Как медведи в Инстаграме секс продавали

Из цирка-шапито — в инстаграм: соцсети становятся новым плацдармом для жестокого обращения с животными! Россия в очередной раз «прославилась» в иностранных СМИ на весь мир своим варварским отношением к животным.

Домашние питомцы с собственными страницами в социальных сетях — уже давно не новость. Однако «прирученный» медведь Степан, двух с половиной метров ростом, довольно сильно выделяется из толпы котиков, мопсов и минипигов. Часто снимаемый в лесных массивах, окружающих его родную Москву, в фотосессиях вместе с ищущими инста-популярности девушками, Степан выглядит «сердцеедом». Тристакилограммовый красавчик — частый гость фотосессий моделей нижнего белья и имеет более десятка видеороликов со своим участием.

Как ни абсурдно это звучит, в России Степан стал «секс-символом» и чем-то вроде культовой фигуры. «Если бы Степан был мужчиной, он был бы лучшим мужем и семьянином», — гласит один из комментариев в Инстаграм, сделанный восторженной фанаткой, совершенно не отдающей себе отчета в том, что очеловечивание Степана — издевательство над диким животным, не говоря уже о безопасности всех вовлеченных в «бизнес».

Естественно, фотографии, сделанные с символом нации, стоят дорого. Фотографы берут около 10 000 рублей за каждый снимок с самым популярным в российском Инстаграм косолапым.«Менеджеры» и владельцы Степана — Светлана и Юрий Пантелеенко — превратили привлекательную внешность животного в бизнес.

Они «сдают» медведя в аренду для съемок, где Степана заставляют «позировать» для фото и видео. Темы варьируются от сказочных образов до более откровенных и чувственных фотоделикатесов.

Светлана и Юрий утверждают, что спасли медведя, когда он был совсем маленьким. (В зависимости от того, кто из них рассказывает эту байку, медведь якобы был спасен то ли от охотников, то ли из мини-зоопарка). С тех пор нетипичная «семья» живет в избушке в лесу. Но, в отличие от Золушки, это не сказка со счастливым концом: жизнь Степана — это история нескончаемой жестокой эксплуатации ради наживы.

Россия, как и многие другие страны мира, имеет долгую историю эксплуатации медведей. Но во многих европейских странах подобные жестокие «традиции» изжили себя, и косолапые «артисты» ныне живут в парках-sanctuary в природных условиях без необходимости зарабатывать себе на хлеб бесконечным контактом с человеком. В России таких парков просто не существует.

Степан — вынужденный артист, у которого есть регулярный график съемок в кино и даже живых выступлений.

Лиза Уосне (Lisa Wathne) из Гуманного общества США (US Humane Society) заявила, что подобные соглашения «абсолютно не в интересах медведя». В интервью журналу Cosmopolitan эксперт по экзотическим животным сказала, что обращение с Степаном совершенно очевидно было жестоким и против его природы. «В дикой природе он бродил бы по многокилометровой территории, у него была бы активная, занятая и осмысленная жизнь, добывание пищи», — сказала Уосне. В позировании с моделями купальников и с инста-звездульками для взрослого бурого медведя родом из Сибири нет ничего естественного и нормального.

Но именно это необычное сочетание нимфоподобных моделей и неповоротливого огромного зверя делает Степана таким притягательным для фотографов и регулярно приносит доход его эксплуататорам, прикрывающимся сказкой о спасении мишки-сироты.

Как недавно сообщил National Geographic в своем последнем докладе об использовании диких животных в туристическом бизнесе, эксплуатация медведей для развлечения — это «давняя русская традиция».

Россия также является одной из тех немногих стран в мире, где «живые» выступления диких животных, таких, как, например, медведи, и даже передвижные дельфинарии — по-прежнему поддерживаемые законом формы развлечения.

Большой Государственный Санкт-Петербургский цирк гордится (!!!) своими номерами с участием медведей — например, номером, где медведи жонглируют.

В 2016 году Ивановский цирк на льду в Казани стал объектом многочисленных петиций о запрете использования в шоу белых медведей в намордниках. И это в то время, как все прогрессивное человечество отказывается от содержания полярных медведей даже в зоопарках.

В то время как дрессировщики Юлия Денисенко и Юрий Хохлов утверждают, что их работа якобы является неотъемлемой частью спасения медведей от глобального потепления, этичность таких развлекательных выступлений животных остается весьма и весьма спорной. Чета Хохлова и Денисенко говорит, что они относятся к четырем медведям, используемым в шоу, «как к своим собственным детям», хотя зрители, приходившие на их представления, описывали, как дрессировщики бьют своих животных за «плохое» поведение.

Харизма этих животных неоспорима, но она привела к целым поколениям животных, эксплуатируемых по всей Европе и России.

Даже глава государства Владимир Путин не может устоять перед соблазном сфотографироваться с национальным символом: в 2010 году он позировал для съемки с белым медведем, которому предварительно вкололи транквилизаторы, в ходе своего путешествия на север Арктики.

Все чаще осторожные туристы начинают сторониться цирков и «живых» представлений с дикими животными. Туроператоры отказываются продавать билеты на такие развлечения и целые страны их запрещают, признавая за животными статус живых существ. Тем не менее, видя, что социальные сети активно подогревают спрос на фотоснимки с фотогеничными медведями, такими, как Степан, можно констатировать опасность нового витка жестокости к животным, который находится не только под куполом цирка, но и на экране смартфона.


Мнение редакции может не совпадать с мнением автора блога.
Big Data

Понравилась статья? Поделись с друзьями!

comments powered by HyperComments