На публичной арене — воинствующая профанация: депутаты отражают атаки «лоббистов»

Информация о том, что рассмотрение законопроекта «Об ответственном обращении с животными» вновь перенесли, на этот раз на осень, вызвала истерику у многих радикальных зоозащитников. В частности, на встрече депутатов Госдумы с зоозащитниками, которая состоялась 18 июля с.г., член Экспертного совета при Комиссии по экологической политике Московской городской думы гражданка Елена Иванова прямо обвинила меня в лоббировании препаратов для эвтаназии.

Вызвано данное обвинение всего-навсего тем, что законопроект перенесли на осень, потому что он не рабочий.

Британские учёные рекомендуют посидеть на холодном, жжение должно пройти.

Готова ли Елена Иванова представить ответы и документальные доказательства того, что я «поработала в Якутске» и «после меня там появилась усыпалка», что я лоббирую препараты для эвтаназии и в чем выражается это лоббирование, какие именно препараты для эвтаназии я лоббирую?

Если же вышеупомянутая гражданка Елена Иванова представить документально подтвержденные ответы и доказательства не сможет (а она не сможет!), то предлагаю считать ее обыкновенной врушкой, сплетницей и балаболкой, место которой не в Мосгордуме, а в тапках на лавочке с кульком семечек в окружении таких же «экспертов».

Кстати, еще совсем недавно в СМИ появились комментарии депутатов Госдумы по поводу нашумевшего решения о переносе рассмотрения законопроекта «Об ответственном обращении с животными» на осень. Пример по ссылке. Публичная трансляция этих же слухов депутатами Госдумы (однако они благоразумно не называют имён) также свидетельствует либо об их излишней доверчивости, либо об удобстве такой позиции для лоббистов ОСВВ.

Примечателен отрывок из вышеприведенной заметки: «Председатель комитета Госдумы по экологии и охране окружающей среды Ольга Тимофеева сообщила о том, что из-за подготовки законопроекта „Об ответственном обращении с животными“ депутаты сталкиваются с давлением со стороны охотников, производителей лекарств для эвтаназии животных и кормов». То есть нужно понимать, что данные категории лоббистов мешают депутатам как можно быстрее принять гуманный закон, который провозглашает ОСВВ как единственный метод для регулирования численности бездомных собак.

Но кто эти злодеи? Понятно, что охотники заносятся во враги зоозащитного законодательства автоматически. Впрочем, каким охотникам и что конкретно в законе не понравилось — это отдельный вопрос. Часть 2 статьи 1 законопроекта четко прописывает, что этот законопроект не распространяется на отношения, связанные с охотой, с охотничьими собаками и ловчими птицами. Я процитирую: «Положения настоящего Федерального закона не применяются к отношениям в области охраны и использования животного мира, в том числе объектов животного мира, отнесенных к охотничьим ресурсам, водным биологическим ресурсам, отношениям в области аквакультуры (рыбоводства), отношениям, связанным с использованием собак охотничьих пород и ловчих птиц при осуществлении охоты, отношениям в области содержания и использования сельскохозяйственных животных и отношениям в области содержания и использования лабораторных животных».

Или Тимофеева не в курсе содержания статьи 1 своего же законопроекта?

Влияние производителей кормов на закон — давняя тема, раскручиваемая еще со времен первого чтения в 2011 году, но остающаяся, скорее, на уровне слухов и домыслов. Было ли такое давление на самом деле и в чем оно заключалось — вопрос остается открытым. Кстати, приходилось слышать совсем другие мнения: что закон, предусматривающий создание пожизненных приютов, как раз крайне выгоден именно производителям дешевых сухих кормов.

И вот наконец третья указанная Тимофеевой «злая сила» — «производители лекарств для эвтаназии». Начнем с того, что в России вообще не выпускаются специальные ветеринарные препараты для настоящей гуманной эвтаназии. Российские ветеринары, гуманно усыпляющие животных, как правило, используют для этого обычные препараты для наркоза — те же, что и при операциях на животных. В подавляющем большинстве это импортные препараты. То есть никаких «производителей эвтаназийных лекарств» в России не существует в природе.

Так кого же имела в виду Тимофеева? Боюсь, что это камешек в огород сторонников реалистической зоозащиты, конкретно — меня и нашего Фонда помощи животным «Большие сердца». Именно активистов Фонда уже давно объявили «производителями лекарств для эвтаназии» их противники — то есть зоозащитники радикальные, сторонники ОСВВ.

Что же было на самом деле?

Дело в том, что несколько лет назад из-за юридических формальностей наметилась угроза прекращения поставок в Россию «Золетила» — одного из самых востребованных ветеринарных препаратов для наркоза. Это грозило срывом стерилизации (кастрации) собак и кошек по всей стране — в том числе и по программам льготной стерилизации, которые проводил Фонд в нескольких городах сразу. В этой отчаянной ситуации Фонд рассматривал возможность наладить собственное производство препарата «Золетил» или аналога. Однако из-за большого количества необходимых согласований план Фонда не был реализован — а потом и поставки «Золетила» в страну возобновились и угроза миновала.

Но эти планы не остались незамеченными оппонентами Фонда. Как уже не раз писалось, между Фондом и его оппонентами из числа радикальных зоозащитников сложились «интересные» взаимоотношения. Активисты Фонда много раз за последние годы подробнейшим образом объясняли свою позицию — в том числе и по ОСВВ и эвтаназии, излагали аргументы со ссылками на науку и мировой и отечественный опыт, писали послания и письма с предложением диалога и сотрудничества. В ответ, с той стороны — НИ ОДНОГО ответа по существу! НИ ОДНОГО за несколько лет! Только бесконечный вал оскорблений, клеветы и доносов во все возможные инстанции. В чем только мы ни «провинились» — от контрабанды наркотиков до попытки государственного переворота и укрывании нелегальных мигрантов! И это не шутки — в доносах было и такое. Не хватает только обвинений в том, что мы рептилоиды с планеты Нибиру. Наши оппоненты не умеют и не хотят вести нормальный, цивилизованный диалог. Так, видимо, не принято в их среде. Ненависть к «инакомыслящим» тщательно культивируется и поощряется, и в борьбе с ними все средства хороши. (Впрочем, надо заметить, что этим, к счастью, отличается лишь в основном самоназначенная верхушка российского зоозащитного движения из Москвы и Питера. Зоозащитники в регионах обычно намного более адекватны и идут на диалог, активно идет обмен опытом и знаниями.)

Итак, следуя в привычном русле, зоорадикалы, недолго думая, объявили попытку наладить производство «Золетила» Фондом «Большие сердца» страшным планом по развертыванию производства препаратов для убийства животных. Фонд был объявлен «производителем лекарств для эвтаназии» и этот безумный бред стал распространяться по Сети. Без всяких, конечно, доказательств — но кого интересуют доказательства, если речь идет о священной борьбе с «зоореалами-эвтаназистами». Безусловно, эти бредом радикальные зоозащитники поделились и с депутатами комитета Госдумы по экологии и охране окружающей среды — ведь там слушают их и только их. И, боюсь, именно с их слов госпожа Тимофеева вдруг заговорила о мифических «производителях лекарств».

Представители Фонда «Большие сердца» действительно неоднократно обращались в Госдуму со своей информацией и предложениями по закону — в том числе по закреплению нормального цивилизованного комплексного подхода, который, кстати, помимо прочего, как раз снижает необходимость в усыплениях и, следовательно, необходимость препаратов для них. Еще в период подготовки к первому чтению в Думу нами были предоставлены обширные уникальные материалы — в том числе и по мировому опыту, которые до сих пор выложены в интернет-архивах законодательного органа. Однако в последний период подготовки проекта — именно под руководством Тимофеевой — все это оказалось совершенно невостребованным. Неужели руководитель думского комитета считает лоббированием «лекарств» наши развернутые аналитические материалы, ссылки на научные источники, практику стран и городов? Интересно, а где аналогичные материалы, наработанные самим комитетом в сотрудничестве с его «гуманными экспертами»? Ведь их выбор в пользу ОССВ как единственного метода для огромной страны должен опираться на какую-никакую объективную аналитику? Только вот не видно этой аналитики от наших гуманистов.

Или «лоббизм» в том, что мы предлагали сотрудничество и диалог? А в ответ получили полный игнор — а теперь вот и намеки, основанные на откровенных бреднях. Это вызывает просто изумление — неужели депутат высшего органа власти, который должен быть образцом профессионализма и ответственности, верит на слово злонамеренным слухам? Почему законопослушные граждане России — профессионалы, имеющие соответствующие образование и опыт, активисты-зоозащитники, отдавшие свою жизнь помощи животным — не имеют возможности вступить в диалог с властью, более того власть, похоже, просто слепо идет на поводу у клеветников?

Вопросы повисают в воздухе…

Кстати, к сведению уважаемых депутатов. В России действительно есть производители и дистрибьютеры препаратов для убийства животных — не эвтаназии, а именно убийства, смерти в сознании от паралича мышц. Эти препараты — миорелаксанты, типа адилина и дитилина, широко используются при отстрелах бездомных собак по всей стране. Так вот, эти реально существующие и совсем не мифические производители и распространители будут от вашего проекта с узаконенной вечной бездомностью только в выигрыше, потому что им навечно будет гарантирован устойчивый и обширный рынок сбыта миорелаксантов для неизбежных подпольных и полулегальных зачисток городов от бездомных собак…


Мнение редакции может не совпадать с мнением автора блога.
АПИ

Понравилась статья? Поделись с друзьями!

comments powered by HyperComments