«Станция Вместе»: питерские волонтеры собирают деньги на каникулы для детей-сирот

Питерский благотворительный фонд «Апрель» уже 5 лет дает возможность воспитанникам российских детских домов провести каникулы по-настоящему ярко. Но их проживание и питание в Санкт-Петербурге обходится организаторам «в копеечку».
Эксперт: Александра Бузакова — заместитель директора по связям с общественностью благотворительного фонда «Апрель» (г. СПб).

*Техническая расшифровка эфира

Мария Цыганова: Здравствуйте, уважаемые радиослушатели. У микрофона Мария Цыганова. Это программа «Вместе с планетой». Тема нашего сегодняшнего эфира: «"Станция Вместе»: питерские волонтеры собирают деньги на каникулы для детей-сирот". Так как все дети сейчас с нетерпением ждут новогодних каникул, которые уже не за горами, мы сделаем акцент на тех ребятах, для которых волшебство этих зимних праздников особенно важно. Я говорю о тех, кто проживает в детских домах, без мамы и папы, которые могли бы дать им это волшебство. И к счастью, есть люди, которые пытаются восполнить хоть как-то эту несправедливость. И сегодня у нас на связи Александра Бузакова, заместитель директора по связям с общественностью благотворительного фонда «Апрель» город Санкт-Петербург. Александра, здравствуйте.

Александра Бузакова: Здравствуйте.

М.Ц.: Расскажите немного о вашем благотворительном фонде «Апрель». Что это за фонд, чем он занимается и как долго?

А.Б.: Благотворительный фонд «Апрель» работает в Санкт-Петербурге, мы достаточно старый фонд. Официально зарегистрировали свою деятельность в 2007 году, но на самом деле, в качестве какого-то неформального объединения мы работали еще до этого. Мы считаем, что все дети должны жить в семье. Это то, во что мы свято верим, и никто нас переубедить не может. Соответственно, чем мы можем помочь детям, которые в семье не живут? Самое главное, что можно для них сделать, — это найти родителей, но непосредственно этой задачей очень хорошо уже занимаются другие фонды, например, «Дети ждут» и не только они. Мы занимаемся тем, что пытаемся раскрасить их жизнь, сделать ее более яркой, расширить кругозор, потому что мы в основном сотрудничаем с отдаленными детскими домами, это то, что больше 200 километров от Петербурга. И там, конечно, другая жизнь. Не всегда есть возможность выбираться в мегаполис или в какие-то поездки, потому что у детского дома тоже для этого должен быть либо свой транспорт, либо должны быть какие-то доноры, спонсоры, как их еще называют, которые помогают найти средства для аренды автотранспорта и так далее. Вот в этой роли выступаем мы.

Мы стараемся поддерживать с ребятами постоянную связь, то есть организуем регулярные поездки к ним и привозим их в Санкт-Петербург, чтобы между нами устанавливались какие-то доверительные отношения, и мы для них были чуть больше, чем те же спонсоры. Мы хотим перейти в статус взрослых друзей, перейти в статус значимого взрослого и вот на это рассчитываем. Это одно из направлений нашей работы непосредственно с ребятами, проживающими в детских домах.

Но также мы работаем с семьями социального риска. Говоря простым языком, есть семьи, в которых дети живут, но скоро там могут не жить и оказаться в детском доме в силу каких-то внешних причин. Какие у нас есть случаи? Ну, у кого-то сгорел дом, внезапная гибель одного или двух кормильцев сразу, просто бедность, потому что в Ленинградской области, к сожалению, отъедешь чуть-чуть от города, и совсем другая жизнь начинается. Есть места, где просто работы нет. Человек бы и рад где-то работать, но ее нет, а ребенок уже есть. Мы сотрудничаем с центрами социальной помощи, они дают нам сигналы о том, что у них появилась такая-то семья, мы можем поучаствовать в их жизни. И вот для детей таких семей мы тоже устраиваем поездки в Санкт-Петербург, устраиваем лагеря на выходных и на каникулах, то есть статус у детей разный. Одни дети получаются сиротами, проживающие в детском доме, а другие дети живут с родителями, но их объединяет то, что они мало хорошего видят, и мы с помощью наших спонсоров пытаемся это хорошее в их жизнь добавить.

М.Ц.: Можете вы вспомнить самый первый ваш проект, самую первую организованную вами поездку? Как дети реагировали, на что они больше всего обращали внимания, какие у них были эмоции?

А.Б.: Тут масса историй сразу вспоминается, потому что дети приезжают из отдаленных детских домов. И у нас были случаи, когда группа детей впервые оказывается в метро. То есть, конечно, для современного ребенка, живущего в каком-то большом городе, сложно представить эту ситуацию. А вот мы спускаемся в метро, и у нас 20 детей, которые вообще впервые видят поезд, эскалатор, этот гул транспорта. Они просто в шоке были, это открытые рты, кто-то сразу стал разбегаться что-то смотреть, что-то потрогать. Это очень большая ответственность, ведь детей много в этих поездках, и мы не всегда можем их реакцию предугадать, потому что они очень удивлены. А удивляет их все, начиная от метро и заканчивая походом в супермаркет. Для современного ребенка это скорее тоскливое мероприятие — пойти куда-то с родителями в магазин, но только не для наших детей. Мы иногда даже без особой надобности заходим в магазин, просто потому что им очень интересны полки с товарами.

А про музеи и какие-то развлечения я уже даже не говорю. Бывает, что вот все в новинку. Приехал — и все тебя удивило. А гостиница, когда они приезжают, мы же должны их куда-то поселить, это, кстати, очень много денег отнимает, именно организация проживания. Как правило, они живут у нас в хостеле, но когда спортивные какие-то мероприятия, они живут в гостинице, где 2-х местные и 3-х местные номера. И они, увидев отдельный номер с телевизором, их становится трудно оттуда вытащить, потому что в детских домах, не секрет для наших слушателей, есть определенная скученность, нехватка личного пространства. Сейчас с этим дело обстоит получше, но когда, например, у вас там живет 7−8 человек в комнате, а вы вдруг оказываетесь в 2-х местном номере с телевизором, с видом из окна — вот он, оказывается, рай, мы еще приглашаем в какой-то музей куда-то поехать.

Мы сначала тоже не понимали, почему такое желание дома посидеть, а потом все встало на свои места. В общем, каждая поездка, — это масса историй. Если дети приезжают снова и снова, то они уже более привычно себя чувствуют. Уже не бросаются так на общественный транспорт, чувствуют себя более уверенными в большом городе, и с ними проще. Но каждые новые персонажи, которые приезжают, — это, конечно, испытание для наших волонтеров, помощников, потому что мы стараемся их за руки крепко держать. Иногда просто от избытка эмоций и интереса ребенок может куда-то убежать. У нас такого не было, и я надеюсь, что не будет. Но такая очень сильная отдача идет от них, они просто кипят своими эмоциями.

М.Ц.: Получается, что экскурсия длиться постоянно, с момента, как они вышли из того транспорта, который их привез в Санкт-Петербург, и дальше поехали. Метро — вау, большие магазины, большие улицы, много людей, гостиница, вокруг уже масса интересного, не говоря уже о каких-то экскурсиях. Если непосредственно говорить о культурной программе, что обычно вы готовите для детей и куда вы их водите, и что им наиболее интересно?

А.Б.: Знаете, когда мы составляем программу лагеря, мы стараемся соблюсти какой-то баланс между развлечениями, под развлечениями я имею в виду аквапарк, батуты, лазертег, и между каким-то культурным досугом, это музеи, экскурсии. Это могут быть профориентационные экскурсии, потому что зачастую дети, проживающие в отдаленных детских домах, они после выпуска имеют перед собой совершенно определенную перспективу — они отправляются в ПТУ, при котором есть общежитие, потому что им нужно где-то жить. Соответственно, диапазон специальностей, который они могут выбирать, он очень узкий. И зачастую дети даже не в курсе, что какие-то специальности рабочие есть, то есть на вопрос, кем ты хочешь быть, они отвечают: «Асфальтоукладчицей» или «Маляром». И вот подавляющие большинство маляры или штукатуры.

Они так отвечают, потому что они знают, что эти специальности есть, их же водят на экскурсии в это ПТУ, где они будут учиться. И они не подозревают, что есть какие-то другие сценарии. У нас, например, был очень интересный лагерь, мы его постараемся повторить, который состоял из профориентационных экскурсий, но это были интересные экскурсии, например, сеть магазинов IKEA. Они нас приглашали к себе, показывали, где у них работают ребята. Они, кстати, и занимаются в том числе и трудоустройством выпускников детских домов, мало кто этим занимается, но IKEA — да. Потом мы были в Петербурге на автоматическом сортировочном цехе «Почты России». То есть мы показываем ребятам те специальности, которые они могли бы на себя примерить, не требующие какого-то профильного образования. Понятно, что в НИИ мы вряд ли попадем с ними, потому что это другая галактика. А то, что можно работать на почте или в той же IKEA, это для них полезная информация. Не факт, что у них так сложится, но они по крайней мере будут знать о том, что выбор у них шире, чем они представляют себе в данный момент.

Мы знакомим ребят с историей Петербурга, потому что у нас очень красивый город, которой может предложить массу экскурсий интересных и адаптированных под их кругозор, это важный момент. Желательно все это простым языком говорить, с какой-то долей юмора, иначе все будут скучать. И на самом деле, даже в самых скучных названиях музеев, как это может показаться детям, работают замечательные экскурсоводы, которые всегда находят правильную подачу материала, и все это превращается в такую интересную историю. Мы проводим квесты по Петербургу, в этом нам часто помогают студенты различных учебных заведений, они составляют эти квесты, сами участвуют в них. Это очень хорошая история, потому что она совершенно не затратная. Если ребята участвуют в квесте, который сделали друзья фонда, то ничего и платить тоже не нужно, потому что каждый раз бюджет трещит по швам. Основную часть съедает транспорт и проживание, а непосредственно на развлечения и культурную составляющую остается не так много средств. Поэтому мы всегда благодарны нашим партнерам, которые предоставляют эти услуги бесплатно. Это государственные музеи, зоопарк и так далее, их много, и долго можно перечислять. Основная идея — это баланс, чтобы мы и развлекались, и что-то полезное в головах обязательно оставалось, потому что просто ехать в большой город и развлекаться — это не совсем правильно. Наша задача сделать этот кругозор шире.

М.Ц.: Программа действительно разнообразна, судя по вашим словам. Я изначально подумала, что, может быть, это наоборот, больше музейные экскурсии с какими-то рассказами длительными, а тут действительно баланс. И можно на батуте попрыгать, и узнать что-то интересное, походить по улицам города с какими-то интересным рассказом, чтобы это запомнилось, и получить даже какие-то полезные знания, куда можно пойти на работу. А возрастная категория детей у вас какая?

А.Б.: Вы знаете, нам как организаторам всегда проще, если приезжает группа одинакового возраста. Но тут я должна признать, что часто бывают ситуации — кого привезли, того и привезли. И тут не всегда мы находим понимание с администрацией детских домов. Может быть, действительно нет такой возможности, не знаю, но часто сталкиваемся с ситуацией, когда диапазон от 7 лет до 16. И очень трудно придумать программу, которая была бы одинаково интересна разным возрастам. Это серьезный вызов, это не всегда получается, но мы уже на месте стараемся как-то, увидев того, кто приехал, что-то корректировать.

Это осложняется тем, что дети не могут перемещаться по Петербургу без своего воспитателя, потому что это дети, которые живут в государственном учреждении, и мы не можем эту группу дробить. То есть самый простой вариант — это просто раздробить ее, малышей развлекать одним образом, подростков другим. Но по законам РФ так нельзя, они должны быть все время со своим сопровождающим педагогом. Поэтому, например, мы были в «Новой Голландии», это такой рекреативный парк в Санкт-Петербурге открылся, там много всего, то есть малыши просто на детской площадке играли, а старшие ребята играли с нами в теннис, в шахматы, какие-то спортивные мероприятия. Если позволяет ситуация, мы стараемся каждому найти занятие по душе. А если уж совсем маленький заскучал в музее, то он будет сидеть на коленях у нашего помощника, что-то там порисует. Это тоже талант волонтера — пытаться как-то все время развлекать ребят, с которыми ты ходишь по городу, разные вопросы решать, это тоже требует навыка, но у нас замечательные помощники, и они с этим блестяще справляются, спасибо им большое за это.

М.Ц.: А сколько человек сопровождают такую группу детскую, достаточно разную по возрастам? Сколько взрослых их должны контролировать и какую функцию каждый из них выполняет?

А.Б.: Это хороший вопрос. На самом деле, каждому ребенку неплохо иметь индивидуальное внимание в лагере, потому что дети, проживающие в детских учреждениях, часто его лишены. И они такие немного вампиры, в хорошем смысле слова, то есть они тебя могут выпотрошить за этот день просто полностью. И оптимальный вариант, когда на каждого ребенка взрослый, но это мечты. Самые удачные лагеря у нас были, когда на одного взрослого приходилось 2 ребенка, то есть ты идешь, у тебя в одной руке одна ладошка, в другой другая. И ты на две стороны пытаешься разговаривать еще.

Задачи на всех примерно одинаковые. Инструкции для помощников и волонтеров, с которыми все могут ознакомиться, — это сопровождать по городу, соблюдая безопасность, потому что ребята приезжают из далеких детских домов, которые могут находиться в деревнях, и там нет такого потока движения, то есть они могут в какой-то ситуации для себя оказаться просто от незнания. Поэтому, прежде всего, это безопасность нашего передвижения по городу. Еще индивидуальное внимание, то есть диалог с ребенком, отвечать на бесконечные вопросы, это бесконечный поток, им все интересно, надо на все это отвечать, помогать решать какие-то вопросы по ходу пьесы, которые возникают. Например, покормить группу из 20 детей — это тоже задача. Нужно проверить, чтобы столы были все накрыты, чтобы все состыковалось у нас в расписании, чтобы мы везде успели, чтобы никто не забыл куртку свою, сменную обувь. То есть все как с обычными детьми, их просто много.

Как правило, мы все-таки дефицит волонтеров испытываем, редки те случаи, когда у нас было прям много-много сопровождающих. Обычно они все-таки в некотором дефиците, потому что осенние или весенние каникулы приходятся на рабочее время, то есть отдыхают только школьники, а все остальные люди работают. И найти на эти каникулы сопровождающих сложно. А мы можем детей привозить только в выходные дни и каникулярное время, потому что мы не можем их отрывать от учебного процесса. Поэтому такая ситуация, что в основном их не хватает, мы всех приглашаем к сотрудничеству.

М.Ц.: Дополнительные руки вам нужны?

А.Б.: Всегда.

М.Ц.: Просто часто бывает так, что люди тоже хотят помочь, поучаствовать, но именно не материально, а лично поприсутствовать.

А.Б.: Личное участие — это всегда нужно, мы всегда рады встрече с такими людьми, пожалуйста, звоните нам, приходите на встречу волонтеров, мы вам все расскажем, покажем.

М.Ц.: А как вас найти людям, которые хотят к вам присоединиться?

А.Б.: У нас есть сайт, который староват, но он находится в процессе модернизации сейчас. И есть достаточно живая группа во «ВКонтакте», которая оперативно обновляет информацию. Я могу дать ее адрес, ну или ссылка на нее есть на сайте. У нас есть Instagram и Facebook, мы во всех социальных сетях присутствуем.

М.Ц.: Достаточно легко найти вас?

А.Б.: Да, достаточно позвонить и сказать — я такой-то. Можно написать, мы очень рады новым людям и всегда находим для них время. Мы испытываем дефицит людей, я думаю, как и все сейчас. Благотворительных организаций стало очень много, а волонтеров какое-то определенное количество, и оно не растет. Поэтому мы будем очень рады каждому новому человеку.

М.Ц.: Если говорить непосредственно о проекте, который сейчас запущен у вас, он называется «Станция вместе». Что необходимо сделать, сколько средств собрать и на что они пойдут?

А.Б.: «Станция вместе» — это тот проект, о котором мы говорили вначале. Проект по организации каникулярного и досугового отдыха для детей и детских учреждений. На самом деле, говорить о сумме тут сложно, потому что суммы зависят от каждого конкретного лагеря, то есть чем больше денег, тем больше возможностей сделать этот лагерь. Пока что мы оперируем суммой в 100 тысяч рублей, которая заявлена на платформе Planeta.ru. Эти деньги пойдут на организацию лагерей в каникулярное время. Где-то половина из этой суммы — это проживание ребят в хостеле, как я уже говорила, и автотранспорт, их нужно сюда еще привезти. Вторая половина суммы, которая остается, — из нее половина уходит на питание, потому что детей нужно кормить, и как раз на организацию программы. Это билеты, это стоимость проезда по Санкт-Петербургу, потому что у них нет никаких транспортных льгот, потому что они из другого региона. Мы точно так же покупаем им билеты. Обычно бюджет в такую цифру у нас укладывается.

Конечно, у нас есть какие-то еще спонсоры, которые жертвуют в фонд вне этой платформы. Но в последнее время мы сталкиваемся с дефицитом средств. У нас летом был лагерь в рамках этого же проекта, и у нас до последнего был дефицит средств. Дети уже сели в автобус, чтобы уезжать обратно, а мы еще были в минусе, то есть мы так рискнули, предварительно не набрав нужную сумму, и оказались в ситуации, когда мы были в минусе. Но потом какое-то чудо случилось, в последний день, когда все уехали, нам закрыли этот дефицит. Но мы так перенервничали, потому что не было уверенности в том, что это чудо произойдет, и решили все-таки делать лагерь только тогда, когда у нас уже набран бюджет.

А возможности лагеря зависят исключительно от бюджета, то есть чем больше денег набирается для программы лагеря, тем более интересная может быть программа, питание тоже, потому что иногда хочется их подкормить. Они, конечно, не голодают, но питание в городе немного другое, какие-то другие возможности. Может быть, какой-нибудь новый вкус открыть. Я помню, как мы с детьми ели суши, это вообще было такое событие, ведь они не знают, что это такое, потому что СЭС запрещает в детских домах очень многое, даже яичницу. Мы сначала даже понять не смогли, почему такой ажиотаж, а оказывается, по регламенту яйца можно есть либо в варенном виде, либо в виде омлета, то есть для них яичница целое событие. И они на завтрак каждый день были готовы есть яичницу. Ну, хочется больше изысков на столе, больше фруктов. Например, зимой хочется не столько конфеты им купить, сколько фрукты. А вы сами знаете, что фрукты сейчас недешевые. Поэтому примерно в сумму 100 тысяч пытаемся все это уложить, если больше, тогда излишек уходит на питание, на какую-то более насыщенную программу. Если набираем меньше, тогда какие-то траты на проживание и транспорт, ведь они все равно будут. И мы пытаемся тогда урезать по каким-то другим статьям. Вот так это каждый раз и работает.

М.Ц.: У нас с вами остается буквально минут пять. Скажите, а вот на Новый год планируется ли какая-то такая программа для детей, чтобы снова их пригласить в Санкт-Петербург?

А.Б.: Да, мы планируем программу и на новогодние праздники в том числе. Если получится собрать средства, значит, все у нас тогда и получится, но если нет, тогда это перенесется все на весну. Если не получается собрать деньги на какие-то каникулы, то мы просто переносим это на следующие, либо сужаем, например, как было в последнем лагере. У нас не получилось собрать изначально заложенный бюджет, мы просто ограничили количество дней, то есть сделали лагерь не на неделю, а на 2−3 дня. Но это все равно событие, это все равно праздник. Пусть и в таком бюджете. Тут есть на самом деле вариативность большая. И мы приглашаем всех к сотрудничеству. И самое главное, как нам кажется, — люди, которые жертвуют деньги на этот проект, они могут стать его участниками, они могут приехать, мы им всегда рады.

М.Ц.: А сами детки, что они говорят, когда уезжают?

А.Б.: Они, конечно. Грустят, и там еще слезы есть, потому что все-таки ты целую неделю с ними вместе живешь, как большой семьей. Мы каждый вечер собираемся перед сном, зажигаем свечку, и дети передают свечку и рассказывают, что им сегодня больше всего запомнилось, какое-то самое сильное свое впечатление. Это, конечно, нас очень роднит, и момент расставания всегда грустный, но без расставаний нет встреч, что тут еще скажешь. И они снова приезжают через год, полгода, и ты видишь, как они выросли. И самое важное для нас то, что они вспоминают наши лагеря, это отдельная тема. Я просто скажу, что у нас были большие поездки на остров Коневец. Это был большой летний лагерь, там все то же самое, только не в Петербурге, а в походных условиях. И вот нас потрясло в момент последнего лагеря, мы их спрашивали: «А вы помните эти поездки?». Они помнят все. И вот ты сидишь и понимаешь, что это все не зря. Это самое главное, как нам кажется.

М.Ц.: Большое вам спасибо, что пообщались сегодня с нами, рассказали о вашем проекте. Смотрю сейчас на страницу проекта, там практически 22 тысячи удалось собрать, но пока этого мало, поэтому мы тоже призываем активно принимать участие в этом сборе средств, чтобы новогодние каникулы у детей состоялись. А вам мы желаем удачи в вашем благом деле, чтобы у вас все получалось, чтобы дети к вам приезжали. До свидания.

А.Б.: Спасибо большое на добром слове. До свидания.

М.Ц.: Это была программа «Вместе с планетой». У микрофона работала Мария Цыганова. До новых встреч.

Мнение участников программы может не совпадать с мнением редакции.
Вторник со Львом Пономаревым

Понравилась статья? Поделись с друзьями!

comments powered by HyperComments