Смертельная погоня за пьяным водителем: кто виновен в гибели сотрудников ГИБДД на Урале?

На Урале двое сотрудников ГИБДД погибли, попав в ДТП во время погони за пьяным водителем. Теперь одни говорят — лихача надо посадить, другие — оштрафовать и лишить прав, но не больше. Что думают юристы, и как должны вести себя инспекторы, преследуя нарушителя?
Эксперты: Сергей Радько — автоюрист, адвокат Общественного движения автомобилистов «Свобода выбора»; Сергей Колосовский — адвокат (г. Екатеринбург).

*Техническая расшифровка эфира

Валентина Ивакина: Здравствуйте, уважаемые радиослушатели. У микрофона Валентина Ивакина. Это программа «Zoom». Тема нашего сегодняшнего эфира: «Смертельная погоня за пьяным водителем: кто виновен в гибели сотрудников ГИБДД на Урале?». Мы сегодня обсудим трагический инцидент, который произошел 21 ноября на Урале. И уже второй день идет активное обсуждение произошедшего в социальных сетях. Речь идет про гибель двух сотрудников ГИБДД, которые пустились в погоню за нетрезвым водителем. Если пересказывать ту информацию, которая была опубликована в СМИ, 21 ноября примерно в 16−00 сотрудники ГИБДД попытались остановить водителя. Водитель требования инспекторов проигнорировал, после чего сотрудники полиции бросились в погоню. Тут немного информация расходится, то ли 1 экипаж ГИБДД был, то ли 3 машины, которые преследовали потенциального нарушителя. В рамках этого преследования одна из машин стала участником ДТП. Она столкнулась, как пишут СМИ, со случайным участником движения, автомобилем ВАЗ-2107, в результате чего вылетела на обочину, загорелась, и сотрудники ГИБДД погибли.

В конечном итоге, этот молодой человек, который был нетрезвый за рулем и проигнорировал требования полицейских остановиться, он был задержан. И СМИ сообщают о том, что в отношении него возбуждено административное дело по части 1 статьи 12.08 КоАП РФ «Управление транспортным средством водителем, находившемся в состоянии опьянения, и передача управления транспортным средством лицу, находившемуся в состоянии опьянения». И возбуждено уголовное дело. Уголовное дело возбуждено по статьям «Нарушение правил дорожного движения, совершенное лицом, находящимся в состоянии опьянения, повлекшее по неосторожности смерть 2 лиц».

Вот из-за этого и разгораются споры о том, что возбуждено уголовное дело, и этого нетрезвого водителя теперь могут посадить за гибель полицейских. Некоторые пользователи сети считают, что это несправедливо и не имеет под собой никаких законных оснований, а кто-то говорит наоборот, что этого парня надо посадить, прикрыть и желательно на подольше.

Огромное количество вопросов возникает у пользователей сети. В частности, на эту тему накануне опубликовал пост у себя в Facebook Егор Бычков, это директор агентства новостей «Между строк»: «Очень жаль ребят-гаишников, которые погибли во время погони за пьяным водителем под Полевским». Это в любом случае трагедия, и уже ничего не изменить. Но встает другой вопрос — если бы все не закончилось гибелью полицейских, то этому пьяному водителю максимум грозил бы штраф и административный арест до 15 суток. А теперь из-за того, что возбуждено уголовное дело, максимальное наказание по статье до 9 лет лишения свободы. Причем тут этот пьяный водитель? Егор Бычков приводит пример: «Допустим, вы ругались на улице матом, т. е. совершали административное правонарушение. К вам подошел сотрудник полиции, чтобы составить протокол. Вы отказались подчиняться его законным требованиям и бросились на утек. Если бы он вас догнал, по ч.2. ст. 20.1 КоАП вы бы получили штраф до 2000 рублей или арест до 15 суток. А если бы в погоне за вами полицейский подскользнулся, ударился головой о бордюр и умер, вас бы что, обвинили в его смерти?».

По логике того, что сейчас происходит на Урале с гибелью полицейских, якобы этот пример — это абсолютно то же самое. Тогда водителей-лихачей нужно предупреждать, что если вы бросаетесь на утек от сотрудников ГИБДД, и не дай бог, сотрудник погибнет, то вас фактически могут обвинить в убийстве. Вот такие вопросы ставятся. Сегодня будем искать на эти вопросы ответы. И также обсудим, какие правила существуют для сотрудников ГИБДД, если речь идет о погоне за нарушителем, что они могут себе позволить, а что не могут в рамках российского законодательства.

На связи с нами Сергей Колосовский, адвокат (г. Екатеринбург). Сергей Вячеславович, здравствуйте.

Сергей Колосовский: Здравствуйте.

В.И.: Сегодня обсуждаем трагический инцидент, который произошел на Урале. В результате погони за нетрезвым водителем погибли двое сотрудников ГИБДД. И вот вокруг произошедшего сейчас огромное количество споров разворачивается, потому что возбуждено уголовное дело в отношении этого нетрезвого водителя. И почему общественное мнение разделилось? Кто-то считает, что эта статья, по которой уголовное дело возбуждено, она не имеет отношения к произошедшему. Речь идет о нарушении правил дорожного движения, совершенном лицом, находящимся в состоянии опьянения, и повлекшее по неосторожности смерть 2 лиц. Как вы оцениваете все то, что произошло? И каким представляете дальнейшее развитие этой ситуации?

С.К.: Во-первых, именно с юридической точки зрения, я должен оговориться, что оценивать конкретное дело, не участвуя в нем, — это не вполне профессионально. Поэтому мы сейчас оценим некую гипотетическую ситуацию, которая нам понятна на основе сообщений из СМИ, но они могут носить неполный характер. Это, скажем так, юридический подход к таким ответам. Теперь, исходя из того, что мы имеем на основании публикаций в СМИ, что пьяный водитель пытается скрыться от сотрудников ГИБДД, и те попадают в дорожное происшествие с другой машиной. Во-первых, тут может быть несколько вариантов. Вот это ДТП может находиться в связи с действиями пьяного водителя, он мог помешать движению другой машины, мог как-то спровоцировать гаишников на опасный маневр и так далее. Это один вопрос, который вообще не поднимался и никак не обсуждался, поэтому мы предполагаем, что этого нет. А если этого нет, и они просто гнались и въехали в третью машину, то, в моем понимании, тут нет взаимосвязи, причинно-следственной связи между его действиями и произошедшей аварией. Таким образом, я предполагаю, что в том виде, в котором это подается в СМИ, дело возбуждено незаконно. Это я исхожу не из самого дела, которое знает только тот, кто читал материалы, а исходя из той подачи, которая сейчас идет из СМИ и от вас.

В.И.: Все зависит от деталей? От того, что произошло на месте, как именно произошло столкновение машины, в которой находились сотрудники ГИБДД с третьей машиной, которая просто ехала по дороге? Был ли там какой-то провоцирующий момент со стороны нетрезвого водителя, правильно я вас поняла?

С.К.: Да, причем само по себе убегание людей является провокацией. У нас вчера было еще одно страшное ДТП, когда машина на перекрестке на красный свет сбила другую машину и вылетела на тротуар и сбила пешехода, она опрокинулась и придавила крышей, то есть крышей придавила опрокинувшаяся машина, но по видео четко видно, что ее ударила третья машина, которая на пешехода не наехала. Если ситуация такого рода, то связь есть. Если же так, как это подается в СМИ, что это погоня и все, то связи нет. Но мы сейчас обсуждаем ту ситуацию, которая подается в СМИ, просто погоня и столкновение с другой машиной. В этой ситуации я считаю, что связи нет, дело возбуждено неправильно, причем тут вопрос не морали, а закона. Если законодатель установит ответственность за пьяную езду с наказанием до 9 лет лишения свободы, это будет закон, который принят в Госдуме и утвержден президентом, и его нужно будет выполнять. Я сейчас не обсуждаю моральную сторону, заслуживает водитель такого наказания или не заслуживает, а то, что сейчас в законе такое наказание для ситуации, которая описана в СМИ, не предусмотрено.

В.И.: Ситуация непростая, если оценивать?

С.К.: Нет, я думаю, что ситуация простая. Я думаю, что та оговорка, что находятся ли его действия в связи с произошедшим ДТП, она достаточно условная. Я на самом деле думаю, что, может, 3%, что там были какие-то действия, которые находятся в прямой связи, и оставшиеся 97%, что ситуация такова, как она описана в СМИ. Поэтому ситуация достаточно простая, но есть этот моральный фактор, что погибли двое сотрудников. Поведение водителя, суда по сообщениям в СМИ, было противоправным. И вот когда связывают две вещи, которые не должны связываться вместе, это противоправное поведение, которое выразилось в пьяном вождении, и гибель сотрудников — когда две эти вещи связываются, получается впечатление, что ситуация непростая.

В.И.: Если предположить, что водитель, который уходил от погони, он был бы трезвым, то уже бы по-другому воспринимали произошедшее, а тут он был пьян. Это как отягчающее обстоятельство в данном случае? Или гибель сотрудников и то, что водитель был пьян, это тоже вещи, друг с другом не связанные, именно в юридическом аспекте, когда дело будет в суде рассматриваться?

С.К.: В юридическом аспекте, если бы действия водителя были бы преступными, то состояние его опьянения было бы отягчающим обстоятельством, если бы оно не было предусмотрено как квалифицирующий признак соответствующей статьей. Перевожу на русский — если в законе написано в статье, что ответственность за управление в пьяном виде — наказание до 9 лет лишения свободы, то признавать опьянение отягчающим обстоятельством уже нельзя, потому что это установлено самостоятельной нормой закона. Если же в законе не указано, что ответственность именно за пьяное вождение, то тогда состояние опьянения является отягчающим. Это если говорить о юридических дисфункциях. Если говорить о моральной стороне, у нас, понимаете, что сейчас в этой ситуации происходит, как и во многих других? У нас подменяют законную оценку ситуации некой моральной оценкой. Тут в моральном плане, конечно, да, если бы убегал трезвый водитель, то отношение к нему было бы мягче. Хотя, на самом деле, с юридической точки зрения суть не меняется. Пьяный водитель убегал или трезвый, есть связь между его действиями и аварией или нет. Вот и все.

В.И.: Еще некоторым ресурсам давая комментарии по этой теме, вы говорили о том, что сами бы лично за это дело не взялись. Это с чем связано?

С.К.: Это связано с тем, что здесь нет никакой объективной и экономической предпосылки за это дело браться. Есть категория дел, в которых прям хочется работать, но в этом деле мне работать не хочется. Но скажем так, есть дела, которые мы ведем нормально, в соответствии с законом, получая гонорар. Я сомневаюсь, что тут водитель в состоянии обеспечить достойный гонорар, соответственно, никаких предпосылок для того, чтобы работать в этом деле, нет, и очевидно, что в нем я работать не буду.

В.И.: И прозвучал еще комментарий, что ни один приличный адвокат на защиту этого парня тоже не встанет.

С.К.: Я говорил про опытных адвокатов, а тут проблема в том, что расценки опытных адвокатов выше, чем адвокатов начинающих. И соответственно, тут экономически предопределено. Вчера у нас возник на эту тему спор, мне кто-то из коллег высказался и спросил: «Почему ты так говоришь?». Я ответил: «Ребята, так вы можете доказать, что я не прав. Садитесь на самолет, прилетайте из Москвы и защищайте. И я скажу, что да, я не прав, нашлись люди, которые потратили время, силы, деньги, чтобы защищать этого человека». Но этого пока не случилось, и я остаюсь при своем мнении, что тут не будет особо опытного адвоката, пока не будет нормального гонорара. Другое дело, что и молодой адвокат, который стремится стать опытным, он может совершить чудо, но поживем — увидим.

В.И.: А под словом «чудо» что вы подразумеваете?

С.К.: Смотрите, немного отвлеченный от этой ситуации пример. У нас огромное количество приговоров по всей стране за незаконный оборот технических средств, предназначенных для негласного получения информации. На самом деле, в законе есть одна оговорка, в силу которой все эти приговоры, по моему мнению, являются незаконными, но люди идут особым порядком, признают вину, получают какое-то символическое наказание в виде штрафов, судимости и уходят довольные, что отделались этим, и никто не борется. И везде присутствуют относительно молодые адвокаты, которые недостаточно глубоко прочитали этот закон.

Тут такая же ситуация, тут большой общественный резонанс. Сейчас уже возбуждено дело, я не знаю, представят его на арест или нет, но я предполагаю, что именно в силу резонанса его на арест представят. И соответственно, вероятнее всего, что суд его в силу резонанса арестует, то есть заключит под стражу. Соответственно, уже начнутся отношения, связанные с обязательствами бюджетов в случае оправдания и реабилитации. У нас, если человека изначально подвергли неким репрессивным мерам, то вопросы реабилитации становятся более проблемными, потому что обвинительный уклон, к сожалению, никто не отменил. И поэтому этот вектор будет усиливаться и усиливаться. И сломать его можно будет только качественной работой по делу. Хорошей, качественной, где-то эксклюзивной, то есть тут опытная квалификация лишней не будет. А чтобы был опытный адвокат, должны быть хорошие условия, я так думаю.

В.И.: Я неслучайно этот вопрос задала, многие эксперты озвучивают информацию, что если речь дошла до возбуждения уголовного дела и тем более, дело дошло до суда, то чаще всего выносят обвинительные приговоры. А тут еще от вас звучит прогноз о том, что хорошего адвоката не сможет себе обвиняемый позволить, да и опытный адвокат не пойдет на это дело. Правильно я понимаю, что процент того, что этого нетрезвого водителя признают виновным и что в конечном итоге он окажется за решеткой, вот этот процент куда выше, чем тот, что его оправдают и накажут только за вождение в нетрезвом виде?

С.К.: Нет, тут процент того, что его признают виновным и не признают виновным, он равен, тут 50 на 50. Его либо признают, либо не признают. Тут таким образом гадать недопустимо. Тут нужно ориентироваться на конкретную ситуацию, конкретные факты и конкретный итог работы. Я еще раз говорю, я видел ситуации, когда судьи сами, даже вопреки позиции защиты, принимали решения, ведущие к оправданию. Я видел ситуацию, когда прокурор отказывался от обвинения, когда от него этого никто не ожидал. Исключать, что в этой ситуации с любой стороны окажется честный и грамотный юрист, нельзя. И соответственно, и защитник может оказаться пусть не высоко оплачиваемый, но грамотный. И либо они увидят, что нет причинно-следственной связи, и человек будет оправдан, либо нет. Мы это увидим.

В.И.: Спасибо большое за то, что побеседовали с нами. До свидания.

С.К.: До свидания.

В.И.: На связи с нами Сергей Радько, автоюрист, адвокат Общественного движения автомобилистов «Свобода выбора». Сергей Александрович, здравствуйте.

Сергей Радько: Здравствуйте.

В.И.: Сегодня обсуждаем трагический инцидент, который произошел на Урале. В результате погони за пьяным водителем двое сотрудников ГИБДД погибли. И вокруг этого инцидента сейчас на Урале разгораются самые настоящие споры, потому что общество разделилось на два лагеря. Одни считают, что водителя, который пытался скрываться от сотрудников ГИБДД, нужно посадить, так как он косвенно виновен в гибели мужчин. А кто-то говорит, что максимум, что грозит этому водителю, это штраф за управление автомобилем в нетрезвом виде. Вот вы как автоюрист как воспринимаете произошедшее?

С.Р.: Тут нужно разбираться, по какой причине они погибли, то есть что конкретно произошло. Одно дело, если они за ним гнались и не справились с управлением и въехали во встречную машину, это одно. А если он, удирая от них, выпихнул их машину на встречную полосу, и они погибли, — это уже другое. В первом случае, если между машинами контакта не было, то вряд ли можно говорить о наличие вины этого водителя в том, что наступила смерть. Тут надо говорить о том, что не справился с управлением инспектор, который был за рулем. Если же установлено, что именно своими активными действиями водитель, который удирал, совершил столкновение, и в результате этого они погибли, то тут даже надо говорить не о ДТП, а о посягательстве на жизнь сотрудников полиции, а это статья 317 УК и вплоть до пожизненного.

В.И.: Тут события как разворачивались — сотрудники гнались за нетрезвым водителем, и в ходе этой погони они столкнулись со случайным участником движения и уже в результате этого вылетели на обочину, где уже машина загорелась. Это как раз тот случай, когда пьяного водителя нет возможности привлечь к ответственности?

С.Р.: Пьяный водитель не был участником этого ДТП, в котором они погибли, поэтому за их гибель отвечать не должен. Если между его автомобилем и их автомобилем не было столкновения, то его трудно назвать участником, хотя у нас иногда суды и тех, кто в столкновении не участвовал, считают участником ДТП, хотя это бред, но такое бывает. В принципе, в данном случае можно говорить о том, что сам инспектор, который был за рулем, не справился с управлением. Тот факт, что он гнался за нарушителем, не означает, что нарушитель виновен в смерти. Нарушитель виновен в том, что он не повиновался их требованиям, превышал скорость, был пьяный. За все за это есть отдельная статья наказания. Но вот именно за ДТП, повлекшее смерть, он отвечать не может, потому что в столкновении он не виноват.

В.И.: Возбуждено уголовное дело по статье «Нарушение правил дорожного движения, совершенное лицом в состоянии опьянения, повлекшее по неосторожности смерть двух лиц».

С.Р.: На мой взгляд, следствие возбудило дело, потому что ситуация громкая и серьезная. На самом деле, очень трудно здесь установить прямую взаимосвязь между нарушением ПДД и столкновением, ведь столкновение стало не по его вине и инспектора, а того случайного водителя, который, например, ему не уступил дорогу. Эту версию тоже нужно рассматривать. Выводы делать еще рано, в рамках этого дела будут проведены экспертизы и исследования, и тогда будет установлено, чье конкретное нарушение находится в связи со столкновением и гибелью инспекторов.

В.И.: Правильно я понимаю, что, с вашей точки зрения, тут не может быть каких-либо разночтений, то есть все довольно понятно? Или ситуация все-таки сложная, и нет возможности предсказать, как дальше события будут развиваться?

С.Р.: Предварительно, если он не был участником столкновения, тот факт, что он удирал, не означает, что он виновен в том, что они погибли. Тут, конечно, нужно разбираться с причиной столкновения, которое привело к их смерти, но предварительно могу сказать, что именно за их гибель он отвечать не должен. Конечно, следствие может показывать иное. Но если столкновение было не с его автомобилем, и в тот момент он был не виноват, то соответственно, за те последствия, которые наступили, он отвечать не должен. Максимум, за что он должен отвечать, это за то, что он управлял в пьяном виде, нарушал скоростной режим, ну, все те нарушения, которые совершаются в процессе ухода от погони.

В.И.: А вот вам известно, какие правила существуют для сотрудников ГИБДД на случай погони? Вот такое произошло, что надо догнать нарушителя, через какие рамки сотрудники могут перешагнуть, что они могут себе позволить?

С.Р.: Вообще, сотрудники ГИБДД, как и сотрудники оперативной службы, при выполнении служебного задания, а погоня за нарушителем таким заданием и является, они могут отступать от требований правил дорожного движения, так как и сотрудники других специальных служб, будь то скорая, ФСО, пожарные и так далее. Но отступать от требований правил, а это все оговорено, водитель специальных служб имеет право только в двух случаях. Первый — они пользуются преимуществом движения относительно других участников, но воспользоваться они этим могут при наличии двух условий. Первое — они должны обеспечить безопасность даже при нарушении правил, при проезде на трассе, при выезде на встречную полосу и так далее, они все равно обязаны обеспечить безопасность движения. И второе — они могут пользоваться этим преимуществом, только убедившись в том, что другие участники движения им дорогу уступают. Они не имеют право просто выехать на встречную полосу, включит маячок, и все должны разбежаться. Все, конечно, должны, но безопасность движения при таком маневре должна быть обеспечена сотрудником полиции. Если будет установлено, что они превышали скорость, совершали выезд на встречную полосу и при этом не убедились в том, что не уступают дорогу, то можно говорить о том, что они при отступлении от норм ПДД тоже нарушили нормы, которые у них регламентируют. И именно это могло стать причиной трагедии.

В.И.: Правила все равно нарушать не имеют права сотрудники ГИБДД?

С.Р.: Они имели право их нарушать, но при условии обеспечения безопасности дорожного движения и при условии того, что другие участники движения им дорогу уступают. Грубо говоря, лезть напролом они просто не имеют право, потому что это связано с обеспечением безопасности других участников движения, которые к этой погоне или нарушению отношения не имеют.

В.И.: Тут в конечном итоге произошло столкновение со случайным участником движения, это уже факт нарушения ПДД со стороны сотрудников ГИБДД, правильно ли я понимаю?

С.Р.: Нет такого понятия, как случайный участник движения, который к погоне отношения не имел, и тут надо разбираться, а почему произошло столкновение с ним? Ехал ли он на красный или что-то еще, то есть тут нужно разбираться. Вполне возможно, что они ехали очень быстро, может быть, разворачивались или что-то еще, и в процессе этого столкнулись с другим участником движения. И тут надо разбираться, убедились ли они в безопасности того, что эти маневры будут безопасны для остальных участников, и убедились ли они в том, что другой участник им дорогу уступает. Если нет, то столкновение — их вина, и последствия, которые наступили, произошли именно по этой причине.

В.И.: Есть еще вопрос, вокруг которого возникает очень много споров. Некоторые мои коллеги говорят, что сотрудники ГИБДД просто не должны были пускаться в погоню, должны были передать сигнал перехват, и уже на следующем посту ДПС этому бы нарушителю не дали бы дальше проехать, то есть погоня — это якобы крайняя мера, которую можно было избежать. Вот о каких подобного рода действиях вам известно, которые могут сотрудники ГИБДД предпринять, и в зависимости от обстоятельств, как они должны это решение принимать?

С.Р.: Сотрудник полиции обязан принимать меры к пресечению преступлений и правонарушений, а также к задержанию лиц, их совершивших. Это прямо сказано и в законе о полиции, и в информативных актах МВД. Поэтому то, что они поехали задержать нарушителя, это абсолютно законно и правомерно. Другое дело, что при этом они должны принимать и свои собственные меры безопасности, и всех участников движения. Разумеется, тут нужно действовать комплексно, то есть, как мы видим, если погоня происходит, например, в Америке, там сразу же перекрывается шоссе, и нарушитель остается один, то есть за ним гонится сразу 10−15 полицейских машин, дорога пустая, и в этом случае они могут и открывать огонь, и таранить его, ведь это не ставит под угрозу других участников движения. У нас пока так, к сожалению, работать не научились. Тут больше вопрос к организации вообще структуры в целом, то есть нет пока возможности перекрывать дороги, следить с вертолетов, делать какие-то комплексные операции. Это наши проблемы, и с ними нужно что-то делать.

В.И.: По-хорошему, если вдруг погоня, то нужно устранять всех посторонних участников движения, чтобы никто не пострадал. Это идеал, который у нас пока не существует?

С.Р.: Да, но если другие страны это сумели сделать в какой-то мере, то я думаю, что мы тоже должны это сделать, потому что это прямое влияние на безопасность движения, в том числе и тех участников, которые не имеют никакого отношения к преступлению, к нарушениям, поэтому они тоже в такой погоне пострадать не должны.

В.И.: Сейчас некоторые эксперты говорят о том, что дело сложное, и вот этот парень, который нетрезвым сел, вот якобы у него очень мало шансов сейчас не сесть в тюрьму. То есть, скорее всего, ему по этому уголовному делу дадут лишение свободы, а там лишение вплоть до 9 лет. И якобы даже многие адвокаты будут отказываться за это дело браться, потому что сложно его защитить. Вот что про эти прогнозы можете сказать?

С.Р.: Мне кажется, что тут можно предположить, что дело будет сложным, потому что общественностью будет внушаться мнение о том, что если они гнались за ним, то во всех последствиях виноват он. Но на самом деле, чисто юридически, чтобы признать его виновным в гибели, надо доказать прямую причинную связь между его нарушением и наступлением смерти. Как бы он там ни гнал быстро, как бы он ни увиливал и так далее, это все косвенно. Прямая причина — это та, по которой два автомобиля столкнулись, поскольку инспекторы ДПС, находясь в служебном автомобиле и совершая погоню, обязаны думать о безопасности себя и других участников движения. И другие участники должны думать о безопасности и правила соблюдать. Поэтому тут надо говорить о том, что надо правильно оценить действия инспекторов и действия того случайного участника происшествия. И только после этого можно говорить о наличии вины. Я думаю, что я сказал в самом начале, это правильно, что пьяный парень, который удирал, он к смерти отношения юридически не имеет, и наказывать его будет неправильно.

В.И.: Спасибо, что побеседовали с нами. До свидания.

С.Р.: До свидания.

В.И.: Это была программа «Zoom». У микрофона работала Валентина Ивакина. До новых встреч.

Мнение участников программы может не совпадать с мнением редакции.
Вторник со Львом Пономаревым

Понравилась статья? Поделись с друзьями!

comments powered by HyperComments