у нас конкуренция в стране. Это логично, что если какой-то предприниматель чем-то не угодил потребителю, то потребитель волен не приходить к этому предпринимателю больше и пойти к другому. Вот введение таких регламентирующих норм для распродажи не нарушает прав предпринимателей?

А.Ш.: Наверное, все-таки нет, не нарушает, если это вообще не нарушает такое общее ведение бизнеса. Это просто будут общие правила, потому что, если такие поправки будут приняты, они будут общие для всех. Не будет каких-то отдельных магазинов или предпринимателей, которые как-то будут выбиваться из общего числа. Это скорее общие правила, на которые будет проще ориентироваться всем, особенно клиентам. И это даже в чем-то наоборот подстегнет честную конкуренцию, потому что конкуренция, как известно, тоже бывает нечестной в бизнесе. И это для клиента точно и однозначно лучше, потому что такими честными действиями и честными распродажами бизнес приобретает себе лояльных покупателей. Но опять же, это происходит не сразу. Лояльность иногда вырабатывается годами.

В.И.: Вопрос к вам, как экономисту. У меня, допустим, в голове есть четкая картина, что честно вести распродажи более выгодно для предпринимателей, потому что я провел честную распродажу, все видят, что когда я объявляю распродажу, я действительно понижаю ценник, и потребитель верит мне, приходит и получает товар по более низкой цене. И он придет ко мне в следующий раз, потому что я ему не соврал. Неужели врать выгоднее, потому что я один раз пришла и напоролась, я, возможно, туда больше не пойду?

А.Ш.: Это сейчас вы меня ставите в довольно неловкое положение, потому что вы пытаетесь сравнить экономическое понятие выгоды и философское понятие честность. Это все-таки абсолютно разные науки, и они отвечают за две разные сферы жизни. Важно понимать, что для бизнеса всегда важнее только одно, это получение прибыли любой ценой. Тут нет никакой философии, нет никакой социальной направленности. Больше заработать, потому что бизнес на это ориентирован, бизнесу также нужно кормить своих сотрудников, у которых также есть семьи и так далее. Поэтому сложно эти два понятия сравнивать, что честно, а что выгодно. Но вообще, на долгосрочном промежутке времени вы говорите правильно, однако, тогда и бизнес должен быть долгосрочно ориентирован, что он согласен развиваться, пусть и не такими большими темпами, как маленькие конкуренты, но очень долго, постоянно и стабильно. В России не все предприниматели на это готовы, и иногда срубить побольше денег получается важнее, чем работать в какой-то долгосрочной перспективе. Вот этот закон и должен как-то немного уровнять эти два понятия.

В.И.: Возьмем срок 10 лет. Сегодня 24 ноября 2017 года, вот 10 лет назад и сегодня по уровню честности в плане проведения распродаж, как вам кажется, предприниматели стали менее честными? Уровень честности остался на прежнем уровне? Вот что-то изменилось за 10−15−20 лет?

А.Ш.: За 20 лет точно изменилось. За 15 лет, я думаю, что вряд ли. Там все-таки были лихие 1990-е и там были довольно страшные распродажи. За 10 лет не изменилось, а скорее все осталось так, как есть. И большие компании действительно заинтересованы в распродажах, они могут себе позволить распродажи, потому что они закупают большими партиями, соответственно, по закупочной цене много меньше, чем какие-то маленькие предприниматели, которые не могут себе это позволить. Но маленькие предприниматели иногда, чтобы пробиться на этот рынок, им приходится иногда немного хитрить, и стоимость конечного продукта всеми хитрыми способами занижать. А когда вы приходите в магазин, цена может оказаться все-таки больше, чем это есть на ценнике.

М.Ц.: А у меня такой вопрос. Сейчас Минпромторг разработал информационную платформу, которая называется «Регион свободной торговли». Она представляет из себя интернет-портал, на который пользователь может зайти и увидеть существующие объекты торговли и поинтересоваться, есть ли у них лицензия на торговлю алкоголем или что-то другое. И в будущем также планируют его совершенствовать, и тогда уже для жителей, для покупателей будет возможность посмотреть, например, продается ли что-нибудь с большой скидкой или сравнить цены. Как вам кажется, такая разработка и такое внедрение может помочь покупателям избежать нечестности со стороны предпринимателей?

В.И.: Я вот не верю, что есть такой ресурс, который сможет все цены, все товары, даже в пределах одного города отслеживать.

А.Ш.: Разумеется, все цены и все товары отслеживать просто нереально, это нужно вложить огромные деньги в IT-инфраструктуру не только этой площадки самой, а вложить в IT-площадки тех же самых предпринимателей всех, чтобы они в режиме онлайн ежесекундно обновляли эту базу. Это очень сложно, очень дорого, это неподъемно для малого бизнеса. Однако, сама идея довольно интересная, она частично уже реализована на огромных агрегаторах, которые отображают стоимость по основным интернет-игрокам, и те люди, которые очень активно пользуются интернетом, они всегда могут зайти и отзывы почитать, и об этом магазине прочитать, и сравнить стоимость с другими магазинами, выбрать, где удобней по доставке, либо человек сам купит и понесет какую-то вещь домой. Эта идея интересная, но она пока не для всех, и именно реальную торговлю полностью перевести на такую виртуальную платформу — очень масштабная задача, и для ее реализации понадобится даже не одна пятилетка.

М.Ц.: А будет ли она актуальна во всех регионах? Или это больше будет свойственно таким городам, как Москва, Питер?

А.Ш.: Разумеется, основными трендсеттерами, как говорят, то есть те, кто тренд посылает в массы, это будут столицы, потому что это самые развитые города по использованию интернета в России. Но постепенно, я сам очень много летаю по городам, в данный момент времени я нахожусь в Ижевске и могу сказать, что интернет все равно проникает, эти платформы становятся интересны, потому что люди берегут свои деньги, они не хотят, чтобы их обманывали, они хотят делать честный выбор и платить адекватную стоимость за адекватный и понятный товар. Поэтому те, кто умеет считать свои деньги и планировать свой бюджет, они постепенно оценят преимущество таких платформ и площадок и будут их использовать.

В.И.: Возвращаясь к теме распродаж. Сейчас предлагают ввести закон, с помощью которого это как-то отрегулируют. У меня в голове не укладывается, как это можно отрегулировать. Кто за этим будет следить, что продавец повышает цену перед тем, как сделать скидку, не повышает, честен он или не честен? Это нужно такую группу а-ля полицейских запустить по магазинам в своеобразные дозоры? Как вы думаете, как это можно на практике реализовать?

А.Ш.: Уже и сейчас есть определенный документооборот у каждого магазина, который обязан каждый магазин вести, хранить историю изменения стоимости каждого товара в отдельности, это первый вариант развития. Соответственно, за этим будет следить какой-то надзирающий орган, возможно, федеральная антимонопольная служба или кто будет ответственным по этому закону за этот самый процесс. И проверять, как менялась стоимость и действительно ли это была распродажа или это такой псевдообман был. А второй вариант развития событий — это развитие таких площадок, о которых мы с вами говорили, когда онлайн эта информация будет сливаться в какой-то единый центр, и тогда можно будет просто элементарно зайти, и посмотреть историю этой стоимости и за пару секунд выяснить, где была действительно распродажа, а где это просто своеобразный обман покупателей.

В.И.: А штрафные санкции к нерадивым предпринимателям, вот как их можно наказать? Я не понимаю, как предпринимателя можно наказать за то, что он мухлюет со скидкой.

А.Ш.: Пока такого наказания, что ты мухлюешь со скидкой, нет. Мало того, так вообще полноценного понимания «распродажной скидки» в наших законах нет. Мы как раз и увидим, что наши законодатели пропишут и будут ли какие-то меры административного воздействия на предпринимателей, либо это будут просто для начала правила игры, а потом уже, в дальнейшем какие-то штрафы за их невыполнение. Пока что нет разработанного законопроекта, и очень сложно об этом судить. Поэтому я и говорю, что тут важно привлечение и профессиональных участников, то есть самих предпринимателей, чтобы они также высказывали свое мнение, потому что они видят эту ситуацию, не только как мы, клиенты, как экономисты, а с точки зрения экономики, политики и так далее.

В.И.: Некоторые предприниматели целенаправленно идут на то, что нечестно себя ведут во время распродаж. А какие могут быть на это причины, помимо желания срубить одномоментно бабла? Есть, может быть, какие-нибудь экономические причины, рыночные и прочее?

А.Ш.: Это и есть главная причина. Срубить бабла, как вы сказали, это фактически то же самое, что и увеличить свою прибыль, а это и есть главная задача для любого предпринимателя, для любого предприятия, для любой компании. Это и есть главная экономическая причина. А самый эффективный способ сделать это — это обмануть. Продать, предположим, что-то за 100 рублей, что на самом деле стоит 2 копейки. Это и есть главная экономическая причина.

В.И.: Не идет речи о том, что многие предприниматели находятся буквально на грани выживания, им приходится выкручиваться таким образом, обманывать потребителей? Я вот просто сейчас пытаюсь оправдать нечестных предпринимателей, найти какую-то причину, чтобы встать на их сторону.

А.Ш.: А причина все равно сводится к тому, что нужно больше денег, нужно больше прибыли. Если нужно больше прибыли, нужно больше продавать, в том числе, и такую распродажу организовать, чтобы люди стали больше покупать. Поэтому все равно все будет замыкаться на деньги, на конечную прибыль компании и предприятия. И бороться с этим, один из самых простых способов, не всегда эффективных, но самых простых — это как можно больше сейчас согнать покупателей к себе в торговую сеть и продать как можно больше всего и как можно дороже.

В.И.: Еще вопрос, который, я думаю, волнует каждого потребителя. Когда приходишь на распродажу, видишь, что до этого ценник был 1500 рублей, а сейчас со скидкой эту вещь продают за 300. И у тебя, как у слепой девочки из анекдота про родителей с пельменями: «Ой, вы мне столько навалили, сколько же вы сами жрете», — возникает невольная идея, что не может же предприниматель продавать что-либо себе в убыток. Если предприниматель готов продать мне за 300 рублей то, что вчера продавал за 1500, то какая же себестоимость у этого товара? Вот это никто не регулирует? И не получится ли так, что в рамках разработки законопроекта о регулировании распродаж какие-то тайны предпринимателей станут явными, и будет разлад на рынке?

А.Ш.: Вообще, это очень сложный вопрос, который вы сейчас задаете, многоаспектный и самый сложный в теме распродаж, потому что, ну если взять ваш пример, здесь все зависит еще и от категории товаров. Если продукт какой-либо скоропортящийся, предположим, и его нужно быстро реализовать, то у магазина всегда есть выбор, либо реализовать его даже ниже себестоимости, но хоть какую-то стоимость отбить, либо его выкинуть через 2 дня по стоимости 0, то есть полностью списать со 100% убытком для магазина. И все магазины поступают по-разному. Как известно, из двух зол выбирают меньшее. Списать всю стоимость или хотя бы ее часть — для бизнеса, разумеется, лучше в данном случае списать хотя бы часть, то есть минимизировать убыток, если не получается максимизировать прибыль, это с одной стороны.

С другой стороны, также важно понимать, что есть продукция, очень схожая с тем, что вы хотите купить. Предположим, что есть какой-то товар А, который производится официально где-нибудь на Филиппинах, и есть товар такой же А, очень внешне похожий, но производится в Китае, качество, разумеется, у него похуже, но выглядят они одинаково. И когда вы приобретаете какой-нибудь товар, то стоит крайне внимательно отнестись к тому, что вы покупаете, где это произведено и реально ли того качества, на которое вы рассчитываете. Крупные покупки здесь частично застрахованы, потому что на них, как правило, распространяется какой-то гарантированный срок гарантии, хотя бы год, предположим, и этот год вы можете спать спокойно. А вот мелкие товары очень часто продают обманным путем и в довольно больших объемах.

Как правило, честные и крупные сети, вот те же самые продуктовые сети, очень часто я вижу, они прямо официально пишут, что акция или распродажа с очень большой скидкой. Они, разумеется, не пишут, что заканчивается срок годности этого продукта, но они этого не скрывают, они также это очень крупно пишут на этикетках. И тут уже клиент принимает решение сам, он хочет взять что-то посвежее, но по стоимости выше, либо он готов это потребить сразу, и стоимость будет ниже. Это абсолютно честная продажа, тут никакого обмана со стороны магазина нет. А если вы хотите какой-то высококлассный продукт купить, а по факту вы покупаете продукт, который действительно будет какой-то свой функционал выполнять, но не на промежутке 20 лет, как вы планируете, а на промежутке 2 месяцев, это скорее обман, который сейчас в законе никак не прописан. Это просто подмена одного производителя другим, так называемые продукты эндемики, есть они очень схожие друг с другом. И тут уже нужно крайне внимательно выбирать, что именно вы покупаете и каким полноценным функционалом обладает либо не обладает ваш товар и продукт.

В.И.: Как считаете, есть в России предприниматели, которые проводят честную распродажу? Вот вы три варианта отметили, один из них — честная распродажа. Такие предприниматели есть в нашей стране?

А.Ш.: Конечно, такие предприниматели и такие торговые сети есть, но важно понимать, что в таких сетях, как правило, большие распродажи с такими большими скидками производятся на очень маленький круг товаров, там 30, 40, 50% и выше. Все остальные скидки в районе 10−20%, просто как способ привлечь покупателя в магазин. Поэтому не стоит забывать, что цель любого магазина — максимизировать свою прибыль либо минимизировать убытки. И вот какую именно цель решает магазин при помощи вас, тут может своим вниманием, скажем так, перебороть только сам клиент.

В.И.: А можете дать нашим слушателям какой-нибудь совет, как не потратить деньги зря во время распродаж в России? На что стоит обращать внимание? Есть какая-то инструкция по применению?

А.Ш.: Основная инструкция — это все-таки сравнивать, потому что ценообразование кроме как конкуренцией на свободном рынке, я опять же подчеркну, очень сложно регулировать. Использовать различные сайты либо пройтись по соседним магазинам, которые продают такие же товары, который вы собираетесь купить, и просто сравнить. Это принцип одного большого рынка, когда лучше пройтись по рядам, все посмотреть, все изучить и только потом принимать уже какое-то конечное решение. Увы, пока что иных вариантов проверки обмана придумать довольно сложно, потому что попросить ту накладную, по которой товар покупался, и почему он сейчас продается по такой завышенной стоимости, вы не имеет права как покупатель. Это коммерческая тайна любого бизнеса. Всегда сравнивайте, не бойтесь смотреть по сторонам, читайте отзывы от тех магазинах, в которые вы собираетесь пойти и приобрести какой-либо товар, и уже только потом принимайте решение, не на основании какой-то одной цены, а на основании многих цен во многих магазинах.

В.И.: Большое спасибо, что побеседовали с нами. До свидания.

А.Ш.: До свидания.

В.И.: У нас на связи Евгений Козик, руководитель общества защиты прав потребителей «ПотребКонтроль». Евгений Геннадьевич, здравствуйте.

Евгений Козик: Здравствуйте.

В.И.: Давайте поговорим о распродажах с точки зрения потребителя. Как вы считаете, сегодня в тех реалиях, которые существуют, потребитель, когда проводится распродажа, он может чувствовать себя в безопасности и не быть обманутым?

Е.К.: В зависимости от того, где проводится распродажа. Если торговые центры и крупные супермаркеты, то данные специализированные магазины имеют право проводить распродажи, они заключают договора поставок с производителями. В такие моменты цены действительно снижаются, потребитель имеет возможность приобрести товары по сниженной стоимости, хорошего качества и в тех рамках, которые устанавливаются торговыми сетями. Что же касается распродаж, которые проводятся ярмарками выходного дня или розничными магазинами, то тут зачастую идет обман потребителя в плане искусственного занижения цены, как таковых распродаж не существует. Если говорить о специализированных магазинах, то покупатель вне зависимости от цены, за которую он приобрел товар, он также имеет все свои права по возврату некачественного товара либо по возврату в установленные сроки, это 14 дней для определенной группы товаров. Поэтому в этой ситуации потребитель всегда защищен.

В.И.: А если говорить про нечестное занижение цены, когда по факту скидки нет, а преподносится так, как будто она есть? Что я могу сделать, чтобы себя защитить? Я пришла, сфотографировала ценник или что делать?

Е.К.: Если говорить о том, что вам на кассе пробивается цена не та, которая указана на полке с распродажей, то тут нужно фиксировать ту цену, которая была заявлена на ценнике, а потом пробивается вам в чек. А что же касается, если мы видим цену заниженную 30−50% под видом распродажи, то естественно, нужно мониторить цену, которая была до распродажи у данной группы товаров и которая сейчас преподносится как распродажная цена. Тут уже нужно включать свое внимание и ориентироваться по стоимости тех товаров, которые покупатель планирует приобретать.

В.И.: А я могу попробовать как-то повлиять на продавца?

Е.К.: Нет, никак.

В.И.: Таких механизмов сейчас не существует?

Е.К.: Дело в том, что при выставлении цены тем или иным продавцом цена указывается от той стоимости, которую желает выставить продавец, а не от той цены, которая установлена законодательством. Так как у нас ценообразование не регулируется никакими нормативными актами, это цена, уже которую заявляет любой продавец. Поэтому тут можно назвать любую цену, даже выше среднерыночной. Поэтому в этой ситуации указывать на то, что у вас стоит цена со скидкой, а рядом стоит цена намного ниже без скидки, — это уже личное право любого продавца устанавливать любую цену, которую он считает заниженной или обычной.

М.Ц.: Инициаторы этого законопроекта, по которому предполагают регулировать распродажи, заявляют в основных целях то, что должна быть проведена работа по борьбе с недобросовестными предпринимателями, с одной стороны, а с другой стороны, с недобросовестными покупателями. А в каком плане покупатель, когда идет речь о распродажах, может выступить недобросовестной стороной?

Е.К.: Эти случаи бывают единичные и только в том плане, когда мы видим заниженные цены на продукты питания, закупаются мелкие оптовики или владельцы мелких магазинов, которые потом эту цену завышают и ставят их в обычную продажу в магазин шаговой доступности. Только в этом случае это недобросовестный покупатель. Но большинство сетей стали с этим сейчас бороться, они устанавливают максимальный объем товаров по акции в одни руки, то есть чтобы это не было закупкой оптовиков по розничной цене в супермаркетах и так далее.

В.И.: А как вы в целом относитесь к этому предложению отрегулировать распродажи в России? Будет от этого толк?

Е.К.: В первую очередь, я так понимаю, что эта инициатива Госдумы, она бессмысленна в том плане, что у нас нет регулятора ценообразования в России. То есть у нас нет цены, которая должна быть установлена на ту или иную группу товаров, кроме сигарет. На сигареты у нас стоит МРЦ на каждой пачке сигарет, то есть выше определенной цены продавать нельзя, а ниже — пожалуйста. Поэтому в этой ситуации ценообразование не регулируется никакими актами.

В.И.: Из этого можно сделать вывод, что инициатива не имеет под собой каких-либо оснований и фактически бессмысленна? Или что?

Е.К.: Почему же, для кого-то она очень даже интересна в том плане, что это идет пиар, что якобы кто-то пытается бороться за права потребителей в России. Но регулировать цену никто не может, ни Роспотребнадзор, ни другие структуры не имеют права указать тому или иному магазину, какую цену устанавливать на ту или иную продукцию. Поэтому каким образом это будет регулироваться и кто будет заниматься ценообразованием и проверкой — таких полномочий не имеется ни у кого.

В.И.: Инициатором выступает не Госдума, а представители Ассоциации компаний интернет-торговли. Тоже интересно, ведь это разные вещи — распродажа в интернете когда проводится и когда распродажа проводится с прилавка магазина. В этом плане не подмечали, где больше нечетных на руку продавцов?

Е.К.: Интернет — это первый ресурс, который всегда идет на обман потребителя. 90% интернет-ресурсов, которые сейчас имеются, — это все недобросовестные продавцы. Во-первых, под видом электроники приходит товар не Ростест либо без гарантии официальных продавцов и дистрибьютеров. Во-вторых, это зачастую сайты-мошенники. Неоднократно давали комментарии по поводу того, что — закажи портмоне, оплати деньги, а потом получишь фонарик на почте. У нас интернет-ресурсы никем никак не мониторятся, никаких санкций против интернет-продавцов у нас нет. Поэтому говорить о том, что инициатива идет от руководителей по продажам интернет-магазинов и других таких систем — здесь, во-первых, нужно ввести порядок по поводу торговли через интернет. Существуют нормы и правила для интернет-магазинов. На сайте любого продавца должна быть полная информация о наименовании организации, ее местонахождении, точки, куда можно прийти, подать ту или иную претензию в случае каких-то ситуаций. Но большинство интернет-компаний вообще не имеют никакой информации. Имеется контактный телефон, вы позвонили, вам либо доставит курьер без чека, либо с квитанцией, приходно-кассовым ордером, либо просто нет офиса для подачи обращений.

Поэтому, во-первых, я считаю, нужно навести порядок по поводу интернет-продаж в России, а уже потом говорить о том, можно ли делать акции в данной сфере продаж.

В.И.: А как можно в этой сфере навести порядок? Что для этого необходимо сделать? Мне кажется, что проще тогда всех прикрыть, придумать какой-то единый реестр стандартов. Не соответствуешь — до свидания, уходи из интернета. Но это интернет, как оттуда вообще можно кого-то выгнать?

Е.К.: Вы правы. Если я пришел в магазин, который находится в районе Москвы или другого города, я могу прийти в Роспотребнадзор и указать, что я не знаю наименования продавца, но я знаю, что он находится по такому-то адресу. Если я получил некачественную услугу или просто меня обманули в интернет-ресурсе, я не имею возможности назвать его адрес, что именно этот человек осуществил мне продажу того или иного товара. В этой ситуации у нас полный вакуум по поводу контроля интернет-продаж.

В.И.: Насколько часто вам поступают жалобы от потребителей по поводу распродаж — в интернете, в реальных магазинах? Или жалобы не поступают, все довольны или сидят и глотают слезы на кухне, если что-то пошло не так?

Е.К.: Звонков очень много, обращений сотни. Ежедневно по несколько десятков обращений поступает, вплоть до того, что заказали товар, его просто не прислали или не получили. Единственное, что мы можешь сделать — это просто разъяснять людям, что через интернет закупки желательно не осуществлять. Чтобы купить качественную и получить нужную услугу, лучше обратиться в специализированный сервис или организацию, которая может потом принять твои обращения и рассмотреть твои обращения. Интернет-продажи — это сейчас у нас свободное поле для действий мошенников. Поэтому я рекомендую минимизировать все обращения потребителей к интернет-ресурсам по поводу закупки у организаций, которые имеют сомнительную репутацию или просто не имеют под собой юридических фирм. Зачастую это просто отсутствие ИНН, ОГРН и данных о местонахождении. В первую очередь, на это обращая внимание, можно усомниться в качестве, которое ты получишь после обращения в эту организацию.

В.И.: А если говорить про конкретных продавцов не в интернете — по ним как с жалобами дела обстоят?

Е.К.: У нас по закону имеется 14 дней, чтобы вернуть товар, даже если вам не понравилась цена или продукция. Мы можем обратиться в магазин в установленные 14 дней и потребовать возврата этого товара и денежных средств. Нам вернут деньги, которые мы уплатили, по той стоимости, по которой приобретали. Поэтому в этой ситуации потребитель более защищен. Что же касается интернет-ресурсов, для нас в 100% случаев вы вернуть товар не сможете.

В.И.: Но на распродаже ведь часто действуют такие негласные правила магазина, что товар по распродаже обмену и возврату не подлежит. Прямым текстом тебе говорят на кассе, предупреждают и прочее.

Е.К.: Это уже, конечно, противозаконное требование, потому что потребитель в любом случае имеет право на возврат товара, если это не определенная группа товаров, если мы говорим о нижнем белье, о постельном белье, те товары, которые были распакованы или на них имеются реальные дефекты, по которым можно установить, что этот товар использовался — или его носили, или его распечатали. В этом случае магазин имеет право отказать. Что же касается товаров, которые имеют заводскую упаковку, ярлыки, бирки и кассовый чек, то магазин не имеет право отказать потребителю, если товар имеет возможность возврата и дальнейшей реализации, магазин обязан его принять и вернуть денежные средства или обменять на аналогичный, по желанию покупателя.

В.И.: Давайте подытожим по этой инициативе, которая была озвучена, что в России, возможно, займутся регулированием распродаж, — насколько велика вероятность, что в этой сфере наведут порядок? И что бы вы посоветовали предпринять, чтобы этого порядка действительно достигнуть?

Е.К.: Я считаю, что эта инициатива минимальна. Ее принять можно, но в итоге исполнять — у нас не существует такого органа, который будет контролировать данную сферу по распродажам и т. д., потому что любой продавец имеет право устанавливать любую цену, которую он считает необходимой. В данный момент я нахожусь в автосервисе, и если в этом автосервисе мне скажут, что — сегодня у нас акция, все работы за полцены, естественно, я только обрадуюсь. И если государство будет вмешиваться в ценообразование данного автосервиса, естественно, мне как потребителю эту будет очень неудобно. Любой потребитель всегда будет рад получить скидку на ту или иную сферу обслуживания либо группу товаров. Это будет всегда потребителю приятно.

Что же касается скидок, это всегда было инструментом для привлечения покупателей или клиентов. Поэтому данная сфера никаким образом ущемляться не должна. Любые скидки, которые планируется установить продавцом, должны только поощряться. Если будет принят закон по поводу того, чтобы было какое-нибудь снижение налогообложения для продавцов, которые делают скидку для определенной группы потребителей, — вот эта инициатива будет очень интересная. Если это будет поощряться государством для того, чтобы ценообразование контролировалось и чтобы эти скидки доходили до реального потребителя. В сфере Мосгортранса у нас группа инвалидов имеет возможность ездить по более дешевым, льготным тарифам. И нас это радует. Каким образом мы в этой сфере будем действовать? Отменим льготные проезды для пенсионеров? Это ведь тоже, по сути, скидка.

В.И.: Но это не распродажа, это нечто другое ведь.

Е.К.: В любом случае, это скидка. Что касается распродаж, то естественно, если имеется товар, который не реализован в определенный срок, и есть нагрузка на продавца, он имеет возможность его продать во время распродажи. И просто делать распродажи, когда нет клиентов, если говорить по сезонным группам товаров, естественно, это неудобно. Но когда покупатель знает, что придет сезон, и будет распродажа на зимнюю обувь в марте, человек ждет, когда будет распродажа, и покупает себе на будущий период ту или иную продукцию. Как ее можно регулировать и отменить скидки в России? Я считаю, это нецелесообразно и это будет нарушать права потребителя.

В.И.: Тут речь идет не о том, чтобы отменить скидки, а чтобы их как-то прописать, привести к единому стандарту, чтобы описать, какого рода распродажи существуют, как они должны проходить. То есть все поставить по столбцам, привести в порядок.

Е.К.: Чтобы шаблон работал, необходимо создать шаблон по ценообразованию. Чтобы тот или иной продавец не имел возможности ставить цену выше определенного минимума или максимума. Только тогда можно регулировать — если накрутка была 100%, то он может скинуть не более 50%. В аптеках накрутка порядка 70% на оптовые закупки медикаментов. О какой здесь скидке может идти речь, если не регламентируют цену препарата в аптеке одной и в другой, если цены везде разные? От какой цены должны быть скидка? И какая должна быть минимальная розничная цена или максимальная розничная цена? До тех пор, пока не будет установлен предельно допустимый коэффициент накрутки, говорить о контроле скидок невозможно.

В.И.: А об этом предельном коэффициенте накрутки пока речи не идет?

Е.К.: Не идет. А о размере скидки поднимается вопрос. Каким образом можно регулировать скидку, если нет порядка ценообразования и прибыли, которая должна быть установлена в той или иной сфере?

В.И.: В общем, сложный это вопрос. Остается только быть бдительным и внимательнее смотреть на ценники.

Е.К.: В виде пиара, который сейчас произносится теми или иными людьми, это, конечно, очень интересно и очень звучит. Сказать, что — я думаю о вас, я молодец. Но что касается реального исполнения данного решения, я думаю, он останется бездейственным.

В.И.: Большое спасибо, что побеседовали с нами.

Е.К.: Спасибо.

В.И.: Мы продолжаем. С нами на связи Андрей Бунич, глава «Союза предпринимателей и арендаторов России». Здравствуйте.

Андрей Бунич: Здравствуйте.

В.И.: На днях появилась новость о том, что в России хотят заняться регулированием распродаж, якобы сейчас это никак не регламентируется, проведение распродаж с целью борьбы с недобросовестными предпринимателями и покупателями. Хотят как-то это привести к норме.

М.Ц.: Чтобы не возникало таких ситуаций, когда магазины специально завышают цены и якобы потом предлагают на них скидку.

В.И.: Как вы к такой инициативе относитесь?

А.Б.: Я не понимаю, как можно регулировать покупателей, как покупатели могут мошенничать на распродажах. Это как-то недостаточно ясно. А вот как действуют нерадивые предприниматели, это два случая. Это, во-первых, когда просто завешенная цена изначально, и впоследствии, когда очевидно, что она завышена, просто ее несколько снижают, делают рекламу и под видом распродажи продают по вполне реальной цене, которая может даже быть выше среднерыночной.

Но есть еще худший случай, когда объявляют распродажу и тоже делают большую рекламу, что акция, распродажа, а потом просто повышают все цены. И люди приходят в магазин, думая, что это распродажа, покупают вообще по повышенным ценам. Это просто отъявленное мошенничество. Но, тем не менее, оно регулярно практикуется, потому что любой маркетолог подтвердит, что когда человек уже пришел в магазин, да еще шел туда как на распродажу, то психологически он готов к покупке, ему уже не хочется уходить ни с чем. Кроме того, не все в состоянии сопоставлять цены, понять, что их обдуривают. Поэтому получается, когда второй случай происходит, это приводит к тому, что человек считает, что он пришел на распродажу по сниженным ценам, а пришел на самом деле на распродажу по повышенным ценам, что совсем нехорошо. Хотя и первый вариант, когда изначально ставятся завышенные цены, а потом они чуть-чуть снижаются, и это выставляется как распродажа, тоже, наверное, не совсем этично.

Тем не менее, мне кажется, что когда идет первоначальное завышение, а потом снижение, его регулировать сложно. А вот зато то, что я описал, явное мошенничество — его можно прописать в законе. Потому что если объявлена распродажа, то соответствующие органы, которые надзирают за потребительским рынком, они вправе прийти, сделать замер средних цен, и если выяснится, что на эти распродажи средние цены выросли, то выписать штраф, наложить какие-то санкции на те магазины, которые этим занимаются.

В.И.: А как это все можно проконтролировать? Грубо говоря, эта пятница — своеобразная «черная пятница» в России, многие магазины заявляют о скидках. Как можно проконтролировать, мухлюют предприниматели или нет с ценами? Кто это должен делать?

А.Б.: Тот случай, когда изначально цены завышены, а впоследствии они снижаются, наверное, трудновато проверить. А именно явный обман, когда просто все цены повышаются, и это называется распродажей, можно, конечно, доказать, поскольку известна средняя цена, по которой продавались товары в этом магазине. А заниматься этим могут и Роспотребнадзор, и в МВД есть соответствующие возможности. Если будет такой закон, то явное мошенничество, конечно, можно выследить. То есть по заявлению покупателей, если они видят, что происходит что-то не то, то в принципе могут приходить проверки. Или же можно проверять изначально, когда объявляют о распродаже, записать в законе, что те органы, которые надзирают за потребительским рынком, должны прийти и проверить, действительно ли это распродажа или это мошеннический трюк для привлечения покупателей.

Таким образом будут выявлены нерадивые предприниматели, и это сыграет на руку как раз предпринимателям добросовестным. То есть будет способствовать конкуренции. Потому что те, кто на самом деле снижает цены или постоянно продает по дешевым ценам, они при такой ситуации окажутся в выигрышном положении. А те, кто преднамеренно завышают, это, кстати, даже не мелкие предприниматели, это торговые сети, особенно те, кто занимает монопольное положение на рынке и которым нет замены часто в тех районах, где они работают. Люди просто вынуждены туда ходить, потому что всех остальных истребили, прогнали, небольших магазинов шаговой доступности уже нет. И вот когда они видят, что они стали монополистами, они пускаются во все тяжкие и применяют все способы для извлечения дополнительной прибыли, сверхприбыли, хотя и так она у них неплохая.

В.И.: Вопрос, кто еще, помимо монополистов, может подобными грешками страдать? И в принципе насколько это распространено в России, когда предприниматели такие игры с ценами устраивают?

А.Б.: Конечно, распространено. Но постепенно люди будут более грамотными. Это будет распространяться, в интернете появятся какие-то сайты, будет какая-то репутационная значимость, будут передавать друг другу, где и как это происходит. Если бы была конкуренция на рынке, это быстро бы сработало даже без всяких проверок, которые все-таки можно подкупить, как мы понимаем, откупиться, за счет сверхприбыли это можно сделать, заложить просто в сверхприбыль коррупционную составляющую. А вот если бы была конкуренция на рынке, в каждом районе работало много предприятий разного типа, покупатель мог бы выбирать, при этом были бы сайты сравнения цен, когда предприниматели выставляют в интернете свои цены, можно было бы посмотреть, где дешево, где дорого, где обманывают, где не обманывают, — я думаю, это быстро пришло бы в соответствие. Но монополизм в торговле мешает это сделать, потому что когда другой вариант — это ехать через весь город куда-то и покупать более дешевый товар там, все равно будут затраты временные, которые выражаются в деньгах, и денежные, на транспорт. И получится, что хрен редьки не слаще. Соответственно, люди вынуждены все равно идти. А это провоцирует сетевые структуры дальше обманывать, дурить людей вот этими своими приемчиками, когда якобы вроде все дешевле, а при этом распродавать тот же самый товар по тем же или более высоким ценам. Или некачественный товар, тоже такой вариант возможен.

В.И.: Правильно я понимаю, что сейчас никакого наказания для таких нерадивых предпринимателей не предусмотрено? Завысил цену — максимум, что может быть, — покупатель от тебя отвернется. Или же все-таки предусмотрены какие-то механизмы воздействия?

А.Б.: Нет. Как можно наказать? Ну, завысил цену. Он скажет — у меня издержки были высокие, купили дороже этот товар. Довольно сложно доказать, завышена цена или не завышена. В каждом индивидуальном случае у предпринимателя свои издержки. Может, он купил его дорого? Может, он глупо поступил и приобрел его дороже, и теперь продает? Это доказать невозможно. А проследить средние цены, и в случае, если объявляется распродажа, об этом делается объявление и это видно, то есть идет реклама — в этом случае посмотреть, уровень цен соответствует распродаже или нет, — это возможно.

В.И.: А если все-таки в законе как-то попробовать отрегулировать, вы бы что посоветовали? Как на законодательном уровне это можно реализовать, на практике?

А.Б.: Я не законодатель, поэтому мне сложно судить, как.

В.И.: Вы работаете с предпринимателями, знаете, как устроена среда. Как можно с этой средой работать?

А.Б.: Я думаю, что санкции, как я уже сказал, лучше привязывать именно к фактору распродажи. Чтобы несли ответственность за распродажу. А также за средний уровень цен. Таким образом, сравнение было бы между тем уровнем цен, который постоянно, в течение какого-то периода поддерживается в том или ином магазине, и тем, который будет при распродаже. И если уровень цен при распродаже окажется выше, чем обычный, то тогда это явное мошенничество. Если же ниже, то тогда все нормально. Мне кажется, больше ничего сделать нельзя. Все остальное — это репутационные вещи.

М.Ц.: Обычно подобные новые инициативы хорошо и продуктивно функционируют именно в больших городах. А если говорить об отдаленных регионах, каких-то маленьких городках, там насколько это все будет действовать, насколько ответственно смогут люди, потребители отнестись там, чтобы заметить такую несправедливость, обратиться? Или все-таки они останутся нетронутыми в этом плане, по крайней мере, какое-то время, пока это все будет прорабатываться?

А.Б.: Вы правы. В небольших городках, в селах ситуация совсем печальная. Во многих местах торгуют разные сельпо, райпо, которые входили в систему потребкооперации раньше, дотировались, потому что просто невыгодно в противном случае предпринимателю работать. Впоследствии у них льготы были все изъяты под видом того, что в государстве мало денег. Поэтому во многих местах сложилась такая ситуация, что после изъятия льгот, а они касались продажи ряда товаров, спиртного, сигарет, получилось, что закрылись вообще магазины или стали приезжать лотки какие-то в эту местность. Люди не могут купить даже хлеба и молока на регулярной основе в огромном количестве населенных пунктов, мы просто об этом не знаем. Поэтому говорить о том, что там будут регулировать на предмет цен, на предмет распродаж просто смешно, потому что для многих проблема просто приобрести товары каждый день самые необходимые, это не всегда возможно в этих регионах, в отдаленных местностях.

Надо возвращать определенные льготы для предпринимателей, которые работают там. Тем более, это не совсем даже льготы, это просто признание того факта, что предприниматель, работающий в этой сфере, иначе просто прибыль не может получить. Это скорее обеспечение просто минимальной рентабельности. Все, что было изъято в свое время из системы потребкооперации, системы райпо, сельпо — это надо возвращать обратно. В противном случае люди будут действительно просто на подножном корме находиться в этих регионах.

В.И.: То есть не до распродаж в регионах.

А.Б.: Да. Они не могут купить обычные, элементарные товары для выживания. Это же ненормально.

В.И.: Давайте вернемся к теме распродаж. В инициативе, которая была выдвинута, отрегулировать как-то рынок распродаж говорится также о том, что предлагают прописать самые распространенные их виды, тех распродаж, которые существуют. Правильно я понимаю, что распродажи — это не российское явление, это то, что пришло к нам из-за границы? То есть как смогли, так и реализовали. Что вам известно о зарубежном опыте и о применении здесь, у нас в стране? Может быть, я в принципе неправа, и мы ничего не перенимали? То есть в какой форме сегодня распродажи существуют в России? И что вам известно о том, как это применяется за границей?

А.Б.: У нас даже в советское время были какие-то формы распродаж. Просто, может быть, более усеченные. Но, конечно, временами товар продавался со скидкой, когда не могли реализовать. Тогда просто другие были правила. Нужно было иначе принимать решения в плановой экономике. И поскольку много было неликвида, то, конечно, часто снижали цену. Это тоже называли распродажами. В западных супермаркетах это уже отработанная практика. Безусловно, там опыта больше, там уже просто поднаторели в этом, потому что много десятков лет это все совершенствовалось. Конечно, таких нахальных способов изъятия денег там просто не существует, потому что это быстро было бы замечено. Элементарная огласка, даже без всякого закона, уже привела бы к тому, что в эти магазины люди бы не ходили, поскольку есть большая конкуренция, и она была всегда там. Хотя существуют и санкции за обман покупателей, очень жесткие, в Европе, в Америке. С этим тоже никто не хочет связываться, потому что если выяснится, что есть злоупотребление, то могут наложить штраф или вообще лишить права работать в этой местности. Но даже штраф будет такой, что ты уже не захочешь потом мошенничать.

В.И.: Какие виды распродаж существуют в России, наиболее распространены, на ваш взгляд, как показывает практика?

А.Б.: Наверное, можно разделить на какие-то типы, одно назвать так, другое по-другому. Но все равно, в общем и целом-то смысл один экономический. Просто, может быть, что-то касается отдельных товаров, что-то касается всех товаров в магазине. Так можно на какие-то категории поделить. Наверное, Ассоциации торговли виднее, как это поделить на разные варианты. Но мне кажется, мы просто уйдем в какие-то частности. Суть-то не в этом.

Скорее всего, надо брать вариант, когда объявляется общая распродажа в магазине, поскольку это более распространенная ситуация. А если это какое-то снижение цен на отдельные виды продукции, то, по моему мнению, это уследить вообще практически невозможно.

М.Ц.: Если все-таки узаконят понятие распродаж, будут проверять предпринимателей и магазины, как вы сказали, по той схеме, что в принципе само объявление распродажи будет определенным звоночком для того, чтобы провести проверку, будет ли у предпринимателей какая-то возможность схитрить и обойти этот закон? Потому что ведь магазины же тоже вправе как-то пересматривать периодически свою ценовую политику. Не могут они сослаться просто на то, что вот у них такой пересмотр совпал с проведением распродажи, примерно все в одни сроки произошло, поэтому вот и повышение цен?

А.Б.: Конечно, будут какие-то способы. Тут можно вообще снижать или повышать цены и не объявлять об этом. Просто писать ценники, что скидка везде, хотя никакой скидки на самом деле нет, что часто и делается. Здесь можно тоже какие-то санкции придумать, но трудно их реализовать. Предприниматель может сказать, что в его конкретно случае здесь есть скидка. И поди проверь, за сколько он купил, продавал ли он раньше по одной цене, теперь по другой.

Но мне кажется, что речь идет о рекламных акциях, которые связаны с тем, чтобы привлекать внимание к данному магазину. Тогда рассылаются объявления, люди по телевидению и в других СМИ видят, люди приходят как на распродажу. Они идут туда, предполагая, что это более дешевый способ приобретения товара. Вот в чем есть мошенничество. Мне кажется, только это надо усиленно регулировать. А просто ходить по магазину, смотреть, что на какой-то товар стоит ценник, что на него цена со скидкой, суперцена, — это пусть в никуда, потому что просто бесконечно можно проверять и постоянно получать один и тот же ответ, что в данном случае все в порядке.

В.И.: Правильно я поняла, что вы в принципе выступаете за урегулирование этой сферы распродаж?

А.Б.: Я выступают за урегулирование там, где оно возможно. Потому что если его распространить на все, то любое регулирование, распространенное абстрактно на все, не работает. В любой сфере. Везде необходима конкретизация. В этом и смысл регулирования. Регулировать надо там, где это возможно. Если вы распространяете шире, вы просто делаете пустую работу, потому что размоется. Надо выбирать те случаи, где действительно можно воспрепятствовать и придумать санкции именно для этих случаев. А такие случаи есть. Это рекламные кампании, когда действительно объявляется, что товар со скидкой, приходите. И большое количество людей, видя это, приходят и думают, что покупают дешевле. Это бывают сезонные распродажи или какие-то рядовые акции. Это как-то можно привязать к ответственности. А все остальное, что внутри магазина происходит, кто-то снизил цену, кто-то повысил — тогда это просто коррупция для проверяющих и не более того.

В.И.: Насколько велика вероятность, что если в законодательном плане что-либо попытаются отрегулировать, то это будет работать на местах? Не будет ли это просто филькина грамота, что вот, мы население успокоили, распродажи отрегулировали, а по факту все остается так же, как и было прежде?

А.Б.: Я это и сказал. Чем более размытая и общая система регулирования, если она вдруг начинает включать в себя все, что происходит в этой области, любой случай, то это не работает. Работают обычно точечные меры, какие-то санкции за конкретную акцию, за то, что можно действительно четко прописать. Допустим, шумная рекламная компания. Она связана со СМИ, с тем, что объявляется некая распродажа. Это-то можно проверить — была объявлена такая акция или не была. Если была объявлена, значит, есть большая ответственность. Тогда можно прийти и сравнить, еще раз говорю, средние цены предыдущего периода с ценами на распродаже. И это хоть какой-то способ чего-то добиться. Расширять дальше абсолютно не надо, потому что если расширить на все, что происходит в магазине, то в итоге не получишь ничего. Будет просто профанация деятельности, будут ходить проверяющие, будут получать взятки, а в реальности ничего не будет меняться. Поэтому я за то, что если вводится какая-то регулятивная норма, то она должна быть четко описана и не охватывать тотально все. Она должна касаться конкретных вещей.

В.И.: Большое спасибо, что побеседовали с нами.

У микрофонов были Валентина Ивакина и Мария Цыганова. Это была программа «Угол зрения». До свидания.

Мнение участников программы может не совпадать с мнением редакции.
Вторник со Львом Пономаревым

Понравилась статья? Поделись с друзьями!

comments powered by HyperComments