Контрактник «сириец» из Тувы осужден военным судом

Алдын-Херел Оюн сегодня находится в СИЗО г. Анжеро-Суджинск, его последний день на свободе пришелся на 23 февраля 2017 года. В этот день контрактник в/ч 72154, отстояв дежурство, вечером направился в гости к знакомому. Веселые и нетрезвые девушки, оказавшиеся у приятеля дома, позвали в гости к себе и обещали праздничное застолье. Но 22-летний солдат не успел попробовать даже яичницу, затеянную одной из девушек. Накануне, как оказалось, из этой квартиры вынесли и похоронили ее бабушку и внучка продолжала отмечать то ли горе, то ли мужской праздник, в который плавно перешли поминки.

Солдат не знал всех этих нюансов, а также того, что в окно квартиры прямо с улицы, пинком по привычке, открыв оконную раму, шагнет нетрезвый мужчина и начнет драться.

Дав сдачи незнакомцу и выяснив, что это муж одной из девушек, приятели ушли. А через 9 месяцев я выслушиваю рассказ его мамы, прямо у нее на работе, потому что она занята с утра до вечера, чтобы оплатить учебу в университете младшего сына и судебные расходы старшего.

В результате того, «праздничного» ночного приключения, 22-летний Алдын-Херел Оюн оказался подсудимым. Протрезвевший муж девушки из нападавшего очень удачно проснулся уже жертвой. Следователь возбудила в 9 утра уголовное дело, дала переписать готовые показания в разное время всем участникам. Например, потерпевший еще не знал с кем он подрался и не сказал его имени, а за тем уже пришли и арестовали.

Военные поспешно открестились от своего солдата и уволили днем раньше отбытого наряда, в таком случае, кем он был на посту? В качестве постороннего лица на военном объекте. Опомнившись, пришли к нему в СИЗО и заставили написать рапорт о восстановлении. А затем, уволили снова. Через неделю.

Дело, возбужденное гражданским Следкомом было передано военным следователям, а к моменту рассмотрения гарнизонным судом, рядовой Оюн уже стал никем. Его снова уволили, не дожидаясь, как положено, результата приговора и его вступления в силу.

В это время в Туве мама солдата уже с месяц пыталась узнать, почему замолчал сын, не отправили ли его снова в Сирию и забрасывала его сообщениями на которые не было никакого ответа.

Мы рассматриваем его профиль в социальной сети, все как у ровесников: футбол, немного девушек и фотографии сослуживцев. На драчуна совершенно не похож. В армию ушел с первого курса университета, после службы не вернулся, решил стать военным и подал документы в высшее военное училище. Не добрал баллы и решил год готовиться, а чтобы не обременять маму и брата студента, продлил контракт.

Вместо отличных характеристик, с которыми сын поступал в военное училище, родное ему ведомство и Служба выписали снова задним числом три выговора. Одним почерком, одной пастой не сильно заботясь о правдоподобии. «Если бы это было правдой, как человек с 3 выговорами (от 26, 28 и 30 декабря 2017 г.) может нести дальнейшую службу?» — недоумевает мать.

Нестыковок в деле столько, что она рассчитывает дойти до Европейского суда по правам человека. «Судимый за разбой, состоящий на учете, больной алкоголизмом человек, к тому же заявляющий на суде, что сам спровоцировал и первым напал, ударив всех, кто там находился получает больше доверия, чем военнослужащий только что сменившийся с поста и ему отказывают даже в проведении экспертизы. Он не пил, ни одного следа его пальцев нет ни на одном стакане с алкоголем. Без стеснения пишут, что удар пришелся в одну сторону, а рану описывают на противоположной. На вопрос о смещении раны, издевательски заявляют, что это „на молекулярном уровне“, такое бывает, „рана открывается с другой стороны“. И приписали такие травмы, после которых не живут, какие-то переломы черепа, а там даже сотрясения мозга не было. Все на словах. Это возмущает больше всего. Настоящая безнаказанность военных судов и следствия» — считает Ульзана Монгуш.

Скоро будет год, как военнослужащий российской армии, награжденный «сирийским орденом» отметит пребывание в СИЗО по уголовной статье о причинении «тяжкого вреда здоровью», хотя потерпевший на суде заявил, что сам спровоцировал и напал первым.

Мама солдата готова дойти до Европейского суда, потому что уверена, ее сын был лишен возможности на защиту.


Мнение редакции может не совпадать с мнением автора блога.
Яндекс.Новости

Понравилась статья? Поделись с друзьями!

comments powered by HyperComments