Мораторий на экспорт леса: «У нас еще есть что рубить, но уже не для того, чтобы вывозить»

В интернете набирает голоса петиция с требованием ввести мораторий на вырубку и экспорт леса из России. Ее авторы утверждают, что гектары ценнейших пород дерева отправляются в Китай, а российские власти при этом озабочены лишь сиюминутной выгодой. Озабоченность общественников вызывает и тот факт, что от бесконтрольной вырубки леса мелеет озеро Байкал. Подробности в эфире радио СОЛЬ рассказал главный координатор кампании по введению моратория на вырубку леса Станислав Захаров.

Станислав Захаров — главный координатор кампании по введению моратория на вырубку леса (Забайкальский край)

В июле этого года мы встречались на Байкале с представителями общественности Бурятии, Иркутской области. Мы разговаривали с ними о том, чтобы начать кампанию по введению моратория на экспорт леса в Китай, вообще на экспорт древесины за пределы Байкальского региона. В первую очередь, потому что это влияет очень сильно на экологию и на экосистему озера Байкал. Если раньше проходил ливень двухчасовой и у нас реки оставались на неизменном уровне, то сейчас пройдет какой-то дождик — сразу реки поднимаются, потому что корневой системы нет. Если раньше это все впитывалось, сегодня уже не впитывается. Реки поднимаются и буквально через 2 часа падают. Происходит пересыхание почвы, подводные реки исчезают.

Проблем очень много. В том числе, по некоторым данным, рубят лес даже в водоохранной зоне Байкала под видом санитарных вырубок. Запрещают туда доступ каким-либо СМИ, даже лесникам запрещают. Оттуда увозится хороший строевой лес, «вымоченный», как говорят. Лес, который находится во влажной зоне, имеет повышенную степень качества.

Тогда мы начали эту кампанию, начали собирать подписи. Провели несколько акций, митинги в том числе, пикеты массовые, сборы подписей у нас были многочисленные. Например, в Забайкальском крае, в котором больше всего страдает группа лесов, эта проблема СМИ не освещалась. СМИ наотрез отказались освещать данную кампанию. Тем не менее, за короткий период, буквально с августа по октябрь, нам удалось собрать около 60 тысяч подписей. Мы хотим все-таки дособирать до 100 тысяч подписей и выдвинуть проект в Госдуму. Но результаты уже есть. Мне, как общественнику, поступило письмо о том, что депутаты Законодательного Собрания готовы поставить вопрос на повестку дня и рассмотреть его — о введении моратория на экспорт леса, на экспорт в принципе древесины.

У нас уже был запрет на экспорт круглого леса. Но это никак не повлияло на ситуацию. Просто либо обрубали кору, кругляком везли точно так же, только без коры, либо просто спиливали на брус и вывозили брусом. Наша цель — запретить именно экспорт древесины с территории Байкальского региона. По нашим данным, уже более 30% леса у нас просто уничтожено на территории Байкальского региона, и он не восстанавливается. У нас еще есть что рубить, но уже не в таких количествах промышленных, чтобы вывозить на экспорт.

Когда Китай вводил мораторий на экспорт леса, они преследовали какие-то глобальные экономические цели. В свое время производство им обеспечивал запрет экспорта на редкоземельные металлы. То есть Китай стал мировым производителем бытовой техники, потому что там используются редкоземельные металлы. Почему мы не можем ввести мораторий на экспорт древесины, чтобы на территории нашего региона развить производство то же самое, только с глубокой переработкой? Если не будут экспортировать лес с территории наших регионов, рубить его можно. Хотите — рубите. Но его нужно будет перерабатывать. Первичная переработка уже не будет являться фактором для экспорта леса за пределы регионов. Соответственно, нужна будет глубокая переработка. Это производство мебели. А производство — это фактор, способствующий развитию экономики края.

Если мы сейчас не введем мораторий на экспорт леса, то рискуем повторить судьбу Карелии. Как известно, Финляндия в свое время запретила экспорт леса, точно так же, как Китай, и начала рубить в Карелии. Поначалу люди на это остро не реагировали — ну, рубят и рубят, леса у нас много. А вырубают же его точечно. Вокруг населенных пунктов его не вырубают, а уже в глубине его уничтожают просто под корень. В итоге это привело к тому, что пересохли реки, озера. Сейчас люди бьют тревогу, у них там экологическая катастрофа, а уже поздно, лес-то новый не нарастить. Та же ситуация может произойти у нас.

Мы отправили запрос в администрацию Забайкальского края о запрете вырубки леса. Нам приходил ответ, что вырубка леса сократилась, и за год объем экспорта леса составляет 24,5 тысячи кубометров леса. Это откровенное вранье, потому что 24,5 тысячи кубометров леса — это один состав. У нас в день проходит по 8−10 составов. В день! А они говорят — 24,5 тысячи кубометров в год. Если мы посчитаем экономический эффект с данного экспорта, мы увидим, что примерно около 6 миллионов рублей бюджет получает налогов. В масштабах региона эта цифра ничтожно мала. Вопрос в том, целесообразно ли вообще поставлять на экспорт лес в Китай.

Мы стараемся повлиять на ситуацию и запретить именно экспорт леса. Хотите рубить — рубите и перерабатывайте. Но развивать промышленное производство на границе, тем более силами соседнего государства, потенциального врага, по версии нашего предшественника — СССР, нецелесообразно. Даже если у нас не будут развивать промышленное производство, мы хотя бы получим Байкал, сохраним Байкал. Потому что Байкал — это же все-таки мировое достояние.

Культурная пятница

Понравилась статья? Поделись с друзьями!

comments powered by HyperComments