ITunes

Пятерка за нравственность: может ли школа научить семейным ценностям

Пятерка за нравственность: может ли школа научить семейным ценностям

В школьную программу предлагается включить курс «Нравственные основы семейной жизни», разработанный представителями РПЦ — священником из Екатеринбурга Дмитрием Моисеевым и монахиней Среднеуральского женского монастыря Ниной Крыгиной. Инициатива принадлежит «Ассоциации родительских комитетов и сообществ», члены которой обратились в Минобрнауки. В эфире радио СОЛЬ председатель ассоциации Ольга Леткова рассказала о причинах, по которым она поддерживает именно этот курс. Также мнением о «Нравственных основах» поделился сопредседатель межрегионального профсоюза работников образования «Учитель» Всеволод Луховицкий.

Ольга Леткова — председатель «Ассоциации родительских комитетов и сообществ»

Суть этого курса в том, чтобы дать ребятам информацию о семейной жизни. Целью является введение старшеклассников в традиционную систему семейных ценностей, о которых мы много говорим, но мало кто понимает и знает, что это такое. Им необходимо это, необходима подготовка к созданию крепкой, многодетной и счастливой семьи.

Помимо того, что [разработчики курса] — священник и монахиня, они еще являются кандидатами наук. Они ученые. Они знают не только педагогику, социологию и все, что необходимо в этом случае, но они еще и наделены определенным знанием о нравственности, о наших традиционных семейных ценностях. Поэтому они вложили это все в этот курс. Но я хочу подчеркнуть, что, во-первых, этот курс абсолютно светский, он не религиозный нисколько. Если вы откроете учебник, вы увидите, что там ничего нет про православие, про религию и т. д. Просто курс соответствует своему предмету «Нравственные основы семейной жизни».

И здесь не нужно никаких опасений, а то некоторые СМИ уже переживают, что вот, РПЦ за этим стоит. Ничего подобного. Ответственно заявляю, что РПЦ не в курсе нашего похода в министерство, как и сами авторы не в курсе. Мы просто давно следим за этим курсом и решили, что его надо продвигать. Есть и другие курсы, но они более сложны в преподавании. Там нужны другие специальные знания, больше психологические. А этот курс очень приспособлен как раз в силу того, что он не религиозен, не уходит в специфику какую-то психологическую, антропологическую или еще куда-то. Это именно нормальный курс для нормальной школы. Поэтому мы его и выбрали.

Допустим, ЕГЭ когда в школе внедрялось, у кого-то спрашивали? Или сейчас обязательное ЕГЭ по иностранному вводится — спрашивали у всех родителей? Даже у части не спрашивали. А когда такие курсы [предлагается ввести], почему-то сразу говорят — давайте мы каждого спросим. Давайте мы примем уже государственное решение. Мы, как ассоциация, можем гарантировать поддержку этого курса со стороны родительских комитетов и сообществ. Я думаю, этого должно быть достаточно. Если есть желание обсудить, мы не против обсудить на общественном поле. И мы уверены, что многие граждане нас поддерживают.

Как мы [внедрение курса] планировали — это будет часть урока. Какая-то часть лекции может пойти в одном классе, по возрасту. Другая часть лекции будет вставлена в какой-то предмет в другом классе. Это будут часы этого курса, которые будут читаться в рамках того или иного предмета — ОБЖ, обществознания, еще чего-то такого. Как раз этому и будет посвящена ноябрьская встреча [заседание Федерального учебно-методического объединения общего образования при Российской академии образования].

Всеволод Луховицкий — сопредседатель межрегионального профсоюза работников образования «Учитель»

Последние годы самое любимое дело самых разных политиков, общественников, чиновников — предлагать для школы все новые и новые курсы. Как будто часы безразмерны в школе, детские головы безразмерны, могут быть набиты чем угодно и как угодно. Это какая-то очень наивная вера в то, что если в школе вдруг будет какой-то еще один курс, то сразу мы решим все проблемы.

Второй момент — люди, предлагающие это, не видят разницы между обучением и воспитанием. Учебный курс — это то, что надо выучить, а потом на пятерку, на четверку, на двойку, не дай бог, ответить. Курс нравственности, какой бы то ни было, по определению не может быть учебным курсом. Потому что нравственность не оценивается пятерками, четверками и т. д. Нельзя провести контрольную работу, чтобы выяснить, насколько нравственный человек.

Вероятно, эти люди, которые предлагают этот курс, имеют в виду все-таки не совсем учебный курс. Вероятно, они имеют в виду, что школа должна как-то заниматься нравственным воспитанием. Собственно, школа всегда этим занималась. Но проблема в том, что всегда очень хочется отследить, оценить и отчитаться. Если учитель на своих уроках, что-то объясняя, что-то обсуждая, в конце концов, своим собственным поведением учит детей нравственности, то об этом очень трудно написать отчет. А вот если есть урок, есть план, есть количество пятерок и четверок, то тогда это, конечно, уже совсем другое дело.

Нам может не нравиться ураган. Но что мы можем сделать с ураганом? Нам может не нравиться то или иное явление нашей действительности. Значит, это явление надо учитывать и думать, как жить с ним. Весь мир уже пережил и так называемый кризис семьи. А сейчас, насколько мне известно, в Западной Европе как раз-таки возврат к тем самым традиционным семейным ценностям. И многодетные семьи в тех же Штатах очень даже уважаемые и обожаемые. И это говорит о том, что жизнь, рано или поздно, сама регулирует такие вещи. А любые попытки грубыми методами кого-то чему-то научить… Вот научить можно, а воспитать — я совсем не уверен, что это можно. Это может, наоборот, привести к ханжеству, к лицемерию, к тому, что дети будут говорить на уроках, что хотят семью и десять детей, а на переменах — смеяться над учителями.

Культурная пятница

Понравилась статья? Поделись с друзьями!

comments powered by HyperComments