Пять свидетельств женщин, освободившихся из мордовских колоний

В Мордовии идет расследование рабского труда осужденных женщин. Под следствием начальник ИК-14 Юрий Куприянов. Ранее в 2016 году бывший начальник ИК-13 Мордовии Дмитрий Нецкин приговорен к 11 годам лишения свободы за взятки.

Ниже 5 свидетельств женщин, освободившихся из этих двух колоний.

Вероника Красс, бывшая заключенная ИК-14 Мордовии:

— Могут себе позволить руку поднять, могут не пустить зимой в отряд, могут не разрешить мыться. Я знаю людей, которые умирали от плохого медобслуживания, которые умирали от того, что их избили в отряде. Рабский труд, люди круглосуточно работают, питание ужасное. Знаете, такое унижение человеческого достоинства вперемешку с садизмом. (Репортаж «Дождя» и монолог на Идель-Реалиях).

Индира Багаева, бывшая заключенная ИК-14 Мордовии:

— Куприянов избивал девочек — я сама лично видела, как он избивал негритянку. Я так поняла, что негритянка неправильно пробила кнопки на куртках, или что-то такое, что-то незначительное. У нее получился конфликт со старшей ручницей. Естественно, негритянка все бросила и сказала — я больше работать не буду. И она очень сильно возмущалась: «Я с утра до вечера работаю, получаю копейки, вы еще ополчились все на меня, я больше не выйду на промзону». Она день не вышла, второй не вышла. Потом все равно ее вывели на промзону, там она начала чудить за рабочим столом. Куприянов взял и избил ее, надавал по лицу! И это произошло при всех, в разгар смены, чтобы другим неповадно было. (Монолог на Медиазоне).

Гелена Алексеева, бывшая замминистра инвестиционной политики Саратовской области, заключенная ИК-14 Мордовии:

— Мыши жили вместе с нами. На промзоне вместе с нами жили крысы. Прежде чем зайти в туалет, нужно было постучать — стояли специальные палки. Чтобы крысы убежали, понимаете? Для этого держат кошек. Они, естественно, плодятся — в какой-то момент их плодовитость достигает определенного максимума. Их собирают в мешок и жгут в кочегарке. Могу сказать, что дороже этих кошек и котят у этих зэчек ничего нет. И это тоже преподносится как наказание. То есть вы сегодня плохо шили, поэтому кошек мы сожжем! (Монолог на Идель-Реалиях)

Ульяна Хмелева провела 11 лет в двух колониях в Мордовии — ИК-13 и ИК-14:

— В ИК-13 при мне умерло три человека, я помню точно. Немка Иоланта Ритц, мы с ней дружили. Она колола инсулин, у нее был маленький шприц германский. В один прекрасный день был обыск, и у нее этот аппарат отдел безопасности изъял. Был вечер пятницы, субботу-воскресенье она не получала инсулин. В воскресенье ночью она выла, плакала. Ее положили в бокс в санчасти, и она умерла в ванной. Приезжала прокуратура, проверяла, все замяли. И там два человека еще умерло якобы своей смертью от сердечной недостаточности. (Монолог на Медиазоне)

Ольга Жарикова, отбывавшая наказание в двух мордовских колониях — ИК-13 и ИК-14:

— При мне зашли трое сотрудников и били эту девочку так, что она в итоге сошла с ума. Ей надели наручники — только не на запястья, а чтобы растопырились пальцы. Били по пальцам дубинками за то, что она отказалась шить. Ей отбили голову, выбили зубы. Это было при мне. Звали ее Юлия.

При мне был еще один трагический случай: девочке — Елене, фамилию не помню — оставалось месяц до свободы. Она пришла в санчасть и сказала, что ей плохо, колит сердце. Ее как всегда начали прогонять, говорили, что она молодая, просто не хочет работать. Ей там сделали укол. Елена спросила врача, что она вколола — та начала ее прогонять. А когда сотрудник санчасти поняла, что та умирает, начала суетиться. Елена скончалась. Об этом говорила вся колония, там была девочка из моей бригады. Все произошло во время раздачи таблеток, было много осужденных, кто все это видел. После этого медика просто перевели в другую колонию, даже без увольнения. (Монолог на Идель-Реалиях).

Источник: Facebook


Мнение редакции может не совпадать с мнением автора блога.
Яндекс.Новости

Понравилась статья? Поделись с друзьями!

comments powered by HyperComments