Потерять кота и найти дом Албина: питерские журналисты провели расследование о дороге к элитному поселку

К району, где проживает 50 000 человек, новой дороги не будет, а к элитному поселку на пару сотен жителей - построят. Причем здесь вице-губернатор региона и есть ли повод говорить о коррупционной составляющей?
Эксперты: Ирина Панкратова — обозреватель газеты «Деловой Петербург»; Дмитрий Сухарев — руководитель отделения «Трансперенси Интернешнл — Россия» в Петербурге

*Техническая расшифровка эфира

Валентина Ивакина: Здравствуйте, уважаемые радиослушатели, это программа «Zoom» на радио СОЛЬ, у микрофона Валентина Ивакина. Ближайшие полчаса мы посвятим расследованию, которое проводили журналисты газеты «Деловой Петербург»: их заинтересовала дорога к поселку Западная Лица. Это своеобразная «Рублевка» под Санкт-Петербургом – закрытый коттеджный поселок за бетонными стенами, за колючей проволокой, куда обычных смертных не пускают.

Журналисты откопали информацию, что, возможно, на этой территории располагается дом вице-губернатора Игоря Албина, и усмотрели определенную связь, что к этому населенному пункту строят развязку, которая проходит над железной дорогой. При этом в окрестностях есть куда более густо населенные пункты, но дорогу строят именно в Западную Лицу.

В рамках этой программы у нас будут несколько спикеров: побеседуем с обозревателем газеты «деловой Петербург» Ириной Панкратовой, которая непосредственно принимала участие в расследовании, и поговорим с руководителем отделения «Трансперенси Интернешнл – Россия» в Петербурге Дмитрием Сухаревым. С ним мы обсудим насколько сложно заниматься подобного рода расследованиями, и насколько велика вероятность, что даже если все, что откопали журналисты – это правда, доказать, что это действительно правда.

Сейчас, если делать выводы из официальных комментариев вице-губернатора Игоря Албина, это все факты, притянутые за уши (все, что откопали журналисты), и ничего общего с правдой в этой информации нет. На связи с нами обозреватель газеты «Деловой Петербург» Ирина Панкратова. Ирина, здравствуйте.

Ирина Панкратова: Здравствуйте.

В.И.: Сегодня обсуждаем расследование, которое проводили вы и ваши коллеги относительно поселка Западная Лица. Для начала такой вопрос: что это за поселок такой? Немного поискала информацию и обнаружила, что он был как Западная Лица создан в 2007 году. То есть это молодой населенный пункт, видимо, закрытого типа, потому что он огорожен бетонным забором с колючей проволокой, который считается своеобразной питерской «Рублевкой». Расскажите, что это за место, и почему вы решили обратить на него внимание?

И.П.: Мы на него обратили внимание, потому что рядом с ним строится развязка, которая помогает автомобилистам пересечь железную дорогу и попасть в этот поселок. Но если смотреть по кадастровой карте, по Росреестру, то получается, что там, фактически, поселка-то особо и нет, и все дома оформлены просто как лес. То есть по документам это лес, и только часть домов действительно является поселком. Соответственно возник вопрос, почему к такому населенному пункту, огороженному забором с колючей проволокой, ведут развязки и съезды с платной трассы ЗСД [Западный скоростной диаметр]. Что же в нем такого особенного?

Стали разбираться и обнаружили, что, в частности, одним из бывших жителей этого поселка являлся наш вице-губернатор Игорь Албин, который курирует строительство дорог. Он, конечно, отрицает, что отдавал какие-то указания по строительству дорог, связанных с этим поселком, и вообще говорит, что он несколько раз останавливался там у приятеля и не жил там, но в то же время существуют очень много источников, которые утверждают обратное, и, в том числе, мы туда съездили, представились местными жителями. Нашлись люди, которые подтверждали, что он был их соседом, и что жителем поселка был вице-губернатор.

В.И.: Возможно, дорогу к этому населенному пункту проложили именно потому, что там живут высокопоставленные персоны, которые не хотят по раздолбанной дороге до дома добираться, да? При этом многие журналисты еще указывают на то, что неподалеку располагается густонаселенный район Сертолово – это в сторону Песочного. В этом районе живет 50 тысяч человек, в самом Песочном – около 8 тысяч человек, но туда хорошей дороги нет.

И.П.: Еще нужно понимать, что к самому поселку Западная Лица тоже идет дорога, которая раньше была общественной. По ней люди попадали в садоводство, которое находится за Западной Лицей, и которое тоже достаточно густо населено. Жители поселка, фактически, полностью перекрыли эту дорогу для себя. Попасть на территорию можно только если вас в гости ждет один из жителей поселка, все остальные должны поселок объезжать. Мы тоже ездили по этой альтернативной дороге. Она, конечно, совершенно ужасная: ехать приходится вдоль этого бетонного забора с колючей проволокой по грунтовой дороге с огромными ямами. Это просто несопоставимо с той отличной асфальтированной дорогой, которую для себя перекрыли жители поселка. Уже даже есть предписание прокуратуры с требованием снести шлагбаум. Даже визуально очевидно, что это обычная общественная дорога, почему-то перекрытая. Тем не менее, никаких шлагбаумов не сносят, а дорога остается собственностью 50-70 жителей этого поселка.

В.И.: Давайте тогда подробнее поговорим про само расследование. Как вы уже сказали, вы обнаружили, что строится съезд с платной дороги, изучили документы, обнаружили, что на публичную кадастровую карту несколько участков поселка не нанесены, что по документам там не дома, а лес. Какие шаги вы стали предпринимать?

И.П.: Прежде всего, мы постарались попасть на территорию этого поселка. Поскольку дома являются лесом, невозможно даже понять, кто является их владельцами. Нам все-таки удалось попасть внутрь. Мы пошли ва-банк: попросили знакомых предоставить нам их очень дорогую машину бизнес-класса, представительского, подъехали к шлагбауму и сделали такие лица, с видом «А почему нам до сих пор не открыли?», и он открылся.

В.И.: То есть, если на обычной машине подъехать, то не пустят внутрь?

И.П.: Да, обычная машина внутрь вряд ли попадет. Перед нами подъезжала какая-то машина, типа Hyundai Solaris, подходили к водителю и спрашивали: «Кто вы? К кому едете? Зачем?». Если вы придете пешком, то у вас тем более будут спрашивать, куда вы идете. По идее, жители поселка должны звонить и говорить: «Это к нам, пропустите». Нас явно спасла эта шикарная машина, и охранник, видимо, решил с нами не конфликтовать, не подходить и ничего не спрашивать, и просто пропустил нас внутрь.

Дальше нам тоже повезло. В центре поселка есть благоустроенная площадь, на которой имеется информационный стенд. На нем висит список владельцев всех участков, в том числе и тех, которые не размечены на кадастровой карте. Таким образом им сообщают, сколько они потребили энергии, сколько они должны сдать денег своему ТСЖ, чтобы ТСЖ за эту энергию уже заплатило поставщикам этой энергии. Мы сфотографировали этот список. На нем указаны все фамилии, имена и отчества, указаны объемы энергопотребления. Так можно понять, кто постоянно живет в этих домах, кто приезжает на выходные, у кого по нулям, тот вообще не появляется. Дом, где жил раньше вице-губернатор, был в пятерке самых активных энергопотребителей, так что было очевидно, что кто-то там точно сейчас живет.

В.И.: Я так понимаю, что на этом ваше расследование не закончилось.

И.П.: Дальше мы решили провести эксперимент. Сначала мы пытались дозвониться в этот дом. Он огорожен огромным забором, стоит ограда, и нужно звонить в звонок. Мы стали туда звонить, услышали, что там отозвали собаку, и дверь нам никто открывать не стал. Но мы пошли к охраннику и рассказали ему историю, что якобы у нас есть очень дорогой кот, который убежал. У него есть трекер на ошейнике, который показывает, что кот находится где-то на этом участке.

В.И.: На участке Игоря Албина?

И.П.: Да. Мы спросили у охранника: «Это же участок Игоря Николаевича?» Охранник говорит: «Да-да». Мы спросили: «Можете ли вы ему как-то передать, что там кот?» Он ответил: «Да-да, обязательно передам». Потом мы вернулись и сказали, что кот нашелся. Охранник совершенно никак не протестовал, показывал полную уверенность, что, насколько он знает, там живет человек с таким именем.

В.И.: Как минимум там периодически появляется?

И.П.: Да, как минимум там появляется или раньше появлялся. Это очередной источник подобной информации, далеко не единственный. Также были люди, которые на условиях анонимности рассказывали нам, что они про этот дом слышали, некоторые говорили, что бывали там и видели вице-губернатора. Источников было действительно много, но он сам это отрицает, говорит, что он там несколько раз бывал по каким-то личным причинам. Сам дом находится в собственности бывшего бизнесмена, сейчас он, по-моему, особо ничем не занимается, с фамилией Мурашов.

В.И.: Борис Мурашов.

И.П.: Да, Борис Мурашов. Он был топ-менеджером «Группы ЛСР». Пока он был этим топ-менеджером, он очень часто соприкасался в разных интересах с Албиным. Это были какие-то проекты, которые он вел от «Группы ЛСР», а подведомственные Албину комитеты в Смольном курировали. В любом случае, даже если речь идет о каких-то коротких визитах, недолгом проживании, это тоже говорит о близкой связи этих людей, и, учитывая, что один – бизнесмен, а другой – чиновник, могут возникать какие-то вопросы об этом.

В.И.: Что сам Игорь Албин говорит? От вас уже прозвучало, что он отрицает то, что вам удалось обнаружить, озвученные факты.

И.П.: Он не отрицает, что он там появлялся, но он отрицает, что он там жил. В то же время надо сказать, что владелец этого дома, Борис Мурашов, при первом разговоре с нами сказал, что, действительно, у него Игорь Николаевич жил, когда переехал в Петербург, пока искал жилье. То есть, на первых этапах своей жизни в Петербурге он там проживал. У них, так сказать, показания не совпали сразу. После они стали меняться и у Албина. Сначала он говорил, что пару раз там был в гостях, потом он говорил, что все-таки где-то там останавливался. Сложно понять, что они имеют ввиду. С другой стороны, я слышала такие отзывы, как «Ну жил и жил, ну и что тут такого? Это же, мол, не его дом, жил, наверное, бесплатно». Каждый по-своему трактует этот факт.

В.И.: То есть связи с дорогой как таковой нет?

И.П.: Да.

В.И.: Обнаружила комментарий Игоря Албина в Facebook к одной из публикаций вашего расследования. Он приводит пример, что у него в Московской области, в районе города Королев у родителей есть, возможно до сих пор, дача, и что, якобы, более 20 лет есть у них эта дача, и дорога к этой даче ужасная. Местные владельцы участков, узнав, что их сын руководит Росавтодором, решили родителей этого сына, руководителя Росавтодора, отправить в качестве парламентариев, и тогда он, якобы, отказался как-либо идти навстречу, потому что это использование служебного положения, и у него, якобы, есть совесть, и он не может такие шаги предпринимать. В этом же комментарии говориться о том, что он действительно был в поселке Западная Лица, несколько раз оставался там на ночлег, но это было связано «с приездом моей мамы, инвалида-колясочника». Еще он пишет, что «все прочие факты вызывают недоумение» - это про ваше расследование, - «друзья, не воспринимайте этот пост за попытку оправдаться. Это реакция нормального человека на неправду».

И.П.: Да, я читала этот комментарий. Надо сказать, что вызывает симпатию тот факт, что человек приходит в социальные сети и там открыто, сам лично общается. Это невозможно не отметить, потому что мало какие чиновники отличаются такой открытостью. С другой стороны, в нашем с коллегами материале все сказано: все факты, все, что мы нашли. Они все уже опубликованы, нам тут добавить нечего, а комментарии у Игоря Николаевича могут быть разными.

В.И.: Давайте тогда про саму развязку поговорим. Правильно я понимаю, что информация о том, что проектировать развязку будут в этом месте, которое ведет к Западной Лице, появилась еще в 2015 году? То есть это долгая история, а не так, что сейчас начали строить, а никто об этом прежде не знал?

И.П.: Да, в 2015 году сам Албин и его подчиненные на одном из совещаний обсуждали эту развязку и еще одну у поселка Песочный, которую нужно было бы строить. Интересно, что вторая обсуждаемая тогда развязка, до сих пор не появилась и не начала строиться, а Западной Лице как-то больше повезло.

В.И.: То есть, про вторую молчок, а к первой приступили. О каких суммах денег идет речь? Мне никаких цифр подобного рода обнаружить не удалось.

И.П.: Тут сложно понять общую цифру, потому что отдельно строится развязка-путепровод, идущая над железнодорожными путями. Конкретно этот путепровод строят железнодорожные структуры, поскольку над их путями идет развязка. Проектирование стоило у них несколько миллионов рублей, плюс работы будут стоить десятки миллионов. Также отдельно запланировано строительство съезда с ЗСД на Новое шоссе. Там проектирование стоило тоже довольно много, и само строительство будет стоить внушительных денег.

В.И.: А жители тех населенных пунктов, которые пока остаются без хороших дорог, того же самого Песочного, садовых товариществ, которые находятся за Западной Лицей и которые отгорожены шлагбаумом, они как-то к вам обращались? Вы с кем-то из них общались, контактировали?

И.П.: Мы сами не контактировали, но даже в социальных сетях легко найти очень много возмущений, что есть проблемы с движением. Про эти развязки тоже говорят, что они нужны не непосредственно для Западной Лицы, а для того, чтобы удобно было съехать на Белоостровское шоссе. В это, в частности, попадает поселок Сертолово. Чтобы не стоять на переезде и так далее. Все эти доводы понятны, но возникают вопросы, почему, действительно, не начать с того Сертолово и как-то развязать транспортные узлы именно там, а не именно на этом участке.

В.И.: У меня еще такой вопрос: А какой реакции лично вы ожидали от Игоря Албина на этот материал, на это расследование?

И.П.: В принципе, именно такой, какой она и была. Что можно сказать в такой ситуации? То, что он сказал – мне кажется, любой бы на его месте говорил бы то же самое.

В.И.: Ждете ли вы, что последуют действия каких-либо других структур по результатам этого расследования? Может быть, кто-то уже вовлекся в процесс?

И.П.: Я думаю, что было бы здорово, если бы хотя бы снесли этот шлагбаум, который не дает людям проезжать по уже существующей общественной дороге через этот поселок в свои садоводства. Хотя бы такой минимум. Плюс, разметить эти участки на карте, потому что эти два момента – это самые настоящие нарушения закона, причем уже многолетнее. Для начала, стоило бы устранить хотя бы это.

В.И.: К тому же, если допустить, что, возможно, там проживают представители закона, они должны наоборот оформлять все по правилам.

И.П.: Вроде бы, да.

В.И.: Дом стоит, а по бумагам лес. Ирина, какие же все-таки конечные цели? Как думаете, во что эта история может развиться, помимо того, что, допустим, уберут шлагбаум?

И.П.: Я думаю, что это максимум, во что она может развиться, учитывая наши реалии.

В.И.: Посмотрим. В любом случае, спасибо за расследования, которые вы проводите.

И.П.: Вам спасибо, что рассказываете о наших новостях.

В.И.: Для радиослушателей напоминаю, что на связи с нами была обозреватель газеты «Деловой Петербург» Ирина Панкратова. Еще один спикер, с которым мы поговорим в рамках этой программы – это руководитель отделения «Трансперенси Интернешнл – Россия» в Петербурге Дмитрий Сухарев. Дмитрий с нами на связи. Здравствуйте.

Дмитрий Сухарев: Добрый день.

В.И.: Дмитрий, сегодня обсуждаем расследование, которое проводили журналисты газеты «Деловой Петербург». Заинтересовались они развязкой и дорогой, которые должны появиться на пути к поселку Западная Лица. Такой к вам вопрос: журналисты усмотрели связь между личностью вице-губернатора Игоря Албина и тем, что эта дорога к местной «Рублевке» скоро появится. Как показывает ваша практика: насколько сложно подобного рода расследование довести до какой-то финальной точки и докопаться, действительно ли это правда или факты, притянутые за уши.

Д.С.: На самом деле, смотря чего добиваться, какой цели. Цель журналистов – придать огласке эти сведения, которые представляют общественную значимость. Те сведения, которые опубликовали в расследовании «Делового Петербурга», например, очень значимы для жителей поселка Сертолово, которых насчитывается 50 тысяч человек, и которым развязку очень давно обещают, но они продолжают стоять в пробках, потому что никакой развязки нет. Зато строится развязка к поселку Западная Лица, в котором живет 300 человек. Условно, несколько сотен, назовем это так. «Рублевкой» я, конечно, не стал бы называть это место, потому что все-таки на «Рублевке», во-первых, действует закон. Помимо того, что там очень дорогая недвижимость, у этой очень дорогой недвижимости есть еще право собственности: все участки зарегистрированы, те дома, которые строятся, регистрируются. С ними все понятно – все по закону. В случае с Западной Лицей, как рассказано в расследовании, речь идет о праве собственности. Люди живут в этих домах не на праве собственности, а на неком включении в состав садоводов. Определить, что там живут эти люди, журналистам удалось благодаря перечню людей, которые подключены к электроснабжению: ФИО и какое энергопотребление. Эта информация, можно сказать, публичная, этот список был вывешен в поселке Западная Лица.

Опять же, большой вопрос: участки стоят дорого, все-таки это достаточно дорогое место, и при этом, покупая дом или участок, покупатели не получают то, что должны получать – право собственности. С одной стороны, это их скрывает от тех же самых расследователей и, в принципе, от того, что о них могут что-то узнать. С другой стороны, для них не существует никакой гарантии того, что сегодня эти участки «их», а завтра они «их» быть не перестанут, потому что с Западной Лицей есть один большой вопрос: территория, на которой стоят эти коттеджи – это территория лесничества, это лес. Никто не гарантирует, что пройдет какое-то время, придет какой-нибудь новый прокурор или новый глава администрации, и, в соответствии с законом, скажет: «Слушай, это самострой, это незаконно, и давайте-ка мы это будем сносить», и снесет коттеджей эдак на миллиард. От этого никто не застрахован. От этого страхует право собственности, а тот список садоводов, который ведется в Западной Лице, конечно, от этого не спасает.

В.И.: Вопрос в другом: насколько сложно установить эту связь? Правильно ли я вас понимаю, что, исходя из того, что отсутствует право собственности, фактически, нельзя доказать, живет там Игорь Албин или не живет, есть у него там дом или нет?

Д.С.: Исходя из расследования, доказать можно только по каким-то косвенным признакам: что его кто-то видел, что его кто-то знает – свидетельства очевидцев. В принципе, это та вещь, которую можно принять за доказательство, если об этом говорит не один человек, а несколько людей. Конечно, это расследование сложнее, чем стандартное, когда ты нашел в Росреестре, нашел на карте, показал и рассказал. Таких расследований масса. Здесь сложнее: здесь надо доказывать, выяснять, на месте «искать кота», как это делали журналисты «Делового Петербурга». Сложнее, но тем не менее возможно. Если человек, особенно человек с положением, человек известный и видный где-то живет, то он оставляет за собой много следов вокруг себя, как минимум, его видит много людей, как минимум, охрана знает о нем, его имя обязательно фигурирует в каких-нибудь списках. Это сложнее найти, но это возможно.

В.И.: Еще такой вопрос: все-таки в расследовании журналистов речь идет о том, что на территории поселка располагается дом, который принадлежит Борису Мурашову, бывшему главе комитета по развитию транспортной инфраструктуры, и якобы Игорь Албин часто приезжал в этот дом погостить. Тут намечается связь между представителем власти и бизнеса. Если окажется, что это действительно правда, что Албин гостил в доме Мурашова, а теперь к этому поселку строят дорогу, есть ли тут коррупционная составляющая, если вдруг окажется, что все так, как описывают журналисты?

Д.С.: Здесь надо разбираться, но в потенциале здесь может быть конфликт интересов в том, что человек, который принимал решение, например, о строительстве дороги, заинтересован в этой дороге, потому что он там живет. В случае, если бы компания Бориса Мурашова получала бы какие-то контракты, которыми заведовал бы Игорь Албин, то, конечно, здесь был бы конфликт интересов, потому что здесь есть личная заинтересованность. Опять же, тут вопрос в конфликте интересов, подавалось ли какое-то заявление в комиссию о конфликте интересов. Конфликт интересов – это не преступление. Нарушением является именно неурегулирование конфликта интересов, когда чиновник «втихаря» родственникам, друзьям и людям, которые с ними аффилированы, дает какие-то блага, и сам, за счет этого, какие-то блага получает. Если чиновник часто говорит: «Я живу в доме вот этого коммерсанта. Сделайте что-нибудь», а ему говорят: «Окей, вы не будете отвечать по конкретно этим сделкам, не будете ими заниматься», то тут конфликт интересов разрешен. Поэтому тут вопросов больше, чем ответов, с этим надо разбираться. К сожалению, каких-то именно документальных доказательств, что Игорь Албин жил в доме Бориса Мурашова, нет, будем честны. Есть косвенные доказательства.

В.И.: Последний вопрос: как показывает ваша личная практика, практика ваших коллег, насколько велика вероятность, что это расследование пойдет дальше расследования, может приобрести какой-то новый оборот?

Д.С.: Я не думаю, что это пойдет куда-то дальше. Другое дело, что в Западной Лице вопрос не только в том, что там жил Игорь Албин, а, насколько мне известно, существуют еще очень много вопросов со стороны прокуратуры и со стороны лесничества. Там описывается тот факт, что шлагбаумом перекрыта дорога общего пользования. Кроме того, это лесничество, это лес. Там вообще ничего строить нельзя. Я думаю, что это очень вялотекущий процесс, который рано или поздно может привести к тому, что эти садоводы могут лишиться своей недвижимости, на которую у них, в принципе, нет права собственности.

В.И.: То есть, возможны несколько сценариев развития событий?

Д.С.: Сценариев может быть сколько угодно.

В.И.: Дмитрий, спасибо большое, что побеседовали с нами.

Д.С.: Да, пожалуйста.

В.И.: Для радиослушателей напоминаю, что на связи с нами был руководитель отделения «Трансперенси Интернешнл – Россия» в Петербурге Дмитрий Сухарев. Это была программа «Zoom» на радио СОЛЬ, у микрофона для вас работала Валентина Ивакина. Еще раз большое спасибо нашим спикерам. Прощаюсь с вами. До свидания.

Мнение участников программы может не совпадать с мнением редакции.
Научный четверг

Понравилась статья? Поделись с друзьями!

comments powered by HyperComments