За гранью человечности. Программа "Угол зрения"

Программа https://salt.zone/radio/4246

И.К. Предлагаю сейчас пообщаться с еще одним нашим собеседником, это Юлия Лёзова, практикующий психолог. Юлия, добрый день!

Юлия Лёзова: Добрый день.

И.К.: Юлия, у меня вопрос будет общий, отстраненный от ситуации, которая в Хабаровске произошла с жестоким обращением с животными. Вопрос такой: что толкает подростка на жестокое обращение с животными? Какую можно дать оценку его психологическому здоровью, психическому здоровью?

Ю.Л.: На самом деле, в каждом конкретном случае, когда подростками или детьми совершается насилие над животными, все-таки важно говорить об индивидуальных предпосылках такого поведения. Но если говорить обще и резюмировать, то важно говорить о том, в какой семье воспитывается ребенок, как в его семье привиты ценности быть бережным, чутким к себе, к другим, к окружающим людям, к окружающим его животным, обращают ли в такой семье на ребенка внимание родители. Из этой предпосылки складывается портрет ребенка, совершающего насилие. Скорее всего, в такой семье ребенка не слышат, с ребенком не считаются, эмоции и переживания не считаются важными, чтобы их обсуждать как-то, выражать. Также мы имеем место здесь с окружением в школе. В каком вообще окружении ребенок растет, подросток растет. Может быть, он находится под эмоциональным прессингом сверстников. И тогда, выражая таким образом свою агрессию и боль, он реализует себя. И это важно, почему именно на живом предмете. Ведь агрессию и боль можно выражать на неодушевленном.

И.К.: Ну, да. Можно ходить в секцию, заниматься боксом, например, лупить ту же грушу.

Ю.Л.: Да. Но дело все в том, что отличие между тем, как подросток выражает агрессию, здесь принципиально важное. Все-таки котенок или собака — это живое существо. И здесь имеет место переживание вот этого драйва, то есть «я могу делать с живым существом то, что я хочу». Хотя по груше тоже можно лупить. Но груша не ответит. А измываясь над живым существом, ребенок тем самым какие-то, возможно, свои садистические потребности удовлетворяет. Это делает его таким могущественным, способным вершить чужую судьбу, если хотите. А на самом деле, эта боль и агрессия может адресоваться совершенно другим людям, но, к сожалению, по каким-то причинам эти люди ребенка могут не слышать. И, конечно же, третья предпосылка. Это информационное поле, в котором вращается ребенок. Эта та же самая сеть интернет, в которой постоянно последнее время выкладываются ролики с насилием животных. И дети усваивают это как очередное модное веяние.

И.К.: Это как раз тот случай, о котором я говорил в самом начале передачи, он был в Хабаровске, когда подростки, закрыв лицо масками Гая Фокса, чтобы набрать огромное количество лайков на своих страницах в социальных сетях, онлайн мучили животных. Юлия, у меня вот такой вопрос к вам как к практикующему психологу — как предугадать, есть какие-то предпосылки? Сверстники об этих конкретно двух девочках говорили, что вполне себе нормальные были. А в какой-то момент раз — и кардинально поменялось поведение. До вот этого кардинального изменения поведения есть ли какие-то предпосылки в поведении у ребенка о том, что начинается какой-то некий слом, и слом не в лучшую сторону может обернуться и закончиться такими вот печальными историями?

Ю.Л.: Вы знаете, к сожалению, каких-то маркеров, лакмусовых бумажек в поведении ребенка, наверное, обнаружить так вот сложно. Голословно про это сказать, наверное, не получится, но я бы рекомендовала обращать все-таки внимание на то, как ребенок вообще себя проявляет, насколько он часто вообще говорит о себе, о своих достижениях, то, что ему нравится. Мы не знаем, какая ситуация была у этих девочек. Внешне они могли быть совершенно спокойны и уравновешены. Вот эту агрессию и копящееся напряжение может быть не видно. Этому важно давать выход. Если мы говорим о школах, то, скорее всего, это все-таки работа социальных педагогов, психологов выявлять таких детей. Именно обращать внимание на то, что ребенок замкнулся, внешне спокоен, но о себе не говорит. Вероятно, что это потом может быть признаком случившегося такого поведения. Это, конечно, уже такая «голубая мечта», чтобы для детей проводились мероприятия, где они могли бы нагрузку, вероятно, связанную со школой или, опять-таки, обильным информационным полем, в котором сегодня растут дети, иметь эмоциональную разгрузку. Тогда подобные профилактические мероприятия, вероятно, снизят необходимость детей выражаться подобным образом на животных и беззащитных существах.

И.К.: Как быть родителям? Какие вы могли бы дать им рекомендации? Наверняка, нас слушают, и кто-то является папами и мамами, слушают и думают, как бы мне так сделать, чтобы мой ребенок не докатился до такого, не мучил, например, котенка.

Ю.Л: Две главные рекомендации, которые я могла бы дать, во-первых, разговаривать просто о настроении со своими детьми, потому что школа так устроена: ЕГЭ, испытания, многочисленные перипетии, связанные с поступлением в ВУЗ. Часто родители относятся к своим детям, как к собственному успешному расширению: ты должен стать таким-то, значит много занимайся. Дети, когда приходят из школы, а многие учатся в 6-дневку, не имеют свободного времени, досуга, чтобы просто побыть такими, какие они есть. Поэтому моя рекомендация — разговаривать с детьми о них самих, о том, что им самим интересно, не с позиции их успешности и какой-то презентабельности, а все-таки о них, как о живых людях, которым не чуждо ничто человеческое. Вторая рекомендация, помимо умственных занятий для развития собственного интеллекта, физические упражнения: природа, свежий воздух, какие-то мероприятия, связанные с соревнованиями. Все это благотворно сказывается на здоровье и снижает риск возникновения такого агрессивного поведения.

И.К.: Разговаривать с детьми и больше ходить с ними в походы? Ю.Л: Пожалуй, что так.

И.К.: Юлия, огромное вам спасибо, что у вас получилось пообщаться с нами в прямом эфире и дать такой профессиональный с точки зрения психолога комментарий и рекомендации папам и мамам. Спасибо большое.

Ю.Л: Спасибо. До свидания. И.К.: Уважаемые радиослушатели, я еще раз на помню, что на прямой связи со студией была Юлия Лёзова — практикующий психолог. Занимайтесь своими детьми, ходите в походы, разговаривайте, интересуйтесь их жизнью, интересуйтесь их учебой, их интересами, слушайте ту музыку, которую они слушают, если даже она вам не по вкусу, и вы пытаетесь навязать им свой какой-то старомодный дедовский стиль музыки. Возвращаемся к тому, что сказала Юлия. Анастасия, получается, у нас две девочки. У одной, скажем так, неблагополучная семья, потому что там нет папы, а мама — нестабильный социальный элемент, а у другой вполне хорошая полная семья, где папа, наверняка, занимает хорошую должность, имеет хорошее звание, есть брат, младшая сестра. Я даже не знаю, как тут добавить комментарий. Получается, что в данной ситуации может «бомбануть», где угодно, если ребенком не заниматься.

Если Вы обеспокоены поведением своего ребёнка-подростка и ищете способы гармонизировать семейную обстановку, обращайтесь за помощью. http://psyhologlezova.tilda.ws/



Мнение редакции может не совпадать с мнением автора блога.
Твердый Лол

Понравилась статья? Поделись с друзьями!

comments powered by HyperComments