Угроза полиомиелита: нехватка вакцин может привести к эпидемии в регионах

Каким регионам грозит эпидемия полиомелита, и почему разнятся данные Минздрава и общественников о нехватке вакцин?
Эксперты: Ростислав Антонов — председатель правления межрегиональной организации «Гражданский патруль»; Игорь Красильников — профессор, доктор биологических наук, вице-президент Общества биотехнологов России, консультант ВОЗ по детским вакцинам.

*Техническая расшифровка эфира

Мария Цыганова: Здравствуйте, уважаемые радиослушатели. Это программа «Угол зрения» на радио СОЛЬ. У микрофонов Игорь Киценко и Мария Цыганова.

Игорь Киценко: Здравствуйте.

М.Ц.: Сегодня поговорим о том, что многим регионам России угрожает эпидемия полиомиелита, если верить СМИ. Рассказывают, что наиболее подвержены такой проблеме Челябинская область, Калининградская, Воронежская. Сегодня попробуем выяснить, где действительно остро стоит эта проблема, и попытаемся выяснить причины такой ситуации.

На связи со студией Ростислав Антонов, председатель правления межрегиональной организации «Гражданский патруль». Здравствуйте.

Ростислав Антонов: Здравствуйте.

М.Ц.: Насколько нам стало известно, сейчас в регионах достаточно острая нехватка вакцин от полиомиелита. Расскажите, пожалуйста, какие регионы можно отметить особенно, где ситуация наиболее острая?

И.К.: И откуда данные о том, что вакцины от полиомиелита там нет?

Р.А.: Прежде всего, эта информация поступила в наш фонд защиты прав потребителей от жителей самих. Мы этим вопросом начали заниматься в августе этого года. Тогда жители Воронежа и жители Сыктывкара сообщили нам, что не могут получить гарантированную государством вакцину от полиомиелита для ребенка младшего возраста. Мы сделали запрос, и в результате выяснилось, что действительно, в Воронеж вакцина не поступала в этом году вообще, по крайней мере, на сентябрь-октябрь. А в Сыктывкар поступило примерно 30%. И тогда мы попытались выяснить, что происходит, непосредственно в Минздраве. Минздрав нам внятного ответа до настоящего момента не дал. И нам пришлось узнавать в региональных Минздравах, мы направили по всей стране запросы, сейчас получаем ответы.

Наиболее остро ситуация стоит в Кургане, в Воронеже, в Центральной России напряженная ситуация, в Омске пришел ответ, что также нет вакцины. И еще люди очень активно откликнулись из разных регионов, сообщают информацию, что не могут получить эту услугу вакцинирования. Вчера вопрос встал очень остро, потому что все об этом стали говорить, это вышло в публичную плоскость. Получается, вчера Скворцовой пришлось уже отчитываться перед Путиным. И она сказала, что на 70% проблема решена. Но вот наши данные показывают, что… Мы имеем другие данные — проблема не решена до настоящего времени. У меня возникает вопрос — или мы что-то не знаем, или Скворцова вводит президента РФ в заблуждение. Мы тоже будем этот вопрос сейчас выяснять.

И.К.: А насколько разнятся данные ваши, которые у вас есть, из тех ответов, которые вы получаете, и данные Скворцовой при докладе Владимиру Владимировичу?

Р.А.: Они существенно разнятся. Нам каждый день пишут, что даже в Москве перебои с вакциной, в Московской области перебои. А Путину говорят, что все хорошо. Я знаю, что проблема решится, потому что сейчас уже пошла поставка вакцины российского производства. Вопрос, что эти поставки не закрывают той потребности, которая есть. И даже поставляя в регион какое-то количество вакцины, те люди, которые должны были получить вакцинирование, все равно стоят в очереди, до них еще не скоро дойдет.

И второй важный момент — вакцины ставятся по срокам. 3,5−4 месяца, в последующем вакцинация идет. Сейчас уже детям больше года. Они сдвинули на какой срок вакцинирование, и насколько вообще это опасно — я не врач, я не знаю. Мы просто спрашиваем в этой ситуации, мы пока еще от специалистов ответа не получили, хотели бы также узнать.

М.Ц.: Вы сказали, что очень острая ситуация в Воронежской области, в Курганской области. А вот какие-то цифры можно назвать для понимания, насколько сложная ситуация в этих регионах?

И.К.: Что вообще отвечают местные министерства на ваши запросы?

Р.А.: В разных регионах действительно все по разному. Есть регионы, которые самостоятельно принимали меры. Они закупали вакцину. Здесь есть еще одна важная проблема — этот дефицит носит, как правильно сказала Скворцова, искусственный характер. Вакцина есть в аптеках коммерческих. Вакцины нет в министерстве здравоохранения. Они закупали импортную. Бесплатную — пожалуйста. А Скворцова говорит, что это в принципе мировая проблема, что нет вакцины. Но если бы это была мировая проблема, тогда не было бы этой вакцины в коммерческих аптеках. А она там есть.

Воронеж — в 2016 году объем был 78% от заявки поставлен, в марте закончилась вакцина. В текущем году вакцина не поставлялась. Ориентировочно поставки ожидаются осенью 2017 года.

И.К.: Остался последний месяц осени.

Р.А.: Да. Город Иваново — вакцина инактивированная полиомиелитная для профилактики полиомиелита в область поступила в объеме 910 доз. Это 3,9% от плана за 2017 год. Калужская область — была оформлена заявка на поставку 21 тысячи доз инактивированной полиомиелитной вакцины. В текущем году первая партия поступила 4 сентября 2017 года в количество 590 доз. Заявили 21 тысячу, получили 590. Это что, 70% обеспеченность, я хочу просить у министра Скворцовой. В Кабардино-Балкарии более-менее нормально по сравнению с остальными. В 2016 году поступило 73 тысячи доз, в 2017 году поступило 26 тысяч доз.

М.Ц.: Насколько я знаю, согласно информации в СМИ, Курганская область особняком стоит в этом вопросе, там тоже дела идут как-то очень плохо.

Р.А.: Да, заявлено 16,5 тысяч доз, поставлено 470 доз. Это катастрофа.

И.К.: А что отвечают министерства? Они аргумент никакой не приводят, почему приходит такое мизерное количество от заявки?

Р.А.: Нам министерство ничего не ответило, непосредственно на наш запрос. Они нас отправили выяснять ситуацию в какую-то группу по «ВКонтакте», которую кто-то из них ведет. Вы извините — серьезная организация, Министерство здравоохранения РФ отправляет нас в какую-то непонятную группу во «ВКонтакте». После этого естественно, что мы обратились в прокуратуру.

А так они давали объяснения, мы их нашли в интернете. Планировались поставки 2,3 миллионов доз этой вакцины, а поставили в этом году 169 тысяч доз. И объясняется, что мировой кризис, все переходят на инактивированную вакцину. И на этом основании в этом году мы не смогли поставить. А меня вот это объяснение не устраивает. Проблемы начались еще в 2016 году. Вы планировали переход на российскую вакцину. Может быть, здесь вопрос не в том, что кризис, а в том, что просто ошиблись в расчетах? Думали, что запустят производство в начале года, а запустили в конце года, может быть, так.

И.К.: Вы наверняка же общались с вирусологами, эпидемиологами. Что они говорят? Ожидать ли эпидемии в регионах?

Р.А.: Говорить, что прямо завтра случится эпидемия, наверное, неправильно. Но тем не менее, Россия на сегодняшний день — это страна с открытыми границами. Вспышка полиомиелита была в Киргизии. У нас границы с Киргизией нет. Вспышка полиомиелита была на Украине. С Украиной границы тоже нет. А там с вакцинацией вообще очень плохо дело обстоит. Турция, Сирия — региона риска по полиомиелиту. Где гарантия, что болезнь не будет завезена на территорию России? У меня такой гарантии нет. И остановить распространение этой болезни можно как раз вакцинацией, что и делалось. Если ребенок не привит, значит, у него есть риск получить паралич. Понятно, что он невысокий…

М.Ц.: Особенно учитывая, что так ревакцинация идет тройная.

Р.А.: Конечно. Поэтому тут вопрос уже в национальной безопасности. Любая ситуация с детьми, а когда эта ситуация вообще в масштабах всей страны, это вопрос национальной безопасности. Если у нас все это возникло не в результате чьей-то диверсии за рубежом, когда сказали: «Мы в Россию не поставляем», может быть такая ситуация, что решили наказать Россию за ее позицию по Крыму, по Украине, сказали: «Мы вам вакцину продавать не будем» — это одна ситуация. Тогда Скворцову можно понять — не были готовы, делаем все, что можем. Когда ситуация другая, что мы ожидаем запуск, будем ждать, не будем закупать, и тем ставим мы поставили в рискованную ситуацию все поколение, которое родилось в этом году и оказалось не привитое, то это уже вопрос, наверное, носит уголовно-правовой характер.

И.К.: Учитывая тот факт, что прививки есть в коммерческих аптеках, не все могут себе позволить приобрести. Мы же понимаем, что бесплатные прививки рассчитаны на определенную социальную группу граждан. Это обязательная вообще процедура, если вы встаете с ребенком на учет в поликлинику после его рождения.

М.Ц.: Полиомиелит включен в этот национальный календарь профилактических прививок. То есть должен быть априори, пришел, и тебе сделали.

Р.А.: Государство не от хорошей жизни вводит эти бесплатные прививки. Оно вводит национальный календарь прививок, чтобы сохранить будущее поколение здоровым. Чтобы потом эти люди выросли, чтобы не надо было тратиться на их лечение, на поддержание их жизни, чтобы они работали и приносили доход государству. В этом смысле вкладываться в здравоохранение — это выгодно. Это инвестиция в будущее. Поэтому мы хотим, конечно, разобраться в этой ситуации до конца. Ждем сейчас ответов из прокуратуры и будем одновременно продолжать нашей расследование о причинах сложившейся ситуации.

М.Ц.: Данные расходятся с министерством здравоохранения и те, что прислали вам конкретно. Ваше мнение — почему вообще могла сложиться такая ситуация?

И.К.: Вроде бы никто нам не отказывал в покупке этой вакцины. У нас говорят об импортозамещении. У нас начинают работать институты, которые делают эти прививки, не хуже, качество такое же. Где просчитались? Кто просчитался?

Р.А.: Я думаю, все вопросы у нас к министру Скворцовой, в данной ситуации отвечает то лицо, которое принимает решение, подписывает документы. Решение о закупе или производстве вакцин в России принимает министр. И вопросе все эти, я считаю, адресовывать надо ей. Вопросы уже заданы. Будем надеяться, что получим эти ответы.

И.К.: Главное, чтобы ответы были адекватные, с нормальными данными, а не отписки.

Р.А.: Пока ответы неадекватные. Ситуация настолько вопиющая, что если уже дошел на уровень президента, то, я думаю, все это без последствий не останется. По крайней мере, я на это рассчитываю.

М.Ц.: Если обращение было уже к президенту, как вы сказали, когда можно будет ждать уже какой-то реакции, что действительно начнут что-то делать в этом плане?

Р.А.: Сейчас уже ситуация начала выправляться. Запущена линия, сертификацию получили еще в 2016 году на производство российской вакцины, начали выпускать. Но нам бы хотелось понять, почему начали выпускать только сейчас, осенью, а не тогда, когда дефицит возник. Кто виноват в возникновении вот этого разрыва. И в принципе хватит ли тех мощностей, которые задействованы заводом, для решения возникшей проблемы. Пока у меня ответов, к сожалению, на эти вопросы нет.

И.К.: Хватит ли мощности, чтобы покрыть в принципе территорию РФ.

М.Ц.: Потому что сколько уже было новорожденных, и они все остались без прививок.

Р.А.: Это же не просто один новорожденный — одна прививка. Это же идет целая серия. 2,3 миллиона у нас ежегодно закупалось этой вакцины. В этом году не закупили. Дальше будем смотреть, от этого отталкиваться.

М.Ц.: Большое спасибо, что нашли время с нами пообщаться.

Р.А.: Спасибо вам.

И.К.: Следующий наш собеседник — Игорь Красильников, профессор, доктор биологических наук, вице-президент Общества биотехнологов России, консультант ВОЗ по детским вакцинам. Здравствуйте.

Игорь Красильников: Здравствуйте.

И.К.: Сегодня разговариваем на такую тему, как возможная нехватка вакцин от полиомиелита. Об этом сообщают различные СМИ, причем говорят о том, что нехватка очень серьезная. Пообщались с представителем организации «Гражданский патруль», они делали запросы в региональные министерства, приходили ответы. Министерства в регионах заказывали десятки тысяч вакцин, а получали всего несколько сотен.

М.Ц.: Причем не вовремя — запрос отправляли в начале года, и только сейчас, в конце осени начинают что-то делать. Как бы вы прокомментировали такую ситуацию?

И.Кр.: Дело в том, что производство вакцин — достаточно длительный процесс. От начала заказа до его исполнения должно пройти порядка полугода. Если, например, заказ от министерства здравоохранения был в начале года, то только сейчас действительно вакцина и может быть готова. И плюс объемы, потому что в любом случае должны согласовывать объемы. Закупка любой вакцины — это же деньги все равно. Сколько денег выделено на ту или другую вакцину, сказывается на обеспечении вакцинами регионов.

Правда, сейчас есть региональная программа. Помимо того, что заказывает министерство, каждый регион может заказать дополнительное количество вакцин, если им не хватает. Но все это должно, прежде всего, попасть к производителю. И для того чтобы, как я говорил, сделать вакцину, вакцина делается в несколько этапов, она должна быть как следует отконтролируема, и только после этого поступает потребителю. Все это занимает полгода. Понятно, что если что-то было в начале года не согласовано, у нас появляются такие картины, как сейчас с полиомиелитом.

Наверное, здесь еще очень важно согласование именно региональных структур с непосредственно министерством здравоохранения об общем количестве.

М.Ц.: Давайте поясним, что это за заболевание такое — полиомиелит, чем он страшен?

И.К.: Какие последствия могут быть, если ребенок все-таки заболел?

И.Кр.: Полиомиелит — заболевание, которое можно найти еще на фресках Древнего Египта. Там один из жрецов представлен как волочащий ногу. Это как раз последствия полиомиелита. Дети, которые болеют полиомиелитом в детстве, как правило, могут иметь такие осложнения, как парез конечности. То есть конечности не работают у них. Заболевание достаточно тяжелое. В начале 2000-х ВОЗ думала, что полиомиелит можно, как оспу, победить на всех континентах. Была сформирована программа по полиомиелиту, и к 2010 году, по идее, эта программа должна была завершиться. Но дело в том, что вирус полиомиелита переносится с фекалиями по сточным водам. Если оспа все-таки более локальна, то вирус полиомиелита более распространен. Поэтому сложно с ним вот так бороться.

Плюс еще достаточно большая волна эмигрантов, которая пошла из Африки в Европу. Она внесла свои отрицательные коррективы. Полиомиелит достаточно часто стал встречаться и в странах Европы. И вакцинация. Ведь вакцинация должна охватывать большое количество детей, чтобы не было передачи от ребенка к ребенку. И я знаю, что некоторые родители все-таки отказываются от вакцинации. А это приводит к тому, что если ребенок заболел, то могут быть достаточно тяжелые последствия — как я говорил, парез конечностей и другие осложнения.

Все это вместе и влияет на то, насколько полиомиелит распространен в стране и как часто мы можем встретить детей с последствиями этого заболевания.

И.К.: В нашей стране насколько оно широко распространено?

И.Кр.: Не широко. В принципе, у нас были сведены до единичных случаев заболевания. Но несколько лет назад, когда шла миграция с Востока — Узбекистан, Таджикистан, приезжали сюда семьями, они привозили дикий вирус полиомиелита. У нас ведь используется живая вакцина. А она чем, с одной стороны, хороша — это тем, что она вытесняет в природе все-таки дикий тип полиомиелита, который дает очень тяжелые последствия. Дети, даже не вакцинированные, в этом случае практически не болеют. А если вдруг приводят дикий тип вируса, то это как раз может иметь тяжелые последствия, то есть заболевания, причем полиомиелитом уже серьезным, с осложнениями и со всякими последствиями.

М.Ц.: Вы сказали, что у нас используют живую вакцину. Справедливо ли сказать, что она более эффективна, чем та инактивированная полиовакцина с убитым вирусом, на которую перешли сейчас достаточно многие страны?

И.Кр.: Вопрос спорный. Когда возникает эпидемия полиомиелита, живая вакцина, естественно, более эффективна. В этом случае она создает более мощный иммунный ответ на прививку. Когда заболевание встречается редко, что мы наблюдаем в Европе, в этом случае последствия вакцинации — например, провакцинировали больного ребенка в этот период или ребенка со слабой иммунной системой — у него могут возникнуть различные осложнения после вакцинации. Чтобы не было этих осложнений, как раз и вводят инактивированную полиомиелитную вакцину. Но при этом иммунный ответ более слабый, и это может привести к тому, что ребенок все-таки заболеет. Сейчас идет разговор о том, чтобы использовать и ту, и другую вакцину. А именно — инактивированную вакцину, чтобы создать первичный иммунитет, а живую вакцину, чтобы иммунная система прореагировала так, чтобы диким типом уже ребенок не мог болеть.

Наша страна сделала одна из первый живую вакцину. И эта вакцина показала себя очень хорошо. Недаром в свое время с помощью вакцины из СССР была предотвращена эпидемия полиомиелита в Японии. Об этом даже фильм есть. Наши штаммы хорошо изучены, и вакцина достаточно безвредна. Я не могу сказать точно статистику, только Минздрав может сказать, сколько случаев осложнений бывает после живой вакцины. Но насколько я знаю, это очень редкие случаи. Поэтому я считаю, что лучше прививаться той вакциной, которая есть у нас, именно нашей живой полиомиелитной вакциной. Инактивированную можно использовать именно для детей, у которых есть какие-то иммунные заболевания, или организм слабы по ряду других причин.

И.К.: Возвращаясь к сообщениям в СМИ по поводу укомплектованности вакцинами в регионах — по разным данным, где-то вообще не получили вакцину, например, в Воронежской области. Охват идет от 30 до 40% от того объема, который был необходим. Это что касается бесплатных вакцин. Можно ли говорить о том, что в связи с тем, что нет у нас этих вакцин в регионах, мы можем получить, условно говоря, эпидемию полиомиелита у детей?

И.Кр.: Можем получить. Здесь еще одна проблема — многие матери отказываются от вакцинации. Эта проблема несколько раз уже обсуждалась и в сетях, и врачи об этом говорят. От полиомиелита все-таки прививают в яслях, садах. Если в группе привитых всего несколько человек, и вдруг все-таки попал дикий вирус полиомиелита, то это сразу же эпидемия. Поэтому или должны быть привиты все дети в группе, за исключением 1−2 человек по каким-то причинам. В этом случае не будет эпидемии. Или действительно тогда нельзя детей водить в сад. В этом случае справка о прививках все-таки должна быть.

И.К.: Получается, сыграть могут два фактора — отсутствие самой вакцины и нежелание родителей прививать своего ребенка?

И.Кр.: Нужно всегда учитывать риск. Есть необходимая вакцина, допустим, вакцина от гепатита В — одна из самых безвредных, случаев осложнения после прививки практически нет. Вакцина полиомиелитная тоже достаточно проверенная, и поэтому прививка, если ребенок здоровый, ни к чему плохому не приведет, кроме защиты его от такого тяжелого заболевания, как полиомиелит.

М.Ц.: Я бы хотела еще вернуться к последствиям этого заболевания. Источники сообщают, что может быть даже летальный исход. Так ли это?

И.Кр.: Да. Полиомиелит может привести к летальному исходу. Но прежде всего он приводит к тому, что дети становятся инвалидами.

М.Ц.: Сколько прививок нужно сделать ребенку, чтобы курс был полностью закончен?

И.Кр.: В настоящее время 2 прививки. Все зависит от того, какими вакцинами. Считается, что 2 прививки инактивированной вакцины и потом 1 прививка — живой, они создает очень хороший иммунный фон. Ребенок не заболеет. Если это живая вакцина, то 2 прививки достаточно, чтобы тоже был сформирован нормальный иммунный ответ. Это нужно опять же смотреть. После вакцинации можно проверить у ребенка титры к тому либо другому заболеванию. Это не так дорого, чтобы это не сделать, но, по крайней мере, будет ясно, насколько хорошо ребенок привит, насколько хорошо защищен от этой инфекции.

М.Ц.: А можно ли совмещать такую прививку с другими прививками? Например, от кори. Знаю, что некоторые поликлиники предлагают в один день сразу 2 прививки ребенку вколоть, чтобы не ходить лишний раз.

И.Кр.: Есть так называемые комплексные вакцины, 4-валентные, 5-валентные, сразу от 4−5 заболеваний. Такие вакцины есть и в нашей стране. Но дело в том, что в таких вакцинах как раз изучается, насколько антигены, которые входят в их состав, могут самостоятельно работать и могут вызывать определенный титр антител, то есть насколько иммунная система отреагирует на все 5 компонентов этой вакцины. Они изучены, поэтому можно такую вакцину один раз уколоть, и сразу от 5 заболеваний.

Если мы говорим, допустим, о вакцине от полиомиелита и кори, я бы не рекомендовал этого делать, потому что трудно сказать, как отреагирует в этом случае иммунная система. Лучше разделить вакцинации, тем более что и там, и там живая вакцина используется.

М.Ц.: Большое вам спасибо за ваши комментарии.

И.Кр.: Не за что. Всего доброго.

И.К.: Итак, проблема налицо. Вакцин не хватает, где-то вообще их нет.

М.Ц.: А между тем, это может вылиться в настоящую эпидемию.

И.К.: «Трансперенси Интернешнл Россия» провели большое интересное расследование о том, что есть определенная госмонополия, которая зарабатывает на вакцинах. И кто от этого выигрывает? Не мы с вами как потребители, а компания «Нацимбио». https://transparency.org.ru/special/natsimbio/ «В 2013 году госкорпорация „Ростехнологии“ создала дочернее предприятие АО „Национальная иммунобиологическая компания“ („Нацимбио“). Как пояснил глава „Ростеха“ Сергей Чемезов в письме президенту России Владимиру Путину, она призвана „обеспечить суверенитет Российской Федерации в сфере производства лекарственных препаратов и импортозамещение в отечественной лекарственной отрасли“. К 2017 году „Нацимбио“ — назначенный правительством единственный поставщик отечественных вакцин для Национального календаря профилактических прививок, а также препаратов, полученных из плазмы крови. Это не самый большой сектор фармрынка, но весьма стабильный и с гарантированными прибылями: и вакцины, и препараты крови закупает Минздрав».

Схема до безобразия простая, до безобразия наглая.

«1. Производитель вакцины формирует на своем складе партию товара, страхует ее и отправляет уведомление „Нацимбио“.

2. Производитель вакцины производит поставку напрямую в лечебные учреждения.

3. Подписываются трехсторонние акты приема-передачи между производителем, „Нацимбио“ и получателями (лечебными учреждениями).

4. Минздрав оплачивает поставленный товар „Нацимбио“.

5. „Нацимбио“ в течение 20 рабочих дней оплачивает товар производителю».

М.Ц.: То есть если убрать из этой схемы «Нацимбио», ничего не изменится. Эта компания просто выступает посредником. Притом цена на вакцины существенно повышается.

И.К.: «В период с 2015 по 2017 год Минздрав заключил с „Нацимбио“ как с единственным поставщиком 62 государственных контракта на общую сумму почти 22 млрд руб.». Если выкинуть из этой схемы «Нацимбио», мне кажется, получится дешевле, быстрее, и всем от этого будет хорошо. Но вот так, есть такая схема.

«Из-за распоряжений правительства только на поставках лекарств Министерству здравоохранения России бюджету мог быть причинен ущерб в размере как минимум 805 млн рублей. Кроме того, 645 млн рублей было выведено из „Нацимбио“ в ООО „Форт“. Затем ООО „Форт“ продали Александру Винокурову, бизнес-партнеру падчерицы Чемезова и зятю Сергея Лаврова».

М.Ц.: С этим расследованием сотрудники «Трансперенси Интернешнл» обратились практически во все инстанции, просят проверить эти данные, потому что цифры вопиющие. Ответ пока неизвестен.

И.К.: Пока факты говорят сами за себя — в ряде регионов стране нет вакцины от полиомиелита.

М.Ц.: Это была программа «Угол зрения» на радио СОЛЬ. У микрофонов были Игорь Киценко и Мария Цыганова. До свидания.

Мнение участников программы может не совпадать с мнением редакции.
Научный четверг

Понравилась статья? Поделись с друзьями!

comments powered by HyperComments