Свободу девочкам. А как же мальчики?

Вчера, 16 августа, Дорогомиловский суд Москвы отпустил под домашний арест двух фигуранток так называемого дела «Нового величия» — Марию Дубовик и Анну Павликову. И это хорошо, но, как обычно, во всей этой истории есть одно, очень важное для меня, «но».


                Мария Дубовик (справа) и Анна Павликова. Фото «ПравдоРУБ»

Мария Дубовик (справа) и Анна Павликова. Фото «ПравдоРУБ»

Домашний арест — не свобода

Дело «Нового величия», как не раз писали коллеги, очень похоже на провокацию силовиков: некий агент «Руслан Д», по версии адвокатов обвиняемых, сам выступил организатором «Нового величия», сам написал устав и активно старался удержать людей в организации до «нужного момента».

По делу проходят 10 человек, из которых до вчерашнего дня 6 находились в СИЗО. По сути, этому десятку молодых россиян уже сломали жизни. Как известно, у тех же Дубовик и Павликовой в заключении обострились (и появились новые) проблемы со здоровьем. Вплоть до того, что Павликовой заявили, что она не будет иметь детей.

Это безусловно, страшно, и, безусловно, остаётся надеяться, что тюремные врачи были не очень внимательны и поправить здоровье девушкам всё-таки удастся.

Но в данном случае важно воспринимать изменение меры пресечение без лишней эйфории. Домашний арест — это не свобода, это даже не подписка о невыезде. Не говоря уже о том, что, как мы знаем хотя бы на примере дела историка Дмитриева, перевод под домашний арест не значит ещё ничего. В том числе, не гарантирует того, что вас не арестуют по «вновь открывшимся обстоятельствам».



                Задержанные фигуранты дела «Нового величия». Фото «Медузы»

Задержанные фигуранты дела «Нового величия». Фото «Медузы»

Мальчикам не легче

Но главная мысль, которая и побудила меня написать этот пост, не совсем про это.

Если ввести в гугле «Новое величие», то большинство материалов, на которые вас «вынесет» будут как раз о Павликовой и Дубовик. Мы знаем и про то, как к ним пришли, и о единорожике, с которым спала Павликова, и даже о болезнях их мам. В их поддержку собирались подписи, в их поддержку проходил несанкционированный «Марш матерей».

Но

Сидят же не только они. При этом найти имена других четырёх сидельцев (если заранее их не знать) крайне сложно. Путём такого поиска мне удалось узнать только фамилию третьего задержанного — Руслана Костыленкова.

Имена ещё трёх: Вячеслава Крюкова, Петра Карамзина и Дмитрия Полетаева упоминаются гораздо реже, и известно о них намного меньше.

Например, Дмитрий Полетаев симпатизировал КПРФ и, судя по всему, оказался в «организации» (как, впрочем, очевидно, большинство) практически случайно.

Все усилия СМИ сосредоточены на внимании к здоровью/свободе/задержанию Павликовой и Дубовик. И, в общем, это можно объяснить:

Павликова и Дубовик — девушки, практически девочки (как все знают, на момент задержания Павликовой было всего 17), которые спят с мягкими игрушками и мечтают про «свободу попугаям». Они — практически идеальные персонажи, чтобы выдавить жалость даже из российского (достаточно жёсткого и жесткого) общества.

И, собственно, как я уже писал, я не против того, чтобы Дубовик и Павликова были на свободе, и не против того, чтобы к ним привлекали внимание.


Однако, как мы знаем, ну как минимум со времён «Болотного дела», российское «правосудие» тоже не лишено некоей (пусть и крайне своеобразной) «гуманности». Если мы вспомним, у «болотников» было чёткое гендерное разделение. Если я не ошибаюсь, ни одна женщина, которая проходила по делу, не получила реальный срок (большинство — условку), а вот мужики, тоже в большинстве, уехали в далёкие края.

С тех пор, особенно после 2014 года, ситуация значительно обострилась. И вот мы уже практически в ежедневном режиме читаем страшные истории про пытки, как это было с делом «Сети».

И снова фигурантами, как правило (исключений я, кажется, не встречал вообще), становятся мужчины.

И в деле «Нового величия» о физическом насилии тоже заявлял мужчина — Руслан Костыленков.

То есть мужчины в российских политических делах имеют больше шансов получить реальный срок и подвергнуться физическому насилию. Однако, как мы видим на примере дела «Нового величия», даже когда в одной истории есть и девушки, и парни, мужчинам, находящимся в заключении, уделяют значительно меньше внимания. Так вот, не нужно так!

Я, конечно, понимаю, что в российском обществе, мужчина должен быть сильнее, и вообще быть едва ли не супергероем, и что он, мужчина, конечно, не должен прогибаться под физической болью.

И, может быть, как представитель «сильного пола», я был бы даже не против, чтобы все мужики были супергероями, которые не чувствуют боль, однако, к сожалению, всё устроено не так.

Мне бы очень хотелось, чтобы те, кто создал небезуспешную кампанию в поддержку Дубовик и Павликовой, помнили, что тем, у кого между ног висит пенис, бывает не менее больно, и у них тоже бывают проблемы со здоровьем, и им тоже бывает плохо. Давайте в пылу эйфории от перевода под домашний арест Павликовой и Дубовик (эйфория от перевода под домашний арест… ну ладно) не забывать Руслана Костыленкова, Вячеслава Крюкова, Петра Карамзина и Дмитрия Полетаева.

Собственно, об этом и был данный пост.

До скорых встреч, и давайте без травм! Пока!


Мнение редакции может не совпадать с мнением автора блога.
Яндекс.Новости

Понравилась статья? Поделись с друзьями!

comments powered by HyperComments