Кому стоят памятники в Вятке. Степан Халтурин

Будущий революционер-террорист родился в д. Халевинская в 1856 г., 21 декабря, в семье зажиточного крестьянина. В 1871 г. Халтурин Степан Николаевич окончил уездное училище в Орловском районе Вятской губернии. В 1874 г. поступил в земскую учительскую семинарию, учился плохо и в 1875 г. был отчислен за плохую успеваемость.

В 1875 г. вместе с несколькими единомышленниками Степан Халтурин хотел отправиться в Америку, чтобы там создать свою коммуну. Однако на пути в Москву его попутчики выкрали у него паспорт и уехали за рубеж через Петербург. Халтурин попытался их догнать, но не смог. Приехав в Петербург, он занимался самой разной работой, чтобы прокормить себя и устроиться хотя бы на ночь. Осенью 1875 г. ему удалось наладить связь с революционерами-народниками, среди которых был Г. В. Плеханов. Спустя некоторое время Степан Халтурин встретился случайно с Котельниковым – преподавателем земского училища. Последний переехал в Петербург и участвовал в подпольных организациях. Он помог Халтурину устроиться в железнодорожные мастерские столяром. Впоследствии Котельников рекомендовал его в политические кружки Петербурга.

Вступив в подпольное политическое движение, Степан Халтурин достаточно быстро приобрел популярность среди кружковцев. Здесь проявились его пропагандистские таланты. Он участвовал в формировании первой организации рабочих в России. В декабре 1878 г. были приняты устав и программа "Северно-русского рабочего союза". Организаторами движения стали А. Е. Городничий, Д. Н. Смирнов, С. И. Волков, В. И. Савельев. Спустя некоторое время движением стали руководить Халтурин Степан Николаевич и Обнорский Виктор Павлович. В 1879 г. утвержденные программа и устав были опубликованы в виде листовки с лозунгом "К русским рабочим!". Стоит отметить, что организация "Союза" была скорее, тайным обществом, чем партией.

"Союз" стал быстро расширяться. Вскоре стали образовываться его отделения в рабочих районах Петербурга. Каждым из них руководил трудящийся, состоявший в "Центральном кружке". Внутри объединения действовала своя нелегальная библиотека, работала ссудо-сберегательная касса. В феврале 1880 г. членам "Союза" удалось сконструировать и запустить печатный станок. Он стал использоваться для изготовления листовок. На нем же печатался первый номер "Рабочей зари" (революционной газеты). Всего в "Союзе" насчитывалось порядка 200 человек. Они стремились к созданию всероссийской организации, пытались руководить политическими стачками. Отделения организации действовали в Гельсингфорсе и Москве. В 1880 г. движение было разгромлено властями. Части его членов удалось скрыться

В сентябре 1879 г. революционер, и будущий террорист, используя поддельные документы, устроился в Зимний дворец плотником. Его поселили в подвале. К началу февраля следующего года он смог перенести в помещение, где он жил, динамит, изготовленный в подпольной лаборатории. Караульное помещение располагалось непосредственно над комнатой, где поселился Степан Халтурин. Террорист рассчитывал, что сила взрыва достигнет столовой, где планировался обед Александра II и принца Гессенского. Она располагалась на втором этаже, над караульным помещением. Однако поезд принца опоздал на 30 минут. Взрыв произошел, когда император встречал гостя в Фельдмаршальском зале, далеко от столовой. Ударной волной были разрушены перекрытия между первым и цокольным этажами. Обрушились полы гауптвахты (современного зала Эрмитажа №26). Между вторым и первым этажами были двойные своды из кирпича. Они устояли под взрывом. Находившиеся в бельэтаже люди не пострадали, однако ударная волна приподняла полы и выбила стекла в окнах. В столовой (160-й зал Эрмитажа сегодня) по стене пошла трещина. Александр Гессенский так вспоминал о тех страшных мгновениях:
«Пол поднялся, словно под влиянием землетрясения, газ в галерее погас, наступила совершенная темнота, а в воздухе распространился невыносимый запах пороха или динамита. В обеденном зале – прямо на накрытый стол – рухнула люстра».

В результате взрыва погибло 11 военнослужащих, которые в тот день несли караул во дворце, ранено было 56 человек. Уцелевшие часовые, несмотря на свои увечья и раны, продолжали оставаться на своих постах. Они не уступили своих мест даже после прибытия смены лейб-гвардии Преображенского полка, пока не были сменены разводящим ефрейтором, также раненным при взрыве.

“Раненые Финляндцы выходили и выползали из разрушенного помещения и становились на свои места.
— Что Государь? — спросил караульный начальник штабс-капитан Иелита фон Вольский.
— Господь хранит Царскую Семью. Никто не пострадал. Войди они в столовую минутой раньше — никого не осталось бы в живых. Государь приказал узнать, что у вас?
— Сейчас окончили проверку. Убито одиннадцать, ранено пятьдесят три. Как видите, больше половины караула нет. Караульный унтер-офицер, фельдфебель Дмитриев так растерзан взрывом, что мы узнали его только по фельдфебельским нашивкам. Знаменщик тяжело ранен.
В ворота, в сумрак слабо освещенного дворцового двора, входила рота Лейб-Гвардии Преображенского полка, вызванная по тревоге на смену Финляндцам.
Морозный пар стоял от дыхания над прибывшей ротой. Караулы сменились. Надо было сменять часовых.
К Иелита фон Вольскому подошел начальник Преображенского караула.
— Как нам быть, капитан? Ваши не сдают постов. Говорят, без разводящего или караульного унтер-офицера сдать не могут.
— Они совершенно правы... Оба разводящие убиты. Караульный унтер-офицер тоже убит... Остается мне идти и самому сменить посты.
Штабс-капитан Иелита фон Вольский вынул саблю из ножен, стал рядом с ефрейтором Преображенского полка, разводящим нового караула, и пошел сменять посты кругом дворца. Закоченевшие часовые, увидев, что все исполняется согласно уставу, сдавали посты. Когда возвращались на двор, там уже были лазаретные линейки и пожарные дроги, раненых и убитых сносили к ним. Часовой у знамени, рядовой Абакумов, не сдал своего поста Преображенскому часовому, а знаменщик, старший унтер-офицер Теличкин, весь в крови, тяжело раненный, держал знамя и отказался передать его Преображенскому унтер-офицеру.
Пришел дежурный по караулам полковник Строев.
— Почему не сдаешь. знамени? Тебе же трудно... Он донесет знамя до дворца Августейшего Великого Князя Константина Николаевича, — сказал он.
— Ваше Высокоблагородие, — отвечал Теличкин, — негоже, чтобы знамя наше нес знаменщик чужого полка.
Строев посмотрел на знаменщика. Слезы показались на его глазах. Лицо знаменщика было смертельно бледным, покрытым синяками и кровоподтеками. Он едва держался на ногах.
— Да ты сам-то донесешь ли? — спросил Строев.
— Должен донести, — твердо ответил Теличкин, — и донесу”.

Все военнослужащие, погибшие в тот день, были героями русско-турецкой войны, окончившейся совсем недавно. Часовых похоронили в братской могиле в Санкт-Петербурге, на Смоленском кладбище. На обложенной гранитом площадке установили памятник Героям-финляндцам. Указом императора все погибшие были представлены к денежным выплатам, наградам и другим поощрениям. Семьи убитых переводились этим же распоряжением "на вечный пансион".

Удивительно, но мы знаем все о террористах, убивших царя. Их биографии легко можно найти в интернете. Но мы практически ничего не знаем об их жертвах. Забыты имена первых жертв революционного терроризма - солдат Лейб-гвардии Финляндского полка, которые покоятся на Смоленском кладбище. Люди, имён которых толком никто не знает.

Вот их имена: фельдфебель Кирилл Дмитриев
унтер-офицер Ефим Белонин
горнист Иван Антонов
ефрейтор Тихон Феоктистов
ефрейтор Борис Лелецкий
рядовой Фёдор Соловьёв
рядовой Владимир Шукшин
рядовой Данила Сенин
рядовой Ардалион Захаров
рядовой Григорий Журавлёв
рядовой Семён Кошелев

“6 февраля 1880 года была отслужена панихида в храме Зимнего дворца по невинно убиенным солдатам Императорской Гвардии. Обращаясь к офицерам Александр Николаевич сказал: "Благодарю вас финляндцы... Вы как всегда с честью исполнили свой долг. Я не забуду оставшихся в живых и обеспечу семейства несчастных жертв".
Именным Указом Императора все находившиеся в этом карауле солдаты были представлены к наградам, денежным выплатам и прочим поощрениям. Этим же Указом Александр II повелел "зачислить на вечный пансион" семьи убитых гвардейцев.
7 февраля, несмотря на сильный мороз и опасность нового покушения, Государь поехал на Смоленское кладбище на похороны.
Подле кладбищенской церкви были выстроены роты и эскадроны от всех гвардейских частей. Плакучие ивы и березы были покрыты серебряной кисеей инея. По ним с карканьем перелетали вороны и сбивали иней на землю. Все кладбище было черно от множества народа, пришедшего помолиться за невинно пострадавших Финляндцев. В морозном воздухе было тихо. Ярко блестело негреющее февральское солнце.
11 гробов с прибитыми к крышкам гвардейскими тесаками и кепи с черными султанами были сплошь завалены венками и цветами. Торжественно было отпевание солдат. Когда понесли гробы к открытым могилам, Государь зарыдал.
— Кажется, — сказал он, — что мы еще там... на войне, в окопах под Плевной”.

Спустя 5 дней была учреждена Верховная распорядительная комиссия – чрезвычайный госорган для борьбы с революционной агрессией. Подготовка следующего теракта велась около года. Тщательно проследив маршруты царских выездов, народовольцы по возможному пути следования самодержца, на Малой Садовой улице, сняли лавку для торговли сыром. Из помещения лавки был сделан под мостовую подкоп и заложена мина. Взрывом первой бомбы, брошенной Николаем Рысаковым, была повреждена царская карета, ранено несколько охранников и прохожих, но Александр II уцелел. Тогда другой метальщик, Иван Гриневицкий, подойдя вплотную к царю, бросил ему под ноги бомбу, от взрыва которой оба получили смертельные ранения. Александр II скончался через несколько часов. Вопреки надеждам революционеров общественное мнение осудило цареубийц. Однако террористические методы борьбы уже были приняты на вооружение - как одно из самых легких и действенных средств.
После убийства императора, в котором участвовал и Халтурин, он "за особые заслуги" был введен в исполком "Народной воли".

В 1882 г., 18 марта Степан Халтурин вместе с Н. А. Желваковым был в Одессе. Здесь он участвовал в убийстве прокурора. Желваков нанес смертельную рану Стрельникову выстрелом из пистолета. Халтурин должен был увезти его с места преступления, переодевшись извозчиком. Однако скрыться им не удалось: они были задержаны прохожими. Назвав следствию другие имена, Халтурин и Желваков по приказу Александра III были преданы суду и повешены неопознанными в 1882 г., 22 марта

В годы Советской власти Халтурин был причислен к наиболее почитаемым революционерам. Ленин так высказался о деятельности Халтурина и его подельников: "Они проявили величайшее самопожертвование и своими героическими террористическими методами борьбы вызвали удивление всего мира. Несомненно, эти жертвы пали не напрасно, несомненно, они способствовали - прямо или косвенно - революционному воспитанию русского народа".

В 1923 г. в Кирове был установлен памятник Степану Халтурину. При Хрущёве в 1958 году о террористе Халтурине выпустили книгу из серии ЖЗЛ.

Несмотря на политику борьбы государства с терроризмом, память террористов до сих пор увековечена в России.

Для справки: к полномочиям органов местного самоуправления по борьбе с терроризмом (ст.5.2 ФЗ «О противодействии терроризму») относятся в том числе :

«…2) … информационно-пропагандистские мероприятия по разъяснению сущности терроризма и его общественной опасности, а также по формированию у граждан неприятия идеологии терроризма, в том числе путем распространения информационных материалов, печатной продукции, проведения разъяснительной работы и иных мероприятий;

3) участвуют в мероприятиях по профилактике терроризма, а также по минимизации и (или) ликвидации последствий его проявлений, организуемых федеральными органами исполнительной власти и (или) органами исполнительной власти субъекта Российской Федерации»

Но памятник в Вятке Степану Халтурину до сих пор стоит на всеообщем обозрении, хотя от общественников уже поступали предложения перенести его на территорию СИЗО….




Мнение редакции может не совпадать с мнением автора блога.
Яндекс.Новости

Понравилась статья? Поделись с друзьями!

comments powered by HyperComments