Столица Коми может «переехать» в Ухту: кому выгодно проведение референдума

Ни социальных, ни экономических предпосылок к проведению референдума по переносу столицы Коми нет, считают эксперты. И вообще неясно, привлечет ли он избирателей на выборы в 2018 году.
Эксперты: Елена Соловьева — журналист «Межрегионального интернет-журнала 7х7» (г. Сыктывкар); Игорь Сажин — правозащитник (г. Сыктывкар); Михаил Рогачев — историк (г. Сыктывкар).

*Техническая расшифровка эфира

Александра Хворостова: Здравствуйте, уважаемые радиослушатели, это программа «Zoom» на радио СОЛЬ, у микрофона Александра Хворостова. Депутаты Республики Коми поддержали идею референдума о переносе столицы из Сыктывкара в Ухту. За эту идею сегодня проголосовали: за — 21 человек, против — 2 человека, воздержались 3 человека, не голосовал лишь 1 депутат. Агентство «Комиинформ» сообщает, что решение было принято после бурных споров. Жителям предлагают ответить на вопрос «Согласны ли Вы с тем, чтобы в Республике Коми был принят Закон о внесении изменений в Конституцию Республики Коми, предусматривающий перенос столицы Республики Коми из города Сыктывкар в город Ухту?».

Некоторые, правда, видят в этом политический подтекст — говорят о том, что назначенный день референдума, 18 марта 2018 года — не что иное, как попытка привлечь население на будущие президентские выборы.

Сегодня в программе попытаемся дать ответ на вопрос — кому же все-таки выгодно проведение данного референдума, и насколько Ухта может претендовать на звание столицы республики?

У нас на связи журналист «Межрегионального интернет-журнала 7×7» (г Сыктывкар), Елена Соловьева. Елена, здравствуйте!

Елена Соловьева: Здравствуйте!

А.Х.: Расскажите, пожалуйста, кто впервые озвучил идею переноса столицы Республики Коми из Сыктывкара в Ухту и чем он руководствовался?

Е.С.: С этой идеей выступил ректор Ухтинского государственного технического университета (УГТУ) Николай Цхадая. Его помощник, член инициативной группы Дмитрий Безгодов считает, что если срочно не перенести столицу в Ухту, то через 10 лет в Коми «останется один город — Сыктывкар, с умирающими вокруг него селами и северными вахтовыми поселениями», что Коми зачахнет, погибнет.

А.Х.: А почему в Ухту?

Е.С.: Дело в том, что у этого есть предыстория. Сегодня депутаты вспомнили, что Ухту хотели делать столицей еще в 40-е годы, и якобы люди тогда писали письма Сталину. Это было в начале 40-х. А потом началась война и не успели. Дело в том, что Ухта — географически ближе к центру республики, и жителям северных регионов удобнее было бы туда попадать. И когда был транспортный вопрос, когда вели железнодорожную ветку, ее провели прямо до Воркуты, минуя Сыктывкар. Построили эту дорогу только в 60-х годах, это железнодорожный тупик. Поэтому, возможно, мотивируют тем, что географическое положение такое.

Что еще говорят сторонники — что сейчас все сконцентрировано в Сыктывкаре, а остальные города, особенно какие-то маленькие поселки, деревни, села чахнут, потому что все уезжают туда [в Сыктывкар]. Вот такая мотивировка.

А.Х.: Об идее тех кто за, мы поняли. Но ведь, наверняка, есть те, кто против?

Е.С.: Тут против достаточно много людей. Но есть еще такая вещь — у нас есть сайт, была раньше газета, теперь только сайт — «Красное знамя». По их источникам этот референдум совместили с выборами президента с целью повысить явку. Сегодня по этому поводу были очень большие споры.

Я сегодня присутствовала в Госсовете Республики Коми как журналист — есть еще одна интересная предыстория. В Коми буквально в этом году пытались инициировать еще два референдума. Они касаются вопросов экологии, борьбы с нефтеразливами. Первый референдум касался разъединения объединенных министерства промышленности и министерства природы. Тут получается такая коллизия, когда контролирующий орган оказывается подчиненным тому органу, который он должен контролировать. То есть вы должны проверять эти старые трубы и наказывать людей и компании, которые виноваты в утечках нефти, а вам министр промышленности говорит — «Ты их не трогай, у нас с ними все хорошо, мы промышленность развиваем». Вроде того.

И еще один референдум касался прямо замены труб, он тоже сегодня обсуждался на Госсовете — и был снят. То есть по тем вопросам, которые касались экологии, не разрешили проводить референдумы. А на тему, которая была предложена не снизу, а человеком, близким к госструктурам, которым является Цхадая, они разрешили говорить.

А.Х.: То есть получается, что вопросы двух других референдумов были бы важнее сегодня для жителей Республики Коми, нежели вопрос о переносе столицы.

Е.С.: Как журналист, много занимавшийся нефтеразливами и бывавший на нефтеразливах — думаю, что, конечно, да. Тут есть некоторый момент, от которого отдает некоторым лицемерием от депутатов, на мой взгляд. Когда они запрещали референдум по разъединению Минприроды и Минпрома и сказали, что он не нужен, они говорили о том, что на это понадобятся деньги. Вопрос касался бюджета. Они нашли в законодательстве некий пункт, который запрещал проведение референдума, если вопрос хоть как-то касался бюджета. Это было очень мощным аргументом. Но дело в том, что если мы говорим о переносе столицы, это требует куда большие вложения. Это огромная нагрузка на бюджет, которую пока еще никто не просчитывал. И тут они говорят: «Ребят, это же воля народа! А мы же народные избранники». Вот такие несколько популистские сегодня вели разговоры.

А.Х.: Елена, а что по этому поводу говорят глава Сыктывкара и глава Ухты?

Е.С.: На этот вопрос я, боюсь, не смогу вам ответить. Насколько мне известно, глава Сыктывкара и глава Ухты пока отмалчиваются. Наверное, у них есть какое-то мнение по этому поводу, но я его не знаю. Могу предположить, почему они молчат — сегодня один из депутатов Госсвета Республики Коми сказал: «Ну что вы беспокоитесь о деньгах, о каких-то там вещах… я на 120% уверен, что Сыктывкар останется столицей. Мы же все с вами это прекрасно понимаем. Но надо же дать народу посоревноваться. Надо, чтобы была какая-то веселуха!». И таким образом, Вокуев — фамилия этого депутата, он проговорил позицию, а с учетом того, что этот референдум назначен на один день с выборами президента, то явка обеспечивается еще и тем, что люди придут голосовать за или против переноса столицы.

А.Х.: Заведомо зная уже ответ и с единственной целью — увеличить количество человек, пришедших на выборы.

Е.С.: Да, и еще я могу добавить — были рабочие комитеты в Госсовете, где решались эти вопросы, и депутаты сказали, что на рабочем комитете именно группа депутатов из Ухты была против переноса столицы в Ухту. Как сказали депутаты, это потому, что они умные, практичные, рациональные, думающие люди, которые понимают, что это очень тяжело будет для бюджета и зачем это нужно не совсем понятно.

А.Х.: А эта группа депутатов, это, наверняка же, не едросы?

Е.С.: Этого я вам сказать точно не могу, потому что сегодня на Госсовете, когда была эта реплика, не уточнялась их принадлежность к какой-то партии. Я единственное, что могу сказать — сегодня один депутат, Брагин из ЛДПР сказал, что подобный референдум наоборот может быть использован теми, кто хочет снизить явку на президентские выборы — потому что если сразу объяснить людям, какой это удар нанесет по социалке, так как требуются огромные средства из бюджета — все просто возьмут и проигнорируют. Не пойдут ни на референдум, ни на голосование, сорвут явку на выборы. У него было такое предположение, которое тоже имеет право на существование.

А.Х.: Некоторые информагентства говорят о том, что завтра, 24 ноября Госсовет будет рассматривать другой вопрос — соответствие данного референдума законодательству РФ. Об этом вы что-нибудь знаете?

Е.С.: Этот вопрос, если судить по всем нашим трем референдумам, уже решенный. Это некая формальность, которую нужно соблюсти. И то, что они сегодня проголосовали за это большинством голосов, то, как на эту тему высказывались, все говорит о том, что вопрос уже решен. И мы все знаем, что столица останется в Сыктывкаре, просто у нас будет такое веселье на выборы. Примерно так можно описать эту ситуацию.

А.Х.: Елена, мы поняли о чем сегодня говорили депутаты Госсовета. А что говорят простые люди — они поддерживают перенос, этот референдум, или есть какие-то волнения?

Е.С.: Волнений особых никаких нет. Есть некоторое недоумение вроде: «А зачем это все? Почему сейчас?». Я бы не сказала, что заметны какие-то особенные волнения. Дело в том, что это очень комментируемая тема на самых разных сайтах — очень сложно следить по комментариям, потому что очень много троллинга идет, много каких-то людей, которых, видимо, обязали писать. Из этого плотного вала вдохновения очень трудно вычленить каких-то, действительно, реальных людей и понять, что они думают. А если говорить с людьми на улице, то они просто пожимают плечами и говорят: «Какая-то фигня, я вообще не понял. Зачем? Смысл в чем?».

А.Х.: Елена, ваше личное мнение — для чего нужен этот референдум? Оттолкнет или привлечет он жителей республики на выборы в марте 2018 года? И что в итоге, что потом будут говорить?

Е.С.: Я думаю, что у нас довольно скучный и серый фон общественной жизни. Люди уже давно ничего не решали таким образом. У них давно не было такой возможности — проявить себя, свою позицию. Мне кажется, это простимулирует людей сходить на выборы, поспорить. Но дело в том, что, как сегодня было замечено, и, по-моему, правильно — до того, как выносить этот вопрос на референдум, нужно было устроить большую общественную дискуссию, обсуждать это в разных СМИ и на других площадках. Думаю, что она еще развернется — можно будет проводить какие-нибудь пресс-клубы по этому поводу, если кто-то захочет. Я лично против, чтобы это поддерживать, потому что просто искусственное повышение явки на выборах. Еще нужно понимать, что на юге и в Сыктывкаре сосредоточена бОльшая часть населения республики. В Сыктывкаре живет около 250 тысяч человек. Во всей республике — 800 тысяч жителей. Так что, можно предполагать, что все равно выберут Сыктывкар.

А.Х.: А кого бы вы пригласили на эту общественную дискуссию? Кто бы, действительно, мог ответить по существу? Не популистски, а именно по существу.

Е.С.: Я бы пригласила того, кто отвечает за финансы, за бюджет страны, пригласила бы нашего известного историка Михаила Борисовича Рогачева — он занимается в том числе историей ГУЛАГа в Республике Коми. Он мог бы рассказать с чисто экономической точки зрения, когда это было возможно и нужно было или нет. Конечно, можно было бы пригласить людей каких-нибудь из Ухты и Сыктывкара. Я в общем-то за любые дискуссии, но не хотела бы искусственно разогревать эту тему и лить воду на мельницы людей, которые просто хотят поднять явку таким образом.

А.Х.: Огромное спасибо вам, Елена, что вы нашли время с нами пообщаться. Я напоминаю, что с нами на связи была журналист «Межрегионального интернет-журнала 7×7» (г Сыктывкар), Елена Соловьева.

У нас на связи правозащитник из Сыктывкара, Игорь Сажин. Игорь Валентинович, здравствуйте!

Игорь Сажин: Здравствуйте!

А.Х.: Мы сегодня говорим о референдуме, о переносе столицы из Сыктывкара в Ухту. Скажите, пожалуйста, ваше мнение по поводу этого. Для кого он может быть выгоден и к каким результатам он может привести?

И.С.: Насколько я знаю, инициативу проявил руководитель УГТУ из Ухты Николай Цхадая. Зачем это ему — понятно. Он находится в провинциальном городе, а хочет быть в столичном городе, в столичном вузе. Видимо, это ему выгодно. Каких-то других подтекстов я не знаю. Подают на этот референдум только малозависимые, больше никого там нет — никакой общественности. Попытки перенести столицу из Сыктывкара в Ухту уже делались, насколько я помню, в 70-е годы. Но тогда это отстояли. Честно говоря, оснований для этого я вижу очень мало. В республике живет всего 800 тысяч человек, 250 из них живут в Сыктывкаре. В Ухте же живет около 100 тысяч, не больше. Зачем перемещать туда, тратить огромные деньги, чтобы все это передвинуть — чиновников и тому подобное — непонятно. Если идти по европейскому пути, когда столица в одном городе, в чиновники в другом, то такого примера по России я не знаю. Я рассматриваю эту как шутку, ничего серьезного в этом нет.

Сыктывкар очень старый город, это был единственный город во всем Коми крае. Там живет самое большое количество коми жителей — где-то порядка 20%, собственно говоря, как и во всей республике. Остальные, по большей части, русские. И непонятно, зачем переносить столицу края в Ухту, где большее число городских жителей коми находятся там. Все остальные коми, в основном, сельские жители. Вот, собственно говоря, мое мнение. Если хотите поподробнее узнать о попытке перемещения столицы из Сыктывкара в Ухту, позвоните Михаилу Борисовичу Рогачеву.

А.Х.: Мы обязательно свяжемся с ним чуть позже. Вы назвали это шуткой, но дело в том, что денежные вливания здесь нешуточные. Как вам кажется, насколько Республика Коми может потянуть весь этот референдум именно с точки зрения финансов?

И.С.: Потянуть-то республика сможет, но зачем нужно тратить эти деньги так бездарно? Какая-то непонятная игра. И так в республике полно забот — с дорогами, с инфраструктурой, не развивается туризм, очень много проблем с переселением, социальных проблем навалом. Тратить огромные деньги просто для того, чтобы переместить административную единицу, для меня это просто «стеб». Кто-то решил постебаться. Как шутят мои друзья — постмодернизм какой-то. Давайте в состоянии раздора переместим столицу из одного места в другое. Непонятное явление.

А.Х.: Многие связывают проведение референдума с президентскими выборами, чтобы 18 марта повысить явку. Как вы смотрите на эту дату, с точки зрения такого подтекста?

И.С.: Да, а что — хорошая идея. Люди заодно и проголосуют.

А.Х.: Привлечет ли это, по вашему, население?

И.С.: Придут-придут. Коми придут очень активно.

А.Х.: Не смотря на то, что все понимают, что вопрос решенный? Многие говорят о том, что Сыктывкар останется столицей.

И.С.: Я тоже, в большей степени, уверен. Но придут, потому что люди не очень хотят расставаться с привычным. Я уверен, что некоторые организации в Сыктывкаре точно скажут всем своим работникам: «Ну что вы, идите, голосуйте». Я думаю, это будет определенный подъем. Немножечко перепугаются. В нынешнее время, когда все привыкли, что в политике могут быть резкие, дерганые повороты, которые могут менять ситуацию, люди уже побаиваются. Очередной резкий поворот, какая-нибудь глупость — раз и все изменится. Я как-то не задумывался над этим, но идея очень интересная — разогреть население, чтобы они на выборы ходили. Вполне возможно.

А.Х.: Елена Соловьева, журналистка портала «7×7» рассказала нам о том, что не было по референдуму ни дискуссий, ни каких-либо обсуждений. Просто решили провести эту инициативу, назначили дату. Как вы думаете, если была бы дискуссия, допустили бы те люди, которые пришли, до такого? И кого бы вы пригласили на нее, если бы у вас была такая возможность?

И.С.: Я думаю, что дискуссия была бы простроена так, чтобы большая часть населения уже высказалась в пользу того, что Сыктывкар должен остаться. Те инициаторы остались бы в меньшинстве и выглядели бы довольно глупо. На эту дискуссию я бы пригласил самих инициаторов, но их ведь горстка, люди Цхадая — надо же с кем-то дискутировать. Я думаю, что многие чиновники столицы были бы за ее сохранение — зачем перемещаться куда-то на север. Но эта горстка инициаторов, думаю, даже и не пришла бы. Подозрение такое что это был некий такой заказ, который был сделан, вполне возможно, сверху. Я-то думал, что это личная инициатива Цхадая, но после разговора с вами задумался. Попахивает, действительно, какой-то вертикалью.

А.Х.: То есть инициатором может быть не ректор УГТУ, а кто-то сверху?

И.С.: Может быть. Я думаю, что Цхадая сам не стал бы этого делать. Хотя черт его знает, что ему взбрело в голову. Но год выборный, и такие вещи управляемые. А если назначили на дату выборов президента — значит это 100% «заказуха».

А.Х.: Игорь Валентинович, спасибо большое, что пообщались с нами. Всего доброго!

Напомню, что с нами на связи был правозащитник из Сыктывкара, Игорь Сажин.

Теперь с нами на связи Михаил Рогачев — историк из Сыктывкара. Михаил Борисович, здравствуйте!

Михаил Рогачев: Добрый день!

А.Х.: Михаил Борисович, я так понимаю, что вопрос о переносе столицы из Сыктывкара в Ухту поднимался аж в 40-е годы. Каковы были тогда предпосылки и идеи переноса столицы республики?

М.Р.: Один раз, в 1940 году. Руководство республики направило докладную записку с этим предложением в Центр на имя товарища Сталина. Тогда, собственно говоря, это была ГУЛАГовская идея. Ведь Ухта тогда даже не была городом. Она получила статус города только в 1943 году. Обоснование было такое — во-первых, Ухта находится в центре республики; во-вторых, это бурно развивающийся промышленный центр, правда по сравнению с Сыктывкаром она развивалась ГУЛАГовскими методами; в-третьих, она доступнее Сыктывкара. На тот момент, это была правда, потому что до Ухты уже была железная дорога и она строилась дальше. А Сыктывкар железнодорожным городом не был. Других основных видов транспорта в то время и не было — реки да железные дороги, самолеты только начали развиваться. Такое было обоснование.

Кстати говоря, тогда перенести столицу было, действительно, реально. Но города как такого не было, он строился. Это был барачный центр ГУЛАГа. Вольных-то жителей около пяти тысяч человек. Все остальные — заключенные. Вполне могли построить с нуля административные здания для размещения правительственного аппарата. Да и само правительство было маленькое, по сравнению с современным. Но началась война, и эта идея никакого развития не получила.

А.Х.: Как вы думаете, есть ли сегодня какие-то предпосылки к переносу столицы?

М.Р.: По мне, так никаких — ни исторических, ни экономических, ни транспортных. Сыктывкар давно сложился — 200 лет как центр Коми края. Сперва в составе Сысольского уезда, потом Коми автономной области, затем Коми Автономной Советской Социалистической Республики, теперь — Республики Коми. Чем, в данном случае, Ухта лучше? Что выиграет республика от того, что столицей станет Ухта? Абсолютно ничего. Это, с моей точки зрения, абсолютно неадекватная постановка вопроса. При современной логистике, связь — что из Сыктывкара, что из Ухты — одинакова.

Что приобретет Ухта, как столичный город? Она получит стимул к развитию как административный центр. Но это произойдет не сразу, сперва Ухте придется очень здорово затянуть пояс, ужаться, чтобы все это построить — здания администрации, правительства и Госсовета. Так что это еще не факт, что она выиграет. Даже Ухта.

Также возникнет большая проблема — что делать с Сыктывкаром. Ведь вывезти отсюда все правительственные учреждения, все управление — что делать дальше? Ведь просто так не бросишь эти здания, эту инфраструктуру на произвол судьбы. Это все деньги по их консервации и ликвидации. В Сыктывкаре появится достаточно большая безработица, потому что это город чиновников, у нас нет никого развития промышленности. Что делать с этими людьми? Проще всего сказать — всех переселить в Ухту. А куда их переселять в Ухту? Строить целый новый город, на какие шиши? Эти гигантские расходы лягут и на республику, и на федеральный фонд, который вынужден будет помогать. На всех нас они лягут. А выгоды я совершенно не вижу.

Да и, собственно говоря, инициаторы референдума это понимают, как мне кажется. Референдум-то затеян не для того, чтобы, действительно, перенести столицу в Ухту. Тут какие-то другие цели, скорее всего, связанные с выборами. Так об этом говорят, но я это подтвердить не могу. Самое смешное будет, если референдум подтвердят, он состоится, и большинство выскажется за перенос столицы в Ухту. Предположим теоретически такой вариант. Тогда самое смешное и начнется. Ведь придется это все реализовывать, ведь референдум — закон прямого действия. И что наши будут делать?

Но все прекрасно понимают, что результаты референдума будут обратные. Собственно, на это и расчет. Слишком много стали о нем говорить. У нас референдумов не было с конца 90-х годов. Если мне память не изменяет, у нас был всего один референдум, в 1997 году по вопросу о том, как именовать главу республики — президентом или как-то еще. А больше у нас о референдумах не заикались и никогда их не проводили. Попытки провести референдумы с экологами по действительно важным вопросам тихо спустили на тормозах — сказали, что вопросы неправильные, а практически все СМИ промолчали. А тут просто все заговорили разом. Поэтому, я думаю, что это такой пиар-ход, и все надеются, что результата — переноса столицы в Ухту — он не даст.

А.Х.: Михаил Борисович, а если брать за основу, все-таки, политический подтекст, как вам кажется — привлечет ли проведение референдума 18 марта людей не выборы?

М.Р.: Мне, как избирателю, как обывателю интересно — а с чего вдруг власть озаботилась повышением явки на выборах? Она что, возможно, планируется очень низкой? Ведь результаты выборов от процента явки не зависят. Хоть один человек придет — выборы все равно состоятся. А вообще, я не социолог, не астролог, чтобы предсказывать, но думаю, что нет, не привлечет. Кто против референдума, так тот туда вообще не пойдет. Не ходить на референдум — это как раз способ провалить его, для тех, кто не согласен с такой постановкой вопроса. А не голосовать против. По крайней мере, мне не очень понятно, кого можно привлечь на выборы именно референдумом. Никакой прибавки явки это не даст. Но я повторяю, это прогноз обывателя, рядового избирателя, а не профессионального астролога, который все знает.

А.Х.: Михаил Борисович, спасибо вам большое за то, что вы с нами пообщались. Я напоминаю, что с нами на связи был Михаил Рогачев — историк из Сыктывкара.

Это была программа «Zoom» на радио СОЛЬ, у микрофона была Александра Хворостова. До свидания!

Мнение участников программы может не совпадать с мнением редакции.
Научный четверг

Понравилась статья? Поделись с друзьями!

comments powered by HyperComments