Дебаты в формате «панчей»: в Питере появится площадка для политических рэп-баттлов

В октябре в Питере состоялся первый в России политический рэп-баттл. На поединок вышли единоросс и оппозиционер. Организаторы намерены проводить такие встречи каждые два месяца. Говорят, это и дебаты, и возможность показать, что депутаты «тоже люди».
Эксперты: Андрей Анохин — депутат ЗС Санкт-Петербурга (Единая Россия), организатор политического рэп-баттла; Ксения Клочкова — корреспондент «Фонтанка.Ру»

*Техническая расшифровка эфира

Валентина Ивакина: Здравствуйте, уважаемые радиослушатели, это программа «Zoom» на радио СОЛЬ, у микрофона Валентина Ивакина. В рамках сегодняшней программы мы будем обсуждать открытие в Санкт-Петербурге постоянной площадки для проведения баттлов для политических дискуссий. Инициатором этой площадки выступает депутат Законодательного собрания от партии «Единая Россия», Андрей Анохин. С ним в рамках этого эфира мы побеседуем, узнаем все подробности.

Прежде всего, хотелось бы сказать, что в начале октября в Питере уже прошел первый политический рэп-баттл. В нем принял участие сам Андрей Анохин, а его оппонентом выступил оппозиционер Максим Резник. Было пять раундов, и в итоге Андрей Анохин проиграл. Сегодня узнаем подробности, что планируется в будущем. Но прежде чем мы приступим в беседе, зачитаю несколько отрывков из этого рэп-баттла. Один из раундов, как пишет портал «Фонтанка.ру» был посвящен фильму Учителя «Матильда»:

«За веру! За царя! За Русь Святую!
Готовы мы всем врать напропалую:
Что Николай был самый лучший царь,
Кто не согласен, тот пиндосовская тварь», — прочитал Резник.

Анохин раскритиковал фильм и потребовал отставки министра культуры РФ Владимира Мединского:

«Мединский с оппозицией сегодня заодно:
В столетье революции показано кино.
Я за свободу творчества, полемику ценю,
Но против я того, чтоб разжигать войну».

Прошу прощения, что не речитативом, но как умею. Откуда это все пошло? Наверное, многие помнят рэп-баттлы, которые прогремели на всю страну, в частности баттл между Oxxxymiron и Гнойным — миллионы просмотров, огромное количество публикаций в средствах массовой информации, и понеслось. Теперь депутаты предлагают проводить т.н. «Антиверсус» в Питере, и тем самым, отчасти, доказывают, что северная столица вновь претендует на подтверждение статуса культурной столицы России даже в этом смысле.

Приступаем к беседе с нашими спикерами. После беседы с депутатом Законодательного собрания с нами на связь выйдет еще икорреспондент газеты «Фонтанка.ру», Ксения Клочкова. Она посещала первый политический рэп-баттл, который уже прошел в Питере и, возможно посетит и последующие.

На связи с нами депутат ЗС Санкт-Петербурга, организатор политического рэп-баттла, Андрей Анохин. Андрей Юрьевич, здравствуйте!

Андрей Анохин: Добрый день!

В.И.: Сегодня обсуждаем открытие баттл-площадки для политических дискуссий в Санкт-Петербурге. Не так давно первый баттл прошел в Питере, в котором вы принимали участие и проиграли. Почему решили открыть такую площадку на постоянной основе и что это будет?

А.А.: Во-первых, в обществе нужна дискуссия, нужен диалог. Причем диалог нужен в интересной, политической форме, в которой интересно будет слушать, в первую очередь, молодежи. Дебаты, которые ведут полупенсионеры, такие как Зюганов, Миронов — это уже неинтересно и противно, в прямом смысле. Это делается для того, чтобы молодежь все-таки могла разобраться в политических вопросах нашей страны, чтобы родились новые трибуны, которые не фальшивые, не искусственные, а которым есть что сказать, с идеей в душе, которую они готовы донести. При этом эта идея может быть совершенно различных взглядов — философских, мировоззренческих.

Основной девиз «Антиверсус"-площадки — «Мы ищем правду». Именно в дискуссии, в уважении к друг другу и родится эта правда, которая, на мой взгляд, должна объединить наше общество для серьезных прорывов и развития в будущем. Идеей, что послужила рождению этой площадки — я вам сейчас не могу сказать, потому что это целая история — она будет рассказана во вторник, во время презентации моего дебютного клипа по итогам первого рэп-баттла, который прошел с моим коллегой. Также во вторник будет очень серьезная интрига, у нас намечается уже следующий баттл в Санкт-Петербурге. Мы хотим, чтобы Санкт-Петербург стал центром политических, поэтических баттлов, на которых будет искаться правда.

В.И.: Политические, поэтические баттлы — звучит заманчиво.

А.А.: Понимаете, когда сам пишешь тексты, кладешь их на рифму, говоришь в стихах — сразу легко отличить — фальшивишь ты или настоящий. Именно поэтому мы взяли поэтическую форму.

В.И.: А фамилии тех, кто примет участие во втором рэп-баттле, пока не раскрываются?

А.А.: Нет, конечно, нет. Это большая интрига.

В.И.: Хорошо, давайте тогда поговорим про первый баттл. Вы принимали в нем участие, вашим оппонентом выступил оппозиционер Максим Резник, было пять раундов. Честно, когда я читала его в текстовом формате, думала: «Наверное, два человека стоят с микрофонами на сцене, вряд ли они как-то могут переплюнуть рэпперов и быть настолько же импульсивными». Потом смотришь видео — ан нет, я ошибалась. Что вы можете сказать по поводу того, что происходило в октябре?

А.А.: Знаете, когда мы шли с Максимом на этот баттл, мы не знали как это пройдет. Самое главное — нам было что сказать друг другу. Туда пришли очень много людей, чтобы плеваться, в прямом смысле. Но когда этот баттл закончился, люди, которые шли туда с негативом, уходили с восторгом. Произошла настоящая, искренняя дискуссия для людей в той форме, в которой им было интересно слушать. Я проиграл этот баттл по мнению жюри. К сожалению, там основной аргумент был в том, что я представитель «Единой России». За эту партию они голосовать не могли, как они сказали. Меня расстроило, что жюри во мне увидели только представителя «Единой России», а не просто человека, который имеет свои взгляды и убеждения. Это единственный осадочек, который у меня остался. А так, я хочу сказать, что это очень серьезное событие, которое очень многие ждали в Санкт-Петербурге. За долгие годы у нас не было реальной политической дискуссии, и, наконец, она состоялась, чему я очень рад.

В.И.: Давайте подробнее поговорим о том, как вы готовились. Вы знали как готовится Максим?

А.А.:Самыми мучительными для меня были две вещи: подготовиться к баттлу и выучить эти тексты — это была для меня просто мука. И состояла она в том, что я не мог музу поймать с самого начала. На работе — не писалось, дома — не писалось, в Удельном парке — не писалось, где-то там в кафе — тоже самое. Но потом я нашел место, сакральное, в котором как только я очутился, у меня текст пошел сам собой. У нас есть гостиница «Англетер», там и кинотеатр и кафе. И на этом месте, в кафе при гостинице, за чашкой чая, у меня начался открываться поэтический канал. Его, конечно, пришлось преобразовывать в рэп, но получилось. И надо было, конечно, учить это все.

Для меня, моих убеждений был важен четвертый раунд, это касалось царской семьи. Я в него очень много вкладывал. Мне многие говорили, что это не формат, что я не должен был это читать. Но у меня позиция такая — я иду с тем, что я хочу сказать. Там нет никаких ограничений. Позиция «Антиверсуса» такая, что если человеку есть что сказать, он должен это говорить. Это основополагающий момент. Так вот, на самом для меня важном, четвертом раунде, у меня выпал текст. Мы много с Максимом страховались — сделали так, чтобы была «строка», и можно было бы посмотреть текст. Но в какой-то момент мы вошли в такой азарт, что даже отказались от этого, вспоминали на ходу. И когда у меня выпал текст, для меня это был переломный момент, раунд оказался проигрышным по подаче. На пятом раунде у меня было уже мало энергии, чтобы достойно довести концовку.

В.И.: А насколько депутаты готовы на такие площадки выходить и говорить то, что они действительно думают? Ведь существует же такое представление, что депутаты придерживаются позиции — «Лучше не сказать, чем сказать», зачем создавать себе лишние проблемы.

А.А.: Мне кажется парламент Санкт-Петербурга, его депутаты должны рождать философию страны в дискуссии. Существует мнение, что депутат — это самое негативное, что может быть — фальшивка, бездельник и т. д. Но, понимаете, когда я был на этом рэп-баттле, меня увидели обычным человеком. Для меня это очень важно. Я с вами соглашусь, что не каждый это может, но, мне кажется, что те депутаты, которые не боятся сказать, которые пойдут говорить, они и будут рождать ту правду, которая так нужна нашей стране.

В.И.: Вы же сейчас ведете определенные переговоры, заманиваете кого-то на будущие рэп-баттлы. С чем столкнулись?

А.А.: Я вам ничего не буду раскрывать, потому что это интрига.

В.И.: Я не прошу называть фамилии, просто хочется узнать, как реагируют люди, к которым вы с таким предложением подходите?

А.А.: Многих мы даже не рассматриваем, не думаем, что они могут участвовать в рэп-баттле по определенным причинам. Мы ведем мониторинг по всей стране, по всем парламентам и ищем «живых» депутатов, эмоциональных, с энергией, которые предлагают здравые вещи и верят в то, что говорят. У которых попадание в парламент не является трафаретным.

В.И.: То есть проводится мониторинговая работа. У тех людей, которые вам кажутся контактными и открытыми, в основном, какая реакция?

А.А.: Я вам не могу сказать, потому что, действительно, это интрига. Обо всем мы заявим во вторник.

В.И.: Будем ждать. Еще один вопрос, который хотелось бы задать. СМИ писали, что вы направляли запрос в Генпрокуратуру, в котором просили изучить баттл между Oxxxymiron и Гнойным на наличие признаков экстремизма. Тогда журналисты задавали вам вопросы о том, зачем вы это делаете, и вы ответили, что нужно понять, как себя в дальнейшем могут вести депутаты.

А.А.: Зачастую, то, что происходит на этих площадках — несерьезно. Максимум, пообзывали друг друга матом, переворошили семейную ситуацию. Мы же, когда ведем политические разговоры, должны учитывать, что здесь тонкая грань. Все напрямую должно соответствовать закону РФ. И поэтому, чтобы полностью понять позицию закона по политико-поэтическим баттлам, насколько мы можем быть свободными в своем творчестве — следовало пояснить этот момент. Не было задачи, чтобы этих парней, которые там выступали, проверяли. Если вы внимательно почитаете письма — они у меня, кстати, есть на страницах в социальных сетях (Facebook, Instagram) — там все касалось именно нашего намеченного баттла с Максимом.

В.И.: Какая-то ясность в этом вопросе появилась?

А.А.: Мы ее и ждем пока. То, что мы еще на свободе пока, после этого баттла — это хороший признак.

В.И.: Были какие-то опасения, что в итоге какие-то проблемы могут возникнуть?

А.А.: Я шучу, конечно. Нет, мы — депутаты, которые должны действовать в рамках закона, мы это четко понимаем. Просто нужно, чтобы закон и люди, которые представляют закон, были информированы и сказали свою позицию по этому вопросу. Все-таки это творчество, понимаете?

В.И.: Есть какие-то негласные правила, например, матом не ругаться?

А.А.: Да, именно так. Еще, конечно, держать себя в руках, потому что накал большой.

В.И.: Попрошу вас еще описать, как на практике выглядит этот баттл? Для тех людей, которые не видели, которые не в курсе и впервые сегодня об этом слышат. Как это происходит, кто судит, чем этот депутатский баттл отличается от баттла обычных рэпперов?

А.А.: У нас был один опыт, баттл, который прошел в Санкт-Петербурге в клубе «Андеграунд». Я пришел к выводу, что жюри должно быть совершенно разных взглядов, профессий. Нужны четкие, определенные критерии, по которым будут судить. Потому что невозможно судить человека только из-за его политической принадлежности. Это категорически невозможно. Это должны быть стиль, подача, идея. Очень важно, чтобы это было честное решение вне зависимости от того, представитель это партии власти или оппозиции.

И самое главное -конечно, это большой драйв, это энергия, которая должна быть. Надо, чтобы человек с драйвом, человек, которому есть что сказал, доносил это до людей.

В.И.: Насколько я понимаю, на первой битве в жюри были рэпперы.

А.А.: Да, рэпперы. Как ребята потом сами признались, они не знали даже определенной терминологии, которая там использовалась. Конечно, над ними, больше всего, довлела политическая составляющая.

В.И.: То есть, возможно, в будущем среди жюри можно будет обнаружить…

А.А.: …ижурналистов, и студентов, и ученых — всех творческих людей, которые проявляют интерес, мы никого не будем насильно заставлять принимать в этом участие. Тот, кто проявит интерес и сможет объективно все оценить, того мы будем рады видеть. Это жюри будет постоянно меняться.

В.И.: Известно ли вам, может инициативу уже поддержали в других регионах?

А.А.: Я думаю, что много будет таких площадок, но тут очень важно качество продукции. У нас центр — это Петербург. «Антиверсус» — это центр политического баттла в Санкт-Петербурге, и мы будем приглашать сюда людей из других регионов.

В.И.: С какой периодичностью можно ожидать, что баттлы будут проходить?

А.А.: Думаю, что раз в два месяца, не чаще. Посмотрим, как это пойдет.

В.И.: Мы же, в свою очередь, будем ждать оглашения имен и фамилий участников следующего баттла.

А.А.: Мы готовимся ко вторнику, скоро вы все услышите.

В.И.: Андрей Юрьевич, спасибо большое, что побеседовали с нами. На связи был депутат ЗС Санкт-Петербурга, организатор политического рэп-баттла, Андрей Анохин.

Еще один спикер, с которым мы посебедуем в рамках этого эфира, этокорреспондентинтернет-газеты «Фонтанка.ру», Ксения Клочкова. Ксения, здравствуйте!

Ксения Клочкова: здравствуйте!

В.И.: Сегодня обсуждаем открытие площадки для политических дискуссий в Санкт-Петербурге. Насколько я знаю, вы посещали первый политический баттл. Можете поделиться своими впечатлениями?

К.К.: Если коротко и одним словом — это было классно. В Петербурге уже достаточно длительное время не было никакой площадки, где могли бы собраться разные политические силы и люди, которые имеют какое-то отношение к политике, и подискутировать. Наверное, лет пять назад были достаточно популярны различные дебатные площадки и т. д., но почему-то, спустя время, их не стало. Фактически, это было возрождение дебатных площадок, только в форме рэп-баттла. Было довольно-таки удивительно и приятно увидеть на этом баттле людей, которые, возможно, на такой формат бы — если бы это мероприятие не было бы с политической приставкой — не пошли бы. Например глава аппарата бюджетно-финансового комитета Законодательного собрания — это женщина, которая занимается финансами, серьезными делами, но при этом она пришла в клуб посмотреть на рэп-баттл. А женщина — в возрасте, и совершенно не скажешь, что она ими увлекается. Но она пришла посмотреть на депутатов, с которыми она работает как глава аппарата комитета.

Был там и глава петербургской федеральной антимонопольной службы (ФАС), какие-то еще депутаты, помощники. Фактически, это такой «корпоратив» в хорошем смысле слова для петербургских участников политической жизни, в том числе госслужащих. Другого места, где они таким образом могли бы собраться, пока не было. Для меня это было ценно именно этим. Кроме, конечно, того, что рэп-баттл был довольно-таки интересный, его участники хорошо подготовились.

В.И.: Ксения, мы до вас беседовали с Андреем Анохиным. Он сказал, что по его мнению, эта площадка может быть как раз тем местом, где депутаты будут озвучивать свои взгляды на жизнь, на происходящее, можно сказать, без цензуры. На ваш взгляд, первая битва, которая проходила, была искренняя? Сдерживали ли депутаты себя в проявлениях своих взглядов или нет? По содержанию текстов.

К.К.: Да, было искренне. У того же Андрея Анохина был достаточно большой абзац про РПЦ, про святых. Чувствовалось, что это немножечко не формат рэп-баттла, но то, что этот депутат сочинил, очевидно, выражает его взгляды. То же самое у Резника, но ему легче, он оппозиционер, и он не сдержан какими-либо партийными обязательствами. Он это делал без каких-либо согласований. У него все было тоже достаточно критично. искренне, остро. Другое дело, что в петербургском ЗС, на мой взгляд, больше нет депутатов, которые были бы готовы точно также выступить. Все остальные либо менее яркие, либо более зависимые от руководства Заксобрания.

В.И.: То есть, возможно, побоятся прийти на этот рэп-баттл и принять участие.

К.К.: Да, конечно. Хотя бы если посмотреть на тех, кто был из депутатов на первом рэп-баттле — поддержать Резника пришли Оксана Дмитриева, Сергей Трохманенко, Александр Егоров и другие оппозиционные депутаты. А поддержать Андрея Анохина из «Единой России» пришел только Роман Коваль, остальные депутаты немножечко опасались посещать такое мероприятие, потому что было не очень понятно как к нему в итоге отнесутся руководители «Единой России».

В.И.: Сейчас уже прошел месяц, как вы думаете, появилась ясность в рядах депутатов — как в этому относится и что дальше делать.

К.К.: Ясность появилась, все понравилось. Другое дело, что они сами не готовы. Анохин просто наиболее смелый из единороссов. Все остальные говорят, что мы не готовы, в таком формате никуда не войдем. Учитывая то, что в этом созыве, который сейчас больше года существует, очень много новичков, и они не публичны — они прошли либо по спискам, либо это какие-то муниципалы, которые в лучшем случае работали на округах — они не привыкли к таким выступлениям, они их боятся.

В.И.: То есть, возможно, тяжко придется Анохину в будущем с поиском участников последующих мероприятий.

К.К.: Я думаю, что да. Мы с ним обсуждали эту историю, я ему сказала, что вряд ли у него получится кого-нибудь найти из депутатов. Разве что только из других регионов.

В.И.: Андрей Юрьевич сказал, что жюри отнеслось к нему предвзято. Он представитель «Единой России», а рэпперы, которые сидели там, сказали, что мы «Единую Россию» не любим, мы не разделяем ваших взглядов и поэтому победит ваш оппонент. Заметили ли вы такое?

К.К.: Там звучало все не совсем так. Действительно, было так, что один из участников жюри заявил, что ему «Единая Россия» не по вкусу, но при этом он делал оговорки, что это не только потому что у него такие взгляды, но и по содержанию, по самим текстам — лучше, острее получилось у Резника. То, что каждый из жюри может быть предвзят и субъективен, мне кажется, в культуре рэп-баттла — это нормальная история. Никто никогда не говорит о какой-то объективности и то, что все должны быть абсолютно независимы. Это же творчество, тут вполне себе объяснима вкусовщина.
В.И.: Анохин сейчас анонсирует следующий рэп-баттл, буквально во вторник будут озвучены фамилии тех, кто встретится на этой площадке. Лично вы — ждете ли этого? Ваши коллеги, другие депутаты, предвкушают очередной баттл? Какие настроения ходят?

К.К.: Не то, чтобы предвкушают. Пока это исключительно история Анохина и, скорее, он ее пытается кому-то «предвкусить», если можно так выразиться. Пока умы депутатов и журналистов заняты другими вещами, а не рэп-баттлом.

В.И.: Ксения, спасибо большое за то, что побеседовали с нами.

К.К.: Вам спасибо!

В.И.: Для радиослушателей напоминаю, что с нами на связи была корреспондентинтернет-газеты «Фонтанка.ру», Ксения Клочкова. Это была программа «Zoom» на радио СОЛЬ, у микрофона для вас работала Валентина Ивакина, до свидания!

Мнение участников программы может не совпадать с мнением редакции.
Научный четверг

Понравилась статья? Поделись с друзьями!

comments powered by HyperComments