«Дольщикам станет только хуже»: почему активистов не устраивают поправки в 214-ФЗ

Обманутые дольщики продолжат митинговать, очередная акция протеста намечена на 25 ноября. В начале месяца активисты посетили Всероссийский Саммит «Надёжный застройщик — 2017» и теперь уверены, что от предлагаемых законодательных инициатив лучше не станет. Эксперт: Александр Головко — руководитель всероссийского движения «Бездомный дольщик»

*Техническая расшифровка эфира

Валентина Ивакина: Здравствуйте, уважаемые радиослушатели. Это программа «Zoom». У микрофона Валентина Ивакина. Тема нашего эфира: «Дольщикам станет только хуже»: почему активистов не устраивают поправки в 214-ФЗ. В рамках сегодняшнего эфира мы с вами будем обсуждать проблемы дольщиков. Почему дольщики? Буквально накануне выходило расследование о протестной активности в регионах России, и, в частности, согласно этому расследованию, протестов в стране стало чуть ли не вдвое больше за последние полгода. И такую активную часть этой протестной волны составляют дольщики. Завтра в Санкт-Петербурге пройдет круглый стол по обсуждению проблем дольщиков и пайщиков региона и страны. И проводят этот круглый стол представители общества «Бездомный дольщик». Мы неоднократно выходили с представителями этого движения на связь. Проводили неоднократные митинги представители этого движения. И сегодня с нами на связи Александр Головко, руководитель всероссийского движения «Бездомный дольщик». Александр, здравствуйте.

Александр Головко: Здравствуйте, Валентина.

В.И.: Правильно я понимаю, что этот круглый стол вы решили провести неслучайно. На прошлой неделе, 2 и 3 ноября вы посещали всероссийский саммит «Надежный застройщик 2017», который проходил в Стрельне, и остались недовольным тем, что на этом саммите услышали?

А.Г.: Да, вы абсолютно правы. У нас сегодня будет очень необычный эфир, у нас такого раньше не было. Это тоже для меня впервые, что мы будем заочно как бы дискутировать с людьми, которые не смогли этого с нами сделать в живую. На всероссийском саммите «Надежный застройщик 2017» были депутаты Госдумы, чиновники нескольких регионов, депутаты Законодательного Собрания Санкт-Петербурга, Ленинградской области, Краснодарского края, Мурманской области, Новосибирской и еще нескольких регионов, я, возможно, их забыл упомянуть. И эти люди собирались обсудить правки к 214-ФЗ, то есть к закону о долевке. И соответственно, сделать имитацию того, что они якобы обсудили эти правки с профессиональным сообществом, более того, с элитой строительного сообщества, которая как раз и съехалась на награждение «Надежный застройщик России 2017». Для нас было полным удивлением, что это было полностью театрализованное мероприятие, именно само обсуждение правок. Но самым большим разочарованием стали вот эти 53 страницы правок, которые они привезли, к 214-ФЗ. Поэтому, если удобно, я, может быть, постараюсь в течение этого короткого эфира чуть-чуть осветить то, что мне запомнилось, мы тезисно записывали самые яркие высказывания выступавших представителей органов законодательной власти и исполнительной власти. И может быть, заочно, ну не то чтобы вступлю с ними в полемику, но дам наметки к тому, что мы будем обсуждать завтра.

В.И.: Давайте обозначим, что вызвало у вас возмущение. 53 поправки, это довольно много, правильно я понимаю, что практически ни одна из них вас не удовлетворила?

А.Г.: Да. На удивление оказалось, что ни одна поправка, причем даже самые, казалось бы, не политические и не одиозные вещи, а то, что действительно пытались принять кому-то на пользу, никак не защищает дольщиков, которые уже обмануты, никак не будет защищать дольщиков, которые будут обмануты в дальнейшем. И никак не помогает строителям. Это правки к закону, которые являются имитацией бурной деятельности депутатов Госдумы в течение последних 6−7 месяцев. И то, что ближайшие полгода, до июня 2018 года Госдума будет изображать деятельность по приему этих поправок. Они реально не на пользу никому из строителей, а напомню, что я сам строитель, кроме того, что еще и дольщик, ни дольщикам, которые будут еще обмануты, и ни пайщикам, потому что про пайщиков там вообще ничего нет. То есть пайщики остались за бортом законодателя, хотя наше движение постоянно напоминает о том, что это неправильно, и что невозможно убеждать людей, которые являются парикмахерами, бухгалтерами, менеджеров отделов продаж, что они якобы собрались в жилищный кооператив, чтобы лично и персонально строить дом, нанимать директоров по строительству, осуществлять взыскание, проектирование и сдавать дом себе в эксплуатацию. Это люди, которые пришли к конкретному застройщику, им был навязан жилищный кооператив со своим руководящим органом. И это была строительная компания, которая осуществляла строительство объекта, а не частные лица, которые неожиданно собрались и с какой-то дури решили попрактиковаться в строительстве.

Тут мы не были услышаны вообще, более того, на этом саммите, который, повторюсь, что была имитация этого общения, это узкоспециализированное мероприятие, и на нем обычно награждают людей, то есть это именно приятное и хвалебное мероприятие, когда компании, соответствующие определенным требованиям, проинформировали покупателя в рамках 214-ФЗ, которые на сайте правильно размещают информацию в разделе продаж, нет существенного взыскания с точки зрения задержки по срокам, вот они могут претендовать на получение этого золотого знака «Надежный застройщик России». И в данном случае то, что приехали депутаты, это было искусственное обострение ситуации, когда человек приезжает для того, чтобы показать, что есть проблема, они готовы с нами ее обсудить, и ваши пожелания вроде бы должны были быть учтены.

По факту, к сожалению, ни замечания застройщиков, то есть строителей, которые там присутствовали, ни замечания дольщиков и пайщиков, они не то чтобы не были услышаны, но даже желания слышать ни у кого не возникало. Это была полная имитация процесса. Ровно как и открытые слушания в Госдуме от 3 июля 2017 года, я там тоже присутствовал. Ровно как и открытые слушания, которые имитируются в разных регионах на уровнях Законодательных Собраний, когда приглашаются дольщики и пайщики, и они там по бумажке должны задать определенные вопросы. Делается вид, что их пожелания учтены, но то, что в дальнейшем происходит с законодательной инициативой, вообще никак не соотносится с тем, что просили и требовали люди.

Именно поэтому завтра у нас будет круглый стол, который мы озаглавили как «Проблема участников долевого строительства, практика долевки и неэффективность поправки в 214-ФЗ и иных мер, предпринимаемых государством». И соответственно, завтра мы туда ждем и участников долевого строительства как зрителей, и будут депутаты Законодательного Собрания Санкт-Петербурга и Ленинградской области, ждем юристов-практиков, которые готовы участвовать и даже готовы рассмотреть участие людей из других регионов, которые с помощью Skype или какого-то другого способа связи, например, по телефону тоже хотели бы рассказать свое видение по этой ситуации. Завтра будет широкая дискуссия.

В.И.: Если вести речь про те поправки, которые были озвучены, если все будет принято так, как предлагается, чем это на практике может обернуться в дальнейшем?

А.Г.: Ровно ничем. Основная масса депутатов и выступающих чиновников за кадром считают, что они делают судьбоносные правки в 214-ФЗ, который существует довольно давно. Каждый раз, когда принимались правки к этому закону, считалось, что каждая из них уничтожит проблемы дольщиков и пайщиков обманутых. По факту этого ни разу не случалось. И это очередная профанация, то есть очередной раз заявляется о том, что кардинальным образом будет переломлена ситуация. В приватных беседах они поясняют, что строить по долевке станет невыгодно, но на самом деле, большинство законодателей, которые обсуждаю, т и большинство чиновников, которые обсуждают, это мое личное мнение, они не разбираются в вопросах изысканий и проектирования, они не разбираются в вопросах долевки, они не понимают банкротных процедур. И не понимают, каким образом достраивать дома, на которые уже украдены деньги. Это люди, которые, как современный термин «хайп», то есть есть некий термин, его используют, все про это говорят, человек тоже принимает участие, он имеет некие навыки такого презентования себя и произнесения речей, но за этим ничего не стоит. То есть никакой реальной практики и никаких полезных действий от того, что было презентовано, не произойдет в жизни.

В.И.: Если полезных не произойдет, какие неполезные произойдут? На практике можете объяснить человеку, который далек от строительства и ничего не понимает в долевом строительстве, как это будет выглядеть, если я хочу купить квартиру или я уже купила квартиру, и вышло так, что я стала обманутым дольщиком, вот принимаются эти поправки, а что дальше?

А.Г.: Вот тут я как раз и хотел рассказать, что эфир у нас немного необычный, он выходит за рамки нашего привычного рассказа о том, сколько у нас было митингов за последние 2−3 недели, хотя их действительно было несколько. Как мы пикетировали Смольный, Константиновский дворец и так далее. Мы говорим о том, что 100 лет назад в России произошла революция, сначала буржуазная, потом Октябрьский переворот 1917 года. И многие люди, в том числе и я, в советском детстве не понимали, каким образом огромная империя, которая существовала, была стабильной, превратилась в страну в руинах, то есть все было разрушено, люди бомжевали, дети голодали, нам показывали прекрасные фильмы про беспризорников, которые в вагонах едут куда-то на юг, в Крым, где тепло и фрукты. Это произошло из-за вранья.

Когда вы приобретаете квартиру, вы приходите к конкретному застройщику в красивый офис, с юристами, с отделом продаж, с бухгалтерией, заключаете договор, переводите деньги, вам дают кредит в государственном или коммерческом банке, объект аккредитован в госбанке, на ваш объект существует страхование ответственности застройщика. Вы полностью убеждены, что выдано разрешение на строительство, застрахована ответственность, репутация у застройщика, красивый офис и другие антуражные вещи, которые сопровождают весь процесс покупки вами квартиры, позволяют вам приобрести квартиру. Но оказывается, что вас обманывают. Все деньги с вашего объекта уводят, дом строить не начинают, как это было в нашем случае с группой компаний «Ленспецстрой», а вам вешают лапшу.

И когда вы начинаете общаться с чиновниками и с органами исполнительной власти, с органами надзора, органами прокуратуры, строительного надзора, полицией и так далее, вы неожиданно для себя узнаете, что вы, оказывается, не приобретали квартиру, а просто отдали деньги за эфемерное обещание. Более того, вы венчурный инвестор, более того, вы человек, который хотел нажиться на разнице в цене между строящимся и готовым жильем, и теперь нет повода для государства вам помогать, когда вас обманули. И очень много заблуждений, которые существуют в сфере долевого строительства, они начинаются от заблуждения и заканчиваются прямым лоббированием чьих-то интересов, которые никак не соответствуют вашим получением квартиры в надлежащий срок.

В.И.: Было плохо, а станет хуже?

А.Г.: Было плохо, а станет еще хуже, потому что основная идея законодателей, когда некий закон принимают, они либо должны оставить ситуацию ровно, как есть, либо предложить из нее альтернативный выход. В данном случае не предлагается альтернативного выхода, а просто в наглую предлагается лоббировать чужие интересы, которые никак не соотносятся с интересами дольщиков и пайщиков. Так, например, созданный компенсационный фонд в 1.2%, как я уже пояснял в предыдущих интервью, он вообще никак не защищает людей, которые учувствуют в долевом строительстве, просто потому что это означает, в переводе с русского на русский, что каждые 99 участников долевки, например, я и вы, мы просто покупаем квартиру за свои деньги. И это как бы правильная изначально идея, что есть некий процесс нормального соотношения и риска, и какого-то несчастья, то нужно нормально страховаться в любом процессе. То есть ты чем-то занимаешься, почему бы не отчислять небольшую толику денег в некий компенсационный фонд.

Однако, это оказывается не так. Оказывается, когда вы начинаете изучать практику долевого строительства по всем регионам России, что от 60 до 77 из 100 оказываются обманутыми. Это означает, в переводе с этих абстрактных 1.2%, что каждые 58 человек, 59-му и 60-му должны купить квартиру за свой счет. А с учетом того, что еще и эти деньги осваиваются чиновниками, и компании, которые приглашаются, являются коммерческими, известны случаи, когда на одном доме украли деньги до 5 раз, включая деньги, направленные на его достройку, то получается, что даже этот 59 и 60 человек никогда не получит своего жилья. Поэтому наше предложение не носит кардинальный характер.

В.И.: Какие тогда предложения вы выдвигаете? Вы говорите, что нужны альтернативные предложения, они сейчас не предлагаются, что тогда могло бы решить проблемы дольщиков и какие поправки, на ваш взгляд, нужны?

А.Г.: Самое базовое решение у всех на слуху. Люди говорят о том, что нужно запретить долевку. Более того, последнее время говорится о том, что Владимир Владимирович Путин сказал, что долевка будет запрещена, но на самом деле, ничего этого нет, это законодательство. И соответственно, надежды законодателей и чиновников на то, что перестанут привлекать средства по долевке, они абсолютно не обоснованы. Компании просто покупают задним числом выданные разрешения на строительства или приобретают юридические лица, где уже выдано разрешение на строительство, например, уже 2013 годом, и таким образом еще года 3−7 будет продолжаться этот веер историй с привлечением денежных средств людей в обмен на воздух, когда человек платит ипотеку, живет в арендованном жилье, а его дом не строится, и при этом по закону все украдено, и он обманут, но никто ему реально не помогает.

О чем говорим мы? Первое — нужно запрещать долевку, почему нет? С одной стороны, мы понимаем, что строительство — это локомотив экономики. Привлечение средств долевого строительства — это абсолютно нормальный и здоровый инструмент, но в обществе, в котором не работает обычный механизм, когда тебя обманули, и никто не может возбудить дело о мошенничестве, чтобы оно дошло до суда, не развалилось, и наказали мошенников, наверное, долевка действительно невозможна. Второй момент — градостроительная политика, когда государство, а мы говорим о том, что в разных регионах разные проблемы, но лучше говорить о том, что знаешь сам. Например, на примере Ленинградской области, вокруг Санкт-Петербурга, вокруг Кольцевой автодороги все бывшие совхозные и колхозные поля массированно застраивают многоэтажным гетто, то нельзя абстрагироваться от проблемы градостроительной политики, и все переводить к отношениям, что странные люди путем создания жилищно-строительного кооператива не смогли подключиться к воде, канализации, к электричеству и обеспечить себе строительство дорог, мостов, школ, детских садиков, поликлиник и пожарного депо. Мы считаем, что города должны строить государство. Изначально города строят государство. Никакая коммерческая компания при самом хорошем расположении духа не строит площадей, памятников, каналов, поликлиник, удобных пожарных частей и отделений полиций с красивым подъездом. Оно может это делать, если его заставлять, мучить, и при этом все равно будет выгадывать, хитрить и пытаться сэкономить на затратах.

В.И.: Вы предлагаете отказаться от этой бизнес-структуры в этой сфере? Или как это можно реализовать?

А.Г.: Абсолютно. Мы считаем, что подготавливать территории инженерно, заниматься градостроительным планированием новых городов должно государство. Мы ратуем за создание несколько государственных корпораций, которые будут заниматься инженерной подготовкой территорий, планированием территорий и делать так, чтобы уже спланированные территории лотами распродавались застройщикам, уже инженерно обеспеченные. Коммерческие компании никогда не построят АЭС для того, чтобы обеспечить новый город энергетикой. Коммерческая компания не умеет строить жилье, а через дорогу строить промзоны, это разный бизнес. Коммерческая компания не умеет одновременно строить речной порт, железнодорожный вокзал и соответственно авиавокзал, который будет работать как международный хаб. Это один человек сломает мозги и никогда не поднимет финансирование. Это занятие государства.

Попытка государства уйти от строительства поликлиник в кабинеты фельдшерской и акушерской помощи, как мы говорим на территории Ленинградской области, или кабинеты семейного врача на первом этаже в коммерческих помещениях, наверное, вы сталкивались с таким, это полная чушь. Государство, ушедшее от своих основных обязанностей проектировать, строить и заниматься нормальной градостроительной деятельностью, порождает большинство обманов таких гетто, когда люди платят за красивый дом на картинке, а потом узнают, что у них нет ни поликлиники, ни двора, ни инженерных коммуникаций, которыми было бы обеспеченно бывшее совхозное поле.

Следующий момент, когда человек приступает к строительству жилого комплекса, что называется комплексное освоение территории, когда строится целый квартал, он соответственно оставляет себе некую долю риска, правильно? Он всегда подозревает, что есть банковский залог, есть возможность резкого падения цен на жилье или резкого роста цен на строительные материалы, то есть человек у него подстраховывается. И соответственно, есть разделение бизнеса на юридические лица, есть разделение бизнеса на несколько брендов, когда есть бренды разного уровня, это премиальный бренд, бизнес-класс, эконом, когда одна строительная компания или одна группа владельцев владеет несколькими видами деятельности, и это нормально.

Но когда нам предлагают всерьез обсуждать, что одно юридическое лицо — один застройщик или не одно юридическое лицо — не один застройщик или чтобы было регулирование через СРО, хотя это абсолютно не дееспособная организация, это просто место, где сидит бухгалтер, номинальный руководитель и расчетный счет, куда капают взносы, — все это является уходом государства от своей прямой ответственности. Жить можно только по правде, чтобы не было революции.

В маленькой Финляндии, в маленькой Эстонии люди строят хорошо, не потому что у них маленькие города, и все друг друга знают, а потому что государство следит за всеми, кто строит плохо. Крупные корпорации сейчас проникли и в маленькие города. Вы можете жить в городе Мирный под Иркутском, и к вам придет международная корпорация и хорошо построит дом. А может прийти «СУ-155», будет выглядеть отлично, а потом обанкротится. Нет никой защиты, кроме когда ты исполняешь закон, когда органы строительного надзора комплектуются не случайными людьми, и многие даже не с юридическим и строительным образованием, а вообще не пойми кто, а комплектуется людьми, имеющими строительное образование, и есть подтвержденный опыт работы по специальности. Не может орган строительного надзора выходить на объект, как в нашем случае с «Ленинградской перспективой», «Ленспецстрой», и на брошенной стройке не находить нарушений.

Орган строительного надзора, в теории, — это люди, которые изначально должны быть умней, чем те, которых они проверяют. Это должны быть какие-то строители, которые работали и имели практику, как это делается. Они должны приходить на объект и рассказывать строителю, что у него не так. Когда встречаются два идиота, один строитель на стройплощадке, который не умеет и не собирался строить, а другой из органов государственной власти, который надзирает за ним, но взят по знакомству и не имеет ни строительного, ни даже юридического образования и просто исполняет обязанности по формальному признаку, естественно, что такой орган надзора никогда не выявит нарушений и, глядя на пустое поле, при отсутствующем фундаменте, при отсутствии внешних сетей, он будет писать о том, что у него нет к застройщику претензий.

В.И.: Неужели ваше предложение не продвигают вообще, то есть нет сторонников именно такого пути среди депутатов Госдумы? Там же тоже нет единодушия, как правило.

А.Г.: Сторонники есть, есть отдельные люди, которые говорят о том, что все, что мы предлагаем, что идет из разных регионов, есть гораздо более гениальные люди, чем мы, которые пишут целые трактаты, которые даже по той же теме ЖСК уже подготовили несколько готовых законопроектов, у нас они есть в распоряжении, мы с этими людьми в хорошем контакте. Юристы нашего движения активно общаются с региональными юристами, есть куча идей, но это все никому не нужно.

Вся задача власти — в снижении протестной активности, они прожили сегодняшний день, у них было столько-то митингов, а столько-то у них удалось отменить. Они загнали нас в Петербурге на участок, где даже не было нормального адреса, в навигаторе забивали люди и уезжали в другое место. И они довольны, что день прошел. И им совершенно не нужно помогать дольщикам и пайщикам реальными делами по достройке наших домов. Все, деньги украдены, их можно делить, обсуждать, искать, да чем угодно заниматься, но только не законодательством по предотвращению новых обманов и только не реальной работой над каждым проблемным домом, потому что стройка — это длительный процесс, с учетом изысканий, проектирования, а это может занимать от 1.5 до 4 лет. И реально достраивать проблемный объект — это всегда огромная ответственность и напряжение. А приза тут нет. Приз — это мы, которые заселяемся.

В.И.: Какая-то логика не рабочая, потому что, судя по тому, что вы сейчас говорите, вы намерены и дальше устраивать митинги, и те поправки только провоцируют акции протеста, хотя власти вроде бы заинтересованы в подавлении этих акций.

А.Г.: Конечно, это и есть то, что было ровно 100 лет назад, когда есть не просто кардинальные расхождения между населением и руководством территории, а когда есть непонимание, стремление это все зажать, придушить и извратить так, что становится еще более тошно. Мы говорим о том, что по нашему дому от группы компаний «Ленспецстрой» у нас есть готовое решение по нашему дому, мы представляем, как достроить наш объект. И мы будем продолжать ходить на митинги и настаивать на том, чтобы его достроили. Это наша задача. Мы знаем по нескольким другим ЖК, которые участвуют в движении, каким образом дольщикам и пайщикам получить их квартиры, и они будут ходить с нами и настаивать. Мы знаем практику законодательства, как это сделать грамотно, чтобы избежать в будущем обмана людей. Но в системе, когда не работает вообще все, когда все перевернуто с ног на голову, а задача чиновника — это не помочь нам, а каким-то образом оградить себя от ответственности, что что-то сделано не так, то естественно, ничего работать не будет.

Зачем усложнять законы и кого-то пугать, если ты существующие не исполняешь? Это то же самое, если вы дома наняли людей положить кафель в ванной, и они сами себе взяли срок 3 недели, и вы подписали с ними договор. И вы приходите через 3 недели и видите, что ничего нет, более того, еще и материал украден. И глядя на этих людей, вы говорите: «Вы мошенники». А они вынимают из заднего кармана какой-то странный закон, начинают цитировать какую-то ересь о том, что должно пройти 9 месяцев с момента вашей договоренности, чтобы вы могли обратиться в суд, потом в течение полгода признать себя обманутой и только потом, когда выяснится, что вы обманута, они переедут в другой регион и окажутся неплатежеспособными, и таким образом этого обмана не было. И когда вы на этих людей смотрите и говорите: «Вы сволочи, вы меня обманули жестким образом. Вы украли кафель, деньги и ничего не делали все 3 недели, хотя 3 недели вы сами себе установили срок». И к вам выходит прокурор и говорит, что ограничен в полномочиях, ничего не может доказать, ничего не может понять. И так происходит всегда.

В.И.: На 25 ноября анонсирована очередная акция протеста, всероссийский митинг «Бездомный дольщик». Можете про это рассказать?

А.Г.: Это единственная хорошая новость, что у нас ближайший год есть о чем шуметь на митингах, если это можно назвать хорошей новостью. Мы приглашаем всех подавать заявки в их регионах. Митинги нашего движения всегда проходят официально и согласовано, поэтому все, кто хочет именно достройки своих домов, они должны знать, что с нашей точки зрения, надежды на государство больше никакой. Никакие законодательные изменения нам не помогут. Надо добиваться достройки путем митингов, пикетов, работы в судах и так далее. Сбор доказательств путем составления грамотных запросов, включая адвокатские и депутатские. И в этом во всем мы готовы помогать. Наша всероссийская программа работает практически во всех регионах страны, мы можем предоставлять людям помещение, оформлять запросы, предоставлять юристов. Впереди большой пласт работы, и, к сожалению, все что делало государство, оказалось театральной постановкой, не направленной на результат в виде достройки домов и выдачи квартир.

В.И.: Спасибо большое, что нашли время высказать свою точку зрения. До свидания.

А.Г.: ДО свидания.

В.И.: Это была программа «Zoom». У микрофона работала Валентина Ивакина. До новых встреч.

Мнение участников программы может не совпадать с мнением редакции.
Научный четверг

Понравилась статья? Поделись с друзьями!

comments powered by HyperComments